Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 14«1234561314»
Форум » Читаем » Статьи » Пишет Эволюция (Марина Георгиевна Комиссарова)
Пишет Эволюция
СторожеяДата: Суббота, 18.04.2015, 12:16 | Сообщение # 46
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Рабы любви

Когда пишешь о том, что ресурсы предохраняют от насильственных отношений, многие возмущаются.

Пострадавшим женщинам (да и мужчинам тоже) приятнее думать, что они пострадали не потому, что у них был какой-то изъян, а потому, что им попался отморозок, лучше даже психопат, потому что психопатия, по мнению отдельных ученых, врожденная патология мозга, то есть это как бы даже не совсем человек, вроде монстра-инопланетянина. Кто же может противостоять монстру? Другой монстр, конечно. Поэтому такая версия не означает ничего, кроме доброты и человечности пострадавших.

Они были сильны как личности, но пострадали исключительно за свою доброту и человечность. Это ли не геройство?

К сожалению, такая идея очень вредна. Во-первых, она внушает беспомощность и пассивность, ведь если каждый может стать жертвой коварного монстра, независимо ни от каких принятых мер, шевелиться бесполезно. Тем более количество женщин, которые настаивают, что были сильны, но при этом пострадали, все время множится, а значит множится и количество коварных монстров. И вот уже создается ощущение, что монстры - почти все, куда ни глянь. Собственно люди в такой картине мира начинают делиться на сильных и добрых героинь и злых монстров, буквально каждой героине - по монстру. И это во-вторых. В третьих, у добрых героинь всего два пути: стать монстрами или уйти в партизаны, и оба пути - дрянь.

Тем, кому в мире монстров неуютно и чья здоровая интуиция подсказывает, что такой красивый и мудрый мир, с его архитектурой, искусством, литературой, наукой, техникой, не мог быть создан видом, весомая часть которого - монстры, могут обратиться не только к интуиции, но и к логике. А так же к знаниям о том, как формируется любовная аддикция.

Прежде всего, хочу пояснить, что добровольное пребывание в разрушительных отношениях - ничто иное как аддикция. Те, кто изумляются, почему некоторые "дуры" позволяют с собой так плохо обращаться, но "не уходят", должны представить, что партнер в случае таких отношений - наркотик в прямом, а не переносном смысле. В настоящее время аддиктология (то есть наука о зависимостях) не видит кардинальных различий между химическими и нехимическими аддикциями. Химические аддикции отличаются лишь тем, что вещество встраивается в обмен веществ само, а нехимические аддикции действуют на нейромедиаторную систему, и она вырабатывает катехоламины, которые связаны только с объектом зависимости, и не поступают без него. Точно так же как химический аддикт, отлученный от вещества, испытывает физические и психологические страдания, нехимический аддикт переживает ужас, тоску и даже физическую боль, будучи разлученным с предметом своей аддикции, или даже от мыслей об этом разлучении. Это настоящее заболевание, полностью нарушающее работу мозга.

Но при всем сходстве химическая и любовная аддикция имеют принципиальную разницу. Из-за прямого действия на рецепторы химическая аддикция развивается быстро и может быть привита насильственным путем. То есть если связанного человека пичкать наркотиками, у него разовьется аддикция. Чем сильнее была личность, тем проще будет ей преодолеть физическую аддикцию, поскольку сила личности, если кто-то не знает, это особая архитектура нейронных сетей, то есть чисто физическая характеристика, по сути иная морфология мозга, которую человек приобрел в процессе развития. Именно для того и нужна реальная деятельность, практические навыки, чтобы новые качества формировались не только умозрительно, но и чисто физически, в виде новых частей мозга.

Нехимическая аддикция развивается опосредованно, поэтому быстро она возникает только(!) при условии дефицитарности, то есть наличия больших пустот в структуре личности и в ее жизненном поле. При наличии внутриличностных опор и эффективно работающих ресурсов нехимическая аддикция не развивается никогда или требует для своего развития постепенного и планомерного вытеснения из жизни всех других интересов.

Что такое интерес? Это больше, чем просто привычка. Даже если мы представим себе привычку, например, склонность пить по утрам кофе и курить, нам может быть понятно, насколько сложно от этой привычки отказаться при всем желании. Придется сменить образ жизни и заполнить утро чем-то другим, таким же приятным, чтобы справиться с тягой. Можно попытаться обратиться к силе воле, но это будет постоянно вызывать стресс, и нужна очень высокая мотивация, например грозное предупреждение врача, чтобы этот стресс преодолевать до того момента, пока привычка, не получая подкрепления, себя изживет.

Интерес обладает по сравнению с привычкой рядом преимуществ, то есть он еще сильней. Если это не "интерес", а Интерес, он не просто вызывает компульсивное влечение, но и охватывает воображение, сознание, интеллект, то есть заставляет включаться целиком помимо воли. Кроме того, интерес воздействует на самооценку и самоидентификацию, встраивается не только в обмен веществ, но и в высший функционал психики. Поэтому от интереса человек не может и не хочет избавляться. Для примера, человека не так сложно отучить от привычки курить с помощью гипнотерапии, но очень сложно или почти невозможно избавить от сексуальной девиации или поменять ему ориентацию, даже по его желанию, поскольку это не просто физическая привычка, и затрагивает части личности. Что касается интереса к какой-то деятельности, до тех пор пока не произойдет естественной фрустрации (полного разочарования) избавить от влечения практически невозможно. Даже мощным гипнозом, не говоря уже о простых уговорах или угрозах.

То есть когда женщины рассказывают, что их жизнь была полна увлечений и интересов, но все это стало неважным и ненужным, когда появились отношения, они принимают за увлечения и интересы что-то другое. Скорее всего, в их жизни были какие-то занятия, однако они не захватывали их мозг, не имели насыщенного химического подкрепления, то есть не сопровождались состояниями счастья, обретения себя и полноты бытия, и поэтому любовь, дав им большее удовольствие, тут же получила эмоциональный (и химический) приоритет. И только поэтому (!) стала захватывать поле жизни.

Более реалистично выглядит схема постепенного вытеснения интересов. Если человек по какой-то причине не может заниматься тем, что он любит, его склонность способна ослабеть. Стоит создать обстоятельства, в которых не будет места прошлой увлеченности, ее место может занять другая привязанность. Однако, это происходит лишь в том случае, если старая склонность не была сильной, а переживания радости от деятельности были невнятны. Например, героин способен настолько запечатлеться в мозгу, что очень мало какое приятное переживание сможет с ним сравниться. Именно поэтому считается (точнее считалось), что бывших наркоманов не бывает. Сейчас известно, что страстная любовь обладает таким же потенциалом. Не меньшей силой обладает и экстаз творчества или единодушия (например, братство на войне, или слияние во время революции) или родительская любовь. То есть ощущения невиданной силы личность может получить из разных сфер, имеет значение лишь уровень вовлеченности (слияния). Поэтому если человек действительно был вовлечен в какие-то дела, а не просто ему так казалось, он никогда не забудет свое счастье и всегда будет тянуться к этому, будь он в разлуке с этим даже года. И нейронные сети в мозгу, связанные с этим делом, всегда будут предохранять его от полного погружения в какую-то иную аддикцию. Достаточно иметь всего несколько относительно доступных сфер, доставляющих или даже доставлявших когда-то сильное удовольствие, никакая аддикция принципиально невозможна.

То есть версия, что женщины-героини-жертвы были полны, жизнелюбивы и активны, а потом появился психопат и быстро загипнотизировал их настолько, что они дали себя разрушить, не выдерживает критики. При всей внешней активности такие женщины были достаточно безучастны в жизни и в их личности было много пустот, так называемой "тоски по раю" - голода рецепторов. Этим я нисколько не хочу умалить возможности таких женщин, и даже наоборот. Личностный потенциал у таких женщин может быть огромен. Если им удалось с такой мощью вовлечься в любовную аддикцию, скорее всего у них довольно высокие резервы энергетической отдачи. Например, они способны заниматься творчеством с той же самой силой. Люди поверхностные, скупые, вечно скучающие, перманентно фрустрированные имеют куда меньше потенциала вовлечения (если только их фрустрация - не следствие травмы аддикции). Конечно, и людей, склонных к фрустрации, можно изменить, развить, и они тоже будут способны к полноте переживаний разных сторон жизни. Однако, люди склонные к аддикциям, уже обладают "страстностью". Важно лишь то, чем и как наполнится поле их жизни, что будет вызывать страсть.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 19.04.2015, 11:00 | Сообщение # 47
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Обида на родителей

Многим женщинам известно, что если мужчина ругает бывшую жену или подругу, от такого мужчины стоит держаться подальше.

Еще больше это касается родителей. Вам встретился человек, который ругает свою мать? Будьте с ним осторожны. И если это не он, а она, тоже. Ничего хорошего вас с такой подругой и тем более с женой не ждет.

Но очень многие люди, хоть и слышали, не понимают этого правила. Некоторые женщины даже радуются, слыша, как мужчина ругает свою бывшую. Как хорошо, что та была дура, уродина и стерва, значит он сможет оценить такое ясное солнышко как она. Значит он не будет сравнивать ее в пользу бывшей, значит никогда не вернется обратно и вообще будет ее беречь. Как бы не так. Все эпитеты, которыми человек награждает бывшую, очень скоро будут отнесены к новой. И это не народная примета, а закон, о котором ниже я расскажу.

Так же ошибаются мужчины, которые думают, что если их будущая невеста ненавидит родителей, это почти - сирота, а фольклор шутит, что на сироте и надо жениться, если не хочешь ссориться с тещей. Сирота - это та, кому не о кого опереться, и поэтому, как считает циничный фольклор, будет благодарна (что совсем необязательно). Ненавистница родителей - нечто совсем другое. Это не та, которой не о кого опереться, это та, которая ненавидит тех, кто не может или не хочет быть ей подходящей опорой. Представьте себе, что ждет ее мужа?

Почему это простое правило так хорошо работает? Мало какие упрощения работают так же хорошо.

Это происходит от того, что базовая конструкция человеческой личности "Я и Другой" и как бы разнообразны ни были все "другие", у них всегда есть сходство и отношение к ним "Я" всегда имеет общую тенденцию. Не бывает так, чтобы человек, ненавидящий кого-то (тем более близкого человека: родителя или того, кто был его женой) мог бы относиться к другим с уважением. Со страстью - это пожалуйста. Страсть питается тем же самым аффектом, что и ненависть (это не значит, что страсть - плохо, просто к уважению отношения не имеет), даже химически подобна. Пока такой человек считает вас частью своего Я, он может относиться к вам горячо, с любовью или страстью, но как только он заметит, что вы не готовы подчиняться его интересам, вы обнаружите ненависть, причем ненависть тем больше, чем сильней была "любовь".

У людей, которые ненавидят близких, совершенно однозначно не работает функция уважения, не сформирована эта мышца, поскольку уважение - это способность разделить границы, признать другого человека отдельным существом и при этом сохранить к нему благожелательность. Умеющий уважать человек никого не ненавидит, не испытывает обиды, зависти, болезненных эмоций, потому что все эти негативные эмоции требуют высоких энергозатрат. Если человек умеет отделять свои границы, он может обходиться без продолжительных негативных эмоций. А вот если не умеет, ему не остается ничего иного, как беситься и ненавидеть. Такой человек знает лишь два состояния: Он=Я и тогда страстно любит, "отдает себя" или пытается собой поглотить, слиться, и Он=Другой, то есть враг, опасное существо, в лучшем случае требующее настороженности, но если это враждебное существо рядом (было супругой, являлось родителем) оно опасней вдвойне и его лучше было бы уничтожить. Вот почему с людьми, которые испытывают ненависть и болезненную обиду к своим бывшим женам или родителям, лучше держаться на расстоянии вытянутой руки, особенно не сближаясь. Пока вы - чужой, они относятся к вам настороженно, но почти равнодушно, могут даже имитировать любезность, но как только вы станете близким, вы можете быть только в двух ипостасях: "половина" или "предатель". Других нет.

Еще раз. На чем основано уважение и благожелательное отношение к людям? На двух вещах. Во-первых, Я умеет разделять границы, то есть признает, что второй человек ему никак не подчиняется, не попадает под его контроль, находится сам по себе, имеет отдельную волю и взгляд на мир. Во-вторых, такого отдельного человека Я не боится, не презирает, не видит в нем врага, может относиться благожелательно и не ждать нападения, смотреть со стороны и радоваться его отдельному бытию. Люди, не умеющие уважать других, не способны относиться к чужому как к потенциальному другу. Друг для них - это тот, кто входит в близкий круг Я, является частью их самих. Все остальные - враги. То есть для такого человека существует только хорошее Я, и плохое Не-Я. Само собой разумеется, некто, кто входил в круг Я (родитель, жена) а потом из него вышел, стал самым главным врагом, ведь он унес с собой очень много личного, то есть перед ним человек особенно уязвим и открыт. Он буквально ограбил Я и разорил.

Возможно ли навсегда остаться в круге Я такого человека? То есть никогда не стать предателем, врагом, всегда пользоваться его любовью? Теоретически это возможно, но требует особого поведения. Чтобы человек, любовь которого связана с присвоением, "любил" вас всегда, вы никогда не должны противопоставлять свое Я его Я, никогда не должны создавать конфликт. Вы должны соответствовать его ожиданиям, а ожидания такого человека очень противоречивы и почти всегда деспотичны. Из-за того, что его личность не дозрела (а система "Я-Враги" - инфантильная конструкция, во взрослой конструкции обязательно появляется поле субъект-субъектных отношений, "взрослый-взрослый", поле благожелательного уважения) такой человек имеет очень много невротических комплексов, сложных аффектов, фобий и диссонансов, и это все будет изливаться на "половинку". Чтобы оставаться половинкой и никогда не вызвать ненависти и паники (караул, я пригрел змею на груди!) ей придется быть бездонной бочкой любви, и в эту бочку капризный деспот время от времени будет плевать, чтобы убедиться в том, что это именно его бочка, и не чужая (если чужая ее нужно уничтожить). Будет ли бочка получать благодарность? Конечно нет. Чтобы благодарить кого-то за любовь, человек должен уметь разделять границы и чувствовать, что другой - сам по себе, отдельно, и его любовь - акт доброй воли, дар. Если же вы - его собственность, ваша любовь принадлежит ему и так. И отказывая в любви, вы отбираете его вещь. Поэтому никакой благодарности вы не получите никогда, придется довольствоваться счастьем быть с ним единым целым.

Все вышеперечисленное понятно многим, когда речь идет о деспотизме в браке и отсутствии уважения к супругу, но мало понятно, когда речь идет о родителях. Разве родители не обязаны быть добрыми симбионтами и вскармливать ребенка собой, в физическом и эмоциональном смыслах? Обязаны, конечно. Однако, это касается не личности ребенка, а его тела. Конечно, личность не отделима от тела, однако она формируется в теле постепенно по мере взросления, и вот именно к личности ребенка родители должны стараться относиться уважительно. Само собой, у большинства родителей это получается не очень, но это не должно мешать выросшему ребенку относиться к ним с уважением. Понимаете эту формулу? Родители могут быть инфантильны, считать ребенка своей частью, обожать его страстно или так же страстно ненавидеть за предательство (как все инфантилы), а ребенок при этом может быть взрослым человеком и относиться к своим родителям уважительно, то есть видеть в них отдельных людей и смотреть на них благожелательно. Благожелательно - не значит подчиняться им и выполнять их капризы. Наоборот, невозможно относиться уважительно и благожелательно и при этом чувствовать себя безвольной вещью. Это прямо противоположные процессы. Уважительно и благожелательно - это значит желать людям блага и понимать их суверенность, их отдельность. И вот эта способность не зависит от того, как относятся родители. Она вообще не зависит от того, как к вам относятся. Она зависит только от вашего уровня взросления и способности чувствовать свою собственную субъектность.

Полноценное ощущение себя субъектом предполагает, что других людей человек тоже видит субъектами. Одно без другого не бывает. Это не правда, что человек может считать субъектом себя, а других людей объектами. Так не бывает. Человек, считающий других своими частями и инструментами, не вполне осознает свою субъектность, не чувствует границ, не понимает, где он заканчивается, где начинается, где его поле контроля, где его Я. Такой человек может быть эгоцентриком и чаще всего бывает, однако эгоцентризм и субъектность - не только неравнозначные, но и несовместимые понятия. Эгоцентрик считает весь мир собой, человек с осознанной субъектностью осознает границы между собой и миром. Если границы вдруг осознает эгоцентрик, он будет вынужден либо перестать быть эгоцентриком и начать обмен с этим миром, либо задохнется и умрет в заточении своих границ, перестав использовать мир как покорное тело кормящей матери. Простой пример - чужой холодильник. Пока человек считает холодильник своим, он спокойно берет из него еду и не парится, но если он осознает, что холодильник чужой в полном смысле слова, он будет вынужден либо голодать, либо начать предлагать хозяину холодильника что-то в обмен. Именно поэтому эгоцентриков с границами субъектности не бывает. Одно исключает другое.

Что такого опасного в людях, обиженных на своих родителей? А вдруг их родители - действительно жестокие эгоисты? Конечно, это может быть и нередко бывает. Однако, никакое поведение родителей не может приводить к перманентной обиде на них (ситуативная эмоция может быть, постоянное чувство нет) и тем более к ненависти к ним, если человек действительно разделяет с ними границы и не считает, что родители - его часть. Если он понимает, что они - другие люди, не он, не его слуги, не его органы тела, не плацента, которая должна вскармливать его, он может анализировать их неправильные поступки, но негативного аффекта не испытывать. Этот момент очень сложно понять тем, кто не имеет практики разделения границ, но он очевиден всем тем, кто уже осознает свою субъектность хотя бы в какой-то мере.

Может ли человек не разделять своих границ с родителями, ненавидеть их и обижаться на них, но при этом уметь разделять границы в общении с другими, то есть уважать других и относиться к ним благожелательно? Нет, это невозможно. Способность разделения границ - общий навык. Как человек умеющий говорить, не теряет эту способность, так и человек умеющий разделять границы, делает это с любыми людьми. Уметь разделять - это не значит держаться на дистанции. Наоборот. Это значит достигать любой степени близости, даже полного слияния в какие-то моменты, но в случае негативного и нежелательного контакта, быстро и спокойно разделять эти границы. Почему такие люди никогда не переживают ненависти и сильной обиды? Такие эмоции очень энергоемки, разрушительны, стрессогенны. Организм избавился бы от этих эмоций, сам, безо всякого ведома человека, если бы в его личности был инструмент для этого. Но если личность находится на такой стадии взросления, что пока умеет только сливаться и ненавидеть, организм идет на ненависть, если слияние опасно. То есть обнаружив от близкого вред, мозг начинает его ненавидеть, чтобы не допустить дальнейшего слияния и использования. Обратите внимание, ненавидящие люди (кого бы они ни ненавидели) всегда говорят, что ненависть - единственное средство защиты. Будь у них средство защиты лучше, они бы не повергали себя в стресс ненависти.

Лучшее средство защиты - субъектность и разделение границ. После этого возможно благожелательное отношение. Это самое энергетически комфортное, экономное и продуктивное состояние. Научившись в этом состоянии жить, личность никогда не поменяет его на другое, как редкий человек поменяет свое комфортное, большое, с хорошей вентиляцией и светом, жилище на маленькую душную и сырую нору.

Именно поэтому, если вы слышите от человека проклятия в сторону кого-то (и это не временный аффект от переутомления или конфликта, а стабильное мировосприятие) и особенно в сторону его близких людей (бывших и тем более настоящих, то есть родителей и детей) можете быть уверены, что вы имеете дело с человеком, у которого пока не развиты границы субъектности. Такой человек имеет возможность развиться и стать взрослой личностью, но пока он ею не стал, сохраняйте в общении с ним определенную осторожность, как если бы вы имели дело с человеком, на которого нельзя полагаться, который в любой момент может увидеть в вас лютого врага или свою личную собственность.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 25.04.2015, 13:56 | Сообщение # 48
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Защита от вербовки

О вербовке, «промывке мозгов», зомбировании, вовлечении в деструктивные культы и террористические организации к настоящему времени написано довольно много интересных книг.

Основные методы хорошо известны, но охотно пересказываются все новыми и новыми авторами, в попытках обнаружить какие-то новые моменты, знание которых могло бы оказать защиту, по принципу: «предупрежден значит вооружен». Однако, тот факт, что лучшие вербовщики чаще всего сами являются жертвами вербовки, говорит о том, что никакое знание методов от вербовки не защищает.

Недавно мне рассказали о полковнике ФСБ, который курировал языческую секту, а потом вдруг ушел из семьи, объявив удивленной жене, что он – волк и уходит служить богине волков, поскольку устал всю жизнь быть только собакой. И нет, это не была отмазка загулявшего мужа, он и сам искренне поверил, что является волком, ощутил свою волчью сущность и обрел новый смысл. То есть этот пожилой человек, профессиональный вербовщик, проходивший обучение еще в КГБ, и сам завербовался по самое не хочу и даже, говорят, подарил своей богине половину супружеской собственности, за которую теперь сражаются в судах его взрослые дети. Правдива эта история или не совсем, в литературе о деструктивных культах есть очень много ей подобных, поэтому не суть. Суть в том, что знание методов вербовки и даже умение вербовать не помогают избежать чужой вербовки. А что же помогает?

Многие, наверное, читали, как изготавливают зомби колдуны вуду. Человека нужно опоить специальным ядом, от которого он погрузится в наркотический сон, похожий на кому, закопать в могилу, а через несколько суток раскопать. «Воскресший» ничего не помнит, а выкопавшего его колдуна начинает считать своим хозяином и полностью подчиняется ему. Само собой, интеллектуальные способности такого зомби разрушены как и память, зато его можно использовать в качестве силы, заставляя, например, убивать. Это не страшилка, а довольно хорошо изученный феномен. Однако, важно заметить, что зомби колдуны вуду изготавливали из пленных врагов. Это врагу было актуально стереть память, чтобы быстро сделать преданным слугой. Члены собственного племени беспрекословно подчинялись колдунам и безо всякого яда.

Вунд, Джеймс, Лебуа, Фрейд все приводят данные об исследовании примитивных племен, в которых шаману или вождю, наделенному сакральной властью, было достаточно произнести особое слово, означавшее смертный приговор, чтобы провинившийся упал замертво. Активно исследовавшие этот феномен в начале 20-го века ученые приходили к выводу, что психика примитивного человека обладает особым видом тождества, семантическим и психофизиологическим единством, с тем, кого этот человек наделяет высшей властью. Этот же феномен становился причиной того, что шаман мог и лечить, тонизируя иммунную систему человека одним лишь заклинанием. Современные люди не обладают такой степенью веры. Это делает их куда менее послушными воле формальных лидеров. Однако, современные люди все еще слабы по отношению к некоторым идеям. По сравнению с разумом дикаря разум современного человека весьма критичен, однако степень этой критичности напрямую зависит от уровня развития личностной автономии.

Что такое личностная автономия?

Были два прекрасных ученых (и есть, конечно, поскольку их труды можно читать) оба рожденные в Российской империи и вынужденные бежать от революции в начале 20-го века в Америку (не могу не остановиться на этом факте). Это Питирим Сорокин (отец социологии) и Альфред Коржибски (отец семантики). Кроме всего важного и значительного, что описал Питирим Сорокин, ему принадлежит представление о личности как о гетерономном образовании, составленном из отдельных социальных влияний. Пока сохраняется конкуренция влияний («системный плюрализм» по выражению Гордона Олпорта, известного психолога, близкого друга Питирима Сорокина) личность сохраняет критичность и устойчивость. Как только одно из влияний становится приоритетным, личность теряет критичность и устойчивость. Альфред Коржибски писал, что науке о человеке очень важно избавиться от инфантилизма и перейти на взрослое мышление, которое заключается в способности понимать условность и ограниченность любого восприятия. «Карта не равна территории» (это знаменитое выражение принадлежит его авторству). Инфантильное сознание, с точки зрения Коржибски, основано на том, что оно подчиняется какой-то одной концепции так, как если бы эта концепция была его родителем. Легко увидеть в описаниях неустойчивой и инфантильной личности Коржибски и Сорокиным не только примитивного человека, слепо следующего слову шамана, но и любого последователя какой-то идеи, ненавидящего идейных врагов.

Но можно ли из зависимой и инфантильной личности сделать взрослую и автономную путем расшатывания ее авторитетов и отнятием у нее инфантильных опор?

К сожалению, борьба с деструктивными сектами очень часто приводит к появлению других деструктивных сект. Всем известна репутация Рона Хаббарда, который, кстати, считал себя последователем Коржибски. Он пытался распрограммировать людей с помощью различных технологий, освободив их от традиционных стереотипов. В результате появилась на свет новая мощная секта с фанатами по всему земному шару. Так же печально известна судьба Тимоти Лири, который пытался освобождать людей от установленных им в раннем детстве и позже программ (импринтов и кондиций) с помощью ЛСД (как и Гроф). Теоретические работы Тимоти Лири по нейрологии чрезвычайно интересны, как и некоторые статьи Хаббарда, однако результаты их практической деятельности пугают. Человек, лишенный опор с помощью выбивания из-под ног табуретки или разбирания пола под его ногами, не приобретает устойчивости и тем более не начинает летать, а либо хватается за ближайшую опору, такую же инфантильную или хуже, либо падает в яму депрессии. После того, как была открыта групповая динамика, в частности Курт Левин описал законы воздействия группового поля на личность, «практиками» были набиты многочисленные шишки, доказавшие, что «перепрограммировать» личность словами, техниками и веществами невозможно (!). Зато очень легко ее разрушить, отняв привычные ориентиры и опоры, и погрузив в неадекватное состояние. Поэтому пытаться ломать чужие святыни - бессмысленное и опасное занятие.

Психотерапевтам хорошо известно, что «освобождение» человека от зависимости на терапии чаще всего превращается в перенос, выход из которого чрезвычайно труден и очень часто дает регресс к зависимости, той же самой или другой. То есть пациент всего лишь превращает терапевта в новую опору и либо «подсаживается» на терапию как на иглу, либо стремится к неформальным близким отношениям, испытывая боль и ярость в случае отказа. Эффективна терапия лишь в том случае, когда она сопровождается обретением в реальной жизни реальных опор.

Сделать из внушаемой, слабой и инфантильной личности личность сильную, взрослую, обладающую критическим и самостоятельным мышлением могут только личностные опоры. Те самые внутренние ресурсы: навыки, способности, знания, умения, развитые полезные привычки, все то, что делает человека защищенным, устойчивым и уважаемым в социуме (референтной группой), и одновременно достаточно независимым от этого социума (чтобы не подчиняться ему слепо и сохранять критичность по отношению ко всем его влияниям).

Некоторые не понимают, что достаточную независимость от социума дает не безразличие к социуму, не сепарация от него, а эксклюзивная полезность ему и как следствие его уважение. Так как полная независимость от социума не может быть достигнута, если человек не готов к изоляции, одиночеству и бездействию, необходимо, чтобы социум зависел от этого человека так же, как человек от социума. Это бывает при индивидуальной полезности для социума и только в этом случае (к сожалению, примитивный человек не может быть индивидуально ценен, он почти всегда заменим, в этом суть индивидуальности). Ощущая свою ценность для других, человек обретает устойчивость, чувствуя уважение, формирует самоуважение, и таким образом его личность развивает стержень. Обо всем этом я буду писать подробно, как это происходит, кроме общих слов. Сформированный стержень сам выполняет функцию объединяющей опоры (эго-интеграции) и уже не нуждается в постоянной подпитке одобрением со стороны, начинает автономное существование. Личность становится взрослой, когда ее сознание больше не зависит как ребенок ни от какого отдельного человека или группы, она может сама выбирать.

Возвращаясь к теме вербовки, важно заметить, что только обретение личностью взрослой автономии (которая строится на уверенности в себе, а уверенность – на реальных достижениях в обществе людей) может стать защитой от любой вербовки и заражения чужим аффектом (хоть ненавистью, хоть страстью к чему-то).

Инфантильная личность ощущает себя либо встроенной в какую-то группу (иногда мало осознавая это), либо незащищенной. Основные признаки зрелой личности – она имеет ясные цели в жизни и мотивацию для активной деятельности, но контролирует то и другое сама, что значит – она может лишиться любой из своих групповых идентичностей, но все-таки останется собой и быстро восстановит целостность. То есть такой человек может утратить любую из своих социальных ролей и все равно останется целеустремленным, активным, мотивированным и уверенным в себе.

Конечно, эта формула является слишком упрощенной, чтобы быть тестом. Она - всего лишь повод поразмышлять.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 03.05.2015, 10:53 | Сообщение # 49
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Примеры защиты

Люди просят практических советов, как защищать себя от манипуляторов и вербовщиков разных мастей, если ты пока не такая уж автономная личность.

Но сначала хочу рассказать еще кое-что об автономии. Она формируется постепенно и на каждом этапе дает личности все больше и больше защиты. Давайте посмотрим на конкретных примерах, как это происходит.

Возьмем пару, Машу и Васю, или нет, пусть будет международное - Гертруда и Вадим. Вадим чувствует свою беззащитность на работе: кризис, компания трещит по швам, начальство его не уважает, на рынке труда такие как он не нужны, в общем, его профессиональная самооценка где-то в районе плинтуса, ну и деться некуда, нужно кормить семью и выплачивать кредиты. В личных отношениях – другая картина, Вадим от Гертруды почти независим, то есть кормить семью пока согласен, хоть и размышляет на предмет сокращения этого прокорма, а вот жить с женой уже не хочет, минусы совместного проживания давно перевесили плюсы, альтернатива вернуться к матери кажется очень заманчивой, во-первых, никто не будет выносить мозг, когда он после работы депрессирует с пивом на диване, во-вторых, есть на примете пара девочек, согласных встречаться, а жена в этом смысле давно надоела.

У Гертруды работы нет, но есть ребенок и зависимость от Вадима. В отличие от него, перспектива остаться одной пугает ее не меньше, чем Вадима - перспектива остаться без работы. Она настолько же низко оценивает свои шансы найти другого мужа, как и Вадим – свои шансы найти другую работу, то есть нелегко и будет в сто раз хуже. При этом от мысли оказаться брошенной с ребенком, ожидающей алименты и переживающей крах самооценки (во главе которой оценка Вадима), ее прошибает холодный пот. Почти такой же, как Вадима от мысли, что начальство объявит ему – свободен. Это и унижение, и будущая беззащитность, и кредитные долги, и крушение иллюзий своей значимости. При этом Вадим нужен своему начальству точно так же, как жена нужна Вадиму, то есть – со скрипом. И давайте, для равновесия рассмотрим еще мать Гертруды, которая зависит от нее так же, как Гертруда от Вадима, а Вадим – от работы.

Мать посвятила Гертруде всю жизнь, замуж второй раз не вышла, во всем себе отказывала, вырастила дочку так, как мечтала видеть себя, назвала Гертрудой как принцессу. И сейчас матери думать не о чем, кроме как о дочке, говорить с товарками не о чем, кроме как о ней, заниматься нечем, как только Гертрудой и внуком. Ну а Гертруда относится к матери примерно так же как Вадим к ней, а начальство Вадима к нему. Она ее терпит, но как Вадим хотел бы, чтобы жена стала незаметной и перестала долбать по мозгам вечерами, так и Гертруда хотела бы, чтобы мама ее только одобряла и поменьше «лезла» в ее дела, в ее отношения с мужем, в ее воспитание сына. Мать же почему-то хочет быть бессловесной няней так же мало, как Гертруда согласна быть бессловесной домработницей Вадима. Она все время тянет одеяло на себя, пытается что-то навязывать, а помогает очень мало и всегда не так, как хочет Гертруда. В общем, начальство тоже считает, что Вадим – так себе работник и вносит в коллектив конфликты.

Все три героя этой истории – готовые жертвы манипуляторов, которые предложат им нечто, что создаст иллюзию бегства от проблем. Вадим может оказаться в какой-нибудь партии, которая объяснит ему, что в его беде виновата власть, и в одиночку он эту беду не преодолеет. Либо, наоборот, партия расскажет, что он унижен и забит, потому что виноваты пиндосы буржуины. Либо это будет не партия, а тренинг личностного роста, где Вадиму расскажут, что ему нужно прокачать самооценку, прямо на тренинге и прокачать, вдали от работы. В общем, все равно, что предложат Вадиму, главное, чтобы поддержка группы закрыла его собственную дыру, и он бы почувствовал себя более устойчиво. Ощутив это состояние, он придумает множество доводов в пользу идеологии этой группы, столько доводов, насколько хватит его интеллекта. И далее он будет все время думать о своей группе, и на работе, и дома на диване, потому что эти мысли будут его утешать и энергетически немного подкармливать. И время свободное он будет проводить во взаимодействии с этой группой, потому что это защищает его от стресса. Жена и ее мать будут считать, что Вадиму промыли мозги коварные манипуляторы, хитроумно взломав гипнозом его энергетические защиты.

Точно так же как Вадим жертвой коварных людей может оказаться и Гертруда, и ее мать, ведь в их жизни тоже есть страх и чувство беспомощности, они тоже нуждаются в поддержке. Но почему это будут именно коварные люди? Потому что необходимо определенное коварство, то есть мотивы собственной выгоды, чтобы один человек стал активно окучивать другого и оказывать ему «безвозмездную» поддержку. Хотя чаще всего такая выгода осознается как «желание добра». Большинство сектантов не думают при вербовке новых членов о том, что они алчные ловцы душ. Они думают, что совершают дело, благое с двух сторон: увеличивают силу своей прекрасной и доброй организации и делают ее влиятельней, и помогают потерянным людям обрести смысл и цель. Коварство – обратная сторона такого блага, которое навязывается личности.

А теперь представим, что трое этих бедных людей, наполовину пойманные в сети мошенников (хотя в жизни вряд ли все члены семьи оказались бы в таком положении, скорее оказался бы один, а остальные его пытались бы тянуть обратно – в его депрессию, уговаривая, что там лучше) внезапно увеличили свою автономию. Не будем придумывать, что они стали вдруг сильными зрелыми личностями, нет, всего лишь слегка увеличили автономию.

Предположим, наш Вася, то есть Вадим, уже посещает партийные тусовки или собрания активистов, в реале и в сети, чувствует там свою нужность, обретает высший смысл и ясный взгляд на реальность, как ему кажется, и вдруг на работе выясняется, что срочно нужно развивать новое направление и для развития этого направления необходимы навыки, которыми владеет только Вадим. Предположим, его компания продавала элитный кофе, а теперь решила продавать еще и дешевый чай, а он как раз из чайной компании когда-то перешел, и в дешевом чае разбирается лучше всех в своей компании, то есть совмещает то и другое в одном себе. И в силу этого его не только не увольняют, но и дают повышение, и зарплату, и возможности, и работать становится куда интересней. Вы думаете, Вадим продолжит так же страстно посещать собрания своей партии и с той же болью и обидой размышлять о судьбах народа? Он останется таким же внушаемым и будет поддаваться агитации так же охотно? Совсем нет. Возросла его стрессоустойчивость и чувство самоуважения на работе (в приоритетной для него области, где у него была основная дыра стресса), снизилась потребность в групповой поддержке.

Допустим, Гертруда пристрастилась играть в онлайн игру. Там она красивая и смелая принцесса, а ее напарники любят ее и понимают и выглядят как смелые и красивые принцы. Теперь ей не так страшно потерять Вадима, она уже не погибнет, если он уйдет. Стресс прикрыт. У нее есть игра, и она все чаще экономит на хозяйственных нуждах и покупает за деньги новое оружие и платья. Само собой, надеясь отыграться и даже заработать. Гертруда совсем уже почти превратилась в зависимого геймера, только и живет ради моментов игры, как вдруг… Вдруг – это математическая условность в нашей модели. Происходит нечто, что дает ей в реальной жизни немного больше автономии. Например, появляется друг детства и оказывается, что он всегда был влюблен в Гертруду. К другу детства от мужа и отца ребенка Гертруда уходить не хочет, однако самооценка ее поднимается, и она начинает смотреть на себя другими глазами. Например, она смотрит на себя в зеркало, и видит там не поплывшую после родов тетку с дебелым лицом, а мадонну Рафаэля. Все, что она ненавидела в себе последнее время, начинает ей нравиться. Выясняется, что она хотела все время есть от стресса, связанного с недовольством своим телом. Теперь волчий аппетит прошел, она стала худеть и потянуло заниматься физкультурой. На Вадима она перестала кидаться, стала смотреть дружелюбней, как и подобает, на ее взгляд, очень красивой и востребованной у мужчин женщине, которую все любят. Вадим, заметив перемены, все чаще стал любоваться ею и думать о том, что жена у него красивая и характер норм. Узнав, что друг детства накручивает вокруг жены круги, Вадим сначала обиделся и как всегда подумал, не уйти ли к матери гордо и презрительно, но потом присмотрелся к ситуации и рассудил, что жена этого типа не любит, внимания на него не обращает, поэтому нужно наоборот не сбегать, а сблизиться с ней. И стал сближаться. Будет ли в этих условиях Гертруда такой же фанатичной геймершей или роль нарисованной принцессы ей уже как бы и незачем?

Мать Гертруды, уставшая от постоянных ссор, обвинений и упреков, что она всегда была плохой матерью и прожила бессмысленную жизнь, подалась в религиозную секту. Там ей дают ответы на все вопросы и она больше не чувствует себя зря коптящей небо, жизнь обрела подлинный смысл. Она поет какие-то мантры, участвует в собраниях, продает на улице какие-то книжки, стала носить платок. И вдруг! Молодая соседка, увидев, какую вазу она сделала из банки, восхитилась и попросила сделать еще три. А потом создала группу в соцсетях и эти авторские вазы стали нарасхват. Неожиданно для себя мать Гертруды узнала, что она талантливый дизайнер и ее нелепые поделки очень нравятся молодежи, моложе ее дочки. Она почувствовала себя не консервативной дурой, как ей внушала Гертруда, а очень актуальной и творческой. Гертруда и сама обалдела от такого успеха, пригляделась к вазам и ей стало очень стыдно, что она сама раньше не заметила, насколько поделки матери хороши. Будет ли мать посещать собрания так часто? Да, она может подумать, что успех принес ей Бог и связать изменения жизни с участием в секте, однако, находиться там, как раньше, она не сможет. У нее возникнут идеологические конфликты с теми, кто не считает ее вазы важными, кто хочет видеть в ней такую же несчастную и зависимую как раньше.

Разница между обычной жизнью и нарисованной моделью в том, что в жизни «вдруг» не бывает. Вдруг в жизни появляются только ловцы душ, сектанты, манипуляторы и вербовщики, желающие использовать потерянного человека (спасти его, да, но с пользой для себя). Но почти никогда в жизни не появляется вдруг нечто, заставляющее пробуждать в пассивном человеке активное начало (разве что информация, которую человек должен сам найти, принять и усвоить). Все внешние побуждения появляются, когда человек уже и сам активен. То есть Вадим, нырнувший в активизм, быстрее потеряет работу, поскольку будет уделять ей еще меньше внимания, чем раньше, а так как работал он плохо и начальству не нравился, снижение его внимания приведет к решению его уволить. Точно так же Гертруда, став геймершей, вызовет только большее презрение мужа, а мать, став сектанткой, лишь большую ненависть дочери. Новое полезное из ниоткуда и как раз то, что уже подходит человеку такому, как он есть, без изменений, обычно не берется. Зато человек сам может подумать, чему такому новому научиться, какое новое направление придумать, как себя перестроить, чтобы появилось нечто значимое и выросла его актуальность. Понятно, что для этого тоже нужна энергия, и ее нужно искать.

Во всех описанных "вдруг" автономия личности не стала полной, ни Вадим не превратился в интегрированную личность, ни мать Гертруды, ни тем более Гертруда, они просто получили небольшую внутреннюю опору, сделав ее из удачно подключенной внешней. То есть новое направление на работе – внешний ресурс, а интерес и выросшая профессиональная самооценка Вадима – внутренний. Любовь друга детства – внешний ресурс, а осознание Гертруды, что она красивая и полный контакт со своей телесностью – внутренний. Желание соседки купить три вазы – внешний ресурс, а понимание матери Гертруды, что она может и хочет делать сотни разных ваз, и эти вазы хороши – внутренний ресурс. Можно было бы поменять всех участников местами, то есть Вадим получил бы любовь подруги детства, Гертруда – предложение делать вазы, мать – новую работу, и это тоже могло бы сработать в какой-то мере, но меньше, поскольку лучше всего и быстрее всего работает ресурс, закрывающий дыру в приоритетной сфере. Я описала традиционные дырки для типичной семьи. Однако, это не значит, что мужчина не может страдать от краха семейной жизни, а женщина от фрустрации на работе. Еще как могут. И точно так же могут быть уязвимы для тотального влияния со стороны.

В описанной мною сказке сказочным является лишь вторжение добрых сил. Добрые силы никуда никогда не вторгаются, они притягиваются самим человеком, активно, в собственную жизнь. То есть Гертруда и без появления друга детства могла бы начать заниматься своим телом, раз недовольство им доставляло ей стресс. Вадим мог бы начать обучение чему-то, связанному с работой. Мать Гертруды искать для себя каких-то творческих занятий, чтобы наполнить свою опустевшую после отделения Гертруды жизнь. Но человеку с дырой стресса (см. Энергетическая яма, о которой мне многие пишут и просят продолжения) очень сложно начать что-то новое. Он все время теряет энергию и поэтому часто катится вниз. Взять и полюбить ненавистное тело без активной подачи энергии извне так же сложно, как взять и заставить себя радостно учиться или творить, когда ты задавлен низкой оценкой авторитетных для тебя людей. Поэтому энергию необходимо сначала добыть в какой-то сфере, а потом вложить в проблемную. Либо по чуть-чуть наскребать везде, буквально по сусекам, как в сказке о Колобке.

Это лучший практический совет, который я могла бы дать, в качестве защиты от манипуляторов: закрыть свои дыры. Как закрывать, я буду писать и дальше. Наверное.

Как защищаться тем, кто дыры закрыть не может, я тоже попробую рассказать, ради любви к искусству манипуляций. Но смысла в этом не очень много, если честно.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 03.05.2015, 10:57 | Сообщение # 50
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Алгоритмы любви

Несчастная любовь — не карма, а закономерный итог неправильных установок. И если «закономерный итог» звучит для вас слишком рационально, а определение «неправильная установка» противоречит вашему пониманию любви, несчастная любовь — это ваша карма.

Люди делятся на тех, кто любит «потому что», и тех, кто любит «вопреки». «Вопреки» всегда несет оттенок фатальной и деспотичной страсти, которая сильнее рассудка человека, а иногда сильнее и разума, то есть нравственных принципов, и даже сильнее инстинкта самосохранения. Это в полном смысле слова безумная любовь. «Потому что» бывает романтичным и реалистичным. Романтики объясняют любовь тем, что им встретилась их мистическая половинка или некий прекрасный ангел, которого невозможно не любить. Реалисты объясняют любовь сходством интересов, взглядов на жизнь, совпадением физических потребностей и материальных условий. Из схемы очевидно, что реалисты встречают несчастную любовь в своей жизни реже всего, а если и встречают, переживают ее спокойнее.

Романтики имеют куда больше шансов оказаться несчастно влюбленными, однако, стоит им осознать, что их любовь невзаимна, страдания их идут на спад, поскольку любовь в представлении романтиков создана для счастья, и страдания могут быть лишь временными, например, от разлуки с любимым. Любовь фанатиков несчастна по определению. Если любовь не несчастна, то фанатик и любовью такую любовь не считает. Даже если любовь фанатика взаимна, она все равно несчастна, ибо в этом сам смысл любви — поглотить человека. Любовь, с точки зрения фанатиков, это некая вампирическая сущность, которая настигает и забирает по капле всю кровь. Трудно сказать, почему именно такой образ любви кажется им самым убедительным, однако, они получают наслаждение, лишь любя вопреки всему.

Отношения любой пары имеют свой алгоритм, который зависит от того, каких взглядов на любовь придерживаются партнеры: реалист каждый из них, романтик или фанатик в любви. С этой точки зрения можно назвать шесть основных алгоритмов любви и проиллюстрировать их для наглядности классическими сказками, которые, как известно, есть ни что иное как архетипы коллективного бессознательного.

Реалист + реалист (Царевич и Лягушка)

Ни о какой любви с первого взгляда речи не идет. Оба весьма насторожены и скептичны, воспринимают знакомство скорее как деловое, нежели любовное. Не всякая дружба двух реалистов перерастает в любовь, но всякая любовь двух реалистов вырастает из дружбы. Любовь зарождается, когда дружба становится близкой и к ней подключается физическое влечение. На этом этапе могут начаться и конфликты. Особенно, если у одного больше амбиций и шкура второго покажется ему слишком тесной и неподходящей для статуса его партнера. Он может попытаться начать перекраивать кандидата в целях построить с ним гармоничный брачный союз. Как правило, это заканчивается сопротивлением второго реалиста, вплоть до разрыва. Если первому удастся осознать свою неправоту и устранить причину конфликта, прогноз отношений весьма благоприятный. Со временем любовь пары становится все крепче, а взаимопонимание сильней.

Реалист + романтик (Мальвина и Пьеро)

Романтик, как правило, влюбляется в своего реалиста с первого взгляда и почти сразу начинает его воспевать в стихах и запечатлевать в портретах. Иногда романтик слепо верит, что его любовь взаимна, но чаще надеется пробудить эту взаимность, продемонстрировав силу и глубину своих чувств. Реалиста излишний романтизм партнера обычно раздражает, поскольку кажется ему чем-то фальшивым и слишком экзальтированным: инфантилизмом и попыткой подменить конкретные дела громкими словами. Слишком восторженный романтизм активизирует в реалистах цинизм. Они словно пытаются шокировать романтиков и вернуть тех в реальность. Но если романтик действительно станет реалистом, велика вероятность, что объект любви не покажется ему таким подходящим. Если же романтик не захочет возвращаться в реальность, ему придется страдать от грубости любимого или сублимировать свои страдания в творчество.

Реалист + фанатик (Принц и Русалочка)

Ситуация этих отношений похожа на предыдущий алгоритм, с той разницей что фанатик в отличие от романтика держится на некоторой дистанции от объекта любви, поскольку изначально готов терпеть муки и страдания. Он не пытается навязать себя любимому и доказать свою нужность. Он всего лишь ищет возможности принести себя в жертву и испить во всей полноте чашу смертельно прекрасного чувства. Поэтому реалист может просто напросто не замечать фанатика. Реалисту может показаться, что фанатик играет сам с собой в какую-то сложную психологическую игру, наслаждается мазохизмом и самоедством. Впрочем, если реалист человек по натуре добрый, он может попытаться пригреть фанатика и сделать своим другом. В этом случае фанатик предпримет все, чтобы оборвать дружбу и продолжить свои сладкие муки. Дружба оскорбляет фанатика больше, чем ненависть, ведь в дружбе нет страсти, а настоящая любовь должна быть замешана на крови.

Романтик + романтик (Кай и Герда)

Алгоритм любви вполне гармоничен, но срок такой любви недолог. Пасторальную картину, где две красивые влюбленные головки склонились друг к другу над клумбой с цветами, довольно быстро сменяет другая. Один из романтиков начинает замечать, что былой силы чувств в нем уже нет, бабочка порхающая в сердце умерла или заснула, потому что там сплела тугую паутину скука — главный враг любой романтической натуры. Романтик не может без любовных эмоций, он должен быть в постоянном полете. Ради продолжения полета он способен предать даже близкого друга. Дружбу романтик не презирает как фанатик, однако ценит ее куда меньше, чем романтическую любовь. Если охладевший романтик заметит вдалеке нечто величественное и прекрасное, он может без раздумий кинуться за новой любовью. А влюбленный партнер будет ждать его или искать, убеждая себя, что любимого заколдовали или похитили.

Романтик + фанатик (Кай и Снежная королева)

История любви не для слабонервных, больше напоминающая триллер, а не мелодраму. Романтик готов служить любимому, но фанатик заставляет его страдать. Фанатик делает это не в силу жестокости, а в силу собственного представления о настоящей любви. Он мучает романтика, истязает его, демонстрирует ему то холодность, то презрение, но не отпускает. Кажется, что он поставил своей целью выпить из него всю кровь. На самом деле, любой фанатик хочет противоположного. Он скучает от романтической идиллии, не чувствует силу страсти и провоцирует партнера на жестокость. Если романтик совершает реальную попытку бросить его, фанатик начинает страдать. Муки усиливает многократно его собственная вина перед любимым. Он готов умереть, лишь бы вернуть его, и в этот момент романтик верит в его любовь. Цикл повторяется вновь, до тех пор, пока романтик не ухватится за другого романтика, который вытащит его из этих кругов ада.

Фанатик + фанатик (Красавица и Чудовище)

В отличие от предыдущего алгоритма в этом триллере больше конструктивной силы. Оба понимают, чего они друг от друга хотят. Когда один мучает другого, второй наслаждается. Устав, они меняются ролями. Им кажется, что любовь так устроена, и боль — ее неотъемлемая часть. Красавица боится Чудовище, но отвращение заставляет ее испытывать острую жалость и желание искупить вину. Потом начинает страдать Чудовище от того, что страдает Красавица, пытается отпустить ее и умереть от тоски. Хотя Красавица показывает Чудовищу, что неволя для нее слаще свободы, Чудовище имитирует смерть. Красавица безутешна. Чудовище, видя муки Красавицы, безутешен вдвойне. Оба в экстазе. Прогноз неблагоприятный и благоприятный одновременно. Со стороны кажется, что эта парочка непременно уморит друг друга, но если у них найдется хоть толика реализма, они могут получать свой извращенный кайф, не заходя слишком далеко.

© Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 03.05.2015, 10:59 | Сообщение # 51
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Социальные сети и дисбаланс

Обещала рассказать, как социальные сети помогают завалить баланс и что делать, чтобы этого не случилось.

Прежде всего немного напомню, что значит баланс (хотя лучше почитать посты по тегу Дисбаланс). Баланс в отношениях – это примерно равная значимость обоих партнеров, равная зависимость друг от друга, при условии, что отношения неформальны, то есть люди друг другу небезразличны.

Честно говоря, баланс важен и нужен не только в любовных отношениях, а в любых отношениях, включая деловые. Если работодатель заинтересован в вас не меньше, чем вы в нем, ваши отношения очень гармоничны, к вашим желаниям прислушиваются, ваше мнение учитывается, вас уважают и ценят. Если вы на работе в минусе (то есть ваша зависимость от работодателя существенно больше, чем его от вас) начинаются неприятные моменты и тем больше, чем сильнее дисбаланс. При сильном дисбалансе вас попросту увольняют или начинают так притеснять и унижать, снижая зарплату и нагружая немыслимыми условиями, что вы вынуждены уйти сами.

Дисбаланс и на работе, и в любовных отношениях, и в дружеских, и вообще в любых отношениях, бывает, когда партнер (или работодатель) для вас – лучший вариант из возможных, а вы для него – нет. То есть вы не ощущаете, что можете легко найти точно такую же работу (партнера) или лучше, а он насчет вас ощущает. Во многом это чувство субъективно. То есть часто есть и объективное основание так считать (вы не так уж полезны), но бывает (и особенно часто в любви, на работе субъективности меньше) что вас попросту недооценивают, относятся предвзято и искаженно. То есть, на самом деле, вы – почти приз, а вас считают чем-то заурядным.

Такой субъективный дисбаланс (когда ваша значимость низка не по объективным причинам вашей бесполезности, некомпетентности, несоответствия, а из-за субъективного восприятия с обеих сторон) имеет две составляющие: 1)искаженное восприятие другого2)искаженная самооценка.

Если с объективно низкой значимостью хоть и трудно работать, но понятно как (улучшать имидж, образование, прокачивать другие ресурсы), субъективная значимость – для многих вещь загадочная. Про нее сложено много народных пословиц, например, «любовь зла, полюбишь и козла» или «не по хорошему мил, а по милому хорош» и так далее. То есть объективно человек может быть не очень, а субъективно очень нравится. И так же наоборот, объективно человек очень даже, а субъективно отталкивает.

Придумано много толкований этого феномена. От классических (например, теория Шопенгауэра - о силе рода) до более современных (трансакционистов - об импринте сексуального контура, или юнгианцев - об аниме-анимусе) или даже экзотических, вроде теории о феромонах или «химии любви».

На самом деле, субъективная значимость во многом, пусть и не во всем, зависит от поведения. И правильное поведение оказывает очень сильное влияние на баланс, особенно при равной объективной значимости. То есть если особенного социального, интеллектуального и физического мезальянса нет, именно правильное поведение помогает вызвать интерес и его преумножить. А неправильное поведение, наоборот, мешает заинтересоваться и оценить объективную значимость. Можно предположить, что исключительно правильное поведение позволяет даже компенсировать объективный мезальянс. Именно об этом мечтают девушки, покупающие книги типа «как выйти замуж за олигарха» и молодые мужчины, читающие руководства «как уложить в постель девятку, будучи пятеркой» («как переспать с классной девушкой, если ты чмо»).

Поведенческие стратегии лучше не переоценивать, они реально работают, когда мезальянса нет или он невелик. Не надо рассчитывать с помощью манипуляций и чар перепрыгнуть через необходимость наращивания ресурсов. Однако, поведенческие стратегии нельзя и недооценивать, поскольку при неправильном поведении человек не может понравиться даже тому, кто объективно его не стоит.

И вот об одной стороне такой стратегии я расскажу. О поведении в социальных сетях.

Социальные сети вошли в нашу жизнь сравнительно недавно и они имеют своеобразный механизм влияния на поле отношений, который многие понимают плохо.

Во-первых, они открывают слишком много личной информации и открывают ее неравномерно, в силу чего позволяют создать очень искаженный субъективный образ человека. То есть женщине может казаться, что на фотографиях она жизнерадостна, сексуальна, востребована и веселится в компании, а просматривающий ее альбомы увидит вечно пьяную, помятую тетку, все время обнимающуюся с разными невнятными типами. И пусть даже фотографии пьяной "тетки" помещаются в альбом всего лишь два раза в год, на ДР и НГ, так как этих фотографий много и они занимают 70% всего альбома, впечатление создается искаженное.

Во-вторых, они очень быстро подхватывают дисбаланс и выращивают его. (Интернет вообще все ускоряет в высоком темпе: и сближение людей, и распространение идей). То есть в реальной жизни маленький минус мог бы и не вырасти и даже вернуться опять к балансу, а если человек активно живет в социальных сетях, очень велика вероятность, что дисбаланс в его отношениях вырастет как на дрожжах.
Пока остановимся на двух этих особенностях и посмотрим, каков их механизм и как избежать их пагубного влияния.

Вот что нужно понимать. Когда люди только знакомятся, каждый из них создает образ другого, по той информации которую субъективно улавливает и достраивая собственным материалом из личного опыта, своих представлений, стереотипов, аналогий. Образ получается чувственный, зрительный, живой, просто существующий не на физическом уровне, а в образном пространстве (то что Носов называл «виртуальным» имея в виду не интернет).

Чем ближе знакомство, тем больше реальной информации поступает и образ меняется, однако поступаемая информация все равно субъективна, то есть проходит через призму интерпретаций, а главное, при сближении на поведение человека влияет тот образ, который приписывает ему партнер. В результате иногда могут происходить фантастические вещи. Красивый умный уверенный мужчина при общении с женщиной, которая ему очень нравится, но смотрит на него скептически, начинает превращаться в некрасивого недалекого и неуверенного, то есть он не только таким кажется, но и ведет себя так, становится таким в поле этих отношений (а иногда и вне этого поля тоже), то же самое может происходить и с женщиной в позиции минус, тогда как плюс начинает буквально «расцветать», набирать лоск и шарм, меняется в этом поле, а иногда и вне его, то есть даже окружающие могут заметить, что он изменился.

Причина такой «накачки» или «откачки» энергии не в каком-то мистическом вампиризме, а в том, что состояние, самочувствие, самооценка человека тесно связаны с тем информационным и эмоциональным потоком, который он получает из близкого круга (поэтому желательно не общаться с теми, кто не уважает, если это возможно). Если это одобрительный и стимулирующий поток, самооценка и энергетика его растут, если презрительный и фрустрирующий поток, его самооценка и тонус падают. Если человек очень хорошо интегрирован и автономен, это позволяет ему быть относительно независимым от этого потока, но автономию не нужно путать с изоляцией. Изолированный человек просто закрыт от этого потока и не получает энергии, живет на низких оборотах, а автономный открыт, получает много, но умеет ее фильтровать. Автономия – это мощные личностные фильтры. Но не буду пока отвлекаться от темы.

Страничка в социальной сети является доступным источником личной информации для любого человека, который заинтересовался вашей персоной (включая работодателя). Очень важно оценить информацию на своей странице максимально объективно, то есть как бы со стороны, глазами постороннего или даже недоброжелателя. Какой вы образ создаете? Нельзя путать публичную страницу с личной перепиской и, особенно, с устным личным разговором, это материал, который будет зафиксирован во времени, перекомпонован и интерпретирован в зависимости от отношения к вам. Например, если в вашей жизни когда-то был некий человек, этот факт давно – в прошлом, но фотографии, где вы запечатлены с ним в период любви и дружбы, находящиеся в вашем альбоме, – в настоящем, и дополняют ваш образ сейчас. Об этом нужно помнить, храня на своей странице фотографии и личные записи. Конечно, кое-какие альбомы можно закрыть для друзей, но имейте в виду, новый знакомый вскоре будет претендовать на статус друга и его может обидеть или насторожить факт, что многие альбомы для него закрыты. Поэтому лучше держать на своей странице лишь ту информацию, которую вы готовы о себе предоставить всем: врагам, друзьям, близким и прохожим. Это наиболее безопасно (и в ситуации нарушения баланса в отношениях тоже).

Так же имейте в виду, что ваша страница воспринимается как визитка и если вы пишете часто, но об ерунде, никто не думает, что в остальное время вы читаете умные книги и работаете на умной работе, даже если это так, создается образ, что вот эта ерунда со страницы и наполняет вашу жизнь, занимает вашу голову, это лучшее, что вы можете о себе рассказать. Конечно, это не обязательно так, и рассудком это все понимают, но таков эффект любой презентации, а страница – это именно презентация. Поэтому, если вы регулярно ведете страницу, позаботьтесь о том, чтобы создавать на ней свой объективный образ: то есть предоставлять информацию о себе в реальных долях, и если чтение похабных анекдотов не является главным делом вашей жизни, они не должны занимать 90% вашей страницы. В противном случае тот, кто вас интересует, может нарисовать образ с большими искажениями и эти искажения будут не в вашу пользу.

Теперь о том, почему так быстро растет дисбаланс, если минус активно живет в социальных сетях.

Когда человек попадает в позицию минуса (растет его эмоциональная зависимость от какого-то человека, важность оценки того человека, важность признания, в то время как его собственная значимость для того уменьшается) он практически не имеет шансов вести себя адекватно. Дисбаланс – настолько неадекватная ситуация, что человек всегда ведет себя так, что его минус растет. Лучшая тактика для человека, у которого в отношениях нарисовался минус, дистанция. Сократить контакты с плюсом, снизить инициативу, закрыться, срочно перенести внимание на другие сферы. При подобной тактике, если применить ее быстро, минус можно выправить. Сократить и снизить – не значит уйти в глухое подполье, это значит уменьшить дозу того, что есть, желательно существенно.

Что делает минус на своей страничке обычно? Если минус не оценил дисбаланс, ему может казаться, что все отлично. Свою возрастающую влюбленность он воспринимает как взаимное чувство и начинает очень активно инициировать сближение. Он вешает совместные фото, пишет романтические статусы, обращает к избраннику(це) все свои заметки. Окружающим кажется, что он поглупел и ведет себя нелепо или даже развязно, но у человека просто неадекватно сузился взгляд, любовь занимает все его поле, ведь растущий минус создает динамику захвата поля аддикцией, в данном случае – любовной.

Без участия соцсетей минус растет обычно медленней, потому что человек с маленьким минусом не бросается преследовать своего партнера, а вот на собственной страничке может писать о любви с утра до ночи. Ему кажется, что это его личная интимная территория, однако все не так просто, территория, которая просматривают другие, не является в полном смысле слова личной. Поэтому по сути такой минус просто начинает преследование, а значит дисбаланс растет. Если в начале дисбаланса плюс ощущал всего лишь легкую пресыщенность отношениями с минусом, после того, как минус обрушил на страничку много любви и совместных фоточек, плюсу начинается казаться, что его душат и к нему липнут, и он начинает стремиться из отношений вон.

Если минус сообразил, что попал в дисбаланс и трезво оценивает тот факт, что плюс к нему не стремится с той же силой, он может выбрать другую тактику, часто не менее вредную. Например, минус может начать имитировать бурную жизнь и свою востребованность у других, а так же намекать, через статусы и перепосты стихов, что птица он свободная и навязываться не будет. Как правило, это выглядит настолько натужно и даже истерично (запомните, минус не может вести себя адекватно, единственное что он кое-как может – снизить активность, а остаться активным и адекватным нет, минус=неадекват, искаженное состояние сознания) что вызывает у плюса отвращение. Плюс может поспешить расстаться, и тогда минус может вообразить, что это ревность, а значит страсть, и начнет преследовать плюса, чем завалит дисбаланс еще больше.

Таким образом, единственное, что может сделать минус, это снизить активность в социальных сетях до того момента, пока дисбаланс не поправится, либо перейти на совершенно нейтральные темы. Однако, второй вариант не так хорош, поскольку минусу будет все время казаться, что он пишет о посторонних вещах и тем самым дает понять плюсу свое безразличие, да и плюс может считать именно так. То есть переживания минуса будут расти, дистанция плюса может расти тоже, а значит дисбаланс опять увеличится. Лучше всего работает именно сокращение активности. Если соцсети связаны с работой, можно продолжать рабочую тему, а личную существенно сократить. Только информационный вакуум (когда плюс не знает, что происходит с минусом, информации – ноль) способен исправить дисбаланс и вернуть интерес плюса (особенно если дисбаланс невелик). Любая информация скорее всего будет против минуса.

И последний важный момент (а может и первый), который очень пагубно влияет на баланс. Как только появляется дисбаланс, минус, даже самый маленький, начинает постоянно мониторить страницу плюса, и тем самым увеличивается его внимание и растет его минус. Он мониторит не только страницу любимого, но и страницы его друзей, и друзей его друзей, чтобы извлечь какую-то новую информацию. Он буквально питается этой новой инфой, а на самом деле он раскармливает значимость для себя своего партнера, который и так плюс, то есть перекормлен его вниманием. Поэтому стоит сделать над собой усилие и поменьше заглядывать в социальную сеть, если в отношениях какая-то трещина, искать себе другие интересные и полезные занятия. Не правда ли, большинство поступают наоборот? Не вылезают из сетей, а значит заваливают баланс все больше и больше.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 23.05.2015, 16:36 | Сообщение # 52
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Поле отношений при дисбалансе

Многие ошибочно считают, что дисбаланс в отношениях - это не так уж плохо, если ты – плюс. Некоторым место плюса в дисбалансе кажется намного более выгодным и приятным, чем место в балансе. То, что быть минусом очень плохо, согласны почти все. То, что быть плохо плюсом, многие не согласны.

На самом деле, роль плюса ничем не лучше роли минуса.

Чисто алхимически физически плюс-минус можно представить как соединенные сосуды, один из которых находится над другим. Это верхняя позиция, то есть плюс. Представим, что энергия - это жидкая субстанция как кровь, и взаимодействие людей в близких отношениях – это обмен энергией. Из верхнего сосуда по закону земного притяжения вниз будет поступать намного больше энергии, а вот снизу вверх – ничего. Примерно так ощущается дисбаланс субъективно, изнутри отношений. Чтобы ни делал минус (а делать он старается), плюс все равно ощущает, что его «доят», «пьют его кровь», «поглощают его энергию», «лезут в личное пространство» и даже «душат». А минус, наоборот, ощущает, что мало получает, потому что мало дает, ищет возможность дать больше и сделать больше. Это классический дисбаланс в довольно запущенной форме (при маленьком дисбалансе ощущения более стерты и спутаны).

Если хорошо представлять себе эту схему, становится понятно, почему минуса так сложно оторвать от плюса, и сколько бы друзья ни говорили ему, что его используют и его подавляют, он чувствует наоборот: он питается, он берет, он наслаждается близостью плюса, он не вполне доволен его отношением, но потеря его - еще хуже.

Но что же происходит в реальности? Объективно все наоборот. Минус постоянно вкладывается в отношения, а плюс нет. Вкладывается минус практически: он заботится или ухаживает за плюсом, он восторгается им, он прибегает по первому его зову, он тратит время, силы, деньги на любые потребности плюса. Эти реальные вложения и видят окружающие. Но они не видят энергетическую картину, поскольку находятся вне поля тех самых соединенных сосудов. В силу этого им совершенно не ясно, какой смысл для минуса так вкладываться.

Эта картина выглядит немного ясней, если сравнить ее с картинами более известных аддикций, например, с игровой или химической. Кроме игрового аддикта никому не понятно, почему он пускает жизнь под откос, и что за удовольствие такое – игра. Некоторые даже готовы признать, что игра – это удовольствие, но все равно им не понятно, как можно ради удовольствия пожертвовать всем, ведь в расход пускаются близкие люди, репутация, здоровье и жизнь. Точно так же многие не одобряют поведение алкоголика. Для неалкоголиков алкоголь может быть удовольствием, но не тем, что может перевесить чашу весов, на которой вся жизнь и даже честное имя. Представить зависимость изнутри неаддикт может с большим трудом, а чаще не может.

На самом деле, аддикт стремится отнюдь не к кайфу как его понимает неаддикт, а к облегчению своих страданий. Любой неаддикт поймет желание онкобольного принять морфий, а если принять нельзя, покончить счеты с жизнью, которая превратилась в пытку. Пытка аддикта иногда может достигать очень высокого уровня, и та ломка, которую иногда испытывают химические аддикты, сравнима с муками онкобольных. Что касается нехимических аддиктов, их муки, психологические и даже физические тоже очень велики, если их аддикция велика. То есть все зависит от того, насколько они вовлечены в аддикцию. Малая вовлеченность рождает малые муки, большая – большие. Но даже малая вовлеченность в аддикцию при отлучении от аддиктина вызывает некоторое подобие ломки, то есть страдания и снижение самооценки.

Тем, кто читал книги по квантовой психологии или немного разбирается в квантовой физике, должно быть понятно, что пространство Д-пары (пары, связанной дисбалансом) отличается от пространства сторонних наблюдателей так, что процессы там протекают иначе. Со стороны такая пара – это два равных человека, один из которых явно старается больше, тратит больше реальной энергии и даже денег, чтобы оставаться в отношениях со вторым. В пространстве дисбаланса – отсчет иной, поскольку «сосуды» расположены в этом пространстве не на равных, а один чуть выше. В силу этого верхний не может получить энергии, а нижний получает. Если наложить одно пространство на другое, получится, что в реальной жизни – огромная инфляция и девальвация. Каждый квант энергии плюса стоит в десять-двадцать-сто раз больше, чем квант энергии минуса.

Для окружающих эти люди примерно равны, иногда минус даже ценнее, поэтому их возмущает такой грабеж. Внутри системы дисбаланса эти люди не равны, поэтому минуса ситуация устраивает, он готов покупать близость плюса по любой цене, эта близость для него слишком важна. Ценность бутылки воды в городе отличается ведь от ценности воды в пустыне? Вот для минуса внимание плюса как вода в пустыне. Ее может не хватать, может мучить жажда, может угнетать цена, но мысли отказаться совсем не возникает.

Что же ощущает плюс?

Со стороны кажется, что он катается как сыр в масле, наверное поэтому многие думают, что быть плюсом в отношениях хорошо. Иногда люди, даже побывав плюсами в отношениях, все равно думают так. Им кажется, что их раздражала не позиция плюса, а неправильное поведение минуса или сама по себе неприятная личность минуса, а самим плюсом быть очень хорошо, если минус ведет себя правильно и личность его приятна. Увы, минус в субъективном пространстве плюса всегда ведет себя неправильно, а личность его неприятна всегда, если он минус. Если минус пока маленький, личность его может быть частично приятна, как и поведение, но чем больше минус, тем больше неприятных черт и поступков. Сильный плюс находится в раздражении почти постоянно, иногда это раздражение сменяется чувством вины, на смену которому приходит раздражение еще больше (поскольку это мерзавец-минус заставил переживать вину). Если плюс склонен к анализу, он может наблюдать, кроме субъективной картины, еще и объективную, то есть видеть, что вообще-то минус старается изо всех сил и вкладывается много. Но все его вложения «не в коня корм», а лишь ложатся грузом долга на плечи плюса.

Представьте себе, что вам каждый день доставляют домой корзину продуктов, в которой все молочные продукты прокисли, а овощи сгнили. Вы остаетесь морально должны за эту доставку, хотя приславший и говорит, что это подарок, но пользоваться этим всем нельзя и даже наоборот - легко отравиться. Но доказать этот факт практически невозможно, потому что срок годности на продуктах нормальный. И все окружающие качают головами, обвиняя вас в черствости и лжи, когда вы пытаетесь объяснить ситуацию. Примерно так ощущает себя в отношениях с минусом сильный плюс. Он ничего не может взять из таких отношений, кроме чувства вины и уныния. Из-за долгого нахождения в положении плюса у человека может начаться фрустрация во всех сферах жизни. (Это не значит, что нужно бояться дисбаланса, небольшой дисбаланс в отношениях – практически норма. Но стремиться нужно к балансу, а не к положению плюса, именно при балансе отношения дают стимул и энергию обоим).

Чем больше разница между объективной и субъективной значимостью обоих, тем сложнее ситуация для плюса и минуса.

Объективная значимость – это социальные параметры, по которым окружающие оценивают малознакомых людей. Близких людей мы оцениваем более субъективно (по тому, какое место они занимают в нашем поле, сколько энергии нам дают, то есть насколько мы их любим и дорожим ими) а дальних – более объективно. Красив ли этот человек, успешен ли он, образован ли, позитивен ли, полезен ли другим людям и насколько, вот объективные критерии оценки. Обычно люди вступают в отношения, когда их объективная значимость примерно равна, в чем-то превосходит один, в чем-то другой. Если объективная значимость людей очень сильно отличается, либо отличается контекст оценки (критерии значимости), они, как правило, сохраняют дистанцию, в силу определенной стратификации. Однако, иногда случается, что люди с очень разной объективной значимостью (или очень разным контекстом оценки, например бедный ученый и гламурная модель, он может не котироваться в ее референтной группе, она – в его) соединяются в пару. Если в такой паре появляется дисбаланс и ОЗ (объективная значимость в своей референтной группе) минуса намного больше его СЗ (субъективной значимости) для обоих все может быть еще хуже.

Почему так?

Все дело в том, что сила дисбаланса для плюса зависит еще и от дистанции. Чем ближе контакт, тем сильней дисбаланс. То есть вблизи плюс может ненавидеть минуса, а вернувшись к себе и отдохнув от близости, начинает сожалеть и недоумевать. При высокой ОЗ минуса этот эффект еще сильней. Плюс, дистанцировавшись, смотрит на минуса глазами с пониженным градусом дисбаланса, то есть плюс его уменьшается, объективность возрастает, и минус кажется ему привлекательней. Он думает, что был неправ, что расставаться не стоит, а нужно просто научить минуса «правильно себя вести». Чем выше ОЗ минуса тем дольше это может продолжаться. Плюс может сто раз решать расстаться и даже расставаться, но потом опять начинать отношения. Он может запутаться и не понимать сам себя, чего он на самом деле хочет, почему не может определиться. А определиться сложно, потому что он находится в двух разных полях: близость делает его плюсом, а дистанция возвращает ближе к балансу.

Для минуса ситуация развивается по-другому, на дистанции его минус сначала растет, поскольку начинается ломка. Поэтому минус, когда плюс отстранился, признает все свои «ошибки» и обещает себе «стать лучше». Если же минусу удалось немного встать на собственные ноги и восстановить энергетический баланс, его ждет новая ловушка. Ему кажется, что он окреп и теперь может общаться с плюсом не из жалкого состояния прилипалы и нытика, а как нормальный человек, интересная личность. Он берет реванш и, чаще всего, скатывается снова в минус. За исключением тех случаев, когда ему действительно удалось за время дистанции прокачать свои ресурсы и окрепнуть. В этом случае у него есть шанс «переписать» отношения с плюсом.

В принципе, у минуса навсегда остается такой шанс. Просто никогда не стоит торопиться. Как правило, как только бывший минус вырастает как личность, плюс начинает искать с ним встречи. Что движет плюсом, любопытство, чувство вины, желание переписать историю, отдельная тема. Но главное – он почти всегда ищет встречи и чувствует изменения, произошедшие с бывшим минусом, буквально на расстоянии.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 23.05.2015, 16:51 | Сообщение # 53
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Как выйти из минуса?

В продолжение темы дисбаланса. Как выйти из минусового положения?

Некоторые ошибочно полагают, что человек превращается в минус в отношениях, потому что он «слишком хороший», то есть любящий, щедрый, открытый. А второй, то есть тот, кто становится плюсом, наоборот, эгоистичный, закрытый, жадный, плохой. И злодейка-жизнь вот так вот извращенно и цинично наказывает хороших людей, позволяя плохим их мучить, вразрез всем детским сказкам, в которых добро сильнее зла.

Отсюда возникают всякие теории с сатанинским душком: «не будь хорошей девочкой», «мужчины любят стерв», «бабы ездят верхом на хороших мужчинах», «чем меньше женщину мы любим..» или даже «никогда не бей женщину, иначе ты от нее не отвяжешься». Пишутся книги и статьи о магнетизме психопатов, нарциссов, садистов, холодных и жестоких людей, и всячески навязывается мысль о том, что безнравственность и эгоизм для любовной жизни намного полезней нравственности, и что достаточно перестать быть хорошим человеком, чтобы тебя перестали использовать и начали тебе поклоняться.

На самом деле, кроме отталкивающего вида всех этих теорий, кроме их глупости, они имеют не просто нулевую, а отрицательную практическую пользу. Минусом в отношениях человек становится совсем не потому, что он добрый и щедрый, а наоборот, потому что он имеет нехватку энергии и стремится ее получить от другого человека. Он хочет не дать, а получить! Как игрок в казино все время приносит деньги хозяину не от щедрости душевной, а потому, что хочет отыграть у него все свое, так и любой аддикт, а сильный минус – это любовный аддикт, пытается взять побольше у аддиктина и поэтому снова и снова вкладывается. Если такого аддикта убедить, что он должен стать злым и жадным, ему станет еще более жаль всего того, что он потратил, и он с новой силой будет стараться получить или отнять, то есть войдет в аддикцию глубже, хотя она может поменять вид и превратиться из страсти в месть с преследованиями, но разрушительный радикал останется тем же.

Такому аддикту, наоборот, помогла бы щедрость. Решить, что все, что он уже вложил в отношения и отдал, не имеет больше значения, он готов это считать утраченным и потерянным для себя, и пойти своей дорогой, чтобы приобрести новое. Вот – лучший способ выйти из дисбаланса. Именно доброта и щедрость дают силу, они позволяют быстро собрать и восстановить свои границы, тогда как жадность и злобность навеки привязывает к вампирической ловушке. Я не хочу сказать, что все минусы злые и жадные, они обычные, почти все люди бывали минусами в отношениях, это норма. Но совершенно точно можно сказать, что не доброта и не щедрость привязывают к аддиктину, а голод и жадность, которые имеют свойство усиливаться в деструктивных отношениях. То есть вступает в дисбаланс человек с небольшими искажениями, а, погружаясь, становится все более искаженным.

Как выглядит минусовая аддиктивная цепь?

Обычно потенциальный минус еще до встречи со своим плюсом уже тоскует по любви, но не всегда. Это не так важно, ждет ли он любовь, осознает ли он свою любовную потребность или знать о ней не знает. Иногда потребности как таковой действительно нет, но всегда есть нехватка энергии. Впрочем, она тоже может не ощущаться, поскольку не с чем сравнивать. А вот когда появляется влюбленность, возникает и источник энергии, человек может почувствовать эйфорию, сильный интерес и даже новый уровень бытия. Источник энергии – это прекрасно, но аддикция развивается потому, что источник энергии быстро становится вампирическим. Как это происходит?

И химические, и психологические аддикции имеют одну общую черту, они вызывают в организме реакции неадекватные реальным стимулам. Вот, начинающий алкоголик, к примеру, выпивает 100 г. И благодаря этому стимулу чувствует себя очень значительной персоной в этом мире. Он получил немножко энергии, но какой и каким путем? Алкоголь создал в организме такую химическую картину, которая должна быть у человека, только достигшего какого-то намеченного рубежа, взявшего важную высоту (это эволюционная функция удовольствия, оно поощряет успешную деятельность!). Именно в этом случае лимбическая система заливает рецепторы теми эндогенными веществами, которые алкоголик доставляет в свой организм из бутылки. То есть химический аддикт – взломщик энергетической системы. Он хочет получить хорошее внутреннее состояние не законным путем, через внешние усилия, а через взлом, внеся внутрь вещество.

Ну и система, которую взломали, реагирует очень плохо, конечно. Она, например, перестает отпускать энергию и мотивацию на какую-то реальную деятельность, перестает реагировать удовольствием на простые вещи, а требует только вещества, уже лошадиными дозами. И вскоре алкоголик получает от алкоголя уже не кайф, а всего лишь немножко притупляет страдания, выпивая рюмку за рюмкой. А так как энергии на внешнюю жизнь давно отпускается меньше и меньше, кроме внутренних страданий, кроме разрушения организма, деградируют и социальные отношения, он становится изгоем постепенно и вскоре даже вещество уже не может покупать, а должен выпрашивать или воровать.

Примерно то же самое происходит со всеми аддиктами, и с любовными тоже. Минус – это любовный аддикт. У маленького минуса – аддикция в самом начале, едва наметилась, у сильного минуса – аддикция в разгаре. Каким образом в любви возникает ситуация, когда реакция во много раз превосходит стимул? В идеале реакция должна быть адекватна стимулу, тогда никакой аддикции не возникнет и никакого минуса тоже не будет, отношения будут развиваться по типу баланса. То есть улыбнулся приятный человек, выразил свою симпатию, и нашему герою должно быть приятно и ответная симпатия может появиться, адекватная полученной. Минус образуется, когда на небольшой стимул возникает мощная реакция. Это всегда бывает, когда реальный факт начинает заворачиваться в обертки иллюзий, чтобы извлечь из этого факта как можно больше вкусной и сладкой энергии. Невозможно насытить голод, если воспринимать стимул адекватно. Вместо «улыбнулся приятный человек» приходится воспринимать «мне улыбнулся потрясающий человек» либо «приятный человек явно мною очарован», то есть происходит усиление иллюзиями либо значимости персонажа, либо значимости его отношения.

Именно в этом момент образуется пусть маленький, но минус. Реальный человек просто улыбнулся, а его улыбка была воспринята либо как улыбка божества (и он тут же приобрел плюс), либо как «не просто улыбка» и сейчас же в его сторону начались вложения внимания, ожидания, прогнозы (и он тоже приобрел плюс). И дальше отношения могут развиваться по схеме дисбаланса: с одной стороны полшага, с другой стороны мерещится пять шагов и в ответ делаются три, в ответ на три шага с той стороны начинают пятится, а мерещится, что шаги продолжаются и т.д.

Если мы представим, что встретились два романтика, одинаково голодные по любви, и тут же наделили друг друга высокой значимостью, сближение будет стремительное, но дисбаланса не появится, если один не окажется в пять раз голодней. Оба будут в восторге от встречи с потрясающим человеком, оба расценят просто улыбку как не просто, но следующие улыбки с обеих сторон и будут уже не просто улыбками, то есть при всей жадности к получению энергии из этого источника, у таких людей будет баланс на основе обоюдных иллюзий.

Через какое-то время трезветь обычно начинают оба или один из двоих. Трезветь – это значит не воспринимать более обычные стимулы с такой бурной эмоциональной реакцией. Свидание – это больше не волшебство, секс – это больше не улет и так далее. Иногда оба охладевают и дистанцируются друг от друга. Бывает, что на смену романтическим иллюзиям приходит реальная симпатия, более адекватная, но все еще достаточная для того, чтобы оставаться вместе. Иногда некоторый романтизм с обеих сторон сохраняется на всю жизнь. Это все варианты баланса, а дисбаланс – это совсем другая ситуация. При дисбалансе минус не может видеть реальное отношение к себе. Даже если и видит частично, все это нагружается совсем иным смыслом.

Иллюзии как и наркотическое вещество обладают способностью вызывать неадекватную реакцию рецепторов. Просто вещество действует напрямую, а иллюзии через создание в мозгу чувственных картин, на которые мозг отвечает позитивной реакцией. Обычный романтик отличается от любовного аддикта так же как умеренно пьющий человек от алкоголика. Тот и другой немного обманывают свою энергетическую систему, один с помощью иллюзий, второй с помощью алкоголя, но быстро возвращаются к реальной жизни, не уходят от нее далеко, не становятся зависимыми от того, что украли. В каких-то небольших дозах и алкоголь, и иллюзии могут быть лекарством от стресса. Но в больших дозах это лекарство само начинает создавать базу для стресса, и возникает цепь зависимости, потребность в росте дозы антистрессора. При определенных условиях возникает вампирическая аддиктивная цепь: кредит-долг -кредит-долг. Чем больше долг, тем больше кредит, тем больше долг.

Вы видели объявление «кредит срочно, без поручителей, привезут на дом?». Такой кредит под грабительские проценты с постепенным превращением человека в раба (отниманием жилья и имущества) рассчитан на тех, кто уже в яме. Чем сильнее дыра аддикта, тем под большие проценты он готов брать то, что позволит ему эту дыру заткнуть. Чем больше минус человека, тем больше ему требуется иллюзий, чтобы снять стресс. И он находит способы извлекать эти иллюзии из своего мозга. Способа, в основном, два: поднимать значимость плюса (это такой потрясающе редкий, гениальный, особенный человек, что любое его внимание – ценность) и изменять восприятие его поступков (бьет значит любит, равнодушен, потому что не верит в любовь, не встречается, потому что очень занят). Все иллюзии имеют цель – поднять свою собственную самооценку в ситуации дисбаланса, снизить ощущение своей ничтожности, создать иллюзию значимости.

Со стороны может показаться, что минус возвеличивает плюс из-за собственной скромности. Нет, он это делает потому, что быть минусом относительно обычного человека – очень грустно. То ли дело, когда ты немножко минус, но зато твой плюс – бог. Таким образом ты возвышаешься над всеми остальными людьми и перестаешь ощущать себя униженным. То есть когда со стороны минусу все советуют «иметь гордость», «не унижаться» он и так слишком горд и избегает унижения, и ему надо было бы стать немного скромней и смириться с мыслью, что он оказался пленником своих собственных иллюзий из-за того что уж очень захотелось почувствовать свою энергетическую наполненность. Это не преступление, это просто неправильный подход: как пить во время трудностей вместо того, чтобы решать проблемы, так и погружаться в любовные иллюзии вместо того, чтобы поднимать самооценку реальными делами. То и другое делают почти все люди, главное вовремя осознать, что подход вредный и дать обратный ход.

Также со стороны может показаться, что минус прощает плюсу дурное обращение и все время это как-то объясняет (у него было детство тяжелое, у него сейчас неприятности) из-за собственной щедрости, готовности отдавать. Нет, он это делает потому, что не готов ничего отдавать просто так, иначе бы не нуждался в оправданиях таких, а видел все, как есть. То есть вместо того, чтобы советовать минусу «не будь таким добрым, не прощай, не отдавай» нужно советовать «отдай и прости все то, что дал» и тогда минус легче сможет пережить реальность, свою маленькую ценность, свою ненужность плюсу, сможет выйти из ситуации дисбаланса ( понятное дело, что любой совет работает, только если человек готов его принимать, но лучше давать полезные советы, чем вредные).

Как вылечить химическую аддикцию? Необходимо, во-первых, прервать цикл вещество-ломка, то есть помочь организму пережить ломку и физически восстановиться, а во-вторых, помочь наркоману-алкоголику наладить полноценный обмен с миром, восстановить утраченные ресурсы и развить новые, так чтобы у него не было депрессии или стресса, от которых он вновь будет искать вещество (да, это нереально сложно, но другой схемы нет, только такая).

По той же схеме лечится и сильный минус в отношениях, с той лишь разницей, что прервать цикл иллюзии-голод без налаживания обмена с миром практически невозможно. Единственный способ, который помогает немного ослабить цепь, пока ресурсов еще очень мало, я описала выше – принять со всей скромностью и смирением факт, что плюс тебя не любит, не нуждается, не ценит, и да, он обычный человек, не гений, но и не психопат-людоед-дьявол, обычный человек, с которым возник дисбаланс, и хотя это неприятно и обидно, это все можно пережить, очень многие бывали в таких ситуациях. Это принятие все равно вызовет стресс, скорее всего, но куда меньший, чем если это попытается принять очень гордый и крайне самолюбивый человек, считающий себя особенным.

Гордый и самолюбивый человек, попав в положение минуса, практически не имеет шансов выйти из этой позиции и обратить внимание на ресурсы, он будет вечно пичкать себя иллюзиями, потому что принять факт, что он не нужен плюсу, и что плюс при этом не чудовище нечеловеческой природы, психопат-людоед-мразь, а простой человек, он не может. Поэтому судьба такого человека быть в любовной аддикции или в аддикции ненависти, посвятив всю свою жизнь или рабству у плюса, или войне с ним, и никогда не начав жить своей жизнью.

Как выйти из положения плюса расскажу дальше.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 23.05.2015, 16:54 | Сообщение # 54
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Объективное превосходство при позиции минус

Очень много вопросов о том, как попадают в дисбаланс люди с опорами. Может ли человек при объективно более высокой значимости иметь в отношениях низкую значимость? Не очень часто, но это бывает.

Давайте сразу определимся, что опоры – вещь относительная. Нельзя сказать, что вот эта женщина имеет опоры, поэтому для дисбаланса она абсолютно неуязвима, а вот этот мужчина уязвим, значит никаких опор он не имеет. Так нельзя рассуждать. Абсолют – это условная конструкция, которую мы используем как ориентир и только. Чем больше опор, тем меньше возможность попасть в дисбаланс, это правда. И я много раз писала почему: чем больше действующих источников энергии, тем меньше риск погружения в аддикцию, а если зависимость все же возникла, она будет куда меньше, чем в ситуации полного отсутствия других опор, и выход из нее будет проще (есть за что ухватиться, куда направить внимание, откуда получить энергию, чем подпитать самооценку). Можно сказать, что быстро и глубоко погружаются в аддикцию люди, не имеющие опор, а развивая опоры можно снижать дисбаланс. Но нельзя сказать, что любой минус в отношениях всегда означает отсутствие опор. Нет, минус бывает разный и отношения бывают разные. Мне важно подчеркнуть, что достаточные опоры действительно очень сильно облегчают, почти всегда благополучно разруливают, а в большинстве случаев не допускают - ситуацию дисбаланса.

Но сейчас я хочу рассказать, в каких случаях человек превращается в минус в отношениях, имея намного больше опор, чем плюс. Эти случаи – не исключения, а все то же правило.

Чем дисбаланс отличается от баланса?

При одинаково высокой значимости людей в отношениях вложения оказываются равными, но не потому, что люди подсчитывают свои вклады (это означает, что в отношениях уже дисбаланс), а потому, что им хочется делать для другого как можно больше приятного. Когда человек кем-то дорожит, он заботится о нем сразу по нескольким причинам: 1)хочет создать ему комфорт и мотивацию оставаться рядом 2)получает кайф от его кайфа из-за усиленной любовью эмпатии и частичной идентификации 3)предупреждает возможные проблемы (как бы он не простудился, не проголодался, не заболел, не огорчился) чтобы не переживать потом 4)показывает свою любовь и старается поднять любимому самооценку, чтобы тот был доволен и жизнеспособен. Короче говоря, он вкладывает больше, потому что воспринимает второго как важную часть своей жизни, причем очень ценную часть, и никакого «чужого-своего» у него по отношению к нему нет. Наоборот, ему все время кажется, что любимый вкладывает больше и нужно сделать для него что-то еще, чтобы сравняться. Так кажется с обеих сторон, и это – главный признак баланса. Можно сказать, что в объективном поле при балансе вложения равные. А в субъективных полях каждый ощущает себя немного плюсом, а ведет себя как немного минус, то есть чувствует себя слишком задаренным и старается дарить побольше. Это - в идеале.

При дисбалансе картина меняется. В объективном поле вложения плюса в отношения становятся (или с самого начала являются) меньше, а в его субъективном поле он наоборот тратит больше, чем хотел бы, у него буквально отнимают то, чего он не хочет давать, а сам он ничего не получает. Психика устроена так, что человек, в каких бы иллюзиях он ни находился, способен улавливать и объективную картину тоже, поскольку окружающий мир, включая людей, довольно точно эту картину отражает и доносит, но иллюзии постоянно вмешаются и не дают ее принять. Поэтому человек в дисбалансе и вообще в любом диссонансе живет как бы в раздвоенном состоянии, иногда он видит объективную реальность (или почти видит), а иногда нет. Обычно на дистанции способность плюса к объективной картине увеличивается, вблизи уменьшается. И еще сила искажений зависит от силы дисбаланса. Чем меньше дисбаланс, тем больше адекватность. Чем сильнее дисбаланс, тем адекватность меньше.

Минус в своей субъективной картине ощущает обратный перекос. В объективной картине его используют и не ценят, а в субъективной картине он получает очень много приятного и полезного, а дает мало, хотя и готов отдать все, но нечего. Колебания между двумя этими картинами у минуса зависят от степени стресса. Когда минусу кажется, что плюс разгневан и хочет его бросить, картина становится очень субъективной, то есть ему кажется, что плюс ему давал и дает очень много и он ему должен и обязан, а когда стресс немного снижается, на первое место выходит объективная картина.

Дисбаланс обладает центростремительной силой, то есть чем он сильнее, тем сложнее из него выйти. Как только плюс и минус отталкиваются в разные стороны (обычно это происходит, когда один или оба перешли какой-то порог допустимый), дистанцируются, плюс возвращается к объективному восприятию ситуации (из-за прекращения давления), а минус, наоборот, впадает в искаженное (из-за аддиктивной ломки). В результате плюс готов попробовать все начать сначала, а минус готов принять любые условия, лишь бы его приняли обратно. И все повторяется.

Вблизи у плюса нарастает стресс, а у минуса наоборот снижается. Вообще близость при дисбалансе дает стресс плюсу и снижение стресса минусу, поэтому минус так стремится к близости, а плюс от нее бежит. Но сняв часть стресса, минус начинает смотреть на картину отношений более объективно, он видит, что его не очень ценят и не слишком хотят, и начинает предъявлять претензии. Либо он начинает как-то иначе вымогать из плюса вложения, нытьем или угрозами. Иногда он даже грозит расставанием или самоубийством, в зависимости от силы дисбаланса и своего характера. У плюса стресс наоборот возрастает, и он видит картину искаженно: его душат, притесняют, используют, провоцируют, выедают мозг. Если он измучен колебаниями, он может попытаться в чем-то уступать, но если ему кажется, что это все слишком, он может впасть в гнев. Из-за этого в таких парах часто бывает насилие, моральное или даже физическое. Плюс убежден, что его довели, а минус считает, что сначала довели его. Впрочем, если плюс человек совестливый, он винит в основном себя, переживает, что не смог сдержаться, иногда даже просит прощения (как и минус, тот тоже может испытывать чувство вины). Вместо того, чтобы расстаться с минусом, плюс наоборот старается компенсировать чем-то нанесенные оскорбления, обещает себе сделать все, чтобы отношения стали нормальными.

В чем своеобразие случаев, когда ОЗ (объективная значимость, то есть реальные социальные достижения) минуса больше, чем ОЗ плюса?

Такой дисбаланс длится дольше, хотя почти никогда не бывает очень сильным. Другие источники энергии мешают минусу впасть в очень глубокую аддикцию, потому что для этого нужно отказаться от множества важных и интересных вещей, которые наполняют его жизнь. А если ресурсы уже стали внутренними, отказаться от них практически невозможно, они приносят слишком много удовольствия, сами требуют внимания к себе, сами отвлекают это внимание, и аддикция не может захватить минус полностью. Он так и остается одной ногой в зависимости, одной ногой вне. И конечно, даже в этом случае прокачка дополнительных ресурсов отлично помогает. В какой-то момент он может почувствовать, что устал тратить время на плюс, и выпутаться из дисбаланса окончательно. Это происходит, когда находится еще один источник энергии и брать энергию в кредит у иллюзий становится незачем.

И все же такой дисбаланс может длиться долго. Почему?

Это происходит потому, что ОЗ минуса заставляет плюса держаться за него, когда есть угроза расставания. Плюс, собирая чемодан, каждый раз начинает думать, что был неправ, что нельзя терять такого ценного человека. Парадокс, но и на минуса собственная высокая ОЗ может действовать так, что он держится за плюса. Он каждый раз думает: ну как же так, объективно я очень ценный вариант, он никогда не найдет никого лучше меня, все его предыдущие были хуже, он не может не понимать этого, он скоро прозреет, это абсурд.

Особый вариант, когда плюс находится в депрессии или в какой-то аддикции, играет или пьет. Тогда минус может хотеть вылечить его, видит причину дисбаланса в его болезни или в его зависимости, считает, что должен помочь, потерпеть, поддержать. Его иллюзии рисуют картину баланса, когда заколдованное чудовище будет наконец расколдовано. Стремление минуса к балансу так велико, потому что он имеет объективные основания для баланса и постоянно живет в состоянии двойственной самооценки. Его самооценка в социуме высока, а в отношениях очень низка. От этой разницы ему может быть трудно принять факт своей низкой значимости для плюса. Спасительная мысль, что нужно выйти из отношений, и с самооценкой все станет нормально, минусу обычно не приходит, ему наоборот кажется, что он так и останется навсегда с низкой самооценкой, с душевной травмой, с раной в сердце, с вечной фрустрацией, и никогда не сможет иметь никаких других отношений, если не сможет эти отношения вырулить в баланс прямо здесь, получить любовь плюса, утвердиться в своем праве на любовь, теперь или никогда.

И да, минус может посещать психотерапевтов, бесконечно, разбирая свои детские отношения с мамой, или с папой, и ища истоки своего положения в том, что было с ним в детстве. На самом же деле, стоит такому минусу все-таки выбраться, как следует оторваться, он довольно легко восстанавливается (из-за наличия опор), возвращает себе все, а вскоре и бывший плюс может начать его любить. Но бывшему минусу это, как правило, уже безразлично. Его самооценка больше уже никак не зависит от того, что некий странный товарищ не хотел его любить по какой-то причине.

О причинах такой нелюбви некоторых плюсов к объективно более значимым минусам тоже важно, но позже.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 30.05.2015, 10:42 | Сообщение # 55
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Как поменять дисбаланс на баланс?

Кроме дисбаланса (когда есть выраженный минус и плюс) и баланса (когда оба одинаково сильно стараются укрепить отношения), встречается еще ситуация, когда значимость обоих друг для друга стремится к нулю. Людей могут связывать какие-то обязательства, общие дети, общий дом, но получать энергию от близости друг с другом они уже не могут, их постигло охлаждение и появилась тенденция к обоюдному дистанцированию. Такая ситуация, по сути, уже не является любовными отношениями как таковыми, а является динамикой к их прекращению, но так как формально отношения могут сохраняться довольно долго (и иногда даже восстанавливаться), назовем такую ситуацию – дефолт (чувств).

Надо сказать честно, дефолт – это наиболее частое состояние брачных отношений. А совсем не выраженный баланс и не типичный дисбаланс. Даже при балансе тенденция к дефолту временами бывает. А уж при дисбалансе ситуация дефолта случается то и дело. Именно поэтому минусам иногда кажется, что они плюсы, настолько раздражает их плюс, и плюсам часто кажется, что они минусы, настолько неприветливо смотрит на них их минус в дефолт.

Дефолт, по сути, это состояние фрустрации, почти депрессии, то есть невозможность извлечь энергию из чего-то, на что приходится тратить время и силы, в данном случае из отношений. Апатия - это очень печально, это энергоубыточное состояние, обесточивающее и ослабляющее человека, вот почему минус так боится уменьшать значимость плюса, он боится оказаться в глубоком дефолте. Даже тревога переносится лучше, чем апатия. Если рисовать эмоциональную шкалу, самым нижним этажом будет апатия, потом тревога, потом раздражение и так далее. И эту шкалу не Рон Хаббард придумал, это логичный вывод из теории стресса, например, Ганса Селье. Апатия истощает энергетический запас быстрей, чем тревога, а тревога быстрей, чем раздражение. Правда, при очень сильных эмоциях разницы почти нет. Ужас может даже убить (если не сбежать), яростный гнев тоже довольно быстро вызывает нарушение всех систем (если не нападать), а сильную апатию можно представить как отвращение к жизни такой силы, что не хочется даже дышать. И это смертельное состояние, к счастью, случающееся очень редко, поскольку организм защищается от такого стресса как может, идя на любые иллюзии.

Фрустрация – невозможность получать энергию. Это противоположная крайность от аддикции, когда нечто превращается в главный или единственный источник энергии. Можно сказать, что плюс живет в дефолте, за исключением тех моментов, когда минус оставляет его в покое и ему начинает казаться, что минус не так уж плох и энергию из отношений с ним получать можно. Плюс потому и цепляется за минуса в какой-то мере, что уже не верит, что может кого-то полюбить, а выйти из любовной фрустрации ему хочется, поскольку ничего приятного в ней нет. А минус цепляется за плюса, потому что смертельно боится этой самой фрустрации, боится потерять единственный источник удовольствия (фрустрация не так страшна для тех, у кого источников много, но очень страшна для аддиктов). И иногда минус все-таки эту фрустрацию ощущает, и видит, что она никак не помогает ему усилить интерес плюса. Поэтому он не слушает советов доброхотов отстать от плюса и заняться собой. Мало того, что себя у него почти нет, да еще это опасно утратой важного.

Так что может сделать минус, чтобы снизить дисбаланс, но не превратить его в дефолт? И что может сделать плюс, чтобы выйти из дефолта самому, а не толкнуть туда минуса?

Как вытаскивать отношения из дефолта и оживлять мертвую лошадь, я тоже расскажу, но потом. А пока давайте немного - про типичный дисбаланс, то есть когда минус явно голодает по вниманию плюса и страдает от унижения, а плюс явно мучается от давления минуса и своего чувства вины.

Итак: голод и униженность – свойства минуса, которые запускают порочный круг: то есть не только являются следствием минусового положения, но и тем, что увеличивает минус. Чувство несвободы и вины – ощущения плюса, которые увеличивают его плюс.

Если бы минус перестал быть таким голодным, а плюс почувствовал свободу, оба вышли бы из дисбаланса. К сожалению, многим кажется, что минус может перестать быть голодным, только если потеряет к плюсу влечение, а плюс почувствует свободу, только если минус отстанет от него. Но тогда они просто расстанутся и все.

Однако, это далеко не всегда так.

Плюс чувствует несвободу не столько от близости минуса, сколько от собственной вины перед ним. Вину подпитывает чувство униженности минуса, и получается порочный круг дисбаланса.

Минус унижен – поэтому плюс чувствует себя виноватым – поэтому плюс рвется на свободу – поэтому минус ощущает голод по нему – поэтому минус унижен – поэтому плюс чувствует себя виноватым.

Выход из этой цепи в дефолт - для минуса – запретить себе голод – для плюса – вырваться на свободу. Такой резкий обрыв цепи партнеры по дисбалансу пытаются осуществить то и дело, и вместе и порознь, но чаще всего у них ничего не получается. Минус решает бросить плюса, запрещает себе голод, как обжора, садящийся на голодную диету, но голод берет свое, либо начинаются голодные обмороки. После приступа анорексии следует приступ булимии, и минус погружается в отношения после конфликта еще глубже. Впрочем, есть шанс и прочно себя фрустрировать, стать анорексиком в сфере чувств надолго или навсегда. Но можно ли считать это выходом?

Плюс, пытаясь вырваться из несвободы на свободу, поступает как Икар, склеивший крылышки из того, что под руку подвернулось, и полетевший к Солнцу. Очень скоро клей плавится и бутафорские крылья осыпаются. Плюс падает в депрессию и испытывает страх, начинает жалеть обо всем, что было. Плюс чувствует себя рожденным ползать, который летать не может, хотя дело в том, что его лапки пока не эволюционировали в крылья. То есть плюс как и минус вынужден пережить болезненную фрустрацию, либо вернуться обратно, в ту ситуацию, к которой он уже адаптирован.

И вот эта самая адаптация, которая мешает и минусу изящно выпрыгнуть из аддикции в нормальную жизнь, а погружает в дефолт, и плюсу не дает взлететь к звездам, а роняет о землю, является тем самым основанием, с помощью которого из дисбаланса можно сделать баланс.

То есть люди в дисбалансе привязаны друг к другу, между ними есть связи, у них есть общее поле, и поэтому оба этих человека с удовольствием останутся в отношениях, если эти отношения станут лучше. Поэтому когда минусы боятся, что перенос внимания на другие ресурсы, тут же оттолкнет плюса, они ошибаются. Конечно, всех случаев предсказать нельзя, но чаще всего, никуда плюс не девается, если минус 1)не говорит сам, что хочет расстаться 2)четко говорит, что дорожит отношениями и хочет меняться в лучшую сторону 3)не выносит мозг 4)выглядит хорошо и ведет себя позитивно. При таких условиях плюс обычно остается в отношениях и у минуса есть время по выходу из дисбаланса в баланс.

Как правильно выходить из порочной цепи дисбаланса? Как выйти не в дефолт, а в баланс?

Вспомним цепь. Минус унижен отношением плюса – поэтому плюс чувствует себя виноватым – поэтому плюс рвется на свободу – поэтому минус ощущает голод по нему – поэтому минус унижен отношением плюса – поэтому плюс чувствует себя виноватым.

Выход в дефолт - через разрыв звена голода минуса и несвободы плюса. А выход в баланс – через звено униженности минуса и чувства вины плюса.

Выход в дефолт – через разрыв связей, тогда как выход в баланс – через снижение негативных эмоций.

Если у минуса снизится чувство униженности, у него будет меньше и голод по плюсу, меньше претензии к нему, меньше давления на него. В этом случае плюс будет меньше ощущать вину и меньше рваться на свободу от давления. Чем меньше плюс будет рваться на свободу, тем увереннее будет чувствовать себя минус, меньше испытывать голод и меньше давить.

Плюс может начать и с себя, просто перестав себя обвинять за отношение к минусу. В этом случае он тоже может снизить ощущение несвободы, давления, духоты. Большая часть субъективного груза, который ощущает плюс, это не давление на него минуса, а давление на него собственного чувства вины. Точно так же немалая часть чувства униженности минуса, это не реальное унижение, а болезненная реакция самолюбия.

Обратите внимание, что большинство рекомендаций, которые дают плюсам и минусам знакомые, прямо противоположны. Минусу советуют быть гордым и более требовательным, плюсу советуют иметь совесть и пожалеть беднягу или бросить.

Но бросить никогда не поздно. Сначала можно попытаться вернуть отношения в гармоничное русло. (Это имеет смысл либо когда ОЗ людей примерно равная, то есть есть база для баланса, либо когда людей связывают дети, то есть есть смысл строить баланс с нуля).

Как минус может снизить чувство униженности? Во-первых, поднимая свою ОЗ (даже если она и так высока) и прокачивая новые ресурсы. Любой грамм новых достижений поднимает самооценку и отвлекает от проблем. Обратите внимание, ОЗ нужно поднимать не для того, чтобы понравиться плюсу, а для своей собственной самооценки и для того, чтобы вас оценили другие люди. Плюс тоже может оценить, но цель – не он. Во-вторых, а может быть, во-первых, работая над скромностью. Скромность, как я заметила, крайне непопулярное качество, однако оно означает всего лишь отсутствие болезненного самолюбия. Обычно скромность автоматом прилагается к хорошо прокаченной стабильной самооценке, но, даже не имея зрелой самооценки, можно попытаться стать немного скромней. И это сразу же снизит болезненно восприятие своего минуса в отношениях. А как только снизится болезненность, сразу же снизится и минус. Минус держится на боли. Именно боль заставляет производить новые иллюзии и не дает развиваться. Скромность в отличии от иллюзий не анестезирует боль, а просто понижает чувствительность эго, делает его более сильным и крепким.

Как плюс может убрать острое чувство вины? Во-первых, снизив материальные и физические траты минуса, которые нарушают баланс (то есть все то лишнее, которое делает минус, если делает), убедив минуса, что это - в целях справедливости, а не в целях отвязаться от него, пообещав ему за это укрепление отношений. Во-вторых, снизив гиперответственность, которая как и гордость минуса основывается на несколько раздутом эго, то есть внешнем локусе, но если у минуса в большей степени работает детский эгоцентризм, у плюса – подростковое стремление к могуществу и контролю над миром. Чтобы немного снизить свою гиперответственность, а с ней и болезненное чувство вины, необходимо признать свою ограниченность и проникнуться уважением к воле других людей, относиться к минусу как к полноценному субъекту. Плюс должен осознать, что, как бы он ни надрывался, минус все равно может остаться недовольным, это его воля, поэтому не стоит ни пыжиться, ни ненавидеть минуса за свои собственные усилия, а нужно согласиться со своим собственным несовершенством и принять все свои слабости, все свои негативные чувства и свои иногда необъяснимые реакции. И тогда негативных чувств будет меньше, а неадекватные реакции станут реже.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 30.05.2015, 10:44 | Сообщение # 56
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Демонизация

Чтобы выйти из любовной зависимости без существенных потерь, нельзя демонизировать партнера.

К сожалению очень многие, побывавшие в глубокой любовной аддикции, считают своего бывшего монстром.

Это психопат, нечеловеческой природы урод, лишенный сострадательной части мозга, нарцисс, садист, извращенное существо.

С одной стороны, это вполне понятная иллюзия. Как признать, что ты был в эмоциональном и физическом рабстве у обычного человека, который тебя не держал, ты сам к нему все время тянулся? И действительно, ни наручников, ни цепей, ни клетки, но субъективно ведь ощущалась сильнейшая привязанность (на то она и аддикция). Конечно, все дело в том, что этот монстр пользовался эмоциональным шантажом, манипуляциями, коварными методами зомбирования, использовал сектантские подходы, опускал самооценку и подрывал опоры, чтобы, внешне делая вид, что жертва ему не нужна, держать ее за горло и пить кровь, разгрызая хрящи.

Некоторым кажется, что такая картина помогает сохранить самоуважение. А ненависть к "этой мрази" помогает разорвать зависимость и восстановить силы. Но это не так.

На сегодняшний момент я пронаблюдала близко очень много таких жертв, демонизированных партнеров которых я тоже знаю: ни один из них не монстр и не садист, все были измучены и подавлены неудачными отношениями, то есть сами были жертвами дисбаланса.

Вот эпизод из бесчисленного количества сопоставлений.

Жертва: «Когда от слез я уже ничего не видела и не слышала, он снизошел и разрешил мне приехать, но поставил несколько жестких условий, я не препятствую его встречам с другими женщинами, и каждый день отмываю его квартиру. Мне было больно, мое сердце разрывалось, но я вынуждена была дать клятву, унижающую меня до последнего рубежа. В первый же день я так сильно старалась, что стерла все свои руки, раны кровоточили, а он не проявил сочувствия, отругал меня и и сказал, чтобы я уезжала домой, потому что смотреть на мои руки ему неприятно. В этот день я хотела наглотаться таблеток…»

Насильник: «Она требовала, чтобы я разрешил ей приехать опять, но требовала в грубой форме, я бросал трубку, она перезванивала, тогда я устал и сказал, что она может приехать, но взял слово, что она не будет контролировать меня во всем, даст мне возможность общаться с другими людьми. Она поклялась и приехала. Я предложил ей делать что-нибудь полезное, а не только рыдать от неразделенной любви. Она согласилась сделать уборку, но этим же вечером предъявила мне ободранные руки с упреком. Я спросил, почему она не надела перчатки, они лежат под ванной вместе с другими средствами, она сказала, что никогда раньше этим не занималась. После этого она зарыдала, обвиняя меня в том, что я садист, как будто это я ободрал ей руки. Я сказал, что ей лучше уехать. Я был на грани психического истощения и не знал, куда бежать»

Вот еще один эпизод, где насильница – женщина, а жертва – мужчина.

Жертва: «Я спросил, можем ли мы встретиться, она сказала, что может быть, скажет вечером, но вечером она не брала трубку, потом ее телефон был выключен, я приехал без звонка, звонил в дверь, потом стоял на лестнице, ждал ее. Часа через три моего ожидания на лестнице, она заявилась. Увидев меня, не проявила никакого сочувствия, озверела и накинулась с руганью, сказала, что не пустит меня домой, чтобы я ехал к себе. Но я никак не мог уехать в такой ситуации, поэтому я стал уговаривать ее поговорить, предложил решить одну ее проблему, о которой она мне когда-то говорила. Она тут же хищно улыбнулась и согласилась поговорить. У себя на кухне она тут же обнажилась до развратного топика, но когда я попытался обнять ее, стала оскорблять меня, унижала и говорила, что хуже меня мужчины на свете нет, что я любую женщину доведу до фригидности. Потом демонстративно позвонила своему любовнику и стала с ним ворковать, а я сидел и слушал. Удивляюсь, как я тогда не убил эту мразь. Зря она так издевалась. Но я собрал волю в кулак и молча ушел»

Насильница: «Я сказала, что встретиться не смогу, но он настаивал и ныл, тогда, чтобы отвязаться, я сказала, что если вдруг смогу, позвоню. Он все время звонил, пока я была на встрече, я выключила звук, а потом у меня разрядился телефон от его звонков. Из-за чего я была в большой досаде. Когда я приехала, он сторожил меня около двери. Я взбесилась. Мне надоело бесконечное преследование и вторжение в мою личную жизнь. Но он упал на колени и стал говорить, что ничего от меня не хочет, просто просит поговорить. За это обещал помочь мне в решении моей проблемы, которую раньше не хотел решать. Я согласилась. На кухне он тут же стал ко мне приставать с сексом, я потребовала держать слово, но он обвинил меня в том, что я специально обнажилась для секса, хотя я просто сняла теплый свитер, потому что уже вспотела. Я сказала, что не собираюсь его соблазнять, он меня совершенно не интересует как мужчина, полностью не интересует, ничего сексуального у меня к нему нет и не было. Я включила телефон на зарядку и увидела, что мне пришло пять смс от моего нового друга, он очень волновался, доехала ли я. Я позвонила другу и сказала, что все хорошо. Этот тут же вскочил с места, вырвал у меня телефон и даже хотел ударить, как мне показалось. Но потом все-таки ушел»

Я привожу эти примеры не для того, чтобы обесценить переживания этих людей, или других, в подобных ситуациях. Аддикция – это тяжелое состояние, и если аддикция сильная, то состояние человека близко к безумию. Он действительно сильно страдает и не может вырваться. Ему действительно может казаться, что второй его держит и сознательно издевается, мучая и вытаскивая жилу за жилой, использует, унижает, вытирает ноги, размазывает.

Но демонизировать бывшего партнера очень опасно. Это навсегда переселяет человека из мира людей в мир, в котором живут хищники, много хищников. Это закрывает путь к доверию и любви. Это вселяет ненависть и страх в сердце. Утрачивается спонтанность, теряется вдохновение. Человек остается душевным инвалидом.

Демонизация только кажется выходом. На самом деле, чтобы выйти из дисбаланса без потерь, быстро восстановиться и стать сильнее, чем до этих отношений, очень важно согласиться с мыслью, что монстром была сама аддикция, а не человек. А оба партнера находились в плену у этой зависимости. Просто один со стороны минус, а другой со стороны плюс. Из-за того, что поле при дисбалансе общее, второй партнер тоже имеет крайне искаженное и болезненное состояние сознания. Это нужно помнить.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 30.05.2015, 10:45 | Сообщение # 57
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Чем вредны ненависть и обида и как обойтись без них

Какой еще выход из зависимости может быть, кроме «возненавидеть и разозлиться»?

Как выходить из положения минуса без демонизации?

Прежде всего, не поленюсь повторить, что выход через ненависть вообще не кажется мне выходом. Это иллюзия выхода, выход в тупик.

Когда я пишу, что на родителей нельзя обижаться, а бывших не нужно ненавидеть, я это делаю не в сентиментальной заботе о родителях и бывших, плевать мне на них, а в попытке предложить более эффективную стратегию жизни тем, кто пока обижается. Как инженер рад сконструировать что-то, так и психолог доволен, если ему удается сформулировать что-то полезное (на собственный взгляд, конечно). И не факт, что у него получается, но стараться он может. Впрочем, раздражение тех, кто считает, что я предлагаю нечто вредное, понятно. Интересно другое.

Почему-то многие злятся на совет не обижаться и не ненавидеть, как будто обида и ненависть дает им какие-то плюшки, которые я хочу отобрать. Вот обижаются они на родителей и им от это доходно и сытно, а тут я – не надо обижаться, и хочу это полезное отнять. И с ненавистью к бывшим так же. Сразу же сыпятся аргументы, что если жертва очень сильно пострадала, она имеет полное право ненавидеть. Но право должно как-то расширять возможности, а ненависть их существенно уменьшает. Единственное, в каком случае ненависть расширяет возможности, это когда есть необходимость и возможность напасть и убить. Если же речь о праве на убийство не идет, ненависть – это не право, а что-то вроде дополнительной обязанности. И на что действительно имеет право каждая жертва, так это вернуть себе все свое, желательно с процентами.

Как вернуть себе свое? Если речь об отнятом имуществе, можно обратиться в суд. Это верно, что суд - процедура сложная, но в этом смысле может помочь только юрист, а не психолог. Если же речь об отнятой энергии (то, что субъективно ощущается, как пережитое унижение и страдание), есть банк, где можно эту энергию получить. К сожалению, все обиженные считают, что получить они могут только у обидчика и более нигде. И поэтому надолго остаются к нему привязанными. Иногда навсегда.

То есть ни ненависть, ни обида не помогают разорвать привязанность, они помогают только изменить эмоциональную окраску этой привязанности. Вообще, любые сильные эмоции – это способы подключения к чему-то или к кому-то, слияние границ. В этом смысле психика похожа на амебу, которая пытается проглотить нечто полезное или уничтожить нечто опасное и для этого накрывает собой. А эмоции – это вибрации, которые помогают такой амебе вычленить из действительности все значимое. Восхищение, удивление, бешенство, наслаждение – все это заставляет психику обратить максимум внимания на какой-то объект и буквально обхватить его своим полем, чтобы сделать слепок для размещения этого у себя внутри. Даже сильное отвращение, которое должно бы отталкивать, исходя из смысла, все равно обращает внимание и заставляет делать слепок, то есть образ для запечатления и исследования, чтобы потом этого избегать, не приближаясь.

Разрыв связей – это безразличие и полный игнор, отсутствие внимания, выключение чего-то из поля. Пока же сохраняются эмоции, работают аффективные каналы, происходит подключение и активный обмен.

На первый взгляд, кажется логичным, что нечто любимое, что человек обнимал своим полем, ощущал своей частью, при утрате доверия и при разочаровании, необходимо сначала посильнее возненавидеть, чтобы отторгнуть из себя. Кажется, что ненависть и гнев – это такие нормальные стадии сепарации, которые приходят на смену любви и привязанности, чтобы эту привязанность прервать. Однако, в таком восприятии есть опасности.

Первая опасность. Ненавидеть то, что когда-то любил, это разрешить своей психике реагировать на все привлекательное как на потенциально опасное. Это создает настороженность и недоверчивость, очень сильно ограничивая возможности. Изнутри людям может казаться, что они стали защищенней, однако настоящая защищенность не имеет отношения к хронической настороженности. Кроме того, даже если настороженность и защищает от какой-то части вредного, от полезного она тоже защищает. Представьте себе амебу, которая обнаружила, что любая вкусная еда может быть ядовитой, и благодаря этому перестала есть вкусное и невкусное ест с осторожностью. Скорее всего такая амеба будет голодать. Демонизаторы потому и увлечены выяснением признаков демонов, что накладно опасаться всех подряд, хочется вычленить некую группу демонов. Но признаки туманны и расплывчаты, под эти критерии попадают очень многие люди.

Вторая опасность. Сама по себе ненависть – это еще не сепарация, это острое и болезненное переживание близости с враждебным объектом. Если связь прервать, ненависть должна прекратиться, однако прервать связь с ненавистным, но пока не уничтоженным объектом с точки зрения психофизиологии еще сложнее, чем прервать связь с любимым объектом. Эта мысль кажется парадоксальной, потому что, возненавидев кого-то, мы хотим его убить, а боясь за это сесть в тюрьму или быть убитым при попытке, быстро убегаем. Нам кажется, что вот это бегство - благая цель ненависти и без ненависти нам не удалось бы сбежать. Однако, сбегаем мы от страха убить, но ненависть к нему убегает вместе с нами, и эта ненависть не позволит отделиться от него энергетически. В мыслях, в эмоциях, в психическом поле образ этого человека останется, пока мы его ненавидим. Ненависть привязывает к образу намного сильнее, чем любовь, поскольку психика в первую очередь направляет внимание на то, что нам опасно, а уже потом на то, что нам приятно и полезно. Ненависть сильнее любви, и внимание к ненавистному даже больше. То есть энергетическая связь даже на дистанции остается еще сильней. И энергия, которую мы так хотели вернуть себе, убывает по-прежнему. Именно поэтому ненавидеть и жить своей жизнью так сложно. Мозг все время составляет какие-то планы мести, создает картины убийства или какого-то наказания. Цель ненависти – уничтожение опасного объекта. Пока ненавидишь, отвязаться и выкинуть человека из поля невозможно.

Но можно ли перестать ненавидеть и стать безразличным? Отпустить, как это называют. Конечно. Однако, это сделать сложней, чем если бы пришлось отпустить того, кого мы не ненавидим. Любимого отделить от себя проще (если осознать, что он не любит), чем того, кого мы ненавидим. По любимому мы скучаем физически, рвемся его увидеть, а того, с кем связана боль и ненависть, видеть не хотим. Поэтому создается ощущение, что ненависть помогает отделить свои границы. На самом деле ненавистный объект просто переселяется в нас. Значит ли это, что нужно продолжать любить того, кто плохо обращается? Конечно, нет! НЕЛЬЗЯ! Ни в коем случае нельзя тянуться к человеку, от общения с которым есть какой-то вред. Необходимо прекратить свое влечение и оборвать с ним эмоциональную связь. Просто делать это нужно не через ненависть. Если уже встал вопрос о ненависти, значит вред очевиден, и тогда очень важно постараться оборвать все аффективные каналы связи с этим человеком.

Повторюсь, что с точки зрения психофизиологии поля с любимым это сделать проще, чем с ненавистным объектом. Важно убедить себя в том, что человек закрыт для взаимного с ним обмена. Субъективно кажется, что обмен есть и общение очень насыщенно, но это всего лишь иллюзия. Энергия поступает в кредит из созданного в собственном поле образа. Если бы общение было бы взаимно, тот человек получал бы столько же энергии, точно так же тянулся бы, так же дорожил и так же старался сохранить и умножить близость. Если этого не происходит, если он пятится и даже отталкивает вас, значит он не получает энергию, значит его вовлеченность в поле отношений имеет отрицательную динамику, и значит все то, что вы получаете от него, это энергия, как говорили в 19 веке, от астрального двойника, которого вы создали в своем поле. В современной психологии такие двойники называются персонификациями, и подробнее о том, как они устроены и работают, как влияют на поле, поговорим потом.

Само собой, очевидно, что одним лишь умозрительным обрывом связи в своей голове обойтись невозможно. Необходимо отделиться физически, переключить свое внимание на другие ресурсы, начать какую-то деятельность. Только тогда, постепенно, место аддикции займет что-то еще, и энергия восстановится. И чем глубже аддикция, тем сложнее и отделиться, и переключиться, и начать деятельность. Однако из всего перечисленного ненависть помогает только отделиться физически, но и то не за счет самой ненависти, а за счет страха убить или быть убитой врагом. Тот же страх может помочь отделиться и при обрыве связи. Если физически оторваться очень трудно, но нужно, должен возникнуть страх перед неадекватным состоянием, перед поглощающей аддикцией, перед двойной реальностью и собственным безумием, которые могут привести к опасным ситуациям. Чтобы испытать страх и сбежать, не обязательно испытывать ненависть к человеку. Достаточно понять, что происходит нечто угрожающее, вредное, энергия теряется и поэтому из этой ситуации нужно выходить как можно быстрей.

Но почему же люди интуитивно не выбирают путь отделения границ, а прибегают к ненависти и обиде, если первый путь настолько эффективнее и не имеет побочных эффектов?

Это происходит из-за того, что отделить свои границы от кого-то, кто значим, но безразлично или плохо к тебе относится, можно только имея внутренний локус контроля, а если внутренний локус развит плохо и вместо него – внешний, отделить себя от значимого объекта невозможно, тем более что ненависть увеличивает значимость объекта еще больше. Внутренний локус контроля – это ощущение своей отдельности от мира, собственной независимой ценности и субъектности (отсюда уважение к своим и чужим границам). Ты связан с миром, но ты – отдельно, ты существуешь сам, твое Я – внутри тебя. Поэтому даже если ты кому-то значимому не нужен, ты не исчезаешь, если этот кто-то плохо относится к тебе, ты остаешься таким, каким ты есть, обрывается только связь с тем, кто не хочет нормально взаимодействовать с тобой, тем самым убирается его значимость. Больше не меняется ничего. Если локус внешний, то Я находится вне тебя, в тех, кто значим, границ по сути нет, собственной отдельной ценности и субъектности нет тоже. Поэтому просто так взять и отделиться невозможно, даже когда реальной опасности от врага нет и держать его в поле нет никакого смысла. Он все равно там остается и постоянно поддерживает свою значимость за счет энергии обиженного.

К сожалению, если со внутренним локусом все совсем плохо, убедить человека не обижаться на родителей или не ненавидеть того, кто плохо поступал с ним, почти невозможно. Поэтому все эти аргументы имеют смысл лишь для тех, кто и так не обижается и не ненавидит, кто умеет разделять границы и обрывать связи, либо почти научился это делать, то есть для тех, у кого внутренний локус уже работает, и собственная субъектность уже есть.

Предвкушая вопрос, как же из внешнего локуса сделать внутренний, хочу адресовать тот же вопрос вам. Как работать над внутренним локусом, как вы думаете? Теги про локус расставлю чуть позже, несколько постов на эту тему у меня есть. На всякий случай повторюсь, я не запрещаю никому ненавидеть, у меня нет таких полномочий, не упрекаю за ненависть, у меня нет таких мотивов, я понимаю всех, кто ненавидит, не осуждаю их, я всего лишь считаю, что если есть возможность выбора, стоит выбрать другой способ выхода из зависимости. Ну а если нет, значит нет.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 16.06.2015, 19:06 | Сообщение # 58
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Как исправить "слабые границы"?

Многие уверены, что хорошие личные границы – это умение отказывать, которого у некоторых нет в силу слишком хорошего воспитания.

Дескать, есть такие сверхделикатные люди, которые отказывать не умеют, потому что очень вежливы. И будто бы необходимо этих чересчур мягких и открытых людей научить быть жестче. А чтобы научить их быть жестче, нужно объяснить им, что они имеют полное право себя защищать. И тогда эти милые люди научатся давать хамам отпор.

В чем вред этого мифа?

Люди, которые позволяют постоянно нарушать свои, так называемые, границы, делают это по простой причине. Они боятся отказать. То есть «слабые границы» - это не отсутствие защит, а чрезмерная защита из-за страха. Любой человек в мире знает, что отказать, в принципе, можно. В ответ на любую просьбу, предложение и тем более требование, технически можно дать отказ. Если тебе кидают запрос, это как теннисный мяч, который ты можешь отбить обратно, сказав «нет» или «спасибо, нет». Но чтобы отбить этот мяч и отправить его обратно, нужно быть уверенным, что это правильный жест. Именно в правильности отказа так называемые жертвы слабых границ не уверены. Они мнутся, сомневаются, колеблются и нередко соглашаются. А иногда соглашаются без колебаний, а потом переживают и жалуются знакомым. И знакомые им говорят: как так? Почему же ты не защищаешь свои границы?

Правильный ответ на это «почему» чаще всего не тот, который дают, то есть не «я слишком хорошо воспитан», а куда проще: «я боюсь последствий отказа». У отказа могут быть разные последствия. Самое маленькое последствие: предложивший больше не предложит. Самое большое: предложивший затаит обиду. Помните бородатый анекдот, где заяц ходил и записывал всех зверей на ужин ко льву, в том смысле, что звери по очереди должны быть ужином. И когда какой-то зверь, не помню какой, спросил «а можно не приходить?» заяц сказал «тогда вычеркиваю». И все. То есть в большинстве случаев отказавшему не грозит ничего, даже обиду на него вряд ли затаят, или затаят, но быстро забудут. Его просто вычеркнут из списка тех, кому можно предлагать подобное. И вот этого как раз человек с так называемыми слабыми границами боится. Я пишу «так называемыми», потому что хочу сказать, что дело не в слабости границ. То есть дело не в том, что у человека все есть, но вот границы плохие. Совсем нет, его границы стараются подстроиться под его большие нужды.

Вы, наверное, знаете истории про чересчур деликатных людей. Вот деликатный человек, к которому вечно вламываются в дом непрошенные гости, закусывают из его холодильника, укладываются спать или веселятся всю ночь совершенно не обращая внимания на головную боль хозяина. И те, кому хозяин потом жалуется, очень сердятся на рассказы о таких нахалах. Вот ведь, мол, дряни какие, пользуются тем, что человек хорошо воспитан. Но хорошее воспитание здесь не при чем. Хорошее воспитание, напротив, дает защиту от таких вещей, потому что сигнализирует грубое нарушение правил приличия. Но человек, каждый раз пускающий непрошенных гостей в дом, не слышит таких сигналов, а если и слышит, пропускает их мимо ушей, потому что очень боится отказать. Может быть он и намекает что-то, в надежде, что намеки поймут и перестанут вести себя так нагло, но ему не придется с ними ссориться. Потому что ссориться такой человек до смерти боится. Он боится остаться один, ненужный и покинутый, и поэтому, когда в ответ на действия наглецов в нем поднимается агрессия, и он уже готов воскликнуть «хватит!» эту агрессию побеждают его страх. Вот они сейчас посмотрят на него удивленно, скажут презрительно: «вот ты какой, а мы и не знали» соберутся и уйдут. И все! И вместо наглых, неуважительных, но все-таки друзей, у этого человека будет в жизни пустое место. Или даже враги, что еще страшней.

И на работе такой человек может вести себя подобным образом. Все-то на нем ездят, все его грузят своей работой, все про него забывают, когда раздают бонусы, но вспоминают, когда нужно сделать что-то такое, чего не хочет делать никто. А он молчит. Делает все и отказать не может. И жалуется потом в психологических сообществах на свои слабые границы, а то и на свое слишком хорошее воспитание. Привычка приписывать свои проблемы не слабостям, а каким-то добродетелям, очень вредный баг. Вреднее бага и придумать сложно, так как он одновременно не дает работать над своими пороками (это же добородетель), представляет других людей демонами, алчущими добродетельной крови, и пропагандирует добродетели как нечто очень вредное для социума, но и социум как нечто совершенно противоположное добродетелям. На самом деле, никаких добродетелей в этом случае нет и в помине, мы просто имеем слабого человека, зависимого, нуждающегося, пытающегося делать из людей опоры для себя, согласного на унизительную работу, готового на унизительные отношения, лишь бы не остаться одному и только поэтому всем уступающего. Я не хочу клеймить этого слабого человека за его слабость, клеймо в данном случае не поможет. Но пока этот слабый человек слабость свою не констатирует, ничего он с этой слабостью не сделает, никак себя не укрепит. Так и будет уступать, уступать, уступать, а потом бессильно злиться и ненавидеть хамов, еще больше фиксируя свой внешний локус контроля, а значит увеличивая свою слабость.

Но давайте же осудим и хамов, которые пользуются слабостью людей и их зависимым и беззащитным положением. Конечно, давайте осудим. Тем более, что хамы, постоянно использующие всякие разные лазейки, чтобы оседлать других людей, это еще одна категория, которая часто жалуется на недостаточно прочные границы. Вот, мол, атакуют мои границы, приходится пинки направо и налево раздавать. Например, жена бывшая атакует, требуя в хамской форме алименты, вместо того, чтобы попросить. Или старая мать звонит и хочет внимания, залезая в «личное» пространство. Или хозяин квартиры требует платить больше или в краткий срок освободить жилье. То есть существует категория людей, которые не понимают, что это не на их территорию залезают, а они залезли на чужую территорию, а их пытаются там подвинуть. Сам момент, когда хам разместился на чужой территории, он не замечает. Зато когда его пытаются прогнать, он воспринимает как акт грубой агрессии против него и старается «укрепить границы». Вроде той лисы в лубяной избушке: «как выскочку, как выпрыгну, пойдут клочки по закоулочкам».

Хуже всего дело обстоит, когда встречается «добродетельный» в кавычках человек, то есть такой, который все время боится всех обидеть (от страха остаться одному или утратить какие-то гипотетически возможности), и хам, который не обращает внимание, где его территория, а где чужая, и своим считает все то, что ему нравится. Если бы с хамом взаимодействовал обычный человек, то на первую же его попытку протянуть лапу, тот получил бы вежливый отказ, остался бы недоволен скорее всего, обвинил бы отказавшего в хамстве, но серьезный конфликт вряд ли получился бы, потому что отказ пришел бы сразу и вежливый. То есть буквально «остановитесь, послушайте слово божье» («девушка, давайте познакомимся») - в ответ «нет, спасибо», и человек идет мимо. Вслед такому человеку могут буркнуть что-то, но серьезной злобы быстро отказавший не вызывает, поскольку для серьезного конфликта хам должен проникнуть на территорию и обосноваться там.

Другое дело если на месте обычного человека – человек со слабыми границами. В этом случае конфликт почти неизбежен. Вот остановилась такая девушка и вступила в беседу. И не потому, что молодой человек или бабушка-сектантка ей понравились, нет. Молодой человек девушке не понравился, выглядит он не очень, пьян и лохмат, а она все равно остановилась и отвечает на вопросы. Почему остановилась? Да потому что не может понять, нужен он ей или нет. Может быть не так уж он пьян? Может быть не так уж он плох? А раз задержалась и вступила в беседу, прервать эту беседу, попрощаться и уйти, с каждой минутой все сложней. Она говорит себе, что воспитанные люди так себя не ведут, но на самом деле, не в воспитании дело, а в страхе. Она боится показаться недружелюбной, высокомерной. Может быть, этот парень не выглядит агрессивным, а, наоборот, очень жалок, но наша девушка все равно боится его обидеть. Что бы ни стояло за страхом, это всегда страх.

И она может дать ему свой телефон и даже разрешить ее проводить до дома, а там уже этот ненужный ей молодой человек решит, что потратил на эту девушку столько времени, получил от нее столько сигналов согласия, что теперь нужно настойчиво требовать продолжения знакомства. Девушка, которая поначалу сомневалась, успела разглядеть типа и точно убедилась, что ей он ни к чему. Но как теперь его послать? Зачем он к ней приклеился? Почему к другим не клеятся, а к ней клеятся мертвой хваткой? Но нет, мертвой хваткой и к ней сразу не клеятся. Клей схватывается постепенно. Изначально липнущая сила очень невелика. Все дело в том, что она очень долго сомневалась и думала, а потом сказала себе не «мне он понравился сначала, но потом разонравился», а «он с самого начала мне не понравился, зачем же я позволила ему прилепиться, ах ,это все мое хорошее воспитание». Но это не воспитание, а страх.

Нет большой разницы, чего боится человек со слабыми границами, потерять работу, остаться без друзей, утратить какие-то гипотетические возможности или приобрести врагов, «слабые границы» – это всегда страх. Если этот страх оправдан (есть вероятность пострадать) дело не в слабых границах (даже сильный человек выберет жизнь, а не кошелек, и отдаст вооруженному грабителю все, что тот просит), но если никакой объективной опасности нет, а человек все равно чего-то боится, не физического, так морального, не конкретного, так гипотетического, все говорит о том, что такой человек чувствует себя беззащитным. Именно это его реальная проблема и эту проблему необходимо решать.

Как решать проблему беззащитности? Во-первых, осознать, что вы уступаете из-за страха. Во-вторых, понять, с чем именно этот конкретный страх связан. Что будет, если наглая подруга больше никогда не позвонит? Что случится, если коллега перестанет пользоваться вашей уступчивостью? Насколько вы пострадаете на самом деле, при самой негативной их реакции? Сколько в вашем страхе реальной опасности для вас, а сколько привычки чувствовать себя беззащитным? Возможно, вы не так беспомощны, как привыкли думать. А если все-таки да, необходимо срочно создать план по выходу из состояния беспомощности и делать какие-то конкретные шаги. То есть сам момент, что вы боитесь что-то потерять и позволяете этому чему-то или кому-то диктовать себе условия, говорит о том, что ваша ситуация требует внимания и работы над ней. Не только анализа, а именно работы, то есть конкретных действий, которые бы дали вам чуть больше собственных опор в данной ситуации. Как минимум, вам нужны альтернативы (вариант другой работы, вариант других друзей), чтобы не испытывать такую сильную зависимость.

И в-третьих, нужно запомнить, что чем раньше прозвучало вежливое «нет», тем меньше резонанс. Даже конченые хамы демонстрируют гнев лишь тогда, когда уже привыкли думать, что ваша территория им принадлежит, когда вы позволили им удобно на ней разместиться и почувствовать себя хозяевами. Чем дольше такое хозяйство, тем сильнее гнев. Если «нет» прозвучало сразу, хамы убирают свои ласты спокойно, а если и обругают вдруг, можете быть уверены, это самое меньшее, чем они привыкли награждать всех тех, кто не хочет исполнять их прихоти.

Мария Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 16.06.2015, 19:08 | Сообщение # 59
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Слабые границы и проблема выбора

Прежде чем говорить о проблеме слабых границ в близких отношениях, давайте сначала уточним проблему.

В чем проблема слабых границ, ситуативная (если это проявилось только в какой-то частной ситуации) или хроническая (если эта проблема постоянная спутница человека)?

Проблема слабых границ в том, что человек делает что-то, что ему невыгодно, под каким-то незримым давлением другого (или даже давлением каких-то своих внутренних установок, которые срабатывают при появлении чужого запроса).

Если давление зримое и вполне конкретное (угроза расправы, шантаж) речи о слабых границах не идет, идет речь о преступлении против личности. Если же никто не угрожает, не принуждает силой, а человек все равно все отдает, может идти речь о том, что у него слишком слабые границы. Там, где другой отказался бы, он почему-то соглашается или даже предлагает сам. А потом переживает об этом, и вот этот момент страданий последующих – очень важен. Если человек отдал и доволен, знает, зачем это сделал, либо даже не знает, но не жалеет ничуть и чувствует себя отлично, никаких слабых границ он у себя не наблюдает, проблема как таковая не стоит (может и встанет потом, но на данный момент – нет). Проблема стоит, когда человек словно ощущает какое-то предательство со стороны отдельных частей своей личности. Сам он не хочет оказываться в таком положении, но постоянно попадает туда и его «пограничники» его предают. То ли они слишком робкие, то ли реакция их замедленна, то ли они доверчивы очень, то ли еще что-то, но границы они сдают, и человек потом мучительно думает, как же выбираться из той роли, на которую он сам согласился, как же прекратить использование себя другими.

Бывает все еще более мутно. Страдания есть, а понимания, почему так, нет. Нет даже точного понимания факта слабых границ. Человек не может точно определиться, то ли его никто не использовал, он сделал то, что должен был, то ли его зверски использовали, то ли он наоборот сделал слишком мало, то ли он сам использовал этих людей. То есть запутанность ощущений может быть такой большой, что человек мучается вопросом, он агрессор или жертва в данной ситуации, но мучения при этом испытывает совершенно определенные, однозначные. Не определена только причина их, а значит работать с ней трудно. Невозможно же всерьез делать выбор между: извиниться или обидеться?

Особенно часто так бывает с близкими людьми. Или с кем-то, кто нам хоть и неблизок, но очень важен (например, плохой начальник на очень хорошей работе) а значит, гордиев узел невозможно просто так взять и разрубить, решив, что раз так мутно и непонятно все, лучше расстаться. С самыми важными так не поступишь. Их хочется сохранить в любом случае. Но и себя обижать тоже не хочется, иначе какой во всем этом смысл.

Прежде всего, хочу сказать о причине любых подобных путаниц (и слабых границ тоже). Когда в сознании одновременно и это, и то, и другое, и часто взаимоисключающее, но все вместе, это происходит потому, что у человека в данный момент жизни существует очень много противоречивых намерений. Противоречивые, не значит плохие, каждое из них может быть очень хорошим и полезным для человека, причем какое полезней, не определишь, но они противоречивы, и поэтому в голове (и в сердце) путаница. Некоторые люди, не вынося подобных противоречий, предпочитают выбрать одну линию, а остальные просто подавить. Но это не самый лучший способ обходиться с собой. Ко всем своим тенденциям следует относиться уважительно. Даже если тенденция выглядит явно саморазрушительно, в ней все равно есть и какой-то защитный смысл. Например, абстиненция, казалось бы, тянет человека в саморазрушение, когда внушает ему мысль о поиске алкоголя, но на самом деле – это спасение организма от возможного сосудистого криза. Тем более менее разрушительные тенденции. Все они преследуют какую-то цель, что-то хотят в человеке защитить или компенсировать. Но между собой входят в противоречие. Чтобы справиться с саморазрушительными тенденциями, необходимо понять, что они защищают и предложить другие защиты. При интеграции личности все тенденции выстраиваются в сложный индивидуальный рисунок и достигают подвижной гармонии, то есть противоречий между ними нет, есть синергия. Пока же такой синергии и гармонии нет, важно учитывать все противоречивые тенденции и хотя бы сознательным образом приводить их в какой-то баланс, помогая себе.

Например, подруга последнее время вываливает на вас поток своих негативных эмоций. В вас одновременно борются несколько тенденций. Первая. Почему я должна это все терпеть, у меня это все отнимает силы и сводит меня с ума, нужно сказать, чтобы отстала, хватит. Вторая. В ее жизни непростой период, то же самое может быть и со мной. Дружба на то и существует, чтобы поддерживать другого вопреки комфорту. Третья. Какой же я эгоистичный человек, почему мне неинтересно слушать про ее проблемы, я зациклена только на себе. Четвертая. Слушать про проблемы я не хочу, но терять подругу хочу еще меньше. Может сделать вид, что я заболела? Пятая. Я должна не только слушать, но и чем-то помочь, но мне даже слушать трудно, как же я жестока. Шестая. Она не примет ни одного возражения, то есть я должна только соглашаться, права иметь свое мнение у меня нет, это насилие с ее стороны. И так далее. То есть одновременно и раздражение на подругу, и обвинения себя, и страх потерять эту подругу, и так по кругу. Даже слабость границ и то под вопросом. Может быть, это не слабость своих границ, а наоборот залезание на чужую территорию, поскольку хочется подругу только использовать, а любые ее потребности раздражают? Или все-таки это слабость границы, прикрытая множеством самооправданий, чтобы не идти на конфликт и сохранять свою зависимость? И кто зависим больше, подруга, которая звонит с утра до ночи и говорит-говорит, или ты, которая слышать ее не хочет, но при этом боится отказать во внимании? В общем, полный бардак.

Но не переживайте, в психологии так всегда. И те, кто обходятся с таким бардаком слишком вольно, быстро упростив и упразднив все моменты, правы не больше, чем те, кто думают, что в хаосе разбираться вообще не нужно. Нужно, но, по возможности, без сильных упрощений.

В ситуации любых уступок есть зависимость, но вычленить эту зависимость очень сложно, не говоря уже о том, чтобы ее снизить. Вот, например, стандартная ситуация на работе. Конфликт с коллегой. Начальство то ли на стороне коллеги, то ли не желает принимать в этом участие. Уходить с работы, чтобы коллега торжествовал победу? Утереться и терпеть? Попытаться замять и извиниться? Пригрозить чем-нибудь? Продолжать конфликт, выставляя себя скандалистом? Отомстить коллеге тайно? Игнорировать? Жаловаться начальству и требовать защиты? Искать другую работу? А может быть коллега этот вообще прав и нужно работать над собой? Или все-таки это унижение, которое нельзя сносить? Или нужно лучше работать и увеличивать значимость? Или наоборот меньше работать, чтобы не было так обидно, что ты надрываешься, а тебя не ценят? Неясно совершенно. В такой ситуации границы могут быть не то что слабые, они вообще неизвестно где, поскольку как их проводить непонятно, область своих прав не очевидна.

Еще хуже, когда речь идет о родителях. Или о детях. Там вообще одна сплошная засада, поскольку вмешивается момент почти физического слияния, и границы провести нереально. А в любовных отношениях? Там иногда вообще границ нет.

И тем не менее, сомнения и переживания в подобных ситуациях означают, что человек мечется между своей зависимостью от кого-то (чего-то) и своим нежеланием выполнять его условия. И мечется он потому, что ни то, ни другое в нем не может победить. И заходит он с разных сторон, пытаясь то условия отменить, то зависимость свою снизить. И когда ему одно или другое удастся, он успокоится, а пока нет, будет беспокоиться дальше.

Вот, например, ситуация с подругой. Очень хочется сохранить подругу и все хорошее, что с ней связано, но не хочется терпеть ее условия, а это именно ее условия, хоть и не сформулированные, но навязываемые, она хочет звонить и взрывать мозг, когда ей требуется поддержка. И вот эти ее условия могут стать скромнее, если она возьмет себя в руки и скажет себе, да что же это я мучаю свою подругу, совсем уже достала, так нельзя, и перестанет так много требовать. Это будет означать, что она потеснилась со своими требованиями, поскольку боится потерять отношения больше, чем немного потеснить свое эго. Либо, наоборот, эти условия перейдут грань, то есть звонки станут чаще, а поток негатива бесцеремонней. Человек может начать намекать подруге, что мол надо бы и честь знать, но уверенность этих намеков зависит от того, насколько он все-таки готов рисковать зависимостью. Если эта подруга слишком драгоценна, даже и намеков не будет, а если представить еще большую драгоценность, то не будет и усталости от нее, будет смиренная готовность выносить все. Чем меньше драгоценность подруги, то есть зависимость от нее, тем меньше желания выносить какие-то некомфортные условия.

При одинаковой зависимости друг от друга условия подбираются комфортно для обоих, правда если люди - более-менее взрослые, а не совсем инфантилы. Инфантил очень часто ошибается по части своей значимости для других людей и не может ее адекватно оценить. Так же у инфантилов весьма своеобразная оценка значимости других людей, они не понимают, что это субъекты, и пытаются игнорировать факт их воли. Поэтому близкие отношения с инфантилом подобны бесконечной войне, но при равной значимости и хотя бы одной взрослой стороне - даже инфантил имеет возможность динамично повзрослеть.

Та же проблема выбора касается и ситуации с коллегой. Любой человек в такой ситуации будет соизмерять тяжесть своего унижения и важность тех бонусов, которые он за это получает. Пока он будет колебаться и мучиться, измерения будут удаваться не очень (соленое и горячее сравнивать сложно, что и говорить), их придется как-то перевести в одну плоскость, сравнить, подумать о потерях и об альтернативах, в общем человек будет метаться и медлить. Как только что-то перевесит, он начнет действовать. Конечно, действовать он может начать и раньше, совершая импульсивные шаги в разных направлениях, то извинится перед коллегой, то обругает его больше, то возьмется за какую-то важную работу, чтобы укрепить свои позиции, то откажется что-то делать, чтобы всем показать, что его задели. Противоречивые действия выглядят разрушительно и бессмысленно, но на самом деле, даже они имеют какой-то смысл, они расшатывают ситуацию и помогают ее привести к чему-то одному, избавив от противоречий. Например, человека уволят и решать будет нечего. Хоть он себе явно навредил, но зато избавился от стресса метаний, то есть даже в этом случае организм действует в целях какой-то защиты.

Так, например, ставшая притчей во языцах женская непоследовательность, когда женщина, как тот сержант из анекдота, говорит «стой там, иди сюда», то хочу, то не хочу, то принеси, то куда ты пошел, останься, то почему же ты не принес, иди, и так далее, весь этот классический вынос мозга заключается в том, что женщины в отношениях с мужчинами чаще оказываются в ситуации, когда они не могут ничего конкретного решить и предпринять. Это получается потому, что женщина никак не может измерить свою зависимость и сравнить ее с условиями. Ее зависимость двояка и простому измерению не поддается. Она очень сильно зависит от мужчин вообще (одна быть не может, не хочет, боится, ей нужен муж, и как можно быстрее, или хотя бы МЧ, и так постоянно) но может мало зависеть от конкретного мужчины (он хочет ее больше, чем она) и поэтому ее буквально раздирают противоречия. Она все время прикидывает, какие условия еще придумать, чтобы отношения имели смысл, но в то же время боится слишком много просить. В результате мужчина устает и начинает вести себя более жестко и властно. В бессмертном Доме2 это называется "включить мужика". Теперь женщина может либо послать включенного мужика подальше, либо подчиниться, но мечется уже меньше.

Это касается не всех женщин, только части, но эта часть весьма существенна, поэтому и существует представление, что большинство женщин не знают, чего хотят, и им надо навязать свою волю. Они знают, чего хотят, но то, чего они хотят, им недоступно, а то что доступно, не очень нравится, но и отказываться от этого они боятся, потому что ничего пугает еще больше, чем абы что. То же самое чувствуют и мужчины в подобных ситуациях, просто попадают в эти ситуации они реже, чаще попадают в другие, поскольку гендерные нормы разные. Мужчины, например, испытывают больше мук, чем женщины, при выборе жена или любовница: с женой семья, с любовницей секс, то и другое нужно, выбрать сложно. Женщины, в такой ситуации, в среднем, выбирают не так мучительно. Хотя все индивидуально.

Так что же может предпринять человек, который мечется в своем выборе и не может определиться с тем, что же он на самом деле чувствует, унижают его или нет, прав он или не очень, уйти или остаться, сказать или промолчать?

Во-первых, такой человек должен понять, что противоречия неслучайны, а означают борьбу тенденций, одинаковой силы. Во-вторых, по возможности, такой человек должен рассмотреть все тенденции, которые в нем борются, или хотя бы примерно прикинуть, между чем и чем он выбирает. В-третьих, найти тенденцию, которая наиболее важна и, по возможности, объединяет несколько. В-четвертых, подумать, чем можно компенсировать остальное. В-пятых. Кое-чем придется просто пренебречь.

Например, в ситуации с подругой. 1. Во мне борются разные желания и сводят меня с ума. 2. Я хочу: освободиться от груза, сохранить дружбу, помочь подруге, защитить себя. 3. В идеале, я хотела бы сохранить отношения, но сделать условия более комфортными. 4. Я должна рассказать подруге, что я очень устала от нее, хотя хочу ей помочь. 5. Если она обидится, значит либо я ей не слишком важна, моя усталость ее не волнует. Тогда я приму факт, что наша дружба держится только на моем желании ей угождать, а такая дружба мне тоже не нужна.

Конечно, надо иметь в виду, что в схеме все всегда намного проще, чем в жизни, что в жизни схемы так легко не составляются, но если искать выхода из ситуации через анализ, а мы занимаемся именно этим, какую-то схему создавать все равно придется. Иногда можно составить несколько схем и сравнить. А иногда – просто смириться с тем, что ни одна из тенденций не кажется важнее других, все одинаково важны, и ждать, когда ситуация «дозреет», то есть нечто в ней станет важнее всего остального.

Мария Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 16.06.2015, 19:10 | Сообщение # 60
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16467
Статус: Offline
Эффект жиголо

Чтобы немного проиллюстрировать тему границ, я хочу рассказать вам про жиголо.

Жиголо – это мужчина, живущий на содержании женщин. Но если жиголо очень талантлив как жиголо, он не просто живет на деньги женщины, он делает так, что все деньги состоятельной женщины добровольно перетекают ему в карман. И большая часть ее имущества - тоже. И даже взятые ею большие кредиты.

Одно время я много занималась реабилитацией женщин, которые стали жертвами жиголо. Иногда гениальных жиголо.

Главный запрос таких женщин «помогите его вернуть». Следующий запрос «помогите вернуть себя».

То есть можно сказать, что главное зло от жигало, это не то, что они забирают у женщин деньги, а то что они разрушают их самооценку.

Но для того, чтобы восстановиться после жигало и для того, чтобы не стать их жертвой, необходимо очень хорошо понимать, что разрушение самооценки – не цель жигало и даже не средство, с помощью которого они отбирают деньги, а обычный «эффект отмены».

То есть настоящие жиголо встраиваются в личность женщины так же ловко, как этанол встраивается в физический обмен веществ, делая из человека алкоголика. А жиголо вызывают в женщине любовную зависимость, благодаря которой она готова на все, чтобы иметь этого жиголо рядом.

Аналогия жиголо и алкоголя буквальна.

Например, алкоголь обладает способностью растворять мембраны клетки и поэтому быстро попадает внутрь клетки, начиная там свою деятельность.

Жиголо тоже умеет быстро растворять границы. Эффект растворения границ весьма подобен эффекту растворения мембран, тем более, что функция мембраны клетки и границ личности подобны: то и другое должны фильтровать поток, все питательное забирать внутрь, все ненужное выбрасывая за пределы.

Границы имеют защитную функцию, не подпускают в личное пространство чужих людей, временно, до полной проверки, и никогда не пускают тех, кто признан вредным. Настоящий жиголо умеет показаться не только своим, но и очень полезным. Как он это делает расскажу дальше.

Еще одна уникальная способность алкоголя – разжижение крови, ускорение кровтока и сердцебиения при том, что на головную кору алкоголь оказывает тормозящее действие. То есть это депрессант, воспринимающийся телом как стимулятор. Он снимает тревогу и одновременно очень оживляет, даже бодрит.

Точно так же действуют жиголо. Они умеют отвлечь внимание женщин от проблем, снять тревожный фон, и подарить бодрость, праздничное состояние духа.

И, наконец, главное, за что люди любят алкоголь, он стимулирует рецепторы дофамина. То есть это наркотик, способный вызывать аддикцию. Аддикция, напомню, это такое состояние организма, когда приоритетный источник удовольствия (анти-стресса) вытесняет из жизни все остальные источники, и отмена сразу вызывает стресс.

Жиголо полностью переключает на себя самооценку влюбленной женщины. Она чувствует себя в его присутствии намного лучше, чем без него. Она ощущает себя красивой, умной, талантливой, необыкновенной. И чем больше это искаженное восприятие, тем ниже ее самооценка вне общения с жиголо. Другие мужчины смотрят на нее как на обычную женщину, подруги не понимают, в чем ее необыкновенность. Одним словом, чем лучше женщине с жиголо, тем хуже ей без него. Как наркотик перекармливает рецепторы, так жиголо перекармливает самооценку женщины, и поэтому синдром отмены воспринимается так болезненно.

Но есть у алкоголя и еще одна хитрая ловушка, связанная с разрушением самооценки. Самооценка человека, употребляющего алкоголь, имеет два измерения. В одном измерении она стабильно повышенная, поскольку под воздействием алкоголя самовосприятие улучшается. В другом измерении самооценка постоянно снижается больше и больше, поскольку человек пьет, теряет уважение, репутацию, возможности, интересы, работу, друзей, средства к существованию.

Реальная самооценка женщины, которая стала жертвой жиголо, тоже все время снижается. Она теряет друзей, ее перестают уважать, над ней смеются, потому что она связалась с жиголо. Поэтому женщина, чтобы избежать столкновения с насмешками, еще больше замыкается на нем, как алкоголик, чтобы справиться со стрессом десоциализации уходит в алкоголизм еще глубже.

Поэтому, когда жиголо начинает хотеть материальных вложений, все больших и больших, женщина идет у него на поводу, не хочет этого замечать, не верит неприятным сомнениям, потому что при любом отдалении жиголо испытывает муки. Иллюзии нужны ей уже не просто для кайфа, а для того, чтобы не страдать.

Цикл жиголо похож на цикл этанола. Сначала он растворяет границы. Потом постепенно искажает самооценку женщины. Потом манипулирует синдромом отмены, вымогая из нее деньги.

Настоящий, действительно талантливый жиголо, никогда не ворует у женщины. Самые талантливые даже не просят. Она все отдает сама. Чем талантливей жиголо, тем меньше ему нужно врать. Чем чище работа, тем меньше оснований завести уголовное дело. Долгое время после того, как жиголо бросает женщину, она пытается его найти и вернуть. Только спустя время, она может задуматься о том, что неплохо бы вернуть и свои деньги.

Я видела ситуацию, когда спустя два года, одного жиголо нашла СБ брошенной женщины и приволокла к ней для кровавой мести, о которой она полтора года мечтала. Но спустя полчаса после встречи, у них начался новый роман.

Но вернемся к границам. Как жиголо удается эти границы растворять?

Прежде всего, следует сказать, что настоящему жиголо бедные женщины неинтересны. Если вы небогаты, но вас использует какой-то жиголо, это не жиголо. Возможно, это ленивый человек, который и сам не рад, что не любит работать, а скорее всего, это человек в депрессии или аддикции, которая лишает его сил и мотивации. От жиголо такой человек отличается тем, что неосознанно использует то, что в вас и так есть, вашу жалость, ваш страх одиночества, вашу веру в то, что в любые отношения нужно много вкладывать, прежде чем что-то получить. Если бы этот человек был осознанным жиголо, то есть сознательно ориентировал себя на жизнь за счет женщин, умел это делать и хотел это делать, он выбрал бы женщину намного более состоятельную, чем вы.

То есть паразитирующие на трудолюбивых женах мужья - паразиты поневоле, люди в плохом состоянии, у которых не получается выйти из замкнутого круга (некоторые, кстати, выходят, и поднимаются). А жиголо – сознательный игрок на этом поле, умелый игрок, а не бедный попрошайка, и поэтому ставки его высоки.

Жиголо использует не то, что в женщине есть, а то, что он сам в ней создает. В этом его мастерство и его опасность.

Иногда приходится читать про каких-то злых манипуляторов, которые стараются разрушить женскую самооценку, и таким образом женщин парализуют. Но если бы все было так просто, то за любым травмайным хамом тянулся бы длинный шлейф поклонниц, а самыми востребованными у дам были бы интернет-тролли. В реальности же грубые и агрессивные люди отталкивают других людей. Агрессия обладает отталкивающим свойством, а любой дискомфорт, тем более удар в область самооценке активизирует желание дистанцироваться.

Для того, чтобы женщина терпела, как ее самооценку разрушают, и не посылала хама подальше, а старалась ему угодить и боролась за его одобрение, эта женщина должна быть уже очень крепко и прочно к нему привязана. То есть само воздействие заключается не в разрушении самооценки, а в способности добиться от женщины привязанности. И дальше уже самооценкой действительно можно манипулировать, но не с целью ее разрушить (люди не так кровожадны, как мерещится напуганным, они скорее корыстны) а с целью получить для себя блага, используя болезненный рычаг. Древнее правило дрессировки пряникм и кнутом: за выдачу благ – пряник, то есть похвала, за отказ выдавать – кнут, то есть критика.

Обратите на это внимание. Дело не в самой критике, критикуют очень многие. Некоторые только и делают, что ругают всех подряд, однако самооценкой людей манипулировать не могут. Но если женщина находится в эмоциональном слиянии с критиком, если ее самооценка полностью в его руках, то ему не требуется никаких жестких и крайне болезненных уколов, которые так любят описывать «жертвы эмоциональных абьюзов», ему достаточно просто дать понять, что он недоволен ею.

Те, кто унижают и оскорбляют своих партнерш, не имеют настоящего доступа к их самооценке. Им приходится обрушивать на их головы тонны проклятий, чтобы хоть как-то задеть. Как правило, партнерши и сами за словом в карман не лезут. Если бы партнерши были тихи и раздавлены, оскорблять их не требовалось бы. Они бы по первому жесту приносили все, что нужно, и делали все, как хочется господину. То есть крики, оскорбления и хамство – признак того, что никакого господина в паре нет, а есть две конфликтующие стороны, одна из которых, возможно, сильнее, но и вторая на колени не падает, а дает посильный отпор, во всяком случае – держит оборону. Зависимость друг от друга обоих в этом случае есть, иногда зависимость сильная, иначе бы они не терпели этот ад, но эта зависимость, как правило, состоит из того, что они связали друг с другом все, что имели в жизни: у них общий дом, общие дети, общие друзья, общее имущество, общая репутация, поэтому разбежаться сложно, ничего оставить другому ни один не хочет, предпочитает вести бесконечные войны. А моменты перемирия внушают обоим надежду, что жизнь наладится. То есть материальная и моральная (долг и оценка людей) зависимость у конфликтующих людей есть (за это и конфликт), а вот полного слияния на уровне эго нет ни у кого, иначе этот кто-то был бы очень доступен для влияния и войны не требовалось бы.

Еще раз хочу повторить эту схему. Если в паре есть полное слияние на уровне эго, конфликтов нет, даже если слияние у одного, он покорен, не оказывает сопротивления, воспринимает желания второй стороны как свои собственные, в паре тишь и благодать, моменты конфликтов коротки и несущественны (и всегда означают небольшое отделение границ). Если в паре нет или мало слияния на уровне эго, но очень сильная материальная и моральная зависимость (все имущество, все ресурсы общие) идет война, и эта война тем больше ужесточается, чем сильнее зависимость и раздельней границы эго. Если в паре нет никакого слияния эго, ни у одного, но и зависимости на уровне внешних ресурсов тоже нет, пара распадается довольно спокойно, без скандалов.

Слияние эго опознается как влюбленность, обожание, растворение. Любовь – более зрелое чувство, которое предполагает, что личность настолько сформировалась, что обладает собственным центром и глубокой рефлексией. При любви тоже есть слияние эго, но оно намного лучше контролируется, осознается (это не значит что оно гасится, наоборот отражается в сотнях зеркал) и удерживается от полного растворения глубоким уважением к личности партнера и присутствием своей собственной личности.

Поэтому, хотя расставание с любимым тоже может принести боль, по ощущениям – как отрезание куска от сердца или души, человек способен осознавать все эти процессы и отпускать любимого, если тот дистанцируется, способен восстанавливать себя и не погибать от потери (например, от смерти любимого). То есть влюбленность и любовь отличаются лишь тем, что второе предполагает более зрелую (управляемую) структуру восприятия и переживания. А если структура незрелая, то переживания намного более поверхностные, но острые и овладевающие слабым эго полностью, захватывающие его в плен. Сильной влюбленности слабое эго просто не способно противостоять. Поэтому существует мнение, что если есть силы сопротивляться, значит влюбленность слабовата. Да, если эго слабое, так и есть. Сильное эго готово переживать намного более сильное и глубокое чувство, не теряя себя. Это подобно сравнению течений реки. Течение может быть очень сильным, но сохранит ли человек устойчивость, зависит от силы его опор. На слабых ногах, человек может быть унесен даже слабым потоком.

Как жиголо добивается проникновения за границы женщины в ее эго?

Это делается не с помощью манипуляций, холодных расчетов, рациональных шахматных ходов. Иногда мне кажется, что те, кто описывают холодные манипуляции таких соблазнителей, не наблюдали близко ни одного такого персонажа, даже не слушали подробных рассказов реальных жертв. Чтобы растворить чужие границы можно воздействовать только собственным аффектом, а не рациональным подходом. Границы более менее ресурсного человека нечувствительны к воздействию извне, они растворяются изнутри, когда человек достаточно разогрет эмоциями. Только фанатик способен заразить других фанатизмом, только эмоциональный человек способен навязать другим (более-менее устойчивым) свою эмоцию.

Само собой разумеется, не всякая сильная эмоция нас цепляет, а лишь та, которая резонирует с нашими потребностями. Ключ, которым жиголо вскрывает границы женщин, это искренняя влюбленность в них. Нужно учесть, что состоятельные женщины не голодают по вниманию, поэтому придумывать любовь на пустом месте они не будут (тем более, что с мелкими жиголо и недожиголо встречаются постоянно). Если бедной одинокой женщине иногда достаточно небольшой симпатии интересного человека, чтобы она придумала взаимное чувство, одиночество состоятельных женщин имеет другую основу. Они не видят достойного для себя, не находят достаточно искренних чувств и чего-то, что принесло бы в их сытую жизнь праздник. Тогда как праздником для голодной женщины может стать любое романтичное свидание, для пресыщенной женщины устроить праздник не так легко. Вот почему растворитель, который используют самые талантливые жиголо, это реальная страстная влюбленность (то есть сильная эмпатия, постоянная сексуальная страсть, чувствительность, зашкаливающий романтизм и даже обожание). То есть это настоящая страстная влюбленность, если речь идет о прохождении очень прочных границ.

И вот здесь возникают три загадочных вопроса. 1. Почему не каждый страстно влюбившийся растворяет чужие границы как жиголо, а чаще всего ровно наоборот – отталкивает объект? 2. Как жиголо удается так страстно влюбиться, но не раствориться самому и не попасть под власть? 3. Как ему вообще удается взять и влюбиться страстно и искренне, исходя из меркантильного расчета?

Мария Комиссарова


Нас только один
 
Форум » Читаем » Статьи » Пишет Эволюция (Марина Георгиевна Комиссарова)
Страница 4 из 14«1234561314»
Поиск: