Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 14«12341314»
Форум » Читаем » Статьи » Пишет Эволюция (Марина Георгиевна Комиссарова)
Пишет Эволюция
СторожеяДата: Четверг, 26.02.2015, 18:26 | Сообщение # 16
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
О гендерной иерархии

Основное заблуждение феминизма, на мой скромный взгляд, можно считать заблуждением, а можно подтасовкой, и как в любом активистском движении, на нижних уровнях - это скорее первое, на верхних - скорее второе, а в серединке - смесь. Заблуждение или подтасовка состоит из серии логических ошибок. В логике это называется - ошибки в распределенности терминов.

С точки зрения логики происходит подмена тезиса: сначала общеутвердительное суждение заменяется частноутвердительным, а потом из этого общеутвердительного, которое на самом деле частное, делается еще более общий вывод.

В результате таких логических подтасовок рисуется картина мира, в которой все мужчины наверху, а все женщины строго внизу, и между теми и другими стеклянный потолок. Родиться мальчиком означает заведомо, без усилий, попасть на верхний этаж, родиться девочкой - остаться на нижнем и при всех усилиях не дотянуться даже до самого плохонького мужчины. Попасть на мужской этаж, родившись девочкой, можно только в качестве прислуги или мужской игрушки. Знакомая картина? Мало что выглядит более зловеще и безысходно. Мало что способно вызывать такой гнев.

На самом деле, модель мира выглядит совсем иначе. В самом низу этой упрощенной иерархии находятся мужчины-омеги. Прошу прощения за вульгарно-этологическую терминологию, это уже мемы. В середине - женщины - из них чуть выше женщины-альфы, чуть ниже женщины-омеги. Наверху мужчины-альфы. Модель очень упрощена, однако, даже рассмотрение такой упрощенной модели показывает, что мир не выглядит как противопоставление мужского и женского, а выглядит как противопоставление менее ресурсных более ресурсным, и женщины в этой модели обладают кое-каким ресурсом по дефолту. Поэтому женщинам очень мало доступен верхний этаж социальной успешности, но и от самого нижнего они более-менее защищены.

Привычное для ушей феминисток суждение "мужчины из века в век убивают женщин" имеет ложное распределение и субъекта, и предиката. Мужчины убивают не только и не столько женщин, сколько мужчин. На войне и в мирное время мужчины, в основном, убивают других мужчин. Женщины страдают тоже, но меньше. Вражеской женщине скорее сохранят жизнь, чем вражескому мужчине. Мужчину убьют с большей жестокостью и агрессией. Также неверно говорить, что именно мужчины убивают, как будто функция убийства врагов свойственна только им, а не является функцией всех живых существ. Убивают все люди, которые имеют такое основание и возможность. Основания без возможности недостаточно, как и второго без первого. Женщины убивают своих врагов тоже, врагов любого пола, если имеют возможность, то есть смелость и оружие. Поэтому нельзя делать основным критерием субъекта мужской пол, а критерием предиката пол женский. Это грубейшая логическая подтасовка, при исправлении которой летит весь карточный домик.

Если рассмотреть более правдивую, трехэтажную модель гендерной иерархии, внимательно, выяснятся многие интересные моменты.

Выяснится, например, что страх оказаться в самом низу иерархии и стать парией может стимулировать юных мужчин на движение к успеху, а женщин нет, поскольку вторые в любом случае имеют шанс "устроиться", но почти не имеют шанса прорваться очень высоко. Так же выяснится, что омега-мужчины имеют все основания завидовать омега-женщинам, которые получают условия лучше благодаря своему полу. Отсюда привычное "бабы проститутки" и прочие завистливо-обиженные высказывания. Что касается альфа-мужчин, достигших верхних слоев социальной иерархии, они относятся к женщинам намного более лояльно и уважительно, чем к омега-мужчинам, но не так уважительно как к подобным себе. Примеров этому мы тоже видим достаточно. То есть презрения "к женскому" у альфа-мужчин нет, есть снисходительное отношение к женщинам и презрительное к мужчинам-омегам. Женщины имеют обыкновение смотреть на омега-мужчин с брезгливостью, потому что - сверху вниз, (некоторые наоборот с состраданием, а не брезгливостью, но это тоже сверху-вниз) а на альфа-мужчин - снизу вверх (с восхищением или страхом). Друг к другу женщины часто относятся с тщательно скрываемым чувством конкуренции, поскольку разница между омега и альфа женщиной не так велика, как между омега и альфой мужчинами, которые живут буквально в разных мирах, на разных этажах. Скрывается чувство конкуренции из-за близкого соседства, женщины предпочитают теплую дружбу, и за ней прячут конкуренцию. Отсюда все анекдоты про женскую дружбу. У мужчин дружба и конкуренция (то и другое - с равными) разделены и выглядят острее и откровеннее, и предательство переживается бурно.

Прошу учесть, что все эти выводы могут быть неверны в частных случаях, поскольку модель очень груба и упрощена, она не имеет отношения к разнообразию человеческих ситуаций, она рисует очень общую схему гендерной иерархии, основа которой - социальная иерархия. Эта социальная иерархия несправедлива и примитивна, ее обязательно нужно совершенствовать, развивать, менять, она способствует закреплению людей в их социальных ролях и поддерживает жестокие законы джунглей. Однако, эта иерархия устроена иначе, чем описывают те, кто противопоставляет мужское женскому как верх и низ. Женщины находятся не внизу этой модели, они находятся посередине, отсюда все плюсы и минусы их существования.

Проблема стеклянного потолка действительно существует, однако, она выглядит иначе, чем это часто описывается. Стеклянный потолок не связан с презрением к женскому полу. Мужчину-парию выкинут еще на подходе к верхнему этажу, а женщину подпустят ближе. На самый верх женщинам действительно пробиваться тяжелее, чем некоторым мужчинам (но не всем! не париям, а именно мужчинам, способным сколотить себе капитал и репутацию). То есть самые способные женщины, соревнуясь с такими же способными мужчинами, имеют больше шансов проиграть. Но причина этого не гендерные стереотипы "не женское это дело". Такие стереотипы - лишь следствие того, что женщин наверху исключительно мало. Будет больше, стереотип исчезнет, поскольку перестанет описывать реальность. Причина отставания женщин - комплексная, связанная и с особым формированием женской идентичности и с реальной нагрузкой материнства (даже в его проекции). Необходимо разделять с мужчинами родительскую нагрузку и работать над новой женской идентичностью, более активной и социально-вовлеченной. Тогда на верхних этажах будет становиться все больше женщин, женщины наверху перестанут быть исключениями, модель иерархии будет становиться гендернонейтральной, а постепенно и само представление об иерархии как о "верхних-нижних" "господах и рабах" уйдет в прошлое, структура социума станет более горизонтальной, а отдельные иерархии - ситуационными и функциональными.

источник


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 26.02.2015, 18:33 | Сообщение # 17
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Про секс

Про секс всем интересно и это понятно.

Не знаю как вам, а мне давно и сильно наскучил миф о вагинальном оргазме. Точнее миф о мифе о вагинальном оргазме и выводы, которые из него делаются. Выводы делаются самые фантастические, способные (если им следовать) не просто лишить женщину сексуального оргазма, но и сексуального желания и даже мысли о сексе как таковом. Получается, что природа создала тело женщины так, что проникновение ей крайне нежелательно, а мужчина со своим пенисом является агрессивным эгоистом. Казалось бы, остается хотя бы мастурбация, но как заниматься мастурбацией, если привычные сексуальные образы – унижение и абьюз? Вероятно, задача такой «сексологии» - искоренить секс из жизни женщины, сделать то, с чем не справилась средневековая мораль.

Постараюсь развеять эти мифы о мифах, пока не поздно.

Те, кто пишут, что вагинальный оргазм невозможен, а возможен лишь клиторальный, чаще всего не представляют себе, что такое оргазм.

Оргазм – это реакция нервной системы, происходящая в результате суммирования нервных импульсов в половой нервной ветви.

Половая ветвь обширна и состоит из множества нервов, которые пронизывают области крестца, промежности, таза, и через спинной мозг связывается с головным мозгом. В головном мозгу, спинном и на периферии, то есть в области половых органов, возникает цепь нервных реакций. И вот эти многочисленные реакции суммируются и в какой-то момент суммы запускают нервную разрядку, называемую оргазмом. Суммируются импульсы в спинномозговом центре (!), разрядка происходит там же, может ощущаться и локально в области клитора, и шире - в области половых органов и еще более широко – во всем теле. Это называется - резонанс.

В клиторе действительно расположена важная часть эффекторов половой ветви, то есть нервных окончаний. Клитор для женщины – наиболее чувствительная эрогенная часть, однако, из этого не следует, что оргазм связан лишь с клитором и для оргазма нужна прямая стимуляция клитора. Совсем наоборот.

Довольно небольшой процент женщин способны начать возбуждаться от прямой стимуляции клитора. Для большинства женщин эта область слишком чувствительна. Для нарастания и накопления импульсов, которые при суммировании приведут к оргазму, необходима не просто механическая стимуляция одного участка, а очень тонкий и гармоничный процесс возбуждения во всей сексуальной нервной цепи. Самый важный центр расположен в головном мозгу, именно он позволяет переживать возбуждение и оргазм как ощущения. При нарушении связи периферии (половых органов) и центра (головы) возбуждение либо не возникает, либо возникает, но не ощущается совсем. Головной центр может блокировать начавшееся возбуждение, то есть снимать его (и часто поступает так), а может стимулировать, активизируя физические ощущения эротическими образами и сексуальными чувствами. В идеале, половые органы и головной мозг должны работать слаженно, тогда возбуждение растет и копит приятные ощущения, а потом суммируется в спинном отделе и приводит к эффективному оргазму. При любом нарушении в цепи оргазм либо не происходит, либо получается стертым: коротким, слабым, как будто частичным. Многие женщины никогда в жизни не получают полноценного оргазма.

Но слаженная работа сексуальных центров на периферии (в половых органах) и в центре (в голове) не означает, что должна происходить именно стимуляция клитора, тем более прямая. Совсем нет. Обычно прямая стимуляция может доставить удовольствие только тогда, когда возбуждение в цепи уже высоко, и нервный порог поднялся. Невозбужденное тело реагирует на прямую стимуляцию клитора раздражением и болезненными ощущениями. Примерно так же реагируют и соски. Только в уже возбужденном состоянии большинству женщин приятно, когда стимулируют их грудь и трогают клитор. Очень редкие женщины способны из невозбужденного состояния тут же перейти в возбужденное от прикосновения к самым чувствительным местам, да и те лишь тогда, когда уже пребывают в состоянии перманентной готовности (в состоянии влюбленности, в романтический период), а большинству женщин требуется прелюдия.

Пока женщина совсем не возбуждена, ей чаще всего не хочется совсем никакой физической стимуляции, и прикосновения к половым органам и груди неприятны. Могут возникнуть мысли о сексуальной навязчивости партнера и нудности сексуальной обязанности. Женщина в абсолютно невозбужденном состоянии либо не хочет никакой близости, либо хочет неэротической нежности. В зависимости от обстоятельств, ситуации и собственной сексуальной структуры, разные женщины любят разный подход. Некоторым нравится «сексуальный захват», когда их нежелание преодолевают уговорами или требованиями, других такой «захват» может повергнуть в ужас. Можно с уверенностью сказать, что любительницы «захвата» рискуют и играют на грани, особенно если не имеют постоянного тонкого партнера, поэтому такой небезопасный сексуальный паттерн лучше перестраивать (перестраиваются паттерны постепенным переходом на новые, снижая дозу старых и вводя другие). Нормальным является достаточно быстрый переход в начальное возбужденное состояние при эмоциональном согласии. От умственного согласия эмоциональное отличается тем, что первое это «надо», а второе «хочу». Однако эмоциональное «хочу» далеко не всегда переходит в физическое возбуждение, и для женщин это довольно характерно. Связь между разумом, эмоциями и телом может быть нарушена по причине каких-то нерешенных проблем в сексуальной жизни вообще или в отношениях с данным партнером.

Но чаще всего, для физического возбуждения банально не хватает стимулов. И некоторые женщины, как и их партнеры, считают, что стимулы нужны чисто физические. Они терпят неприятные прикосновения и чувствуют, что вместо суммирования возбуждения в них происходит суммирование раздражения. Закон прост: начальное возбуждение для большинства женщин связано исключительно с головными центрами. Женщин возбуждают правильные слова ("попадание в область фетишей"), правильная обстановка (правила из области тех же фетишей), правильные образы и прочий правильный же антураж. Чаще всего необходим разрыв между обыденностью и сексом, переход в особое эротическое пространство, смена внутренней роли. Идеальный любовник отличается не физической техникой (хотя и это неплохо), а способностью понять, какие образы возбуждают женщину и помочь ей эти образы создать. Обычно для женщин важен не столько правильный образ ее партнера, сколько ее самой в его глазах и своих собственных. К сожалению, большинство женщин не полностью осознают или совсем не осознают, что именно их возбуждает, сексуальная сфера большинства людей так же не интегрирована, то есть раздроблена на части, как и личность, и тогда на сексуального партнера возлагается дополнительная задача: почувствовать и "попасть".

Когда начальное возбуждение достигнуто, женщина всегда хочет физических прикосновений. Однако, и в этом случае ей может быть неприятна прямая стимуляция клитора, особенно грубая. Нельзя думать, что все женщины хотят исключительно нежности. Не все и не всегда. Грубость физически невыносима в состоянии слабого возбуждения, когда нервный порог очень низок. Чем выше порог, тем более сильных воздействий хочется, хотя и здесь все индивидуально, некоторые испытывают к грубости психологическое отвращение. При этом многие женщины даже в состоянии слабого возбуждения не отзываются на слишком нежные прикосновения, не ощущают их. Грубые им неприятны, нежные нечувствительны. Требуется очень тонкий индивидуальный подход, чередование разных видов физической стимуляции и, как правило, обязательное продолжение стимуляции высших центров, то есть эротические образы, созданные вербально и невербально (словами и действиями).

Большинству женщин нравится, когда их немного «дразнят», то есть не приступают к половому акту, когда этого уже хочется. Такое «дразнение» не имеет ничего общего с мазохизмом, это просто возможность для возбуждения подрасти и стать стабильным, чтобы не произошел спад во время полового акта. При этом некоторых женщин «дразнение» наоборот фрустрирует (возбуждение спадает), поскольку возникает ощущение, что партнер доминирует и не слишком заинтересован в сексе сам, сексуальный манипулятор. Им больше нравятся нетерпеливые, страстные и даже «эгоистичные» партнеры, которые позволяют женщинам чувствовать себя очень желанными. Обратите внимание, насколько все индивидуально, а еще ситуативно, то есть одна и та же женщина может отзываться на разное, в зависимости от ситуации отношений. Хороший любовник способен настроиться на женщину максимально. Поэтому самый хороший любовник – это все-таки любящий человек. И техника редко помогает компенсировать недостаток чувств.

Справедливости ради следует сказать, что есть кое-что важнее для возбуждения женщины, чем техника, любовь партнера и его настрой. Это собственное влечение женщины. Любовник может быть объективно очень плохим и даже не очень любящим, но если женщина его хочет по какой-то причине, ей покажется, что секс волшебный. Это происходит потому, что для волшебного секса необходимо собственное возбуждение, и чем оно сильнее, тем волшебнее секс. Любовь партнера обеспечивает доверие, его техника помогает слабому возбуждению немного подрасти, однако при отсутствии собственного влечения (не всегда связанного с любовью, но у женщин чаще всего) все это бесполезно. То есть центральные стимулы (образы и чувства) это главное для секса, а все остальное - лишь приложение.

Нельзя думать, что от стимуляции центров в мозгу возбуждение возникает в мозгу же, а для возбуждения в половых органах требуется их стимуляция. Совсем нет. Сексуальная цепь едина и от правильных слов и чувств возбуждение передается именно в половые органы и они реагируют наполнением кровью и возбуждением всей нервной половой ветви, в том числе и эрекцией клитора и увлажнением половых губ и другими чисто физическими процессами. Это может происходить без единого прикосновения (хотя прикосновения делают процесс проще и быстрее, особенно на этапе активного суммирования импульсов), тогда как прикосновения при недостатке центральных стимулов могут давать обратный эффект, то есть отвращение.

Пора уже развеять миф, что для сексуального оргазма женщине необходима просто механическая стимуляция клитора. Это приносит удовольствие только сильно возбужденной женщине, но и для такой, в большинстве случаев, самым желательным остается все-таки половой акт.

Во-первых, половой акт сам по себе не исключает стимуляцию клитора, поскольку клитор стимулируется изнутри (пенисом) и снаружи трением (лобка), и именно такая, мягкая и непрямая, двусторонняя и ритмичная стимуляция для большинства женщин предпочтительнее прямой и активной, односторонней, неритмичной. Во-вторых, у людей во время секса обычно не связаны руки и половой акт можно дополнить прямой стимуляцией клитора рукой (своей или партнера), если в этом есть необходимость. В-третьих, половой акт позволяет стимулировать весьма разветвленный половой нерв не локально, только в зоне клитора, а во всей области промежности и таза. В-четвертых, и возможно это главное, чувство проникновения дарит ощущение взаимного удовольствия, разделенного опыта и глубокого единения, практически слияния. Для сексуального акта переживание слияния очень ценно и несет экстаз, то есть задействует подкорковые области мозга как мощный эндогенный (естественный) наркотик. Безусловно, половой акт сам по себе не обеспечивает переживание слияния, слияния можно не достичь так или достичь другим путем, однако физическое слияние - хорошее подкрепление эмоциональному слиянию. Пока рано отправлять на свалку то, что эволюция (не я, а по Дарвину) создавала миллионы лет, отбирая наиболее эффективные гены.

И в сексе, и в других областях жизни человека, невозможно выделить какой-то элемент или орган, на который можно было бы возложить ответственность за сложный процесс. В процессе обычно участвует вся система живого организма плюс все те энергетические связи, которые его питают. Мир человека, как он есть, принимает непосредственное участие в его сексе, и от своеобразия этого мира будут зависеть сексуальные вкусы человека, потребности и самые эффективные для него (нее) методы получения удовольствия и пользы.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 26.02.2015, 18:35 | Сообщение # 18
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Как любовь превращается в насилие

Я хочу рассказать, как из влюбленной пары, с полным балансом чувств, то есть взаимно влюбленной, получаются пары: насильник-жертва или два насильника.

Сейчас я не буду подробно рассматривать пары, в которых баланс изначально завален, но скажу пару слов.

В паре с полноценным балансом (про баланс и дисбаланс – посты ниже) не бывает так, что один из партнеров пытается «затащить» другого в ЗАГС или мучительно ждет предложения руки или ревнует или переживает от того, что все развивается слишком медленно. В паре с балансом либо оба партнера одинаково не торопятся оформлять отношения (если привязанность недостаточна), либо оба хотят этого буквально синхронно и с равным пылом (когда привязанность велика). Баланс тем и отличается, что близость оба ощущают равную и поэтому хотят одинаковых шагов. Не стоит себя обманывать умозаключениями типа «он влюблен еще больше, чем я, но у него есть проблемы и поэтому он не может жениться». Если есть проблемы, именно эти проблемы и искажают баланс чувств, то есть влияют непосредственно на чувства. Да, его страсть может иногда полыхать, а иногда угасать, натыкаясь на преграды (наличие жены и детей, например, или неготовность к браку) и именно эти преграды дают, в целом и общем, меньшее чувство, чем у той, которая ждет, когда же они будут вместе. Пусть сиюминутные всплески ее страсти не так велики как у него во время свиданий, в целом ее влечение к нему стабильнее и сильнее, чем у него, если именно она хочет больше близости, а не он. И не важно, из чего состоит это влечение: из желания экономической опоры, из ревности к жене, из амбиций, из стремления наконец-то «выскочить» и родить, это всего лишь топливо, из которого возникло влечение. Топливо у влечения может быть разное, поскольку разные причины заставляют разных людей хотеть чего-либо, в том числе другого человека. Для измерения баланса имеет значение только сила и стабильность самого влечения. И вот если влечение друг к другу у людей одинаково, они одинаково хотят сближения. Оба хотят отдыхать вместе, оба хотят жениться и так далее. Если один хочет, а второй сомневается, значит второй увлечен меньше, пусть даже в его личной системе координат – это самое серьезное чувство за всю жизнь. Не важно.

Стоит ли начинать отношения с заваленным балансом, вопрос не риторический. С одной стороны, баланс всегда лучше, чем дисбаланс. С другой стороны, небольшой дисбаланс довольно легко переходит в баланс, если у человека в отношениях появляются опоры. Очень часто пары женятся с дисбалансом (-) у мужа, а потом жена рожает ребенка, зависимость ее усиливается и баланс восстанавливается, а то и заваливается в другую сторону. Изредка бывает и наоборот. Жена «затащила» мужа в загс, а потом он привязался к ней и ребенку, вкусил радостей семейной жизни, и стал кружить вокруг нее, боясь потерять сокровище. Таким образом, правил здесь нет, однако, следует обратить внимание на то, что именно заваливает или исправляет баланс. Поэтому предлагаю рассмотреть пару с идеальным балансом, которая вступила в близкие отношения.

Если в паре баланс+близость, значит оба считают друг друга – практически идеальным вариантом для себя. Они нравятся друг другу внешне, им нравится ум друга друга, устраивает социальный статус и характер. Баланс не означает объективное равенство по всем этим категориям, имеет значение сочетание приоритетов, самооценки и опыта. То есть некрасивый мужчина может считать, что вполне себе стоит очень красивой жены, потому что «красота для мужчины не главное, у него есть что предложить ей вместо, да и он всегда нравился красивым женщинам». То есть для такого мужчины красивая партнерша – не неслыханная дерзость, а вполне реалистичная удача. Если он считает это супер-везеньем, скорее всего, дисбаланс (-) детектед, и мужчина считает, что он не стоит жены.

Но допустим, в паре все-таки баланс, и оба считают, что стоят друг друга на все 100.

Как же получается так, что через какое-то время один ощущает разочарование и влечение его незаметно проходит? Обычно партнеру очень сложно смириться с этим фактом и он предпочитает думать, что его обманули изначально и чувствует сильную обиду. Однако, если партнер не брачный аферист в расчете на наживу, вряд ли он стал бы намеренно притворяться влюбленным. Скорее всего, влюбленность была и сплыла.

Сейчас очень много разговоров о том, имеет ли право женщина выбрать «профессию домохозяйки и матери». Безусловно, женщина имеет право на любой выбор. Но! С условием, что этот выбор не повредит ей и близким. На ошибки люди имеют лишь условное право. Если за их ошибки придется расплачиваться не только им, но и близким, такое право нельзя считать полным. То есть они имеют право сделать выбор, но важно сделать этот выбор с полной ответственностью, то есть предвидеть то, что этот выбор неминуемо за собой повлечет (без учета форс-мажора, который учесть нельзя).

Снижение значимости в паре женщины, которая выбрала профессию домохозяйки, не форс-мажор, а практически неминуемое следствие такого выбора. Это не значит, что не бывает исключений. Исключения бывают, поскольку бывают особенные обстоятельства. Чаще же всего значимость существенно снижается и влияет на это отнюдь не только «недооценка женского труда.

Как бы ни ценили в обществе труд домохозяек, доступ энергии у таких женщин будет очень ограничен. Энергия обеспечивается определенным количеством сфер, в которых человек ощущает свою актуальность. Актуальность состоит из объективной полезности и уровня уникальности своей роли. В настоящее время большинство домохозяек не чувствуют свою актуальность (а следовательно получают мало энергии). Они не ощущают объективную полезность (субъективно могут ощущать, а вот объективно, то есть деньги и благодарность за это получают очень мало) и не ощущают никакой своей уникальности. Пусть для своих собственных детей – они уникальны, для общества их труд приравнивается к самому примитивному уровню обслуживания, с которым могут справиться все. Требуется много иллюзий, чтобы ощущать себя при таком положении дел счастливыми. Иллюзии избавляют от стресса, но энергии не дают. В результате у домохозяек часто снижается самооценка и возникает чувство беспомощности и тревоги.

Это не значит, что чайлдфри оказываются в выигрыше. Здесь тоже бывает по-разному. Если женщина очень увлечена какой-то деятельностью и полностью реализована в ней, нехватку детей она может не ощущать. Если же в ее жизни есть пустоты и дыры, нехватка детей может вызывать стресс, даже если это сознательная чайлдфри. Стресс такая сознательная чайлдфри может ощущать как «давление общества» и раздражающее притеснение со стороны детных женщин, дискриминацию ее как чайлдфри. Нельзя сказать, что давления на чайлдфри нет совсем, однако, стресс превращает это давление в невыносимое, мучительное и тотальное обстоятельство. Если же женщина не столь убежденная чайлдфри, а пустот в ее жизни много, она может чувствовать приступы собственного страха и отчаяния от мысли, что у нее нет детей. В этом смысле, матери оказываются в преимущественном положении. Кроме того, дети дают определенный источник энергии. Этот источник есть, его нельзя недооценивать, но нельзя и переоценивать, он недостаточен.

Большинство матерей действительно счастливы быть матерями, и получать энергию от материнства – это нормально. Кроме того, рожать, кормить и воспитывать детей – очень полезный для общества труд. Однако, на уникальность такой труд претендовать не может, а потому не является достаточным источником для получения энергии, даже если бы существовали материальные гарантии (которых чаще всего нет, особенно в нашей стране). Это всего лишь один из источников, ценный, но недостаточный. Чтобы иметь опоры, женщина не может быть только женой и матерью, даже матерью многодетной, она должна еще иметь другие социальные роли. Прошу обратить внимание «должна» не какому-то господину, должна себе ради обеспечения себе же устойчивого и счастливого состояния в будущем. Если этот «долг» проигнорировать, вскоре может оказаться, что женщине должны все остальные. Все должны ей, потому что она страдает и нуждается. И материальный долг - не самое главное обстоятельство. В конце концов, в цивилизованных странах вполне реально решить вопрос с достаточным материнским капиталом и ежемесячными выплатами. Это не основная проблема, которая возникает в этом случае. Профессиональной матери мало денег, она хочет достаточно высокого статуса в обществе и болезненно относится к тому, когда ее деятельность считают недостаточно интеллектуальной, когда ее мнение в других социальных областях воспринимается как некомпетентное, когда ее труд не вызывает ни в ком искреннего восхищения, поскольку «а чтоб иметь детей кому ума не доставало?»

Еще легче рассмотреть это искажение внутри пары. Допустим, муж такой женщины (как идеальное общество) очень уважает ее труд и считает наличие детей крайне важным. Именно так должно относиться общество к материнскому труду в идеале. Уважение мужа проявляется так же в том, что он отдает жене существенную часть зарплаты и считает эти деньги не своим даром, а святым долгом. То есть женщине не приходится ни просить, ни чувствовать особенную благодарность и тревогу. На первый взгляд, все ок, и ничего другого не требуется. К сожалению, это только на первый взгляд.

Чем больше разделены сферы занятости людей, живущих вместе в тесном жилье (не на женской и мужской территории родового племени), чем больше пропасть между этими сферами, тем меньше взаимопонимания и больше конфликтов. С 8 до 8 муж отсутствует на работе, все это время его голова занята определенными проблемами, которые формируют его приоритеты и цели, но непонятны и неинтересны его жене. Досуг ему хотелось бы проводить так, как его проводят его коллеги, поскольку именно они разжигают его мотивацию к досугу, рассказывая, где они были, что видели, как отдохнули и что приобрели. Мотивация к досугу рождается во время деятельности, а не во время досуга, именно поэтому муж уже на работе мечтает о том, как сходит в бар после работы, или на новое кино, или почитает в интернете интересный сайт, который все обсуждают, или поиграет в новую игру, он не прочь был бы обсудить рабочие конфликты и успехи, но дома ему – не с кем.

Жизнь жены совсем иная. Она занята хозяйством и детьми, и мало того, что не получает достаточного социального одобрения (и стремится получить компенсацию от мужа), но и голова ее занята только этим. Досуг ей хочется проводить совсем иначе, чем ее супругу. Скорее всего, она и во время досуга не хочет отрываться от детей, а если и хочет, то лишь для того, чтобы напитать себя позитивными эмоциями, получить любовь мужа и его восхищение, а не слушать сальные анекдоты его коллег в баре и не обсуждать с ним сайт, никак не связанный с их семьей. Ей кажется, что это воровство ее энергии – навязывать ей ненужные проблемы, когда есть проблемы куда важней. То, что крайне важно для него, для нее не важно, вот в чем проблема постепенно возникающей дистанции. Причем эмоциональный настрой друг на друга (так называемый раппорт или просто взаимная эмпатия, существование в едином поле) уходит, а зависимость друг от друга и потребность в понимании остаются, ведь люди образовали семью, произвели ребенка и никто не согласен признать полный крах этой затеи. Каждый хочет остаться в отношениях, но обеспечить себе мало мальский комфорт или хотя бы отсутствие сильного стресса. На взгляд жены, после работы муж должен заниматься детьми и помогать ей по хозяйству, однако, он считает иначе и говорит, что ему нужен полноценный отдых, а не вторая вахта. Так же считает его мама. И свекровь, и муж обычно считают, что жена имеет возможность отдыхать в течении дня в перерывах между уходом за ребенком, а муж весь день пашет без отдыху и имеет право расслабиться вечером, получить уход или хотя бы покой. Жена, с одной стороны, не согласна, что ее работа менее сложна и важна, а с другой стороны, не понимает, почему мужу не хочется повозиться с ребенком, почему тот не соскучился по ней и не хочет совместно готовить ужин и ворковать о быте, а еще бы лучше - кинулся готовить ужин сам, приказав ей отдыхать, как когда-то, во время их свиданий, когда он не знал, чем и как порадовать ее, поскольку был страстно увлечен. То есть возникает проблема взаимной невовлеченности в пространства друг друга: жене не понятно и не интересно то, чем живет муж, хотя она может делать вид, что интересно, и внимательно слушать, но ничего ценного сказать не может, поскольку не в курсе, а мужу не понятно и не интересно то, чем живет жена, рассказы про ребенка кажутся однообразными, страхи надуманными, идеи скучными. Увы, ему приходится признать, что и ребенок, как бы ни был важен, для него - нагрузка, поскольку он не знает, что с ним делать, все делает не так, и постоянно вынужден выполнять инструкции жены. Для вовлечения и появления собственной мотивации необходимо, чтобы хотя бы треть времени в неделю человек посвящал этой сфере. Не полчаса вечером под конвоем и обвинениями, а треть или хотя бы четверть - с собственной мотивацией. В этом случае он вовлекается, у него появляется место в психическом поле для этой сферы, мысли об этом, собственные идеи, чувства и сильные эмоции. Если же сфера остается очень незначительной, да еще навязанной со стороны, возникает неприятие и отторжение.

В результате муж обычно идет устраиваться на еще одну работу, чтобы оправдаться и откупиться от жены и избавить себя от вечеров, в которые все равно не дают отдыхать, да еще пилят. А жена рожает второго ребенка, чтобы заполнить возникающую эмоциональную пустоту, поскольку одного ребенка для наполнения ее жизни смыслом не хватает, и ей кажется, что второй решит эту проблему. Понятно, что пропасть между супругами в таком случае может стать еще больше. А раз больше пропасть, значит меньше понимания и больше взаимных претензий, которые нарастают как ком. Не обязательно, но чаще всего. Одновременно еще сильнее вырастает и зависимость.

Как же возникает насилие в таких некогда благополучных, но разорванных разными плоскостями, парах? К сожалению, насилие опционально прилагается к любым отношениям, в которых люди достаточно привязаны обстоятельствами и одновременно очень сильно недовольны друг другом. Пока недовольство не так сильно, насилия не будет. Если привязанность слаба, в случае недовольства люди расходятся. А вот в случае, когда сильна и привязанность, и недовольство, почти непременно получается насилие. "Провоцирует" насилие (то есть скрыто задевает второго, который ведет себя мирно) обычно тот, кто имеет больше недовольства и больше сдерживающих факторов для насилия. Начинает насилие тот, кто имеет меньше сдерживающих факторов для насилия и достаточно много недовольства. Несомненно, в роли вторых чаще оказываются мужчины, по причине того, что мужской гендер снимает табу на проявление физической агрессии, с раннего детства готовя мужчину защищать свое достоинство физически. Однако, частота начала насилия именно мужчинами, коррелирует с уровнем их образованности. Чем более образован мужчина, тем меньше рисков, что он перейдет к физическому насилию. Это не значит, что он будет подавлять агрессию полностью. Скорее всего он будет стараться применять более тонкое эмоциональное насилие. Нередко и женщины первые начинают насилие. Так бывает, когда у мужчины больше сдерживающих факторов, например принцип «на женщин ни при каких обстоятельствах нельзя поднимать руку», а у женщины в силу этого меньше страха, и она легко может отвесить ему затрещину или швырнуть в него чем-нибудь, надеясь, что он не посмеет перешагнуть табу в ответ. Надо понимать, что проявление такой агрессии никогда не бывает рассудочным. Меньше страха – не значит, что женщина хладнокровно решает запустить в мужчину табуреткой. Совсем нет. Ее действительно разрывает аффект и она не может себя контролировать, но сильный страх перед мужчиной без табу на насилие может подавлять ее агрессию, и агрессия будет направляться внутрь ее или каскадироваться, выливаясь на детей и других близких. Если страх меньше, женщина может начать насилие по отношению к мужчине первая.

В любом случае, кто бы ни начал насилие первым или единственным, это беда. Логично, что в случае, если насилие начал мужчина, беда гораздо больше и опаснее, в силу того, что женщина обычно более зависима и намного слабее физически. Такое насилие может закончиться катастрофой. В случае если насилие начала женщина, а мужчина лишь уклонялся или мужественно терпел град затрещин, ситуация не кажется такой страшной, трудно представить, что женщина изувечит мужчину или нанесет ему неизгладимую моральную травму, а так же до смерти напугает созерцающих это детей. Однако, в попустительстве насилию есть дурной момент – оно повторяется и нарастает. Поэтому, борясь с насилием, следует не только активно создавать и укреплять табу на агрессию мужчин против женщин, но и искоренять сами причины насилия, в том числе и насилия эмоционального. Оскорбления и унижения – форма насилия, которой примерно одинаково славятся оба пола, что доказывает, что в ситуации острого конфликта и морального тупика, гендеры не имеют никакого значения, а имеет значение лишь возможность или невозможность выйти из этого конфликта (а лучше предотвратить). Если выйти нельзя (из-за зависимости), а конфликт обостряется, случается аффект, возникает ненависть и желание рушить поле партнера морально или физически.

Продолжение следует.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 28.02.2015, 10:00 | Сообщение # 19
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
О сексуальной объективации

Как вы думаете, почему не работает зеркало сексуальной объективации?

Если вы не знаете, что это такое, поясню.

Есть мнение, что сексуальная объективация оскорбляет женщин. Например, женщин оскорбляет реклама, где они представлены сексуальными объектами. Некоторые женщины настолько оскорбляются, что в самых грубых выражениях описывают, какие отвратительные куски мяса изображены, хотя изображены не куски, а женщины. В общем, некоторые женщины очень не любят, когда женщин изображают так, как будто их главная функция – сексуальность, а личность второстепенна.

Такое раздражение, с одной стороны, очень понятно. До сих пор еще в школьных учебниках изображают девочек с поварешками и в фартуках, тогда как мальчиков с телескопами и книгами, и эта ситуация не может не удручать ни одного нормального родителя девочек, будь он хоть мамой, хоть папой. В то время, как подрастающие мальчики смотрят на изображения мужчин-бизнесменов и ученых, девочки, в основном, видят сексуализированные образы домохозяек. Ничего в этом хорошего нет. Поэтому, наверное, и доходит до абсурда. Взять хотя бы нашумевшую историю с рубашкой заслуженного ученого, которому пришлось извиняться перед разгневанными феминистками, обесценивающими его труд, вроде того, что: «наплевать, что ты открыл, если у тебя объективирующая женщин рубашка».

Так почему же не работает зеркало сексуальной объективации? То есть если сексуальная объективация сама по себе настолько оскорбительна, почему зеркальная ситуация доставляет мужчинам столько радости? Попробуйте, будучи женщиной, подмигивать мужчинам и отвешивать им сексуальные комплименты, и вы увидите, как мужчины оживятся. Конечно, оживятся не все мужчины, некоторые просто удивятся, но не оскорбится никто, а большинство обрадуются. Мужчинам тоже хочется быть секси и даже хорошенькими, они охотно покупают парфюм и, если не лысеют, нередко отращивают длинные волосы, мужская косметика становится все более популярной, а одежда для мужчин все более яркой и вызывающей. Что касается фитнеса для красоты тела, мужчин в таких залах даже больше, чем женщин. То есть мужчины открыты сексуальной объективации со всех сторон. В чем же загадка?

Попробуйте еще один вариант объективации - платить за мужчин в кафе. Дескать, я тебя пригласила, малыш, поэтому дай мне надежду на секс, а плачу за все я. Представили? Любой мужчина расценит как комплимент, если женщина зовет его на свидание и настаивает на том, что платит она, намекая на секс. Некоторые почувствуют себя некомфортно с непривычки, но все равно решат, что они настолько нравятся женщине, что та буквально рехнулась. Никто не подумает, что женщина презирает его и именно поэтому тянет на свидание. Еще лучше - объективация в сексе. Если женщина объективирует мужчину настолько, что набрасывается на него и пытается «использовать сексуально», он почувствует себя призом, и, если не слишком погряз в традиционных комплексах, будет хвастаться перед приятелем, а если погряз, просто усмехнется или вздохнет.

Униженной в случае такого сексисткого перевертыша окажется сама женщина. Она почувствует себя в несколько раз более использованной, если назначит малознакомому мужчине свидание, заплатит за него, завалит его сексуальными комплиментами, а потом набросится и использует его для секса, демонстрируя животную страсть. Если мужчина после этого оденется и уйдет, не заикнувшись о новом свидании, женщина почувствует себя не очень. Возможно, некоторые женщины почувствуют себя в такой ситуации ок, но большинство – вряд ли. Женщины предпочитают, чтобы инициатива принадлежала мужчинам, платили они, комплименты говорили они же, и набрасывались тоже сами. При таком традиционном раскладе большинство женщин чувствуют себя куда лучше. И дело совсем не в том, что у женщин «психология клушек и рабынь», о нет, совсем не в этом. Большинство мужчин с удовольствием поменялись бы с женщинами местами в плане сексуальной объективации. И на курсах пикаперов учат именно этому: как свести с ума женщину настолько, чтобы она начала смотреть на тебя как на сексуальный объект и сама стремилась тебя завоевать. Именно это считается высшим пилотажем.

Секрет в том, что сама по себе ужасная «объективация» никого не унижает, а ровно наоборот. Чем сильнее фокус сексуальной объективации, тем больше энергии течет к тому, кого хотят. Удивительная мысль, не так ли? Но банальная. Чем больше человека хотят, тем выше его значимость. Весь вопрос, для чего его хотят. Если хотят для работы как специалиста – выше профессиональная значимость, если хотят для секса – выше сексуальная значимость. Сексуальная значимость не отменяет профессиональную, это просто значимость в разных областях, не равноценно важных, но важных. Плохо, когда человек не имеет никакой значимости в профессиональной области, но виновата не его сексуальная значимость, поскольку если лишить его сексуальной значимости, профессионалом он от этого не станет. А вот депрессию может заработать, если не останется ничего.

Традиционная сексуальная объективация женщин более чем мужчин – это культурная привилегия женщин. Привилегия может выглядеть возмутительно, когда ею пытаются откупиться и не дать более важное. Например, если начальник вместо того, чтобы заплатить за переработку, дарит букет цветов, это возмутительная отмазка, поскольку он должен деньги. Но если начальник платит за переработку, а в плюс ко всему дарит букет, это душевное поведение. То есть букет – не унизителен сам по себе, это приятный знак внимания, и любой человек рад этот знак получить. Но не вместо заработанного, а в плюс.

Примерно так же работает сексуальная объективация. Нет ничего ужасного в том, что человека, мужчину или женщину, считают красивым и восхищаются как сексуальным объектом. Плохо, когда человеку отказывают в том, что кроме секса он годится еще на что-то, а кроме красоты у него есть что-то еще. Но требуя, чтобы в женщинах признавали личность, а не только тело, нельзя смещать акценты настолько, чтобы само по себе восхищение женским телом выдавалось за преступление. Это не приведет ни к чему, кроме апатии и вражды.

Не букет виноват в том, что начальник не ценит работу. Можно запретить продажу цветов, изображения цветов, проклясть флористов и объявить цветы причиной зла, на зарплате это не скажется. Это просто лишит цветов. Точно так же табу на восхищение женской телесностью не сделает женщин экономически равными. Не стоит ополчаться против того, что само по себе не является злом. Представьте себе мир, в котором у женщин так же мало экономической и политической власти, как сейчас, но теперь еще нет привилегии быть красивыми, сексуальными и получать ухаживания, и все это получают от них мужчины. Мужчины наряжаются, любуются на себя в зеркала, заставляют выпрашивать поцелуи, а женщины целуют им руки, открывают двери и восхищаются их красотой, сами будучи скромно и аскетично одетыми. Жесткий бдсм, ацкий аспадин и рабыня, не так ли?

Запрет на сексуальную объективацию не сделает гендеры равными. Равными они будут, если люди найдут возможность перейти от разделения гендеров по сферам с неравной экономической выгодой к равным родительским и социальным функциям. Во всех остальных случаях женщины останутся экономически зависимыми, а значит управляемыми, даже если будут оттачивать мастерство управления снизу, с помощью ласковых манипуляций (традиционные методы) или жесткого давления на чувство вины (радикальные методы) - и то и другое - формы управления снизу, которые актуальны лишь пока верхний допускает такую возможность. На равных в социуме могут взаимодействовать лишь равно(!) вовлеченные в социальную жизнь группы. Конечно, при равенстве групп привилегий не потребуется, поэтому сексуальная объективация в таком случае будет одинаково касаться и мужчин, и женщин, свою порцию восхищения телом будут получать и те, и другие, равно как и уважение личности.

Источник


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 28.02.2015, 10:03 | Сообщение # 20
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Сексуальность как ресурс

Когда я пишу пост про секс, большинство читательниц рады и шлют благодарственные письма, а когда пишу про важность телесности и сексуальной объектности, начинается протестный вой. Создается впечатление, что сексуальность воспринимается многими женщинами вне телесности, как «духовная» энергия. Мысль о том, что партнером оценивается их телесность, да еще не как проекция личности, а сама по себе, как объект, большинству женщин скорее неприятна. И у многих при чтении постов о важности для секса сексуальной объективации возникает возмущение, как если бы их заставляли стать вещами и заниматься только собственной красотой. Возмущение возникает, наверное, потому, что в современном мире объектно-сексуальная функция женщины и так преувеличена, и каждый защитник института красоты выглядит как мизогин и узурпатор.

И все же, без внимательного отношения к собственной телесности, людям бесполезно думать о гармонии собственной личности, и особенно это касается женщин, телесность которых перегружена лишними ожиданиями и пребывает где-то между полным отрицанием и культом, минуя фазу адекватного приятия.

Адекватное приятие собственной телесности не имеет отношения к культу красоты и аддикции физического совершенства, которая выражается в навязчивом желании себя улучшать и совершенствовать. Понятно, что в последнем явлении больше неприятия, чем приятия, больше недовольства собой, чем радости от собственной телесности. Однако, в бегстве от Харибды нельзя кидаться в пасть Сцилле: есть и другая опасная крайность, которая заключается в том, что, пытаясь принимать свое тело «боди-позитивно» и безусловно, по факту его существования, женщины перестают заботиться о нем и отрицают физкультуру, пищевую дисциплину и труд по уходу за собой. Отрицая тело как отдельную форму, ему перестают уделять внимание, которое ему необходимо.

Харибда и Сцилла – два чудовища, которые подстерегают человека на пути любого поиска. В мифологии – это монстры, от которых с большим трудом спасся гомеровский Одиссей, потеряв несколько друзей в пасти Сциллы.

С точки зрения психологии в Харибде и Сцилле легко увидеть два крайних процесса: аддикцию и отвращение (враждебное отрицание). Именно эти два процесса нарушают поиск источников и ресурсов, и всякому, кто заинтересован в росте и интеграции своей личности, нужно избегать и того, и другого. Харибду изображают как безличную черную дыру, пасть бездны, засасывающую в себя как мания, фанатизм и болезненная страсть, одним словом – аддикция. Аддикция ведет к тому самому, что называется поглощение и растворение, что имелось в виду под «каннибализмом». Но человека, который боится Харибду (с каннибалами) и избегает ее, всегда поджидает Сцилла – другое чудовище, которое изображается как дракон с лающими песьими головами. Эта изобразительная метафора очень точна, поскольку выход из аддикции и зависимости от чего-то часто бывает в другую крайность – отрицание и обесценивание, ради лишения страсти силы. Как Сцилла отпугивает своим оскалом, так любой неосвоенный ресурс может внушать опасение или отвращение, что затрудняет приближение к нему и возможность установить с ним связь.

Чтобы осваивать новые ресурсы и эффективно использовать имеющиеся, очень важно научиться обходить и Харибду, и Сциллу, в равной степени, находя между ними золотую середину. Как это возможно – отдельная тема, но несколько слов об этом я напишу на примере сексуальности и телесности, раз нарисовалась такая проблема.

Сексуальность каждого человека состоит из объектной и субъектной части. Человек – субъект, когда он - центр восприятия процесса (в сексуальный процесс входит не только сам акт, но и фантазии, влечение, романтическое общение), и объект – когда центр восприятия он перемещает в собственного партнера, как бы встает на его место и смотрит на себя. Проще говоря, субъект – тот, кто любуется другим телом и хочет его, объект – тот, кем любуются и кого хотят, и кто ощущает это. При недостатке субъектной части возникает потеря своего Я. Именно этим пугают женщин феминистки, и они совершенно правы, поскольку при утрате собственной субъектности начинаются разрушительные процессы в личности. В этом смысле сексуальность может казаться даже злом, поскольку выглядит лишающей субъектности.

Но воспринимать сферу жизни как зло – это пасть Сциллы, которая не менее опасна, чем Харибда. Для гармоничной сексуальности необходимо сочетание и субъектности, и объектности, движение в потоке между двумя крайностями, переход из одного состояния в другое, избегая инертной фазы. Как только сексуальной субъектности становится слишком много и она входит в инертную фазу, энергии начинает не хватать, появляется фрустрация, сексуальный интерес заканчивается, влечение исчезает, и если дать Сцилле работать дальше, может начаться отрицание и отвращение. Человек в этом случае переходит в эгоцентричное, холодное, замкнутое состояние и его может начать раздражать сама мысль о том, что некто воспринимает его как объект, хочет «использовать как мясо», оценивает его формы (сначала раздражает негативная оценка, а потом любая). Чужая телесность неинтересна, собственная неприятна. Любопытно, что при всем отвращении к собственной телесности, на этой фазе нередко возникает «боди-позитив», поскольку тело воспринимается как часть субъектности, ощущается нетелесно, нефизически, не отделяется от себя, и возникает ощущение «полного приятия», «любви к себе такой как есть», но это не любовь, поскольку тело лишается своей собственной значимости, телесность растворяется в субъектности и ее больше не существует как таковой. На физическом уровне это может выражаться как запущенность и физическое разложение, тело приходит в упадок, жиреет, утрачивает тонус и лоск, может страдать и здоровье, однако человек уверяет, что любит себя таким, как есть, и его все устраивает. Попытки окружающих вмешаться и донести до него то, что он телесно разлагается, такой человек может воспринимать очень агрессивно, буквально с лаем Сциллы. Он возмущен, что ему навязывают какие-то чужие стандарты, ему отвратительна «гламурная» эстетика, он презирает всех, кто посвящает телесности много сил, считая таких людей бессмысленными. И да, часто он бывает прав, поскольку среди тех, кто нападает на него, действительно много телесных аддиктов, то есть тех, кто ударился в другую крайность, то есть утратил субъектность в восприятии телесности.

Утратившие полюс субъектности, воспринимают свое тело отдельно от личности, более важным, чем личность, а на поздних стадиях идентифицируют тело как личность. Обратите внимание, в конечном итоге обе крайности сходятся в единой точке, разрушая здоровые связи между эго и ресурсами эго, в данном случае между эго и телесностью. В случае аддикции красоты телесность поглощает Я, и человек превращается в «вещь», которая живет только поиском внимания и одобрения поклонников или хозяев (то, чего так боятся протестующие против объективации, и их страх понятен, поскольку зависимость от поклонника быстро превращает его в хозяина). В случае противоположной крайности, то есть отрицания телесности, Я поглощает телесность, и человек утрачивает витальную энергию, теряет чувственность и вкус к жизни, хандрит, развивает апатию и негативизм, видит все в мрачном свете, поскольку на яркое и позитивное восприятие нужна энергия, а у него световой эконом-режим.

Нужно понимать, что необходимой является и субъектность, и объектность, ничто не должно отрицаться. Сексуальность важна уже тем, что позволяет регулировать процесс взаимодействия того и другого. Здоровая телесность без сексуальности возможна, но даже в этом случае объектность должна сохранять долю эротической привлекательности, то есть человек должен ощущать тактильное притяжение к его телу других тел, а не отторжение, иначе телесность страдает, обрывает связи с миром, теряя объектность. Сексуальные партнеры помогают активизировать друг в друге то субъектность, то объектность, и если между людьми есть любовь или хотя бы сексуальное влечение, все эти процессы гармонизируются, то есть человек чувствует себя очень привлекательным, но и партнера воспринимает как привлекательный объект. То же самое происходит уже и во время флирта, то есть сам сексуальный акт не имеет большого значения для энергетики, обмен энергией происходит не физически, а психически. Физический акт полезен, если между партнерами есть гармония, и бесполезен или вреден, если гармонии нет. А вот сам интерес к эротической стороне жизни полезен почти всегда, поскольку стимулирует чувственную энергию. Вреден такой интерес, когда он превращается в чрезмерный и подчиняет себе другие стороны жизни, теряя баланс. Ни Сцилла, ни Харибда не дремлют никогда, и всегда готовы сожрать ваш ресурс, если вы будете с ним плохо обращаться.

Так что дает сексуальная объектность? Когда человек ощущает себя объектом, он оценивает себя глазами другого субъекта, воспринимает себя как образ и чувственную форму. В идеале эта оценка должна быть положительной, он должен любоваться собой и чувствовать себя симпатичным для других. Через объектность осуществляется зарядка чувственной энергией (быстровыгорающей, если это иллюзии, долгоиграющей, если есть подтверждение со стороны). Недовольство своей телесностью из-за несоответствия выбранным стандартам (стандарты предоставляют некоторый выбор, и это очень важно понимать) может быть полезным, пока оно очень мало и очень конкретно, пока оно рождает мотивацию заниматься своим здоровьем и развивать телесный ресурс, пока объектность сохраняет и часть субъектности, то есть человек не воспринимает свое тело совсем оторванным от личности, например, понимает, что красота – это не чисто физический стандарт, а самобытная организация, включающая и личное обаяние, и собственный стиль, и синтез формы и содержания, носитель энергии, принцип гармонии, то есть это не чисто материальная вещь (но и не лишена материальности, материальность важна). В этом случае все недостатки – это мелочи, не нарушающие общее равновесие, но в то же время есть желание совершенства, развития (и не только тела, но и имиджа, и шарма, и коммуникаций), а главное, есть мотивация к этому. Когда недостатки кажутся грандиозными, а сил их устранять нет, и настроение от этого портится, значит собственная объектность не подпитывается ни своей любовью, ни чужой, человек воспринимает себя как вещь, но негодную, громоздкую или нелепую вещь и страдает от этого. В этом случае у него есть большое искушение отделаться от телесности (убегая от одной крайности, кинуться в пасть к другой) и начать отрицать сексуальность, поскольку не удается наладить с ней здоровую связь.

Здоровая связь с сексуальностью (как с ресурсом) – это такая связь, которая помогает сохранять равные доли субъектности и объектности, относиться с удовольствием и к собственному телу и к телу партнера, испытывать к людям симпатию, находить в физическом мире много красивого и привлекательного, радоваться чувственной стороне жизни, но не циклиться только на ней, то есть питать свою личность энергией телесности и одновременно управлять телесностью, не давая ей взять над собой верх, но и не подавляя ее.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 28.02.2015, 10:04 | Сообщение # 21
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Защита от хищников

Когда люди говорят мудрое «жизнь – это движение», они иногда представляют что-то вроде лодки, красиво скользящей по течению. На самом деле жизнь не похожа на поток, в котором можно полностью расслабиться, чтобы он сам нес к свершениям. В некоторых случаях, конечно, едет и печка Емели, но не существует во внешнем мире волшебной щуки, которая сделала бы такой фокус, такую щуку приходится выращивать внутри себя. Зато во внешнем мире много акул и крокодилов, которые могут утащить на дно. И чтобы избежать столкновения с этими хищниками, приходится постоянно двигаться и обходить преграды. Если расслабишься, тебя съедят. Если же будешь двигаться, приобретешь много навыков жизни: внутренних мышц и внешних опор, которые сделают сильным и неуязвимым.

Так примерно выглядит картина жизни в культуре людей. Кто-то полается больше на себя, кто-то предпочитает заводить друзей и помощников, кто-то искренне верит в невидимое, но сущее и в его поддержку, но большинство людей представляют жизнь примерно так, пускай и с разной подоплекой. И это верно. Мне хотелось бы только уточнить, кто и что являются в этом мире реальными хищниками и опасными врагами.

Некоторые думают, что хищником является социальная система, по-разному рисуя контуры этой системы: то ли это злой оскал капитализма, то ли клешни тоталитаризма или национализма, то ли темное брюхо патриархата. Дальше всех пошли экзистенциалисты, особенно самые мрачные из них, считающие, что кровавая война начинается в момент возникновения сознания, поскольку в противопоставлении субъекта (я) и объекта (мира) заложен неискоренимый конфликт. Сартр считал, что любовь – это желание «пленить свободу» другого, а Фрейд - что социум – это договор между глубоко враждебными сторонами. То есть человек человеку, по сути, волк, а сотрудничество – временное объединение против общего врага. Куда позитивней звучат гуманисты, которым лично я симпатизирую больше. Между личностью и "другими" не только нет противоречия, но само развитие и существование того и другого обеспечивается влиянием друг на друга и постоянным взаимодействием. То, что выглядит как кровавая война, возникает благодаря ригидности каждой стороны, сопротивлению и инертности, попытке сохранить без изменений и навязать свое Я, а в случае готовности к росту и развитию, представляет собой здоровую конкуренцию.

Мир лично мне представляется алхимическим котлом эволюции, в котором каждый элемент, взаимодействуя, обогащает другой новыми свойствами, а борьба имеет прогрессивную динамику. В общем, ракурсы взгляда на мир могут быть различны и интерпретации отличаться. Тот, кто смотрит на слона только сзади, видит его так же верно и одновременно неверно, как и тот, кто смотрит на слона только спереди. Важно заметить, что представление о мире как о гармоничном сосуществовании легко превращается в готовность плыть по течению и принимать все, как есть. А это, как мы помним, приводит в пасть к крокодилам, которые в одной картине мира – злобные хищники, в другой картине мира – элементы бытия, но в жизни конкретного человека то, что может лишить его лично ресурсов и жизни. Поэтому многие люди решают для себя, что гармоничная картина мира очень опасна, поскольку ведет к излишней доверчивости и слабости, тогда как нужно быть начеку и постоянно бороться.

По закону крайностей (Сциллы и Харибды) такие люди начинают излишне мобилизовать себя на войну с возможными врагами. Они хотят все знать о крокодилах и акулах, изучить все их повадки, предпочитают быть вооруженными до зубов, чтобы быть готовыми к встрече с ними. Вместо того, чтобы жить, они все время вооружаются, даже тогда, когда опасности нет. К сожалению, такие люди не понимают, что вооружаясь против внешних хищников, они выращивают хищников внутри. Изнутри человека легко и быстро может пожрать дистресс, который потребляет такое количество энергии, что на жизнь и здоровье просто не остается. Так же изнутри человека легко съедает фрустрация, когда мир кажется настолько враждебным, что с ним не хочется взаимодействовать и человек перестает брать энергию извне.

В идеале человек должен быть открыт миру как можно полнее, но все время контролировать уровень стресса внутри и наращивать энергетические ресурсы. Это возможно лишь тогда, когда локус контроля (Я контролирующее) находится внутри личности, а чувствующее Я постоянно выходит за ее границы. Именно тогда человек сочувствует людям, испытывает любовь и интерес к миру, а значит захватывает из мира энергию и приносит внутрь своей личности. Получать из мира энергию проще всего и эффективнее всего посредством любви к этому миру во всех его проявлениях, это лучший способ сделать свою личность полной. Однако, обмен возможен только тогда, когда локус контроля расположен внутри личности, иначе захваченная в мире энергия не будет доставлена внутрь. А теперь внимание! Центр личности образуется только тогда, когда за все (!), что происходит внутри личности, она берет на себя ответственность. При этом она ведет дипломатическую работу с миром на границах своей личности, равно уважая и субъектность близких и свою субъектность тоже, а мир, далекий от своих границ, переделать не пытается и принимает таким, как есть, с почтением и восхищением. В этом случае образуется та самая сбалансированная открытость и целостность, которая насыщает личность энергией, развивает внутренние ресурсы и формирует интеграцию эго.

И теперь пару слов про людей с выраженным внешним локусом контроля. Когда локус сильно сдвинут на внешнюю сторону, контролирующее Я где-то вне личности, а чувствующее Я внутри беззащитно, а потому настороженно и эгоцентрично. Чувствующее Я таких людей подобно козляткам, чья мама-коза ушла за молоком и потерялась, а за запертой дверью уже дышит жаркой пастью голодный волк. В крайней форме проявления внешнего локуса вы узнаете таких «козляток» легко. Во всех бедах их виноваты конкретные враги или системные, а чаще всего те и другие. У них мало денег, потому что кругом воры, у них нет энергии, потому что их постоянно едят и доят, их способности не очень развились, потому что виноваты родители. У них всегда было много травм в детстве, у них были плохие родители и учителя, в школе их травили и часто именно это считается причиной формирования такого характера. На самом же деле, нет корреляции между внутренним локусом контроля и событиями детства и юности. Очень часто из двух людей, один из которых рассказывает про несчастное детство и злых родителей, а второй – про детство счастливое и хороших родителей, у второго было намного больше отрицательных обстоятельств. Чаще же обстоятельства примерно похожи, как у большинства современников в среднестатистических социальных условиях, а вот интерпретации очень разные, поскольку зависят от локуса контроля, от ракурса взгляда на мир. Если человек с детства берет на себя достаточно ответственности за себя, но не пытается при этом контролировать весь мир, этот мир не кажется ему враждебным. Волк за дверью – это история про маленьких козлят, мама (локус контроля) которых далеко во внешнем мире.

Примечательно, что именно люди со внешним локусом контроля больше всего любят рассказывать о том, как мир нагружает их лишней ответственностью (люди с внутренним локусом так не говорят) и как они страдают от того, что их объявляют виноватыми дополнительно к их несчастьям. Слыша это, добрые окружающие стремятся избавить их от такого груза, запрещают другим их обвинять, жалеют и няньчят, надеясь восполнить недостаток любви мира собой, и таким образом лишь укрепляют в них внешний локус контроля. Если вы когда-нибудь систематически помогали человеку с выраженным внешним локусом контроля, вы могли убедиться, что очень скоро именно в вас такой человек начинал видеть врага. Это происходит почти всегда, потому, что от заботы и помощи локус контроля смещается не внутрь, а наоборот, а значит потребность в заботе растет, ведь люди легко привыкают к хорошему. У помогающих свободные ресурсы заканчиваются, ведь они надеялись эффективно помочь и увидеть, как человек окреп и встал на собственные ноги, а если они видят бездонную черную дыру, замкнутый круг, то начинают понемногу пятиться и закрываться, и вот тогда узнают на себе, каково это – гнев отвержения такого человека.

Теперь они начинают догадываться, что возможно и мать такого человека не была такой уж злой, и бывшая жена (муж) не так уж страшно его истязали, как он о том рассказывал, но теперь главным мучителями и насильниками в его жизни становятся они, и все вокруг начинают об этом узнавать из уст потерпевшего. Гнев отвержения человек со внешним локусом контроля испытывает каждый раз, когда ему не хотят стать матерью. Это не столько вина, сколько беда такого человека, ведь его локус контроля вовне, вне его личности, а значит мгновенно переносится на любого, кто оказался с ним достаточно добр. Человек наделяет его ответственностью за себя. Помните, как Карлсон рад был назвать Малыша своей матерью, хотя был старше его и намного крупней? Даже если подопечный не называет вас матерью буквально (а называют часто) он относится к вам как к мамочке или к папочке почти всегда. Не стоит ругать такого человека за это, это бесполезно и лишь разозлит, а может быть обидит и сильно ранит, отчего локус контроля может стать еще более внешним, а значит и вам, и следующей мамочке достанется больше. Это тем более не значит, что нуждающимся людям не нужно помогать, помогать обязательно нужно, иначе в вас самих начнутся искажения от неправильного взаимодействия с миром, но помогать другим можно только с уважением к собственной ответственности человека, не превращаясь в кормящую мамочку, не относясь к другой личности как к моральному инвалиду, не беря над ней контроль. Ваш контроль должен быть внутри вашей(!) личности, иначе вы пострадаете.

К сожалению, сказка для маленьких козлят почти всегда развивается по одному сценарию. Они сидят голодные и холодные, им не хватает пищи и тепла, но выйти в мир нельзя, ведь за дверью бродят страшные волки, а потом какой-нибудь волк притворяется доброй мамочкой, переделывает у кузнеца грубый голос на ласковое блеянье, надевает овечью шкурку, завоевывает доверие, и когда они его впускают внутрь, съедает их, если не удается удрать и спрятаться в печке. Поэтому умные маленькие козлятки всегда стараются сохранять настороженность и чуть что убегать. Понятно, что мир оборотней – это их картина мира. А вот для тех, кто становится этими "оборотнями" в сказках маленьких козлят, история часто совсем иная, но тоже грустная.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 28.02.2015, 10:08 | Сообщение # 22
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Волки-оборотни

В предыдущем посте я рассказывала сказку про волка и козлят, которая описывает картину мира людей с внешним локусом контроля и эгоцентризмом, и обещала рассказать другую сказку, в которой живут те, кого козлята сначала принимают за мамочек (папочек), а потом опознают как волков. Это альтруисты с внешним локусом контроля.

Некоторым кажется, что такие альтруисты, готовые спешить козлятам на помощь, непременно имеют внутренний локус контроля, то есть сами несут ответственность за себя. На самом деле это совсем не так. И у козлят, и у тех, кто с ними нянчится, локус контроля внешний, иначе бы у них не возникало таких больших проблем.

Внутренний локус контроля – это центр личности, ее точка сборки. Внутренний центр контроля не появляется сам по себе, а формируется в процессе интеграции личности. Чтобы легче было понять, представьте себе экономическую модель, например, компанию, которая работает эффективно. У такой компании будет центрированная структура – согласие и единство на уровне руководства, но достаточно свободы, мотивации и ответственности на производственных уровнях и между всеми уровнями будут хорошо налаженные связи, а главное, такая компания будет вписана во внешнюю среду, условно – в рынок, на максимально выгодных условиях (выгодных для себя, что важно для ее процветания сейчас, выгодных для других, что важно для ее процветания в будущем). Примерно так выглядит интегрированная личность, поэтому бесполезно спрашивать, как сменить внешний локус контроля на внутренний или искать причины его в самом раннем детстве, когда личность еще разобрана на части и зависима. Внутренний локус развивается одновременно с развитием самостоятельности, формируется в процессе взросления личности, а не рождается сам по себе.

Внешний локус контроля означает, что внутри личности единого центра нет, ее части совсем никак не связаны, конфликтуют между собой, воруют друг у друга энергию, продают свои ресурсы или отказываются их добывать, вместо того, чтобы экологично использовать их и наращивать производство. В силу плохой внутренней организации личность не находит внутри себя той силы, которая могла бы обеспечить ей жизнь, и ищет эту силу извне. В зависимости от уровня эгоцентризма у такой личности два пути: тянуть энергию у других (отнимать или вымогать) или отдать себя в рабство, сдать свою территорию. Так мы получаем два основных типа людей с внешним локусом контроля : инфантила и его слугу.

Многие думают, что взрослый инфантил может забраться на шею интегрированной личности, но это технически невозможно. Интегрированная личность как процветающая компания, хотя и честно платит налоги и охотно участвует в благотворительности, но никогда не становится чьим-то ресурсным придатком или пассивным рабом, поскольку это означало бы конец ее процветания. Процветание основано на принципе активного обмена продукцией (не ресурсами!) с окружающим миром, поэтому интегрированная личность делает другим людям благо, вовлекая их в активный обмен, понуждая их создавать собственную продукцию, а значит, помогая тем самым организации их собственной активной и центрированной структуры с их внутренним локусом контроля.

Изредка мне поступают вопросы, почему я писала раньше про каннибалов и защищала жертв, а теперь пишу про ответственность жертв и про то, как опасно видеть кругом злодеев, как важно устанавливать с миром дружественные связи. Дело в том, что раньше я писала для альтруистов с внешним локусом контроля, поскольку симпатизировала им и чаще таких встречала. Мне казалось, что эгоисты с внешним локусом контроля («каннибалы» и им подобные) меняться не будут, а вот альтруистам можно помочь сменить локус, если рассказать, чем им это грозит и как опасно для них слияние. Однако в течение нескольких лет я с большой грустью убедилась, что эгоистов среди читающих больше, чем альтруистов (или они намного заметней и требовательнее), а главное - альтруисты со внешним локусом контроля очень легко(!) превращаются в эгоистов с внешним локусом, то есть альтруизм на эгоизм сменить просто, достаточно лишь испугаться и обозлиться на «каннибалов», а вот внешний локус на внутренний сменить очень сложно, для этого требуется работа и развитие личности. Как в сказке про вампиров, укушенные ими сами становятся такими же (если не меняют локус). Многие осознавшие себя жертвами хотят мстить и быть насильниками. Поэтому в новых текстах я обращаю основное внимание на разорительность ненависти и недопустимость вражды. Для озлобленного на мир эгоиста никакая интеграция и внутренний локус невозможны! Сначала должна пройти ненависть и только потом может начаться интеграция. Что касается добрых альтруистов со внешним локусом контроля, на мой взгляд, они многократно симпатичнее эгоистов, но тоже не могут быть образцами для подражания и тем более не являются ангелами.

Не случайно в сказках про волка и козлят голодный инфантил всегда встречает хищника. У него совершенно нет шанса встретить однажды молочную реку с кисельными берегами и убедиться в том, что мир не так уж зол. Именно на это надеются все те, кто помогают инфантильным людям: мечтают наполнить их черную дыру своей любовью и помочь обрести доверие к миру, подставляя плечо. Почему же этого не происходит? Почему вся любовь и все тепло утекают в дыру, а претензий становится только больше и больше, пока не наступает ненависть?

Это закон гомеостаза. Чем больше извне поступает чего-то, тем меньше вырабатывается изнутри. Если перед вами – маленький ребенок, любви и заботы ему можно давать много, но и с ребенком необходимо соизмерять уровень опеки и его самостоятельности. Если что-то он уже может делать сам, нельзя это делать за него. Всем известно, какие слезы бывают у трехлетнего ребенка, которому не дают делать самостоятельно то, что он пытается, пусть и плохо. Слезы бывают не у всех, а лишь у тех детей, которые болезненно реагируют в этот период на посягательство на свое Я, пока еще очень хрупкое. Но даже те дети, которые реагируют не болезненно, тоже имеют свое хрупкое Я, пусть и согласны его уступить взрослым из-за любви или тревоги. Но Я ребенка это ценность и необходимо проявлять уважение к ней. Нельзя все делать за человека, поскольку это означает презрение к его личности. За этим может стоять огромная любовь и страх за него, готовность жертвовать собой ради него, но это любовь к объекту (пусть и к самому дорогому в мире), а не уважение к субъекту, а отношения с личностью, даже маленькой, должны включать то и другое. И чем взрослее личность, тем больше уважения к ней требуется, помимо объектной любви.

Поразительно, что в отношениях взрослого инфантила с его опекуном-спасителем одновременно разыгрываются две разные сказки, как две параллельные мистерии. Кажется, что эти сказки даже не пересекаются, но на самом деле это не так. Инфантил живет в сказке про волка и козлят, а опекун – в сказке про царевича и серого волка. Пересечение двух разных сказок заметит всякий: и там, и там фигурирует волк. Каким же образом добрый спасатель может выступать в роли хищника?

Все дело в том, что такой спасатель, каким бы добрым он ни был, спасает не личность человека, не его самостоятельность (самостоятельность обеспечить извне нельзя), не его чувство собственной силы и достоинства, не его Я, а его объектную сущность (тело и эмоции). Он искренне любит его, он эмоционально кормит его с ложки, он дает ему тепло и даже деньги, но при этом игнорирует его личность как факт. То есть он не против личности и, возможно, надеется, что эта личность где-то есть, например, отдыхает неподалеку и набирается сил, пока опекой тела физического и эмоционального данного человека занимается другой. Скорее же всего он ничего не думает, руководствуясь просто сочувствием, но в этом сочувствии нет места уважению чужой личности, иначе он намного больше пекся бы о ее самостоятельности. Именно за это спасатель и страдает, а страдает он практически всегда. Козленок какое-то время принимает его за маму-козу, манну небесную без личности, а потом удивленно опознает в нем другую личность, подчиняющую себе его, и начинает ненавидеть. Это как гнев ребенка, у которого взрослый отобрал ложку, чтобы он не вымазал супом стены. Ребенок не мог бы объяснить, откуда в нем появилась злость, ведь процесс обеда пошел эффективней. Так и инфантил, начинающий ненавидеть своего опекуна, не может объяснить, почему тот так сильно его раздражает, почему в нем все больше мерещится высокомерие, почему так хочется опустить его, унизить или потребовать давать больше и больше, заставить доказать свою преданность (если нет уважения). Иногда инфантилу становится страшно и стыдно, если он не законченный эгоист, что он так себя ведет, но окончательно справиться с гневом он не может. И когда спаситель, доведенный выходками инфантила, не выдерживает и позволяет себе защитную агрессию, «ставит на место» и обвиняет в хамстве и неблагодарности, инфантил окончательно утверждается в своем чувстве: перед ним волк, который с помощью белой пушистой шкурки втирался к нему в доверие, а сам изначально хотел сожрать его изнутри и подчинить себе. Это грустная и жестокая трактовка, но ей-богу, нельзя сказать, что она совсем ни на чем не основана. Не так ли?

Сказка, в которой живет опекун и спасатель, имеет другие акценты. Если вы помните сказку про царевича и серого волка, их «дружба», которая больше похожа на рабство волка, начинается с того, что царевич оплакивает косточки съеденного кем-то коня (средства движения, вероятно - социальный лифт), а волк решает, что – виновник он. Чтобы искупить (групповую) вину, волк служит царевичу верой и правдой, царевич в буквальном смысле слова ездит на нем верхом, волк обеспечивает ему все чудеса света: птицу счастья, коня и жену, а потом даже оживляет и возвращает здоровье, убив врагов. За все это волк не получает ничего, кроме, хочется верить, избавления от чувства вины. При этом царевич совсем не слушается и не уважает волка и все делает по-своему, из-за чего волку приходится снова и снова исправлять все ошибки царевича, втягиваясь в новые неприятности. Освобождается волк от добровольного рабства только, исчерпав все капризы царевича до конца. Прощаются они сухо и «навсегда», не желая продолжать «дружбы».

В реальной жизни сказка для спасателя начинается с того, что он встречает страдающего царевича, то есть кого-то, кто вызывает у него приступ сочувствия и чувства вины, в результате которого происходит идентификация. Но разве ненормально испытывать сочувствие? Еще как нормально. Более того, совершенно необходимо, если не хочется превратиться в несчастного козленка из другой сказки. Однако, сочувствие человека с внутренним локусом контроля существенно отличается от сочувствия человека с локусом внешним. Первый, сочувствуя, не испытывает желания встать на колени и подставить спину, поскольку во-первых, не считает причиной несчастий себя, во-вторых, хорошо понимает, что чужая спина личности не поможет, ей нужны свои опоры. Его локус контроля внутренний, а это значит, он очень хорошо видит, где начинается и заканчивается его право влиять, что в его зоне ответственности, а что нет. Чувствовать себя глубоко виноватым перед всеми страдающими за то, что он сам не так страдает, такой человек не будет. Поэтому его сочувствие будет принципиально отличаться от сочувствия альтруиста с внешним локусом контроля, считающего себя ответственным за весь мир, но не чувствующего ответственности за себя и поэтому готового скормить себя (и своих близких нередко тоже). Альтруисты с внешним локусом контроля склонны к слиянию не по причине своего альтруизма, а по причине отсутствия центра. Они легко идентифицируются с другим человеком, и начинают видеть его центром, то есть царевичем, а себя слугой. И именно чувство вины (за которой нередко – гордыня) часто запускает этот процесс. Некто прекрасный, но несправедливо обиженный, вызывает в таких альтруистах желание защитить, стать волком, рвать врагов на части и мчать царевичей на своих спинах за счастьем. Вместо того, чтобы компенсировать только реальный, собственноручно нанесенный вред (если таковой вообще есть), серые волки отдаются в рабство целиком, пытаясь отработать грехи всего мира, из чувства некого "внутреннего долга". При этом ответственности за себя они частенько не несут, не выполняют своего реального долга перед собой, близкими и теми, кто с ними прочно связан взаимными обязательствами. А главное, мир в представлении волков делится на жертв и хищников, и к последним они иногда с ужасом относят себя, испытывая раскаяние и вину. Именно это деление - основной и главный признак внешнего локуса контроля, что в случае волков (альтруистов), что в случае козлят (эгоистов).

О практической пользе, которую можно почерпнуть из двух сказок про волков для работы над своим локусом контроля, в следующей серии.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 28.02.2015, 10:47 | Сообщение # 23
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Страшные сказки и хэппи-энд

Сказка – это символическое описание расстановки сил в ситуации, поэтому, найдя свою сказку, то есть сказку, которая описывает вашу проблему, можно получить ключ к анализу. Сказки традиционно направлены на юную аудиторию, поскольку в них символически отражен процесс взросления личности: поиск силы (например, Василисы), развитие воли (избавление от колдовства), умение устанавливать связи с миром (волшебные помощники) и так далее. Каждую сказку можно толковать по-разному, поскольку одна и та же символическая расстановка сил позволяет смотреть под разными углами на разные проблемы.

В двух предыдущих постах шла речь о сказке про волка и козлят и сказке про царевича и волка. Очень важно понять, что две разные сказки описывают одну и ту же ситуацию, а разница возникает в восприятии этой ситуации с двух разных сторон. Практикующим психологам хорошо известно, что разбирая конфликт в паре, нередко приходится услышать не просто два разных рассказа об одной и той же ситуации, а даже прямо противоположные. Насильником часто оказывается другая сторона, а сам человек – бедной жертвой, и так с обеих сторон. Нередко в работу с парой вписывается и третья сказка – картина мира в глазах психолога, которая считается «объективной», поскольку психолог имеет базовые знания и опыт работы, однако объективной картины не бывает. То, что можно условно считать объективной картиной, состоит из нескольких очень разных картин, и как раз способность одновременно рассматривать ситуацию как несколько разных картин, отличает хорошего специалиста. При этом движение одновременно в разные стороны невозможно, поэтому для реальных действий необходимо выбрать одно направление, помня об условности, чтобы не впадать в крайности. В сказке про царевича и волка это правило озвучивал волк, когда просил царевича брать жар-птицу, не трогая клетку, брать коня, оставляя уздечку. Царевич же был склонен к максимализму и, в конце концов, получил все сразу и еще сверх того, поскольку его волк был нереально могучим волшебником. Если никакой чародей вам не служит, и даже золотой рыбки нет у вас на посылках, лучше сохранять чувство меры, до тех пор, пока вы сами не станете магом и не сможете позволить себе ВСЕ, откинув любые правила.

Если попытаться формулировать общий принцип выхода из ситуации, описанной в двух сказках про волков, этот выход в том, чтобы осознать сказку партнера, встать на его место и увидеть ситуацию его глазами. «Увидеть глазами другого» это не значит покориться другому, как любят пугать некоторые эгоисты, чуть что начиная рассказывать про СС и адаптацию к роли жертвы. Наоборот, увидеть глазами другого, для большинства волков как раз означает встать с колен и перестать подставлять свою спину, поскольку с позиции другого эта спина выглядит совсем иначе, и помощью не является. А с позиции козлят увидеть сказку волка про царевича означает не только понять мотивы волка и перестать ненавидеть его, но еще и побыстрее встать на собственные ноги, поскольку пока этого не произойдет, волк не отстанет.

Давайте рассмотрим реальные ситуации из моего поста с закрытыми комментариями, которые вписываются в эти сказки. Отдельно я не могу пока разобрать ни одной ситуации, поскольку их такое огромное количество, что я затрудняюсь с выбором. Поэтому разберу два типа ситуаций, надеясь, что многие узнают свою.

Ситуация первая. Многие женщины описывают тупик, в который они попали после рождения одного и особенно двух детей. Ситуация стандартна: профессиональные навыки утрачены или не были развиты, поскольку после института или во время него случилось замужество и рождение детей, то есть работа с нормальным заработком не грозит. Муж утратил любовный интерес и ведет себя все более грубо и требовательно. Конфликты становятся все чаще и переходят в насилие: эмоциональное, экономическое, иногда даже физическое. Уходить с детьми некуда, на алименты не прожить, жилья своего нет. Муж против работы за копейки и не дает заводить подруг и хобби. Помочь некому. Кромешный ад.

Инфантильность жертвы в такой ситуации имеет не столько личностные, сколько экономические и физические причины, поэтому несколько неудобно называть это инфантильностью, однако женщина экономически и физически зависима, и это основная причина проблемы. Будь у такой женщины свое жилье, хорошая работа и достаточный заработок для содержания детей и найма помощниц, проблема имела бы совсем другой характер, не выглядела пожиранием заживо. Очень важно сравнить, что опаснее в данном случае: задержаться в ситуации ради постепенного приобретения ресурсов или уйти из нее как можно быстрее. В случае очевидного физического насилия мой совет – уходить, то есть как можно быстрее искать способы для физического дистанцирования, а пока такие способы не найдены, избегать конфликтов любой ценой. Это правила физической безопасности, себя и детей, которая всегда должна быть на первом месте, прежде всего другого.

Если угрозы жизни и здоровью нет, и речь лишь о тяжелом моральном климате и эмоциональном давлении, следует подумать о двух направлениях стратегии: снизить остроту конфликта + искать возможность для экономической независимости. Обратите внимание, меры эффективны только вместе: искать примирения с мужем, чтобы оставаться в зависимом положении, не эффективно. Пытаться искать средства для развития ресурсов (профобразование и поиск работы) продолжая разжигать конфликт, тоже не эффективно. Нужно именно работать в обоих направлениях: пытаться найти компромисс с мужем, чтобы снизить градус ада в семье, и одновременно стараться встать на ноги, чтобы в ближайшем будущем (или когда-нибудь) обеспечить себе независимость и возможность самой принимать решения.

Сказка про волка и козлят, как ни цинично звучит, может помочь осознать необходимость того и другого. Пока козленок нуждается в кормильце, он будет находиться под властью другого существа. Себя кормилец обычно считает благодетелем, а в глазах козленка является хищником. Важно помнить, что волк в такой ситуации почти всегда живет в сказке про царевича, ему кажется, что его давление на жену и его требования – это жизненно необходимые меры защиты и опеки. Он обеспечивает ее и детей, он работает на семью, он против того, чтобы она проводила время с сомнительными подружками или работала на сомнительных работах, потому что так она приведет к погибели и себя, и детей. То есть, каким бы грубым и жестоким ни выглядел волк или даже ни являлся объективно (волки бывают те еще звери, к сожалению) он всегда оправдывает свое поведение тем, что иначе будет хуже, и его царевичи (жена и дети) погибнут без его руководства (иногда такие мысли небезосновательны). Волк не сомневается в этом, иначе бы доверял жене больше свободы, будь он уверен в пользе этого для нее, детей и семьи. Поэтому выход из такой ситуации только один (кроме бегства к родственникам, обязательного при явной физической угрозе) – перестать конфликтовать с волком, поблагодарить его за заботу и опеку и постараться договориться с ним о возможности постепенной самостоятельности, разрешив ему контроль. Например, попросить о возможности учебы или частичной работы на перспективу. Как показывает практика, большинство волков идут на это, преодолевая страх за семью. Если волк фатально не исправим в своей паранойе и боится любой женской самостоятельности, даже самой малой, придется либо становиться самостоятельной втайне или бежать (как в случае физической угрозы).

Теперь о другой ситуации, насчет которой задаются вопросы не реже. Многие женщины (иногда мужчины) спрашивают, как поступить с партнером, который ничего не хочет делать, буквально деградирует и погибает, явно нуждается в опеке и помощи, но ведет себя так, что помочь ему невозможно, да еще хамит. К нему есть сильная привязанность, нередко даже большая любовь, раньше было много планов и перспектив, и не понятно как действовать теперь, когда он превратился в чемодан без ручки «нести тяжело, а бросить жалко» а иногда практически невозможно, поскольку вложено в этот «чемодан» все.

В этой ситуации страдающий волк не знает, как помочь царевичу, который не слушает его и очень скоро может оказаться разрезанным на кусочки посреди поляны, и волку придется где-то добывать живую и мертвую воду, которая есть только в сказке. Такой волк может все хорошо понимать про волю и самостоятельность, но он видит перед собой человека в глубоком личностном кризисе, который был нормальным раньше и у которого есть шанс встать на собственные ноги, но есть шанс и погибнуть прямо на глазах, если ему не помочь. В зависимости от ситуации такой волк может либо рваться на свободу, но чувствовать как его держит царевич и груз ответственности, либо наоборот преследовать царевича, который убегает от него навстречу своей смерти. Выход из этой страшной сказки – через понимание сказки другой стороны.

На другой стороне – козленок. Суть козленка в том, что он хочет получать от волка помощь, но распоряжаться этим по-своему, иногда во вред себе, а руководство волка расценивает как насилие. В том случае, если козленок бежит за волком и жалобно просит молока, это голодный козленок и его можно покормить, но лучше не молоком, а капустой, то есть взрослой пищей, полезной для работы, а не для сна. В том случае, если козленок убегает от волка, не нужно его преследовать, даже если кажется, что он погибнет, однако, ему можно сказать, чтобы он обращался за помощью, когда решит выбираться из своей ямы тем путем, который предлагает ему умный волк.

Главный вопрос – что считать допустимой помощью. Допустимая помощь – это конкретная практическая помощь, в которой человек нуждается, в идеале - просит сам (в случае некозлят, то есть людей самостоятельных, попавших в беду, можно предлагать, а в случае близких - настаивать) и которая не увеличивает его зависимость. Если козленок не в бессознательном состоянии (если да – его нужно госпитализировать), он должен сам сформулировать, что он хочет и что будет с этим делать. Волк должен быть уверен, что его помощь пойдет на благо, а не во вред, и думать не только о сиюминутном, но и о будущем. Если козленок хочет денег, чтобы поесть и пойти искать работу, это нормально, если он просит денег, чтобы не работать, пить или играть, это другое. То же самое касается нематериальной поддержки, основной вопрос – для чего: чтобы не делать ничего или чтобы делать.

Чем больше волк будет понимать, что царевич имеет право сам совершать ошибки и имеет право даже погибнуть (!), а обязанность волка только предложить совет или поддержку, которые помогут встать на ноги, и сам волк, спонсируя царевича (не важно деньгами или чем-то еще) имеет право на контроль и участие, то есть чем меньше отношения будут напоминать акт симбиоза и больше отношения двух отдельных личностей, с учетом интересов того и другого, тем проще будет волку. Проблема волка в невозможности разделить границы из-за материнской любви! Но если волк осознает, что в каждом своем акте навязывания воли в глазах «спасаемого» он превращается в хищника, возможно, навязывать волю будет хотеться меньше, даже из страха стать виноватым. Если же царевич требователен, волку следует быть готовым к тому, что когда он откажется выполнять капризы царевича, он будет в его глазах врагом, но это не значит, что капризы нужно выполнять, поскольку с каждым новым выполненным капризом слияние больше, а значит больше потенциальная ненависть при разрыве, поэтому чем раньше закончится эта односторонняя кормежка, тем лучше.

Само собой, в жизни эти сложнейшие ситуации не решаются так легко и не выглядят так однозначно. Это всего лишь общие формулы, которые можно иметь в виду, ища ответы на свои вопросы. А можно и не иметь, а искать совсем другие или действовать совсем без формул, по наитию.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 02.03.2015, 13:38 | Сообщение # 24
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Почему мужчины смотрят порно, а женщины - мыло?

Около 100% жен, от которых муж внезапно ушел к другой женщине, обращаются к «бабке», чтобы снять «приворот». Когда иллюзия жизненно необходима, в магию поверит почти любой, вопрос лишь в том, насколько стоит вопрос жизни и смерти, насколько плохо психика справляется со стрессом. Стресс от признания того, что соперница оказалась лучше, настолько велик, что проще поверить в колдовство, чем в это.

Признать собственную маленькую значимость для того, на ком целиком завязана самооценка, смерти подобно.
Если любимый человек тебя отвергает, признание, что ты не хорош в его глазах, катастрофа, поскольку именно эти глаза определяют твою значимость в целом и общем, то есть и для тебя тоже. Единственный выход поверить, что взгляд этих глаз затуманен чарами, могущественным влиянием извне, против которого любимый не устоял. Варианты таких чар – в ассортименте.

Женщины чаще всего в таком случае обвиняют глянец или порно, а мужчины – феминизм или мыльные оперы.

Если муж недоволен женой, жена считает, что виноват глянец, который внушил ему, что женщина должна иметь фантастические пропорции, идеально гладкую кожу и кошачий взгляд, а еще белоснежные зубы, закусывающие бриллиантовое колье. Именно глянцевая пропаганда виновата в том, что мужчины смотрят на своих реальных жен хмуро. Создается ощущение, что в то время, когда мужья были страстно влюблены, их жены имели отфотошопленную кожу, перерисованные пропорции и бриллиантовые колье. Или до брака мужья никогда не держали в руках глянцевых журналов и не открывали страниц интернета, поэтому не видели «настоящих женщин» и имели глупость жениться на неидеальной жене, а потом увидели и прозрели. Но ведь это не так? Мужчине разонравилась собственная жена и поэтому он стал мечтательно смотреть на фото красавиц, которых в жизни никогда не видел и видеть не хотел, пока не ощутил потребность сбежать из брака. Мечты о журнальных образах – это первая стадия брачной депрессии, стадия вторая – когда муж начинает мечтательно смотреть на реальных женщин, неидеальных и даже обычных, находя и их тоже симпатичнее, чем собственная жена. Вторая стадия хуже первой, поэтому глянец - не самый большой враг.

Мужчины ругают феминизм, который внушил женщинам, что они имеют право много требовать и мало давать. Если бы не феминизм, жены больше следили бы за своей внешностью и лучше готовили, а феминизм отговорил их это делать, и поэтому в семье развал, а страдают дети. Либо виноваты мыльные оперы, внушающие, что мужья должны носить жен на руках. Однако, феминизм и мыльные оперы не появились вдруг, то и другое старше жен, и это не мешало женам еще недавно смотреть на мужей влюбленно и стараться выглядеть хорошо. Не так ли? Женщина смотрит на мужа недовольно не потому, что феминизм промыл ей мозг. Наоборот, "феминизм" (или сериалы) стал той отдушиной, которую женщина нашла для себя, когда появилась обида на мужа. Он стал часто любоваться журнальными красотками, а с ней общается скупо и совсем не так романтично как когда-то, а главное от него совсем нет поддержки, и поэтому у жены гнев и(или) тоска.

Не исключено, что началось не с мужа, а с жены. Сначала у жены начала копиться усталость, она стала смотреть на мужа недовольно и говорить с ним раздраженно, поэтому он стал меньше помогать, перестал смотреть на нее как защитник и стал чаще смотреть порно. Она же все чаще пилит его, что он обленился, а он огрызается, что она растолстела. Она обвиняет в этом глянец, а он - феминизм. В общем, не важно, с кого началось, оба включились.

Внешний локус контроля не позволяет решить ни одной проблемы, и даже проблемы социальные, которые, казалось бы, располагаются всегда вовне, лучше решаются, если объединяются люди со внутренним локусом контроля и думают в контексте «что делать?» а не «кто виноват?» Но каждый раз, когда я упоминаю в комментариях о потере значимости в паре одного или обоих, мне отвечают, что это глянец избаловал мужчин (порно, гендер, российский менталитет и т.д.), а женщин испортил феминизм (мыльные оперы, гендер, гейропа и т.д.)

Безусловно, на мужчин влияет порно, а на женщин мыльные оперы, и на тех и других весьма влияют гендеры, но это больше влияет на их изначальные установки в том, о чем они мечтают до брака. Мужчины мечтают о сексе и привлекательных женских телах, женщины о романтике и надежных мужских плечах. При этом нельзя сказать, что мужчины против романтики, а женщины против секса. Просто акценты разные, но это в среднем, а в частности встречаются мужчины, которые думают больше о романтике, чем о сексе, и женщины, которые думают больше о сексе, чем о романтике. То есть гендер лишь задает общую тенденцию, а не помещает индивидуума в жесткие узкие рамки. Рамки есть, но они довольно широки и пластичны.

Если мужчина выбрал женщину, а женщина выбрала мужчину, значит ни глянец, ни феминизм, не противоречат этому выбору. Значит женщина показалась мужчине достаточно привлекательной, а мужчина женщине – надежным. Обратите внимание, гендерная разница проходит по линии влечение-безопасность. Мужчинам, в среднем, важнее первое, женщинам, в среднем, второе. Именно на это влияет гендер, и его бесполезно ругать, нужно просто учитывать в своей жизни. А если очень хочется избавиться от разницы на групповом уровне, необходимо обращать внимание на причины(!) этой разницы, а не на саму разницу. Например, бесполезно и даже опасно бороться с потребностью женщин в безопасности. Можно бороться с причиной, вызывающей у женщин больше тревожности и беззащитности, чем у мужчин. Женщины ориентированы на обязательную физическую и материальную зависимость из-за материнской роли. Именно с большей зависимостью следует бороться, побуждая женщин развивать собственные опоры до материнства и во время него, а так же активно вовлекать в родительство мужчин, и ни в коем случае не бороться с самой потребностью женщин в безопасности, которая выражается в поиске сильного плеча. Если высмеивать и запрещать любовь женщин к мужской надежности, не помогая развивать собственные опоры, ничего хорошего не получится, а будет только хуже.

То же самое касается потребности мужчин в женской привлекательности. Это выглядит как зловещая объективация, однако это всегда было необходимым и неотъемлемым условием того, что входит в понятие «мужественность» и обязанность мужчин обеспечивать женщинам «сильное плечо». Пока женщины беззащитны, а мужчины, наоборот, никакой слабости и зависимости себе не позволяют, единственная зависимость, которая может заставить мужчин безудержно стремиться к женщинам и брать за них ответственность на себя (содержать их и защищать) это их сексуальная привлекательность. У мужчин в отношениях с женщинами актуализируется психическая сфера, отвечающая за влечение и страсть, именно это заставляет их тянуться к женщинам, несмотря на культ мужской автономии, бегать за ними и влюбляться. Чтобы этот момент стал менее важным, но близость не утратила бы свою актуальность, мужчины должны, с одной стороны, нуждаться в получении от женщин чего-то еще кроме физического удовольствия (дружбы, партнерства, сотрудничества), а женщины должны находиться в меньшей экономической зависимости. Гендеры выравниваются медленно и попытка быстро лишить людей гендерных особенностей превращается в борьбу со следствиями, а не причинами, и усугубляет причины. Если беззащитным женщинам запрещают смотреть на мужчин как на опору, они в страхе бегут в секты и ищут опоры там, если маскулинным мужчинам запрещают смотреть на женщин как на сексуальные объекты, они уходят... да, на войну и ищут реализации страсти там. Те и другие еще часто уходят в депрессию, к сожалению, поскольку жизненно важная потребность, столкнувшись с непреодолимой преградой, вдет к фрустрации, а сильная фрустрация - к отключению энергии.

Это не значит, что беззащитность женщин и их сексуальную объективацию нужно поощрять! Ни поощрять, ни запрещать, а просто признавать, что причины этого лежат не на поверхности, и уничтожив на поверхности проявления, можно добиться того, что корень причины даст намного более зловещие ростки, и прошлые покажутся цветочками. Всегда стоит мягче смотреть на вещи и глубже вникать в их причины. И те, кто смотрят на явления с гневом, а не видят сложности и неоднозначности причин, напрасно претендуют на объективность взглядов.

Одним словом, не стоит ругать гендеры и гейропу, если с мужем или женой разладились отношения. Причина разлада в том, что первоначальные ожидания не получили своего развития и думать нужно о том, как скорректировать свои ожидания ближе к реальности, и как воплотить хотя бы часть ожиданий супруга. То есть да, женам следует лояльней относиться к потребности мужчин в женской привлекательности и сексуальности, перестав их за это ненавидеть, а мужчинам нужно обязательно помнить, что женщины нуждаются в поддержке, и не только финансовой, но и чисто физической, то есть значительной помощи по уходу за ребенком, например, а так же нуждаются в росте собственной устойчивости (работе), чтобы слишком много не ждать от мужчин.

Кроме того, важно учитывать, что никакой привлекательности не будет, если женщину критиковать за внешность, привлекательность стимулируется только восхищением. И помощи со стороны мужчины не получить, если ругать его за то, что он бездельник, а не благодарить за помощь. Любая активность стимулируется поощрением, то есть высокой оценкой и предложением в ответ делать то, в чем нуждается человек. Если же пытаться стимулировать активность угрозами отнять и то, что имеется, человек будет искать любые пути, чтобы снизить свою потребность в том, что у него грозятся отнять. Мужчины обратятся к порно, женщины – к идее сепарации. Из ситуации кнута и люди, и животные стремятся сбежать, находя немыслимые лазейки.
Остается человек только в ситуации пряника. Это отлично доказал лучший известный психолог Курт Левин, проведя множество экспериментов. Если создать условия невыносимого давления, человек все равно будет стараться сбежать, в крайнем случае - в безумие. Кому-нибудь хочется массового психоза?

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 02.03.2015, 13:39 | Сообщение # 25
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Женщина-стерва и ее укротитель

В то время, как женщины жалуются, что мужчины ненадежны, в смысле – бабники и подлецы, мужчины заявляют, что женщины невыносимы, в смысле – стервы и истерички.

Тем и другим часто совершенно не очевидно, что одно тесно связано с другим, а если и понятно, не ясно, что с этим делать. Например, мужчины пытаются изо всех сил демонстрировать надежность, но очень скоро чувствуют перегруз и потребность кинуться во все тяжкие. Или женщины изо всех сил стараются не быть стервами, но вскоре ощущают, что подавленные эмоции разрывают их на части, и проще устроить скандал.

Я, пожалуй, приведу пример, как можно разбираться в причинах проблемы, а не следствиях.

Когда мужчины устают от «невыносимости» женщин, они буквально имеют в виду, что женщин трудно на себе нести. Не важно, что в этот же самый момент женщины говорят, что «все» тащат на себе. Женщины тащат «все», а мужчины – самих женщин. По крайней мере, они так себя воспринимают, но нести хотят легкую нимфу, а не брыкающуюся лошадь, норовящую заехать копытом в лоб. Неудачливые рыцари, скинувшие ношу на полпути, жалуются на то, что женщины сами не знают, чего хотят, что их поведение не подчиняется логике, что они могут выкинуть что-то абсурдное, обидеться на ерунду, устроить на пустом месте истерику. А еще про стервозность женщин и про то, что они не ценят хорошего отношения, поэтому с ними нужно вести себя очень жестко и очень последовательно, иначе заморочат голову и сведут с ума противоречивыми посылами.

Мужчина, который пытается выполнять все желания женщины, обрекает себя на ад: она разоряет его материально и эмоционально, а потом жестоко кидает, унизив и изменив. Это главная мужская страшилка, ее можно видеть в классике из века в век, уже у Овидия, а откровеннее всех описал ее Мазох в своей «Венере», недаром это нелепое произведение живее живых: Мазох назывался современниками вторым Тургеневым, несмотря на всю пропасть в художественной ценности, а теперь и вовсе Тургенев у многих пылится, а Мазох перечитывается, пересказывается, экранизируется. Если вы отправитесь на любой пикаперский форум, вы услышите все ту же страшилку: нельзя подчиняться женщинам, нужно их мягко или жестко гнуть, только тогда в паре будет стабильность. (Самые умные пикаперы понимают про баланс, но такие пикап уже переросли) Одним словом, когда мужчина пытается обеспечить женщине желаемую ею «надежность», он нередко считает, что в первую очередь должен побороть демона в ней, укротить и смирить ее стервозное начало, то есть видят источник главной ненадежности в ней самой. Некоторые женщины любят подыгрывать, предлагая себя «укротить», а некоторые и не подыгрывают, а искренне считают, что в них живет стерва. Иначе как объяснить, что им время от времени «беспричинно» срывает крышу, откуда ни возьмись появляется злость и гнев, которые без следа пропадают, если мужчина не поддается на истерику и действует мягко, но твердо. Поэтому женщины часто пишут и говорят, что им нужен мужчина, который будет сильнее, чем они, и сможет «держать их в узде». Никто не хочет насильника, разумеется, но мягкого "укротителя" - увы, многие.

Классическую стратегию укрощения стервы описал еще Шекспир. Его Катарина была та еще истеричка, настоящая бесноватая, лупила младшую сестру и разбивала тяжелые предметы о головы своих учителей, и даже жениху сразу же заехала по морде, а он как истинный дворянин не мог ей ответить тем же. Поэтому жениху пришлось гнуть ее не физической силой, а изощренным моральным насилием. И конечно, она согнулась и влюбилась. Когда китайцы полвека назад потрясли мир тем, что виртуозно промыли мозги нескольким американским лазутчикам, заставив их стать страстными поклонниками своего режима, и это долго обсуждали газеты, их методы не были тайной уже много веков. Шекспир по пунктам расписал, как быстро промыть мозги человеку.

Во-первых, его нужно поставить в ситуацию полной физической зависимости (чтобы не сбежал), во-вторых, лишать сна и пищи, чтобы расшатать нервную систему (здесь Шекспир ссылается на охотников, приручающих соколов для охоты), в-третьих, держать в постоянном напряжении (не просто в страхе, а поразить нелогичностью и непредсказуемостью поступков, чтобы полетели все шаблоны и не осталось логических опор, а только страх), в-четвертых, добиться транса от психического перегруза, в-пятых, протянуть руку и дать четко понять, что любовь и преданность – лучший способ получить безопасность и корм, и чем больше эта любовь, тем лучше. Китайцы исследовали, а Шекспир провидел, что психика человека настолько резво обновляет поток сенсорной информации, что при тотальном воздействии, очень быстро перестраивает все ориентиры.

Надеюсь, рассказ про Шекспира и китайцев не вызовет, как обычно, приступ женской паники и криков "волки!". Важно обратить внимание всего на один момент: чем меньше зависимость человека от кого-то, тем меньше у того шансов хоть что-то этому человеку внушить. Тотальный промыв мозгов возможен только при абсолютной зависимости. Женщины могут считать себя в безопасности, если будут помнить о том, что у них должна быть своя работа, свои профессиональные цели, свои творческие планы и вообще много своего.

Мне в данном случае интереснее рассказать не столько о том, чем рискуют женщины, которые позволяют себя укротить и сделать зависимой и покорной, а чем рискуют мужчины, которые идут по пути укротителя, и думают, что зависимость женщины – лучший способ построить стабильный брак. Есть очень много способов (простые и посложней, для начинающих, мастеров и виртуозов) пробудить интерес человека и задержать на себе его внимание, а потом заставить это внимание набирать обороты.

Сначала такая стратегия кажется мужчине правильной: чем меньше у женщины подруг, друзей, чем меньше она увлечена работой, тем больше ее внимания посвящено мужчине и тем более она влюблена. И наоборот: чем больше она влюблена, тем больше внимания ей хочется ему посвящать, а работа интересует все меньше, друзья исчезают, подруги перестают волновать. Если в начале отношений она могла стервозничать, пытаться строить мужчину, динамить его и даже задевать, как будто проверяя на прочность, теперь она превратилась в идеальную половинку, согласную на все и смотрящую в рот. Раппорт, как говорят НЛП-ишники, достигнут. Этот раппорт может даже начать напрягать мужчину, который не готов к серьезным отношениям, и в этом случае мужчина может начать отбрыкиваться и этот раппорт разрушать, доставляя влюбленной женщине муки. Однако, если его интересует создание семьи с ней, если женщина кажется ему достаточно красивой, умной, подходящей ему во всем, и он сам не против стать мужем и отцом, такой мужчина может заключить, что все идет просто великолепно, и это здорово, что он заменяет любимой весь мир. Недостатки этого видны далеко не сразу, если он и сам готов проводить много времени вместе. Если же он увлечен работой и спортом, он может заметить, что иногда лишняя зависимость женщины выходит боком. Она слишком грустит, когда он задерживается, ей все время скучно без него, она излишне ревнива, хотя и просит за это прощения. Как будто укрощенный демон все время пытается вылезти и испортить жизнь.

Логично, что в такой период у пары возникает мысль о желательной беременности. Мужчине кажется, что ребенок займет лишнюю энергию его жены и даст ему немного свободы от ее контроля, а их паре дополнительную связь и стабильность. И когда беременность возникает, это все действительно выглядит так. Увы. Вскоре многие мужчины, особенно эгоистичные, начинают ощущать недостаток внимания. Требовательность и претензии женщины возрастают, ведь женщина начинает больше переживать за будущее, а вот внимания в виде восхищения и обожания становится куда меньше. Она много времени посвящает общению с другими молодыми мамами, читает, смотрит, думает только о ребенке и о том, как получше свить гнездо, и почти перестает интересоваться сексом. Или не перестает, но все уже как-то не так. В центре внимания - отнюдь не мужчина. Если же при этом женщина продолжает работать и уставать, требуя больше заботы, мужчина может почувствовать себя на заднем плане, так, как будто женщина получила от него, что хотела, поймала в капкан, и теперь он ее не интересует как мужчина, а интересует только как кормилец ребенка и материальный ресурс.

И мужчине снова кажется, что необходимо усилить ее зависимость, лишить оставшихся опор и тогда она будет к нему внимательней. Ему кажется, что причина возникших проблем – в ее остаточной независимости, она считает ребенка не его, а своим, и в ссорах намекает, что может и сама справиться, если вдруг ему это не очень нужно, пожалуйста, он может быть свободен, она не настаивает, она хочет быть вместе только на своих условиях, а не так. Вместо того, чтобы разделить с женой ее страсть к начинающемуся материнству, а ей дать возможность собственной опоры, чтобы она пришла в адекват (лучший и даже единственный способ победить "стервозность") многие мужчины думают наоборот, о том, как бы выбить из-под ног женщины все опоры и гарантировать себе контроль над ситуацией, в которой начинается хаос. Женщины даже не представляют себе, какая паника в это время охватывает многих мужчин: с одной стороны демон в женщине пытается согнуть его и заставить прислуживать, то и дело шантажируя уходом или просто слезами (и ребенок тоже страдает), с другой стороны унылый вариант – бросить ребенка и остаться на всю жизнь подлецом и злодеем. В таких условиях мужчины боятся слишком сильно вовлекаться в отцовство, чтобы не дать манипулировать собою еще сильнее, и вместо сближения больше отстраняются. Но чтобы обеспечить контроль над ситуацией, активно ищут способы обратить жену в еще большую зависимость. И материальную, и эмоциональную.

Делают это мужчины иногда тупыми, а иногда даже очень тупыми методами, к сожалению, довольно эффективными на ранних этапах и потому живучими. Например, они могут опускать жене самооценку, чтобы она не слишком надеялась на свою независимость, и побольше ценила их. Чтобы обрубить пути к болезненному шантажу ребенком, они могут давать понять, что ребенок их меньше интересует, чем ужин и секс. Они стараются выглядеть конченными циниками и пофигистами, чтобы дать отпор попытке дергать их за чувства. Или могут намекать, что есть и другие женщины, которые были бы рады их накормить и полюбить. В состоянии беременности для женщины такие заявления подобны выбиванию скамейки из-под ног, когда на шее петля. Однако, вместо того, чтобы расценить это все как предупреждение, что нужно усилить собственную независимость и искать опоры, многие в панике объявляют капитуляцию. Женщина соглашается с тем, что она несет ответственность за отношения, идет на любые условия мужчины и будет стараться вести себя так, чтобы мужчина хотел оставаться ей мужем, а ребенку отцом. В этот момент у мужчины создается ощущение, что строптивая окончательно укрощена и стабильность брака обеспечена на годы вперед. Так же он утверждается в правильности выбранной стратегии. Но это печальное заблуждение. Обеспечена ему не стабильность, а партизанский отряд, собирающий в лесу боеприпасы и ожидающий возможности начать войну.

Про то, что ожидает укротителя дальше, в следующей серии.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 02.03.2015, 13:40 | Сообщение # 26
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Стерва: хаос вместо эго

Оставлю на время укротителей строптивых с их домостроем, спрошу женщин.

Женщины, вы хотите знать простой секрет построения успешных отношений?

Зря кому-то кажется, что такого секрета нет, что универсальных и простых рецептов не бывает. В чем-то не бывает, а здесь есть. И известен он с древности.

Секрет звучит проще некуда: никогда не делайте шагов к близости в ответ на равнодушие или агрессию мужчины.

Также хорошо всегда поощрять любой правильный поступок мужчины. Но главным является первое. Никогда, ни при каких условиях не нарушайте это правило с самого начала. С самого начала отношений – это очень важно, поскольку, если никогда не соблюдать это правило и вдруг резко начать, эффект может быть обратным. Какой, я расскажу потом.

А вот если с самого начала последовательно и ясно выстраивать поле отношений, в котором получить от вас любовь и близость можно будет, только дав вам такую же любовь и близость, и никак иначе, в котором каждый шаг назад партнера будет приводить к снижению вашего интереса, втянуть вас в отношения с дисбалансом будет практически невозможно. С вами всегда будет человек, который дорожит вами, а все, кто не дорожат, не будут иметь к вам доступа.

Кажется, что это правило не только логично, но и просто. Зачем делать шаг к близости с тем, кто равнодушен или агрессивен? Разве это не самая здоровая реакция – одернуть руку от холода или огня? Разве не обоюдное тепло и взаимное удовольствие толкает людей к сближению?

К сожалению, это так только для людей целостных и зрелых. Люди незрелые настолько раздроблены и противоречивы изнутри, что для соблюдения этого правила им требуются немыслимые силы. А для того, чтобы понять, где его применять, круглый стол.

Впервые о внутренней раздробленности психики и личности написал Пьер Жане. Это гениальный психолог, творивший раньше Фрейда и даже раньше Брейера, автор понятия «интериоризация», на котором построена вся теория бессознательных процессов и почти вся психология 20-го века. Пьер Жане известен меньше тех, кто во всю использовал его открытия, поскольку шагнул далеко вперед и написал много парадоксального. В своих книгах он описывал различные психические феномены и его «энергетическая система», на самом деле, довольно точно объясняет очень многие явления, до сих пор считающиеся загадками. Жане изучал женщин сомнамбул и истеричек, чтобы понять механизм психического автоматизма. Основной вывод Жане: здоровая психика отличается большой пластичностью и одновременно целостностью, процессы в ней согласованы и в то же время имеют большую гибкость, поэтому человек с такой психикой практически не поддается внушению. Нездоровая психика, «слабая» как ее называл Жане, несогласованна, раздроблена, каждая часть действует сама по себе, но чтобы сохранить хотя бы какое-то постоянство, пластичность нарушена, идеи фиксируются, многие становятся навязчивыми. Кроме случаев явной патологии, когда раздробленность и фиксированность психики велика, возможны и случаи нормальной недоразвитости, которая бывает в юном возрасте, в связи с чем юные люди противоречивы, внушаемы, склонны впадать в крайности и заражаться аффектом. Все, о чем я пытаюсь рассказывать в этом блоге, это то, что при недостатке развития личности, человек ведет себя инфантильно, но, будучи лишен юношеских преимуществ, больше страдает. А так же доставляет страдания близким.

Для нормального самочувствия личности ей необходим хотя бы минимум личных опор, которые она может ощущать как СВОИ и самостоятельно поддерживать. Несформированной личности необходим минимум внешних ресурсов и опор, что ощущать свое существование и безопасность, сформированная личность долгое время может обходиться только внутренними. Несформированная личность быстро разрушается в экстремальных условиях, легко поддается влиянию, быстро заражается идеями, сразу сдает «себя». Сформированная личность довольно долго может сопротивляться и выживать безо всяких внешних опор. Резервы ее ограничены, но их может хватить очень надолго, в зависимости от силы интеграции личности и мощности внутреннего стержня. Но это лирическое отступление. Речь о том, что если личность не до конца сформирована, да еще лишена внешних опор, она превращается в то, о чем писал Жане: раздробленное, противоречивое, неорганизованное существо, не способное к самоконтролю.

Если никто не берет контроль над такой личностью, она пребывает в хаосе чувств, идей, эмоций. Ей то скучно, то тревожно, то куда-то несет, она подчиняется практически любому внешнему движению, и ей сложно сопротивляться, поскольку ее личность раздроблена и ни одна ее часть не перевешивает. То включается отдел, отвечающие за чувство долга, то отдел, отвечающий за удовольствия, то отдел, занимающийся планированием, то отдел, защищающий от стресса. Поэтому такой личности то на все плевать, то нечто очень беспокоит, то хочется оторваться и полететь, то наоборот вести себя строго по правилам, то ей нравится быть распущенной, то отвратительны такие намеки. Не будет преувеличением сказать, что такая личность ищет «хозяина». Конечно, ищет не постоянно, это означало бы единство ее целей, а цели в ней меняются, а по сути вообще никаких целей нет. Но в минуты усталости от своей маяты, тревоги, хаотичности мира или скуки и однообразия, одним словом в минуты осознания своей невозможности справиться с управлением своей жизнью, такая личность очень хочет найти кого-то, кому можно было бы доверить себя.

После такого обширного отступления должно быть понятно, почему женщина, особенно молодая или только что вышедшая из симбиоза (родительского или брачного) или просто не сумевшая повзрослеть или переживающая личностный кризис и внутренний слом, не может строить отношения последовательно. Простой рецепт слишком сложен для нее, она хочет то одного, то другого, а главное не может сдерживать никаких эмоций, а эмоции возникают в ней самые разные. В ответ на грубость может возникнуть страстное желание близости, чтобы сию минуту снять стресс, а в ответ на ласку вдруг начаться скука и нестерпимая потребность язвить. Чувство вины сменяет агрессию и наоборот. Она в буквальном смысле слова «не может держать себя в руках», ведет себя глупо и разрушительно, вместо того, чтобы быть разумной, уверенной, правильной, и тем самым привлекательной для таких же разумных, уверенных и правильных людей. Нет. Она раскидана, растрепана, разорвана в энергетическом и эмоциональном смысле. Она то воспламеняется, то охладевает, наполняется энергией и обесточивается в момент. Количество дыр в ее психическом поле не поддается учету, и как только затягивается одна, появляется новая.

Иногда это заметно и внешне, а по поведению и речи почти всегда. Именно поэтому разумные, уверенные и правильные люди сторонятся ее. К ней липнут те, кто чувствуют ее слабость и хаос внутри. Она словно цветок, который источает нектар, слишком приторный или даже слишком ядовитый для людей, которые ищут здоровых отношений и взаимной любви. Зато люди, у которых внутри такой же хаос, тянутся к ней, поскольку видят в ней свое. Или у них есть некий стержень, но весьма специфический, больше похожий на хобот шмеля, и они летят на этот цветок, чтобы собрать мед. Впрочем, это как раз не мед, а летящие - не шмели, да и бедняжка - не цветок. Поэтому лапки маленького вампира прилипают, тот приходит в ярость, и отрывает вместе с лепестками. А иногда находит способ пить нектар, не приклеиваясь, но так как это скорее яд или спирт, быстро приходит в пьяное безумство. Или другой сценарий: хищный цветочек захлопывает свои лепестки и начинает есть таким насекомым мозг. В общем, историй много, они увлекательны и все про страстные и болезненные отношения, красиво или безобразно разрушающие обоих.

Это верно, что большинство стерв (пусть и не все) тайно или явно ищут «укротителя», поэтому обрушивают на любого понравившегося мужчину, весь свой хаос, а надежде, что он как-нибудь его организует или пойдет к черту. К сожалению к черту часто тянут и их.

Есть две наиболее популярных интерпретации явления «стервозности», условно мужская и условно женская. Мужская: избалованная родителями, эгоистичная женщина, которую проще бросить, чем исправлять, но если все не очень запущено, такую женщину излечит любовь и уважение к мужчине, она откажется от своего эгоизма и станет хорошей женой. Женская: стерва – разочарованная в мужчинах женщина, вынужденная вести себя так для самозащиты или из мести, лечится любовью, нежностью и тактичностью любящего мужчины.

Как мы видим, две интерпретации предлагают противоположные модели поведения для партнера стервы. Мужская призывает жестко ставить условия и если условия не выполняются, бросать, потому что «значит не любит». Женская призывает, наоборот, долго и упорно добиваться доверия стервы, вынося все ее закидоны и встряски, чтобы постепенно «растопить ледяное сердечко».

На самом деле, и та, и другая модели работают плохо. И обе хорошо при определенных условиях. Первая модель работает, когда условия мужчины не жесткие, а четкие, но очень справедливые, он последователен, он порядочен сам, он интересен женщине, он не подчиняется ей, но и не обижает ее.

Для того, чтобы организовать более хаотичного и противоречивого партнера и выстроить правильное поле отношений, очень, то есть исключительно, важно не обижать его самому и не обманывать. Нужно следить за собой и быть очень тактичным, не вестись на провокации. В ответ на его грубость лучше вежливо попрощаться, тем самым дав ему осознать свое поведение и почувствовать вину. Если же человек сам то и дело нарушает границы, нападает и ведет себя бестактно, невозможно разобраться, где виноват он, а где другой, а значит невозможно выстраивать поле. В этом случае более хаотичный партнер легко втянет второго в хаос и второй еще поразится собственному безумию. Чтобы иметь нормальные отношения, лучше общаться с более организованным (как личность) человеком, более стабильным и зрелым, чем ты сам. А если партнер организован меньше, надо очень(!) внимательно следить за собой и быть стабильней вдвойне.

Такая справедливая, но твердая и последовательная позиция действительно имеет шанс обаять стерву и заставить ее признать в мужчине того, кому она хочет доверить руководство: человека надежного, справедливого, сильного. Но разве хорошо отдавать руководство над собой кому-то, пусть даже самому доброму? Конечно, нет. Однако, это может быть лучше, чем сводить с ума себя и окружающих, разрушая свою жизнь. Последнее, в общем-то, это то же самое подчинение, только не одному, а всем подряд, хаотично и бессистемно, кто подвернулся. Лучше всего брать свою личность в собственные руки, хотя бы постепенно. И иногда в этом может помочь и партнер, если он не воспользуется отданным ему над собой руководством, а постепенно вернет его туда, где оно должно быть. Но об этом важнейшем моменте позже. Пока остановимся на том, что такая модель может работать и создать что-то вроде гармоничной пары. Но для этого мужчина должен показать себя очень достойным человеком (которому можно полностью доверять), а женщина должна оказаться не столько стервой, сколько разбалансированной, противоречивой, эмоционально нестабильной особой, которая стремится избавиться от этого. Настоящая стерва научилась жить в своем хаосе и кое-как сосуществовать с собственными демонами, отдав им акции. Поэтому она так легко под власть человека не пойдет. Но об этом дальше.

Женскую модель укрощения стервы (вот это вот «люби, терпи, завоюй доверие») мужчины очень критикуют и считают ловушкой. Никто не хочет любить, терпеть, завоевывать, и оказаться в конце использованным, да еще униженным. От такой картины любой мужчина готов лучше стать монахом, если все женщины превратятся в стерв, а пока просто искать покладистых женщин. Мужчины не видят логику в том, чтобы демонстрировать женщинам свою слабость, когда те ожидают от них силу. Однако, при определенных условиях женская модель тоже работает. И увеличивает в глазах женщины мужскую силу. Если мужчине удается сохранять в себе чувство собственного достоинства, не унижаться и показывать только одну слабость – любовь, а во всем остальном – силу, он вполне может позволить себе «завоевывать женщину». В определенный момент, показав свою любовь достаточно, он может дать понять, что на этом его надежды исчерпаны, отношения без взаимности его больше не интересуют, и большинство «стерв» не сумеют отпустить такого мужчину и побегут следом, согласные избавиться от стервозного поведения. В принципе, это все описания того же самого, что и в мужской модели, просто с другой стороны.

Если же использовать модели прямолинейно, они не работают совсем. «Жестко гнуть» стерву это значит быть посланным подальше сразу или принятым и мстительно униженным чуть погодя. «Завоевывать доверие» путем собственных унижений – это значит потерять не только ее уважение, но и свое собственное. Одним словом, любые модели – это ерунда, имеет значение лишь внутренняя гармония и собственный стержень.

Главное, на что необходимо обратить внимание, это то, что эффективное поведение в обеих моделях, это, по сути, поведение очень зрелого и внутренне стабильного человека. Незрелый и нестабильный обе модели будет использовать чересчур и наломает дров. Его эмоции будут все время глушить и слепить его, ведь стерва обладает поразительной способностью взрывать мозг. В любой модели партнер будет вести себя именно так, как ведет себя крайне истеричная и нестабильная девушка: посылать к черту, потом просить прощения, потом пропадать, потом что-то требовать, потом опять менять свои планы. Это лучший способ опротиветь партнеру, в котором есть стремление к нормальным отношениям. Зато партнеру или партнерше с таким же хаосом внутри это может прийтись по душе. Другой вопрос, где эти души окажутся вместе.

Невероятно, но человек зрелый способен вытянуть недостаточно зрелого партнера в плоскость отношений, которые помогут тому дозреть. Это отношения с высокой долей доверия, но и с сохранением границ, с большой теплотой, но равновесием вкладов, с разделенной ответственностью за общее пространство, но личными обязательствами, с насыщенностью энергией внешнего мира, без симбиотической духоты, но и без холода дистанцированных отношений. Нежелающая развиваться личность не сможет вынести такие отношения, вылетит из них на раннем этапе, а личность стремящаяся к развитию и готовая к нему, найдет такие отношения благодатными. Для отторгнутых же в хаос есть огромное количество таких же как они, готовых танцевать с ними вокруг ведьминских костров, пить друг у друга слезы и кровь и заниматься приворотной магией.

Про ведьм в следующей серии

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 05.03.2015, 21:01 | Сообщение # 27
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Принцесса и людоед

Познакомились они случайно, когда Н. пришла к друзьям на какую-то презентацию-дегустацию, а Д. туда же пришел, со знакомым, чтобы выпить.

К тому времени он пил уже много лет, а последние полгода без остановки. Но так как вокруг него всегда было много женщин, согласных ему готовить и покупать качественный алкоголь, вызывать за свои деньги врача с капельницей, до конца так и не спился, а просто был перманентно пьян, но под забором не валялся. Или валялся, но редко.

Его последняя жена была то ли актриса, то ли модель, уехала в Европу, увезла дочку. Он, по легенде, страшно это переживал, не мог простить, не мог забыть. Девушку эту молоденькую, то есть его бывшую жену, очень сильно все жалели, говорят, он издевался над ней, довел до нервной анорексии, она лежала в психбольнице, но это все по легенде, а он отрицал. Ближайшее окружение его частично ненавидели, частично жалели, а некоторые – то и другое. У всех своих друзей он когда-то уводил подружек, у некоторых даже жен, в общем, он был жуткий ловелас, и действовал (по легенде опять же) на женщин магнетически. Жена-модель (или актриса)- чуть ни пятая по счету, но ребенок был только от нее, остальные рожать не решались, потому что он (по легенде) не хотел. Эта последняя жена его обожала, содержала, она неплохо зарабатывала, постоянно ездила в Европу, и в конце концов какой-то богач уговорил ее бросить этого ужасного мужа, который пил ее кровь.

Он, как говорят, был хороший художник когда-то, подавал большие надежды, был известен в узких кругах, но картин продал мало, а последние просто сжег и «бросил писать» потому что жена его «предала» и «отняла ребенка».

Вот такая это была личность, типичный женский кровосос: алкоголик, бездельник, нищеброд и бабник, по легенде еще и абьюзер. Понятно дело, что когда Н. заинтересовалась им, все кто могли, ее отговаривали и умоляли не подходить, не приближаться, бежать, куда глаза глядят. Всем было очевидно, что ему нужна жертва, тем более она была состоятельна и не так молода, как все его любовницы. Старше его на три года, а ему было за тридцать. И она была вполне симпатичная, но не так чтобы очень, скорее обычная женщина внешне, но очень сильная личность. Силой она буквально лучилась. Она всегда была довольна, спокойна, уверенна, она всегда была активна, у нее все получалось, энергии у нее было море. В общем, можно сказать, что она была солнцем, в то время как он разлагался в болоте. По крайней мере, так это выглядело для всех.

Само собой, я тоже не верила в успех их отношений. Но я, по крайней мере, считала, что она в сто раз его сильней, а значит страдать будет он, будет пытаться дотянуться до нее, а потом скорее всего не сможет и плюнет, возможно, сделав на прощанье какую-то пакость и потрепав нервы. Об этом я честно сказала ей. Я сказала, что из отношений их наверно ничего не получится, но погубить и растоптать ее, как все ей обещали, он не сможет, кишка тонка. В общем, она бы и так поступила по-своему, не обратив ни на кого внимания, но за мои слова она мне была благодарна, потому что в течении недели ей звонили общие знакомые с криками «ААА» и «Неееет!» и рассказывали про него страшные вещи.

Познакомились они, кстати, овер эффектно, то есть - пошло. Он увидел ее на этой дегустации, как всегда был пьян и развязан, подошел и, как в дешевом водевиле, встал на колени. И сказал ей проникновенно и тихо: «Ангел мой, я узнал тебя, помоги мне, я погибаю». А она не шарахнулась, а расцвела от этих слащавых речей и от его взъерошенного, небритого и даже грязноватого вида (хотя и элегантного, это не отнять, человек был стильный). Тут же все конечно стали морщиться вокруг и шептаться, что она «влипла как муха в дерьмо», что это история про красавицу и чудовище, она будет ему помогать, пока он как тот Васька будет слушать и есть. Ее. Но, к счастью, все получилось иначе.

Она поехала к нему домой, точнее в его «студию», которую подарила ему бывшая жена, всю ночь с ним проговорила, смотрела его картины и на утро ему сказала, что тоже полюбила его как и он ее. И уехала. Секса, как будто, не было, но были поцелуи и всякие разные безумные откровения. И как водится в таких случаях, мистика, говорящая о родстве душ, но я об этой ерунде не буду. По всей видимости, он пустил в ход все свое обаяние, все свои чары, весь гипноз и сексапил, на которые был способен. И она действительно очень влюбилась. Она сказала что-то вроде «это чума просто, он лучше всех, я бы не поверила в такое раньше» или что-то подобное, точно не помню. А дальше ей начали звонить друзья и знакомые, и отговаривать ее общаться с ним. «Я очень хочу секса с ним, влюбилась как девчонка, - очень грустно сказала она мне. – Но мне говорят, что он меня заразит всем на свете, сведет с ума, очарует, потом обворует, потом будет мне изменять, унижать, сделает мазохисткой, заставит жить в гареме, лишит всего, а потом выпотрошит меня и выкинет на помойку мое сердце. Неужели он так ужасен??» Но я его очень мало знала и не могла ей ничего сказать. Я посоветовала ей поступать, как ей хочется, и никого не слушать, потому что она сама себе хозяйка (причем реальная хозяйка, то есть «центр» у нее точно был). И я ничем не рисковала, поскольку чего бы я ей ни сказала, она все равно поступила бы по-своему, это было о ней понятно.

Внимание! Эту историю я пишу не для того, чтобы женщины помогали алкоголикам, наркоманам и абьюзерам. Очень много таких женщин – на кладбище. И об этом лучше помнить. Суть рассказа в другом. Я хочу рассказать, что главное – это собственные опоры. Если их нет, даже хороший человек может заставить сильно страдать. А если их много, даже монстр имеет шанс стать человеком. Или монстр останется монстром, но женщине это никак не повредит. Она быстро разочаруется и уйдет.

Сначала история выглядела классическим сексуальным шаманством. Д. последовательно разбирал крышу своего «ангела» на черепицы. Секс был фантастическим и волшебным, родство душ один в один, постоянные ночные звонки, постоянные люблю не могу и, конечно, ссоры. Точнее ссорился он, обещал ей выброситься в окно, если она «не приедет прямо сейчас» или «пойти снять проститутку», были какие-то другие безобразные сцены, о которых даже рассказывать не хочется, какие-то девушки были с его стороны, то есть он применил все возможные методы, чтобы ее расшатать. Но она не расшатывалась. Она его любила, говорила об этом, во время ссор грустила, но не ревновала (вообще!) и не вовлекалась в его безумие. Он как будто безумствовал сам по себе, кидался на стены как бесноватый, а она это наблюдала со стороны, как ангел. Однажды после очередной его бури и сцены ревности (хотя изменял он, а не она), она сказала, что больше его видеть не может. И отказалась встречаться совсем.

Она включилась в работу, из которой ни разу и не выключалась, всегда была очень увлечена, а когда я спросила ее, тоскует ли она, она сказала, что он подарил ей столько чудесных часов (они были вместе четыре месяца) что она ему благодарна, но видит, что он слишком погряз в своей маргинальности и дальше вместо чудесных часов будет все больше грустных. А ей боли не хочется. Поэтому она приняла решение расстаться, но говорила, что с ним было настолько хорошо, как не было никогда и не будет больше ни с кем. Но секс не главное в жизни, а любовь должна состоять не только из страсти. Я спрашивала ее, неужели ее не тянет. Она говорила «тянет, но я же вижу, что хорошее уже позади, а дальше только плохое». То есть этот человек ее пугал, и этого было достаточно(!), чтобы при всей страсти (а страсть была действительно сильная, с обеих сторон, я опускаю многие подробности) не стремиться к нему, не отвечать ни на какие провокации и его закинутые удочки. Не кидаться ему на шею, когда он внезапно появляется там, где она: спокойно здороваться и заниматься своими делами, а если он цепляет ее, уходить, чтобы не дать возможности дергать себе нервы. Это была супер-железная леди. Она не заходила на его страницу в социальной сети, где он раскинул миллион болезненных крючков. Она не отвечала на его письма, а когда они становились слишком пронзительными, удаляла, не читая (объясняя «а зачем я буду испытывать боль, не хочу»). Она говорила ему только одно «Пожалуйста, оставь меня, ты не хочешь меняться, живи как знаешь», он же устраивал истерики, клялся, что изменится, но только при ней, а без нее не может. Она отвечала, что четыре месяца ей хватило, чтобы утратить веру. Он постоянно страдал по ней и всем жаловался. На два месяца исчез. Потом опять появился. Все жалели Н. потому что думали что ей очень трудно выдерживать его осаду. Но она наблюдала это спокойно, ничего не ждала и говорила мне, что не верит в его изменения, потому что не видит их, а ее вера должна быть на чем-то основана, кроме слов и иллюзий. В общем, она очень правильно рассуждала и держалась идеально. И ни одного дня, ни одного вечера она не скучала, потому что начинала новый проект и у нее появились новые планы. Любовника не заводила, потому что жалела Д. и хотела «чтобы он успокоился». Никаких ее страданий я не видела, хотя видела любовь к Д. Но любовь не отменяла ее убежденности в том, что он будет делать ей больно, а боли она не хотела.

Когда Д. понял, что провоцировать и закидывать удочки (а он был мастер это делать и вообще был мастер сводить женщин с ума, это правда) бесполезно, а тоска по ней его совсем сожрала, и главное было понятно, что впереди у него только тьма, а свет из его жизни ушел с ней, он начал преображаться. А куда ему было деваться? Чем больше он преображался, тем лучше к нему относилась она. Когда он нашел работу, сделал ремонт и бросил пить, она к нему вернулась, но жить с ним долго отказывалась, говоря, что не доверяет до конца. Он пытался обвинять ее в недоверии, но она не чувствовала за свое недоверие вину. Не доверяю, и точка. Люблю, но не доверяю, встречаться могу, жить нет. Иногда он пытался ее шантажировать и продавливать, и она сразу отдалялась. Она каждый раз была готова признать, что все, что свет в конце тоннеля появился и окончательно погас. И каждый раз она говорила, что он ей подарил счастье, спасибо ему, но дальше только боль, а боли она не хочет. И он видел, что она не придет никогда и бесполезно ее дергать, надо меняться полностью или ее потерять.

Их борьба (не между собой уже, а обоих с его хаосом) продолжалась около года (в общей сложности - они были знакомы два, 4 месяца вместе, 6 месяцев в разлуке, 11 месяцев в постепенном сближении), и за этот год Д. окончательно изменился. Он уже не пил, то есть стал пить иногда пару бокалов вина и все (опровергнув 100% аксиому, что алкоголик не может стать умеренно пьющим, может либо совсем завязать, либо спиваться). Он нашел работу, стал писать картины, потому что она сказала, что ему нужно писать. Он сделал ремонт, постоянно готовил ей яства и совершенно преобразился. Он стал заниматься спортом, подкачался и купил машину (лет десять не был за рулем, потому что пил). Он изменился абсолютно и стал другим, даже имидж сменил из очень небрежного на очень аккуратный и еще более стильный. Никто не верил в такое преображение, все ждали однажды грандиозного отката. Откаты и правда были, но очень мелкие, и после каждого шага назад, он совершал прыжок вперед, чтобы вернуть доверие своего ангела.

Какой он придумал бизнес, я не могу рассказать, ему повезло (а как иначе), но и до бизнеса он уже нормально зарабатывал и продавал свои картины. И помогал ей в ее работе. А когда он придумал свой бизнес, он сразу быстро разбогател. А она занялась творчеством. Они уже жили вместе, потом поженились (через три года после знакомства) и уехали в другую страну. Иногда они берут к себе его дочку, у нее с дочкой отличные отношения. С бывшей женой тоже очень хорошие отношения, жена в неослабевающем шоке от его преображения и в трепете перед ней. Он дает жене деньги, хотя у той состоятельный партнер и она сама зарабатывает. Но он все равно очень опекает свою бывшую жену и дочку. А Н. свою он носит на руках и написал уже сто ее портретов. По всей видимости, он и правда уверен, что она ангел. Они вместе семь лет.

Вот такая история. Очень надеюсь, что никто не сделает неправильных выводов, а сделает только правильные.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 08.03.2015, 13:10 | Сообщение # 28
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Принц и нищая

Расскажу, пожалуй, вдогонку еще одну историю, раз все просят несказку, где мужчина вытаскивает со дна женщину. У меня таких историй не одна, но для примера, вот.

К. была проституткой. У нее было тяжелое детство, пьющий отец, «гулящая» мать, время от времени исчезающая с любовниками, и тогда отец с горя уходил в запой, и маленькая К. с младшим братом жили кое-как, иногда даже голодали, однажды наелись таблеток от голода и получили отравление, лежали в больнице. После этого мать исчезать перестала, но стала чаще их бить. Одним словом, судьба К. сложилась нелегко. Она плохо училась, рано начала половую жизнь и когда ей исполнилось 16, вдруг поняла, что нужно ехать в Москву. Она приехала в Москву на электричке, без денег, с намерением в тот же день найти себе «парня». Сразу же попалась каким-то бандитам, ее поселили где-то, использовали на круг, скопом, потом она стала проституткой. Все это я описываю не ради того, чтобы выжать слезы или вызвать омерзение, а для того, чтобы показать величину упадка и глубину травм. Например, К. не понимала, что ее нельзя бить. Она искренне считала, что когда бьют, это проявление сильных эмоций, неравнодушие, и поэтому хорошо. Побои опасны для здоровья, да, это она понимала, но это как сигареты, вредно, но приятно, а значит норм. Она говорила, что когда бьют, сразу-то не больно, только кайф, а больно потом, но потерпеть можно. В общем, как наркотики: сначала кайф, потом плоховато. И наркотики она, конечно, тоже принимала, хоть и не системно, поскольку редко угощали. Вот такой была эта девушка. Про ее сексуальные вкусы даже не буду, и так всем понятно, наверное.

Многим покажется, что существо подобного типа могло привлечь только клинического садиста или человека на грани полного морального распада. Так и было, в основном, пока К. не встретила О.

О. за год до этого похоронил любимую жену, которую он вытаскивал из болезни пять(!) лет, у нее был рак. Сначала всем показалось, что она выздоровела, но потом опять тот же диагноз. Он пять лет возил ее по зарубежным клиникам, доставал лекарства, кормил с ложечки, последний год не оставлял ни на минуту, даже из атеиста превратился в верующего, надеясь, что может быть поможет хотя бы Бог, если не могут помочь врачи. О. когда-то был успешным владельцем бизнеса, но за последний год болезни жены его бизнес покосился, много денег было брошено на лечение, а времени еще больше, поэтому к моменту встречи с К. он был одинок, совершенно разбит эмоционально и почти беден. И хотя финансовые дела кое-как выправлялись, сил активно заниматься бизнесом не было, а жизнь почти утратила смысл. Так что можно сказать, что О. тоже был в очень плохом энергетическом состоянии, однако, внутренний стержень его когда-то был сформирован и никуда не делся. Просто очень много энергии шло на скорбь, переживание утраты и поиски своей вины. Детей у него, в его 30+, не было, любимая жена всегда была не очень здоровой. То есть близких практически не осталось.

Я думаю, что К. привлекла О. тем, что нуждалась в помощи. То есть начались их отношения по классической схеме жертва-спасатель, и согласно классике, спасатель должен был превратиться в жертву, а потом в насильника. Однако, вышло иначе, поскольку дело совсем не в ролях и даже не в схемах, а во внутренних опорах, и я не устану это повторять. У О. как мы помним, был сильный стержень, то есть мощные нравственные принципы и навык аккумулировать энергию. Его частично сломала потеря жены, поскольку из-за ее болезни и беспомощности он был с ней в слиянии, и поэтому он с большим трудом восстанавливался, постоянно оплакивал утрату своей части и не мог начать полноценную жизнь. В частности, не мог себе позволить не только завести любовницу, но и просто обратить на женщин сексуальное внимание. Перед глазами сразу вставала умирающая жена.

К. стала той, на кого он смог обратить такое внимание, поскольку она нуждалась в помощи. Он смог сказать себе «это не похоть, я просто вынужден», тем более, что ни о какой похоти сначала и речи не шло. Просто О. шел вечером из магазина домой (он жил в центре, в большой квартире, которую сначала продал, пока болела жена, а потом выкупил обратно, когда она умерла, в память об их жизни, и влез в долги) и увидел, как какой-то отморозок избивает хрупкую девушку. Понятно, что отморозок был отброшен на асфальт и бежал, а девушка прилепилась к О. сначала с просьбой срочно выпить, потом отмыть кровь, потом переночевать и так далее, история классическая. И мало какой добрый человек в подобную историю не попадал.

Таким же банальным в этой истории было то, что ночью эта девушка пришла к О. и вкрадчиво добилась от него, полусонного, секса. Поэтому наутро он уже оказался ей должен, и она поселилась у него. В последующем О. целиком винил себя. Он сказал, что в нем произошел какой-то безумный прорыв, и он «стал активно использовать этого ребенка сексуально» (ребенку было тогда 19 лет). Он был так увлечен сексом и животными ощущениями, которые наконец-то смог себе позволить, и он так давно забыл, как это вообще бывает, из-за долгой болезни жены, что совершенно не заботился ни о чем другом. Например, он покупал алкоголь К. и шел у нее на поводу во всем, ради секса. К. любила довольно специфический секс, О. от такого секса воротило, однако, он шел на уступки и делал все то, что просит К. ради того, чтобы получить то, чего хочет он. Он считал, что садомазо игры можно и потерпеть, ведь в конце все равно они занимаются нормальным сексом, который был ему очень нужен. Через несколько недель К. исчезла, обворовав О. Из его квартиры вынесли все, что было можно. По всей видимости, К. пригласила целую компанию воров.

Но О. впал в шок, но не из-за того, что его обворовали, а из-за того, что позволил себе погрузиться в этот хаос, поил эту девушку алкоголем и занимался грязным сексом. Тем не менее хаос ли, шок ли, но наверх его это все вытолкнуло (поэтому в жизни очень сложно предугадать, как и что отзовется). От отвращения к себе и к той ситуации, в которую он вляпался из-за слабости, он очень быстро собрался, сдал большую квартиру, снял самую скромную, вложил деньги в бизнес, активно занялся им, придумал несколько новых направлений, работал по 15 часов в день, а потом шел в бассейн и плавал по полтора часа, приходил домой и отрубался. Ел один раз в день, но много. Таким был его график в течении нескольких месяцев. Секс его не интересовал, меланхолии он больше не предавался, фотографии жены убрал, стал бегать по утрам, плавать по вечерам, а все остальное время бодро работать. Сначала ему казалось, что такой каторжный режим превратит его в зомби, но через два месяца у него появилось много новых идей и энергии. Он удивлялся, как раньше ему не приходили в голову такие простые и выгодные идеи. А идеи приходят всегда, когда появляется избыток энергии, но это к слову.

В общем, за короткое время О. поднялся, пришел в отличное состояние, и когда К. опять возникла, карауля его возле офиса, несчастная и грязная, решил искупить свою ошибку, сделав для нее что-то полезное. Он сфотографировал ее паспорт и дал ей понять, что еще одна кража, и она окажется в тюрьме. От голода и абстиненции К. поклялась не повторять такого. Дальше он сказал ей, что если она так любит садомазо игры, ей придется подчиняться ему во всем. Она охотно согласилась, решив что это сексуальная игра. Но игра, в которой ей приходилось заниматься физкультурой, соблюдать режим, обливаться холодной водой, учить почти с нуля русский язык и решать математические задачи для 5 класса, читать заумные книги и писать по ним сочинения, а главное не пить ни капли и готовить себе полезную еду вместо бутербродов, ей очень быстро наскучила. Хотя секс ей нравился и был таким, как она любит (со шлепками, с держанием за волосы, с грязными словечками и т.д.), все остальное напоминало унылое занудство, поэтому вскоре она опять сбежала. Она сбегала на пару недель, потом возвращалась на неделю-две, и так было несколько раз.

О. говорит, что каждый раз, когда она к нему возвращалась, у него был почти траур, он не хотел пускать ее обратно, но каждый раз какой-то странный долг вынуждал его дать ей шанс, точно зная, что она его провалит. Это правда, что О. не чувствовал к К. никакого влечения, и даже секс вызывал у него негатив, он старался заниматься им как можно реже и только ради нее, чтобы поддержать в ней стимул к исправлению. Он не получал от отношений совсем никакого бонуса, все делал из чувства долга, который сам для себя придумал, и у меня тогда (я была не очень опытной) не было сомнений, что он насилует себя, подавляет ее и это все очень плохо закончится. По всем классическим признакам такие отношения должны были закончиться каким-нибудь кошмаром.

Однако, получилось не так. О. добился успеха на работе, все его начинания стали давать прибыль, он стал ходить на разные статусные пиры, однажды взял с собой К., и К. глядя на О. со стороны, неожиданно поняла, что является любовницей очень успешного, умного и очень уважаемого человека, рассмотрела его с изумлением, словно только что увидела и влюбилась вдруг со страшной силой. Обратите внимание, это действительно произошло внезапно . Она сначала прилипла, потом привязалась фибрами, и только потом неожиданно страстно влюбилась. Прилипла из меркантильного интереса, привязалась от безысходности, потому что это было единственное место, где ее могли накормить и обогреть, а страстно влюбилась, когда вдруг поняла, какое перед ней - сокровище и насколько оно высоко над ней, хотя и спит с ней иногда.

Эта история мне напомнила чудо, которое совершил когда-то Макаренко и даже его описал. Беспризорники, малолетние преступники, люди без принципов, глубоко травмированные с детства, превращались в его коммуне в хороших людей, некоторые даже в зрелых личностей с высокими нравственными принципами. Сначала их удерживало лишь то, что в коммуне хотя бы немного кормили, но отпугивала необходимость работы. Потом они вовлекались и начинали меняться быстрей и основательней, чем люди в эксперименте Зимбардо. Почитайте, пожалуйста, книги Макаренко все, кому интересна тема изменения личности. Это очень интересный материал.

А в данной истории я своими глазами увидела, как из груды человеческого мусора собралась человеческая личность. Воровка, сексуальная извращенка, бездельница, лгунья, мошенница, не говоря уже о том, что наркоманка, стала превращаться в другого человека. Она одержимо училась, ходила на курсы, поступила в институт, начала работать, бралась за все работы, ища то, что будет лучше получаться, и за что ее похвалит О. Похвала О. стала для нее целью жизни. О. говорил ей, что она должна развиваться, учиться и одобрял лишь это. Он работал целыми днями и она, подражая ему, работала тоже. Он стал для нее гуру, и, конечно, это выглядело подозрительно, и я опять думала, что добром не кончится. Успокаивало лишь то, что она перестала принимать наркотики и заниматься уличной проституцией. Все, что не это, было уже лучше, однако я была очень далека от того, чтобы считать, что подчинение одному человеку может сделать другого человека личностью.

Но получилось вот что. Раболепие К. не встречало в О. никакой поддержки. Он не одобрял ее раболепия и давал понять, что ему неприятно и утомительно, когда она возносит его. Он просил у нее ровных, спокойных отношений, побуждал почаще брать на себя ответственность, выражал уважение к ее границам и просил уважения к своим. Страсти у него не было, он относился к К. как к родственнице, занимался с ней сексом очень редко (всегда в презервативе, потому что не хотел от нее детей, несмотря на то что она хотела), но их секс полностью избавился от элементов садомазохизма, К. излечилась от этого сразу, как только влюбилась и поняла, что ее любимому это не только не нравится, но даже противно. Она легко полюбила нежный секс, потому что ей хватало одного лишь чувства, что с ней ее господин, и это его воля. У О. секс перестал вызывать отвращения, но стимула для него все еще не хватало, он продолжал делать это из чувства долга, потому что это было нужно К. В то время он жаловался, что, видимо, никогда больше не вернет себе спонтанность и настоящее удовольствие, то ли просто повзрослел и перерос, то ли потеря жены его в этом смысле навсегда сломала. С этой проблемой он даже искал себе сексолога, но потом махнул рукой. С потенцией у него все было нормально (хотя и требовало настроя), а вот спонтанного желания не возникало. Иногда он вспоминал сильное, животное удовольствие в первые дни знакомства с К. но это удовольствие казалось ему слишком грязным. В общем, что касается секса, для него это было что-то вроде сознательной полудуховной практики. А для нее это был единственный способ близости с любимым, без которой она чахла. И поэтому он не мог ей отказать.

Они жили таким образом несколько лет, она, влюбленная, старающаяся развиваться и расти, и он, увлекающийся только своей работой и своим хобби - коллекционированием, и постоянно побуждающий ее к развитию, относящийся к ней хорошо, но отстраненно. Всем окружающим казалось, что это то, что ей и нужно, и эта его отстраненность заставляет ее все время стремиться расти. И все же в этих отношениях было что-то нестерпимо грустное, и мне даже не хотелось их наблюдать. Я думала, что для О. было бы хорошо найти другую женщину, но К. это скорее всего вернет на дно. Поэтому мне стало казаться, что это такой же крест для О. как больная жена. Если бы жена тяжело болела всю жизнь, он всю жизнь за ней бы ухаживал. И это правильное поведение сильной личности. Но это довольно печальная судьба. Чтобы быть по-настоящему счастливым в такой судьбе, необходимо быть очень продвинутым духовно, одной только силы личности для этого мало. А я не была уверена, что духовности О. хватает, чтобы жить такой жизнью и ощущать счастье. Точнее уверена была, что не хватает. Он не адепт, обычный человек и нуждается в обычном счастье.

Я потеряла их из виду, а потом вдруг О. появился и сказал, что у них с К. большие проблемы. Когда я увидела К. я была потрясена, потому что передо мной был совершенно другой человек. Мало того, что она стала изысканной и одухотворенной внешне, она превратилась каким-то диковинным образом из умственно отсталой (я даже диагноз олигофрении подозревала сначала) в умную женщину. Я не могла осознать, что это, потому что видела перед собой леди из образованной семьи, а не девку из купринской ямы. А проблемы у О. и К. начались тогда, когда К. настолько подросла как личность (у нее теперь было образование, интересная работа, появились свои деньги, уважение коллег, друзья, личные амбиции и планы, и как итог – потребность самой контролировать свою жизнь) что ее стало напрягать отношение к ней О.

Она, как говорила, все еще сильно любила его, но видела, что он ее не любит, и ей хотелось начать жить отдельно. Она настаивала, что просто уйдет, не взяв никаких денег, потому что сама зарабатывала и могла выкроить на маленькую квартирку, а О. рвался купить ей квартиру и снабжать деньгами. Она резонно полагала, что это приведет к контролю с его стороны, к ее долгу перед ним, а значит она не сможет оторваться от него совсем, как ей того хотелось. А он считал, что ее требования автономии, это что-то вроде бунта или истерики, и ни к чему хорошему это не приведет. То есть он говорил, что и рад был бы освободиться и ее освободить, но хотел бы быть уверенным, что ее жизнь не пойдет под откос, потому что она ему не чужая. То есть он рассуждал как родитель, который не против, чтобы ребенок отделился, но боится, что тот пропадет.

При личном разговоре со мной К. почти сразу начала плакать. Она говорила, как ей невыносимо жить с О. и чувствовать себя ничтожеством, как ей хочется любви, а не этой «тухлой вонючей доброты», как она устала постоянно собирать крошки на полу, то есть радоваться улыбке и пробивать головой стены ради похвалы. В общем, К. сначала вылила на О. ведра гнева, а потом начала плакать еще громче, говоря, что она все врет, что она испорченная дрянь, что О. святой, что он настолько добр и внимателен к ней, каким не может быть даже Бог, что она хочет уйти, потому что устала отравлять его жизнь и висеть грузом на его шее, ей стыдно. В общем, К. была полна противоречивых эмоций, а суть была в том, что она переросла родительскую модель отношений, набрала столько ресурсов, что эта модель стала ей слишком тесна.

В конце концов, О. и К. договорились на компромисс. Он снял ей квартиру на год и отпустил ее в свободное плавание, пообещав не контролировать и «не лезть в ее жизнь». К. ушла. О. даже попытался завести какие-то отношения, чтобы быстрей отвлечься, но все время вспоминал К. и вспоминал с какой-то обидой, которую никак не мог понять в себе и расспрашивал об этом меня. Ему снились сны, в которых К. насилуют и убивают, он просыпался в ледяном поту, хватал телефон, но каждый раз вспоминал данное ей слово – отпустить ее, и сдерживался. Но, спустя долгое время, он не выдержал и позвонил, перед Новым годом, когда совсем затосковал, и, странно волнуясь, пригласил ее в ресторан. Они встретились, долго говорили, О. рассказал про свои неудачные отношения с другой женщиной, а К. рассказала, что у нее никого не было и она даже пробовать не хочет. О. отчетливо понял, что смотрит на К. другими глазами. Он смотрит на нее как на красивую самостоятельную женщину и она очень привлекает его сексуально. Он сказал, что любит ее иначе, чем прежде, чувствует страсть и предлагает попробовать другие отношения. К. заплакала и сказала, что в этот момент все происходит именно так, как она тысячу раз представляла в мечтах.

В общем, эти люди поженились, у них родился ребенок. О. занимается ребенком больше, чем жена, мечтает усыновить еще двух или трех, а К. открыла свое агентство. Отношения у них не как в сказке, но чем-то похоже.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 08.03.2015, 13:14 | Сообщение # 29
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Основное правило спасателя (О внутренних опорах)

Так как отличить горе-спасателя от человека, который действительно может помочь? И как понять, ожидает такого помощника судьба серого волка, месть укрощенного хаоса или рождественская сказка?

Некоторые думают, что истории про спасение людей со дна жизни вредны, потому что рождают иллюзию, что это бывает. И вместо того, чтобы бросить тех, кто топит себя по своей воле, их близкие погибают.

Это тоже бывает. Однако, можно ли на основании этого призывать людей никогда не помогать тонущим? И во что превратятся люди, если они сделают это своим императивом? То есть правило это будет касаться не только монстров, но и всех, кто по какой-то причине в беде. Или кому-то кажется, что можно провести грань между алкоголиком и пьющим, маргиналом и человеком в кризисе, проституткой и содержанкой? Нет такой грани, и правило «не спасай» превратит человеческую цивилизацию в клоаку быстрей, чем самое безрассудное спасательство.

Тем не менее, безрассудное спасательство – тоже зло, просто не в масштабах человечества, а в масштабах отдельно погубленной жизни спасателя.

Поэтому я хочу описать, как выглядит разумное спасательство и каковы его правила безопасности.
Если выражаться фигурально, спасатель, чтобы кого-то спасти, а не потонуть, должен, как минимум, уметь хорошо плавать, а в идеале – иметь лодку и водолазный костюм.

Главное правило для спасателя – в первую очередь заботиться о собственном выживании. Желательно не вместо спасения других, а вместе, но в первую очередь. Тонущий спасатель не способен никого спасти, зато может утопить других спасателей, которые кинутся его спасать. Поэтому каждый спасатель должен сам заботиться о своем спасение, избавляя от этой обязанности других, и только потом спасать.

Почему такое с виду логичное правило так плохо работает?

Потому что не понятно, как отличить благоразумие от жадности, трусосоти и эгоизма. Вот живет человек, никому не помогает, даже собственной матери, все тянет на себя, а ссылается на то, что он о своей безопасности заботится. Дескать, я не настолько пока силен, чтобы другим помогать. Вот когда окрепну, тогда да. Поэтому первое правило спасателя «сначала сам ухватись, потом другого тяни» в обычной жизни работает не очень. И часто превращается в эгоизм (а эгоизм ведет к отключению связей с миром и депрессии).

Вот, например, женщина. Очень боится, что ее погубят, осознает свою беззащитность, поэтому все время ищет, как бы ей себя обезопасить. Открывает для себя правила «10 признаков того, что ваш жених – будущий насильник», читает «тайны психопатов», но начитавшись, понимает, что все еще опасней, чем она думала, и решает, что единственный способ себя защитить – вообще не заводить отношений. Здесь уже не просто «не зная броду, не лезь в воду» («не знакомься с незнакомыми») но и вообще забудь о воде – опасно.

Или мужчина. В попытках обеспечить себе безопасность в браке, уберечь себя от измен, разводов и разлуки с детьми, сначала пытается искать, «где у нее кнопка» и осваивает учебники по гипнотическому контролю над женщинами, а потом плюет и решает, что не надо вообще жениться, а к рождению детей лучше относиться философски, как тычинка к своей пыльце, то есть отдать детей целиком под ответственность пестика, поскольку управлять поведением жен невозможно.

Так единственным работающим правилом безопасности в отношениях с людьми многим кажется сепарация, то есть охрана собственных границ вообще от любой близости (сожрать ведь могут при любой близости, не только через секс!). Понятно, что когда люди настолько напуганы, рассказы о превращении чудовищ и лягушек в людей многих раздражают. Кажется, что это циничная ловушка. И автор склоняет людей к каскадерским трюкам, уверяя, что это не сложно, в надежде, что добрые люди кости себе переломают.

На самом же деле, я никого не склоняю к трюкам. Я хочу объяснить, что это вообще не трюки, что никакая техника этому не поможет и на везенье рассчитывать не нужно. А нужны вещи совершенно иной природы.

Что это за вещи?

Что является лодкой для спасателя, в которую он может вытянуть тонущего, протянув ему руки?

Лодка – это собственные опоры. Те самые, пресловутые ресурсы.

Подробнее о ресурсах (какими они бывают, как их найти и наладить с ними связь) я собираюсь писать отдельно, подробно, а здесь лишь коснусь того, что отличает ресурсы от нересурсов, а внешние ресурсы - от внутренних.

Одним из важнейших ресурсов для взрослого человека является работа. (Всего можно выделить 12 сфер, но об этом позже). Работа - одна из 4 кардинальных точек круга ресурсов (если кто в курсе системы 12 зодиакальных домов, это Центр Неба, 10 дом, но сразу предупреждаю, прогностическая астрология к системе ресурсов не имеет отношения, общее - только деление жизни на сферы).

Работа – это то место социума, где человек работает и получает за это материальное вознаграждение. Если такое место у человека есть и потеря этого места не предвидится, он чувствует себя защищенным и востребованным (а значит обеспечивающим себе защищенность и в будущем). Это тот минимум, который должна обеспечивать работа, чтобы являться внешним ресурсом.

Когда работа не является ресурсом вообще? Когда человек на работе ничего не делает и(или) не получает вознаграждения. Вознаграждение желательно, но не обязательно может быть в форме денег, но оно должно приносить то, что обеспечит человеку защищенность. Если человек не получает вознаграждения и не уверен, что получит его, или вознаграждение намного меньше, чем он оценивает затраченные силы, работа не является ресурсом, даже внешним, а иногда может и поглощать энергию, то есть быть энергетической воронкой. Если человек совсем ничего не делает на работе, но получает вознаграждение, работа формальна, ее как бы нет, и вознаграждение человек получает очевидно за что-то другое, за что – отдельный вопрос, там можно поискать и локализацию ресурса.

Как работа из внешнего ресурса превращается во внутренний? Это происходит, когда целью работы перестает быть результат – то есть вознаграждение и становится сам процесс. Когда процесс становится приятным и интересным, он перестает поглощать психическую энергию, а поглощает только физическую, но и ту экономно, поскольку человек находится в воодушевленном приподнятом состоянии. Он устает, конечно, хочет есть, потом спать, да и просто «голова варить перестает», то есть он исчерпывает свои физические ресурсы, но намного позже, чем тот, для кого процесс неинтересен и неприятен. Последний устает намного быстрей, и не только психически, но и физически, до головной боли и слабости в теле. Он нуждается в перерывах на чай, в эмоциональном насыщении время от времени, в непринужденном общении с коллегами, в залезании то и дело в социальные сети, а без этого чувствует себя как загнанная лошадь. Если ситуация с тратой энергии (пропорциональная скуке и неприязни к процессу) совсем критична, работа уже не может считаться ресурсом, даже если человек получает зарплату. Да, он получает деньги, но живет в постоянном стрессе или депрессии, болеет и не может потратить деньги на развитие, а лишь слегка компенсирует деньгами стресс (аддиктивно как правило, то есть напивается, чтобы расслабиться, спускает деньги на шопинг, объедается вредной едой и т.д.)

То есть без минимального удовольствия от процесса, работа не может считаться ресурсом, поскольку вознаграждение почти полностью сгорает в стрессе от неприятной работы. Исключение составляет, пожалуй, такое большое вознаграждение, которое человек воспринимает как настоящий капитал для будущего (возможность решить проблему с жильем, возможность открыть свое дело, возможность качественно улучшить уровень жизни) в ограниченные сроки. То есть он не собирается проводить на такой работе всю жизнь, а работает временно, чтобы потом заняться тем, что нравится.

Когда удовольствие от работы становится достаточно большим, работа из внешнего ресурса превращается во внутренний. Завершается превращение тогда, когда человек сам начинает контролировать получение удовольствия (то есть может всегда найти подобную работу и получить от нее радость). Отличие внешнего ресурса от внутреннего в том, что вознаграждение приходит изнутри, а не снаружи, не в виде денег и похвалы со стороны, а в виде собственного удовольствия. То есть человек начинает питать себя самим процессом, который сам же и запускает, работая. Если раньше он ждал дня зарплаты или надеялся, что начальник одобрит результат, то есть ждал со стороны, что ему потом компенсируют энергию, которую он тратит сейчас, то теперь он получает энергию сам, сразу, всего лишь приступая к работе. А зарплата и похвала начальства – дополнительные бонусы к этой энергии. Само собой разумеется, что, если ему перестанут платить, такой человек уйдет с работы, поскольку кроме чистой энергии (психической), должен еще что-то есть, а кроме того он не хочет допускать, чтобы его кайф использовали в своих целях, он хочет равноценного обмена с работодателем. И он будет искать место, где ему платят адекватно, но сам кайф от любимой работы и энергия – при нем.

Чем более автономным становится получение энергии от работы, перестает зависеть от конкретного коллектива, от очень узкой специализации, чем больше оно превращается в профессию, которая востребована везде, то есть подобную работу можно обеспечить себе всегда, тем в более мощный внутренний ресурс это превращается.

На этом моменте пока остановлюсь, чтобы убедиться, что все правильно понимают механизм этого превращения и его эффект.

Если вернуться к примерам историй из двух предыдущих постов, понятно ли, чем отличается человек, не имеющий такого внутреннего ресурса, от человека, который его имеет и у которого он интегрирован в личность прочно, то есть связан со всем остальным? Что произошло бы в этой истории с Н. будь ее работа только внешним ресурсом (и тем более нересурсом), то есть принося ей деньги и статус, пусть даже немалые, и только? Встреть такая Н. своего сексуального харизматика, она бы постепенно стала все больше и больше терять интерес к другим областям жизни, потому что это физический закон: чем больше организм может извлечь энергии, тем больше растет его внимание к данной сфере. Никто не может отнимать внимание у того, что очень приятно и насыщает, и переносить его на то, что неприятно. Это можно делать какое-то ограниченное время, принуждая себя «ради пользы», но запасы «чистой воли» очень ограничен, поскольку развивается стресс, и поднявшийся уровень кортизола требует компенсации в виде приятных ощущений. Поэтому для деятельности нужна мотивация (желание), а не самопринуждение. Это основа химической регуляции живого организма и благодаря ей человек всегда тянется туда, что приносит ему энергию. В его полномочиях только постепенно перестроить систему, чтобы начать получать энергию от полезных вещей, и об этом весь этот блог. Но если работа пока не является внутренним ресурсом, то есть не кормит изнутри энергией, то, встречая источник кайфа, человек имеет все основания развить к нему аддикцию. Разве что источник быстро сбежит или будет недоступен по другой причине. Но пока не сбежал и готов кормить кайфом, человек будет больше и больше вовлекаться.

Когда мы говорим, что Н. имела внутренние опоры и была благодаря им сильнее Д. речь идет о том, что она получала много энергии от работы, питалась ею, это был ее альтернативный источник, она могла быть счастливой даже без Д. (хотя он существенно дополнял радость жизни), а вот Д. не имел таких источников в своей яме, жизнь его была мраком и только Н. стала его светом. До нее ему некоторый кайф приносил алкоголь, возможно - и хороводы женщин вокруг, и это вовлекало его в замкнутый круг такой жизни, где он за сиюминутный кайф извне терял все больше и больше внутренних ресурсов. В результате у него совсем не осталось энергии, чтобы бросить пить, пережить мрачное состояние завязавших алкоголиков, устроиться на работу и трудиться. На все это у Д. просто не хватало энергии. Поэтому он так долго сопротивлялся и скандалил, пытаясь втянуть Н. в свою жизнь. Он хотел получить в свою берлогу источник энергии в виде Н, но не хотел (не мог) ради этого меняться, поскольку это требовало таких затрат энергии, которых у него просто не было. Он ненавидел работать, он привык выпивать, он тяготился социумом, и чтобы перекроить свою жизнь, требовались невероятные усилия. Поэтому ему часто хотелось просто умереть, поскольку отказаться от Н. было сложно (она была единственным источником энергии) но ее условие измениться он физически выполнить не мог.

Что же было с Н.? Она получала столько энергии от своей жизни, что каждая часть этой жизни ее питала (была ресурсом) и терять их не хотелось. Она наслаждалась работой и ее воодушевляли планы, она радовалась общению с друзьями (к которым Д. ее до обморока ревновал) она любила свой дом и чувствовала себя там очень уютно, ее не глодала там скука, как глодали они Д. То есть она была в полном порядке и хотя ей очень хотелось дополнить свою прекрасную жизнь еще и любимым Д. всем тем удовольствием, которое она от него получала, но менять все только на это она не хотела и не могла, тем более ей было на 100% ясно, что удовольствие быстро пропадет, как только она погрузится в совместную жизнь с безработным алкоголиком-ревнивцем. Она боялась этой жизни намного больше чем потери Д. То есть пока Д. изнывал и метался от неутоленной страсти, Н. совсем не металась, сидела ровно, она точно знала, что все делает верно, она, конечно, нежно надеялась, что Д. возьмет себя в руки, но на сто процентов понимала, что от нее это никак не зависит, она уже сделала все что могла: показала ему свою любовь, предложила конструктивные пути выхода, сказала, что будет ждать его реальных действий и удалилась жить как жила. Поэтому состояние Н. укреплялось с каждым днем, тоска по Д. притуплялась, заслоняясь новыми эмоциями, а Д. наоборот, тосковал все больше и больше, яркие переживания любви Н. становились все ярче на фоне мрачной жизни, и так постепенно в нем рождалась мотивация к изменениям, энергия на нее копилась. Кроме тоски по Н. он тосковал и по той новой жизни, к которой прикоснулся через нее (любовь дает возможность оказаться внутри другого и почувствовать себя им) и хотя своего места в той жизни он пока не видел, но привлекательность этой жизни постепенно достигла апогея. Когда мотивация достаточно выросла, ему стало страшнее и больнее не видеть Н. (и утратить шанс к новой жизни) чем бросить пить, страшнее потерять все желаемое, чем идти работать. Когда же он втянулся в работу, она перестала быть такой противной и энергозатратной, и тем более когда придумал собственный креативный (а значит интересный) проект, он уже сам смог получать много энергии от работы, приобрел таким образом личный источник, внутреннюю опору, и возвращение назад, в яму, стало выглядеть нереальным. Тем более он там уже был и знал точно, насколько там плохо.

Потом продолжим.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 08.03.2015, 13:16 | Сообщение # 30
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Как поднять самооценку?

Как поднять самооценку?

Этот вопрос очень часто задают.

Но зачем ее поднимать?

Видимо, людям кажется, что низкая самооценка – это какой-то отдельный баг, случайно возникший в системе, и если его исправить, все сразу станет лучше, исчезнет неуверенность в себе, наладятся контакты с людьми и вообще очень много проблем испарятся.

Это примерно как с личными границами. Многие считают, что все их проблемы в жизни из-за того, что они границы очертить для себя не могут, поэтому то уступают там, где не надо, то наоборот, наступают на чужие границы зачем-то. А вот если границы свои осознать, жизнь наладится.

На самом деле и стабильная самооценка, и хорошие границы – это следствие достаточного количества внутренних ресурсов. Не обязательно очень много, иногда и немного достаточно, тем более все относительно, но ноль – это мало.

Представим себе человека без внутренних ресурсов, пусть не все до конца понимают, что это такое. Внешние ресурсы у такого человека есть: какая-то работа, какие-то деньги, какие-то отношения, жилье какое-то, а вот внутренних нет. Нет внутренних – это значит, что от внешних ресурсов он очень зависит и постоянно за них держится. Он боится потерять работу и поэтому опасается любых неверных шагов, часть денег ему дают родители, и он все время вынужден выслушивать морали, он цепляется за партнера в отношениях и боится его потерять, за жилье он тоже кому-то чего-то должен и так во всем. Своего собственного у него нет ничего или есть очень мало. Может ли быть у такого человека стабильная самооценка и хорошие личные границы?

Многие думают, что зависимая самооценка и постоянно смещающиеся личные границы – это зло. Но нет, это часто добро, это адаптация к ситуации отсутствия внутренних ресурсов. Если такой человек не будет уступать и приспосабливаться на работе, он будет в постоянном страхе, что его выгонят и он не найдет другую. С родителями он тоже не может выстроить границы как человек независимый, ведь он зависит, и все время должен им уступать право руководства, а когда не уступает, чувствует вину и страх. И все это стресс. А нужно очень хорошо запомнить (!): стресс – это то, чего организм всегда будет избегать в первую очередь, поскольку несколько минут острого стресса = смерть. Поэтому организм готов на все, даже понемногу себя разрушать, лишь бы избежать слишком сильного стресса и быстрой смерти. Конечно, быстрая смерть от ссоры с родителями не возникнет, но организм все равно избегает стресса, потому что тут немного, там немного, так он вырастет и каюк. С зависимой личностью это может произойти на каждом шагу. Поэтому организм поддерживает уровень допустимой тревоги, и если внутренних ресурсов нет, пускает границы в свободное плавание как рубль.

Только поэтому границы такого человека все время ездят туда-сюда и самооценка зависит от других, ведь он и сам зависит от других, ему не кажется, у него на самом деле нет внутренних опор, только внешние, которые он не контролирует (внешние контролировать нельзя). Он все время то юлит, то возносится, поскольку если он будет только юлить, у него агрессия накопится, а если юлить не будет, то ему станет страшно, поскольку опираться он может только на других. Поэтому такой человек то излишне унижается, то излишне напирает, и кажется, что у него с границами плохо, и нужно работать над границами.

Но работать над границами бесполезно, пока нет достаточно ресурсов внутри этих границ. Работа над границами ничего не даст или наоборот приведет к тому, что ресурсы уменьшатся, поскольку вместо того, чтобы их развивать, человек будет экспериментировать с границами.

Над самооценкой тоже бесполезно работать, пока внутренних ресурсов нет. Если очень сильно захотеть стать независимым, придется создать иллюзию, потому что в реальности независимости нету.

А еще очень часто попытка сделать свою самооценку независимой раньше времени, то есть пока не развиты внутренние ресурсы, приводит к тому, что у человека формируется стабильно низкая самооценка. Ей говорят «ты красивая», а она считает, что уродина. Или ей говорят «ты умная», а она уверена, что глупа. Такое очень часто бывает с человеком, когда внутренних ресурсов на то, чтобы иметь независимую адекватную самооценку у него нет, а зависимым от чужих оценок быть надоедает и тогда личность просто фиксирует низкую самооценку. Она решает (бессознательно обычно) считать себя некрасивой, глупой, такой-сякой, чтобы не зависеть, не ждать, а быть готовой к худшему. И тогда, сколько бы ее извне ни убеждали, что она красотка, она будет отрицать. Многим это кажется кокетством или даже вампиризмом (вымоганием комплиментов), но нет. Человек действительно ждет каких-то доказательств, но пока нет внутренних опор, он не чувствует силу этих доказательств и не доверяет им. Поэтому извне убеждать такую личность бесполезно. Она должна обрести независимость от чужих оценок за счет собственных внутренних опор и никак иначе.

Если же безресурсная личность вдруг фиксирует высокую самооценку, ситуация еще страшней. Так как ресурсов внутренних у нее нет, ей тоже очень страшно услышать от мира, что она некрасива. Поэтому она создает аутический кокон, перестает вообще воспринимать оценки мира всерьез, обесценивает мир и считает его «цирком уродов» или «толпой завистников». Но этот кокон работает не только по части оценок, но и части всего остального. То есть такая личность оказывается изолирована от мира такими плотными защитами, которые полностью лишают ее обмена с этим миром. А значит, блокируют возможность развивать свои ресурсы.

Почему же с ресурсной (то есть имеющей внутренние ресурсы) личностью этого не происходит? Почему она спокойно воспринимает критику, негативные оценки, но при этом не чувствует себя хуже? На чем строится ее устойчивая и независимая самооценка? Да на внутренних ресурсах же. Если у вас что-то точно есть, а вам говорят, что нет, вы не испытываете боль и сомнения в себе, максимум – нежелание общаться с тем, кто вам не верит. Например, если у вас есть автомобиль, разве вы начнете в этом сомневаться от слов, что автомобиля у вас нет? Вы же на нем приехали. Материальная вещь либо есть, либо нет, и с внутренними ресурсами, которые уже есть, то же самое! Они настолько точно есть, что подтверждение мира не требуется. Если вы сомневаетесь в чем-то, значит внутреннего ресурса у вас нет, там есть надежда или иллюзия, но нет ресурса.

А главное другое. Мнение отдельного человека или даже группы людей, что вы такая-сякая, не значит ничего и не влияет на самооценку, когда вы, во-первых, точно знаете какая вы, то есть уже сложились, а не находитесь в поисках себя (не думаете, а чем бы вам заняться, что у вас получается, какой лучше стать), во-вторых, никак не зависите от этой группы. Если вы пока в поиске себя и зависите от этой группы, то излишняя независимость самооценки может вам навредить. В этом случае лучше прислушаться к мнению этих людей и измениться. То есть независимую самооценку (и то не полностью независимую) может позволить себе человек, у которого уже все есть, и он готов сам себя обеспечивать, и материально, и эмоционально. А вот если обеспечивать он себя пока не может, но самооценку хочет независимую, см. выше, ничего хорошего из этого не получится.

Поэтому неча на зеркало пенять не стоит ругать самооценку. Скорее всего, она адекватна, а если нет, вынуждена пока быть такой.

Марина Комиссарова


Нас только один
 
Форум » Читаем » Статьи » Пишет Эволюция (Марина Георгиевна Комиссарова)
Страница 2 из 14«12341314»
Поиск: