Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 17 из 20«12151617181920»
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Сказкотерапия. Сказки Эльфики
СторожеяДата: Суббота, 05.12.2015, 10:05 | Сообщение # 241
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ЗАБЕЙ НА ВСЕ! (упадок сил)

Рубрика: Депрессия/Упадок сил



Как-то раз Степанову все достало. Достало прямо до печенок – аж во рту горько. Оглянулась она вокруг – кругом одни заморочки. Муж вечно перед телевизором сидит, пультом щелкает, а розетки починить не допросишься, так и висят на соплях. Мама только и делает, что критикует: то борщ пересолен, то полы плохо вымыты, то внимания ей мало уделяют. Сынишка учиться не хочет, одни двойки в дневнике, да еще и врет на каждом шагу, и от компьютера не оторвешь. На работе тоже не сахар: круг обязанностей все шире, а денежный ручеек все уже, и пойди вякни – сразу скажут «не нравится – увольняйся».

Чувствует Степанова – сил у нее все меньше становится, делать ничего не хочется, апатия навалилась и тоска. Ходит она, как автомат: дом-работа, работа-дом, по дороге в магазины заскочит, в выходные стирка-уборка, а там опять на работу.

И вышел у Степановой нервный срыв. Прямо на работе и случился. Чувствует – ну все, сейчас ее порвет. Выскочила она из кабинета, чтобы коллег не напугать, забилась под лестницу, где черный выход, и ну рыдать!!! Вот льет она слезы, скулит-подвывает, и так ей себя жалко! Хоть вешайся. Только вдруг дверь открывается, и кто-то строго так говорит:

- А ну, кто тут у меня порядок нарушает, пожарные выходы загромождает? Быстро выходи на свет божий, а то тревогу подниму!

Испугалась Степанова, вылезла из-под лестницы, смотрит – а это плотник их Федотыч, душевный такой дедок и на все руки мастер.

- О! Вот тут кто сырость разводит, народ пугает! – удивился Федотыч. – А я уж думал, никак, привидение у нас завелось. Давай-ка, девушка, быстро ко мне в плотницкую. У меня там умывальник есть, в порядок себя приведешь, а то всю красоту слезами смыла.

Взял он Степанову под локоток и препроводил в плотницкую. Пока она умывалась-причесывалась, чайку вскипятил, кружечку ей подсунул.

- Давай-ка, — говорит, — рассказывай по порядку: чего ревешь, в чем печаль, кто обидел?

- Да никто меня не обидел, а только достало меня все! – говорит ему Степанова. И рассказала про всех: и про мужа-лодыря, и про сына-двоечника, и про маму-критиканшу, и про работу тоже.

- Вот как же тут не завоешь? – завершила Степанова свой горестный рассказ. – Сил больше нет! Прямо вот так бы легла и умерла.

- Не, умирать тебе рановато, — покачал головой Федотыч. – Ты еще молодая бабочка и вполне цветущая.

- Да какое там «цветущая»? – махнула рукой Степанова. – Так, видимость одна. Я уж выгорела вся, не стало во мне огонька. Живу как жую, медленно и печально. Все достало!

- Это потому что ты близко к сердцу все принимаешь, — авторитетно объяснил Федотыч. – А не надо бы! Но я знаю, чем твоему горю помочь. Есть у меня чудодейственное средство, в таких случаях на раз помогает!

- А что это? Лекарство какое-нибудь? – шмыгнула носом Степанова. – Я пила, мне не помогло.

- Нет, не лекарство. Я химию не уважаю, в ней пользы мало. А вот дам я тебе рецептик один, народный, ты его применишь – и сама увидишь, какие чудеса произойдут. По крайней мере, развеселишься.

- Ой, давайте ваш рецептик, — обрадовалась Степанова. – А то веселья в моей жизни давно не наблюдается. Так что я с удовольствием.

- Тогда слушай. Рецепт простой: ЗАБЕЙ НА ВСЕ!!!

- Что??? – оторопела Степанова. – В каком смысле???

- В самом прямом. Забей на все! Рецепт такой: взять брусочек, молоток, гвоздей с десяток-другой, можешь на бумажках написать все, что достало. И забить!!! Для каждой бумажки – отдельный гвоздик. И лупи по нему от души!!! Пригвоздишь свою беду – она от тебя, глядишь, и отвяжется. Да и как она тебя преследовать станет, если ты на нее забила?

- Ох! Ну и рецептик, — озадачилась Степановна. – Да я в жизни такого… странного метода не слышала!

- Ну, странным болезням – странные методы, — рассудительно сказал Федотыч. – А ты чего, думала болезнь по имени «достали» каким-нибудь «досталином» лечится? Нееет, не придумали еще такого лекарства. А вот мой брусочек с молоточком – действует!

- Ладно, давайте! – решилась Степанова. – Когда применять-то?

- А как достанет, так и применяй. По мере наступления приступа! – объяснил Федотыч. – Я вот тебе все в пакетик сложу, чтобы нести удобно было. Вот молоток, вот брусок, а вот и гвозди. Бумажки уж сама найдешь, думаю. Ну, с Богом!

… На работе, конечно, Степанова забивать ни на что не стала. Да и дома поначалу стеснялась. А потом чувствует – нехорошо ей, опять раздражает ее все: и муж на диване, и мама с подковырками, и сын за компьютером со стрелялками своими… «Ай, да чего я теряю?», — подумала Степановна – и достала пакет. Бумажек цветных притащила. Разложилась посреди комнаты, прицелилась и как вдарит!

Сначала у нее не очень ловко получалось, все-таки навыка нет. Да и опасалась: а вдруг она близким своим стуком помешает? Но вдруг такую злость она почувствовала – да в конце концов, сколько можно-то? Почему она обо всех заботится, а о ней никто???

А на стук вся семья высунулась.

- Ты чего это, мать? – остолбенел Степанов. – Чего стучишь-то?

- А забила на все! – охотно объяснила жена, с одного удара вколачивая очередной гвоздь.

- Эээээ… — только и сумел выдавить муж, испаряясь из поля зрения.

- Доченька, ты никак мастеришь что-то? – сунулась было мама. – Правильно, мужика-то в доме нет, предупреждала я тебя в свое время…

- Мама, а я на все забила! – радостно сообщила раскрасневшаяся Степанова.

- Где моя валерьянка? – охнула мама и потрусила на кухню.

- Маааам… А ужинать будем? – робко спросил сын.

- Не знаю! У отца спроси. А то я и на ужин забила! – беспечно ответила Степанова, прицеливаясь.

И так она увлеклась Федотычевым рецептиком, что опомнилась только когда гвозди все истратила. Пот со лба отерла, голову подняла – глядь, а у дверей вся семья выстроилась, как на параде: мама с поварешкой, муж с отверткой и сын с тетрадкой. Стоят, смотрят, да преданно так.

- Солнышко, а я розетки починил, — искательно доложил муж. – Давно собирался, да вот руки дошли, наконец!

- А я математику сделал. И географию повторил, – обрадовал сын.

- Ужин готов, ты ручки мой, и к столу, — заворковала мама. – Уработалась, покушай, отдохни.

«Ну, чудеса! – изумилась Степанова. – Вот не соврал Федотыч, и впрямь волшебный рецептик-то! Надо завтра на работу взять. Уж я там на все забью!!! И на квартальный отчет! И на зарплату! И на начальство! С трех ударов!!!».

Только на работе брусочек и доставать не пришлось. Только Степанова в двери – а ее сразу к начальнику вызывают. И говорит он ей всякие приятные слова, из которых выходит, что следует ей премия по итогам и повышение в должности с весомым прибавлением к окладу. Тут Степанова вдруг осознала, что со вчерашнего дня никакого упадка сил у нее не наблюдается, а один только подъем.

Положительные перемены в ней коллеги быстро заметили. Стали спрашивать, выяснять, что такое случилось? Может, витамины какие пила, а может, иглоукалывание? Ну, Степанова зажимать чудодейственный рецептик не стала, брусочек показала и всех забивать научила. И теперь у них в отделе все такие бодрые да равновесные ходят. А когда кто-нибудь ныть да жаловаться начинает, все ему хором говорят: «Забей на все!». И ведь помогает!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
МилкаДата: Суббота, 05.12.2015, 13:28 | Сообщение # 242
Генерал-лейтенант
Группа: Житель
Сообщений: 822
Статус: Offline
:D :) :) :) Супер!!! Благодарю!
 
СторожеяДата: Понедельник, 07.12.2015, 19:35 | Сообщение # 243
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ПОДАРОК НА РОЖДЕСТВО

Рубрика: Депрессия/Упадок сил



Это случилось со мною аккурат в Рождество, когда на Земле творятся всевозможные чудеса. И моя история была Чудом. Нет, правда! В это Рождество случился самый необычный подарок, который я когда-либо получала в своей жизни.

Надо сказать, что Рождество я мечтала провести дома и одна. После Новогодних праздников во мне словно электричество кончилось, и я, как перегоревший бытовой многофункциональный агрегат, была совершенно бесполезной для жизни. Тупо сидела в кресле и смотрела телевизор. Иногда для разнообразия так же вяло играла в «Тетрис» в компьютере, проверяла почту и отвечала на письма (а как же! люди же писали, ждут!) или брела на кухню чего-нибудь поесть, а потом обессилено падала вздремнуть часок-другой, как будто разгрузила вагон с углем. В перерывах я лениво ругала себя за то, что список дел, намеченных на всенародные новогодние каникулы, так и остается на бумаге, а я не могу себя заставить даже на прогулку выйти, не то что там полезными делами заниматься…

Надо сказать, что такое со мной случается довольно регулярно. Прямо тенденция какая-то. Вроде как волной идет: то я парю, летаю и успеваю переделать сотню важных дел одновременно, то вдруг понимаю, что все, энергия на нуле – сели батарейки. То я всех люблю и готова общаться часами, то вдруг возникает желание уйти в отдаленный монастырь на месяц-другой, а еще лучше – в одиночную камеру. Или на необитаемый остров.

В общем, в этот раз мне хотелось мне только одного – чтобы меня не трогали. Но не тут-то было! Я человек коммуникабельный, у меня много друзей и знакомых, и работа у меня связана с людьми и общением, так что покой мне только снится. А еще – ну я просто не могу отказать, если кому-то плохо и нужна помощь. Или хорошо и просто поговорить хочется. Нет, ну правда – как можно отказать в такой малости, как роскошь человеческого общения??? Поэтому постоянно у меня трезвонит телефон, тренькает скайп, вякают смс-ки и, что называется, «гости на пороге». Планида такая.

Так что звонок в дверь меня не удивил, хотя я никого и не ждала. И только сердце екнуло: господи, ну кто опять там??? Сантехник? Детки с колядками? Заплутавший Дед Мороз? Я надела на лицо улыбку и потрусила открывать. Ой, мама… На лестничной клетке толпилась целая веселая орава – человек шесть или семь, все мои хорошие приятели.

— С Рождеством! – ликующе завопили они, врываясь в прихожую. – А мы решили без приглашения нагрянуть, а то знаем, что ты тут одна киснешь. Мы и подумали — надо тебя встряхнуть! Расшевелить!

Честно говоря, я бы предпочла, чтобы меня не встряхивали и расшевеливали, а закопали и похоронили. Временно, конечно. Но я, разумеется, не стала озвучивать столь неординарные рождественские желания, а покорно стала доставать бокалы под шампанское, которое они приволокли с собой. Сама я шампанское не люблю и не пью, и предпочла бы вообще обойтись без возлияний, но людям-то хорошо, им-то зачем праздник портить?

— Дорогая Мариночка! – громогласно начала зачитывать огромную поздравительную открытку моя подруга Алка. – В светлый праздник Рождества…

И в этот момент ее муж Лёнчик открыл бутылку шампанского, пробка сквозанула в потолок, а оттуда рикошетом с силой тюкнула мне в темечко, и что-то произошло. Последнее, что я запомнила – это изображение с Алкиной открытки: Дед Мороз, летящий на санях, запряженных золотым оленем, по заснеженной равнине. И все. Я отключилась.

… Я стояла на заснеженной равнине. Было пустынно и холодно. Надо мною раскинулось фиолетовое звездное небо, вокруг, куда ни глянь, простирались бескрайние снега, а я удивленно обозревала свои ноги в исключительно красивых узорчатых сапожках. Я такие только в сказках видела, там они называются «сафьяновые». Одежда на мне тоже была другая: не то шуба, не то пальто, не то доха – что-то типа наряда Снегурочки на новогодних утренниках. Хотя сейчас уже Рождество, при чем тут Новый Год?

Несмотря на шубу, я быстро стала замерзать. Вдруг вдали показалось что-то движущееся, при ближайшем рассмотрении — сани. Я обрадовалась и побежала навстречу, маша рукой. Я уже видела Деда Мороза, который то и дело залезал в свой мешок и кидал куда-то в пространство подарки. Подарки выглядели красиво – коробки в золотистой обертке и с золотыми же пышными бантами. Видимо, дедушка был слишком увлечен своим делом, потому что сани промчались мимо на первой космической скорости, а я с разинутым ртом застыла, растерянно провожая их взглядом.

— Ну ничего себе! – только и смогла выговорить я, когда пришла в себя. Вряд ли здесь, в этой заснеженной тундре, имеется оживленное дорожное движение. И что мне теперь, замерзать тут? Как ни странно, холод меня взбодрил, и я стала припрыгивать на месте, обхватив себя руками. Стало чуть теплее, и мысли забегали живенько так. Итак: или я околею тут во цвете лет, или придумаю, куда идти и что делать. Пока я лихорадочно размышляла, опять показались сани. При ближайшем рассмотрении – по-моему, те же самые.

На этот раз я не просто кинулась к ним, но и что есть мочи завопила:

— Ээээй!!!! Дедушка Мороз!!!! Я тууут!!! Спаси Снегурочку!!!!! Замерзаю!!!!

Ха! Как бы не так! Сани промчались мимо, только снежная пыль мне в лицо… Дед Мороз увлеченно швырялся подарками, но они явно предназначались не мне. По сторонам он не смотрел – а чего смотреть, человек свое дело делает, ему не до несчастных погибающих девушек!

— Так! Спасение утопающих – дело рук самих утопающих! – вспомнила я старую поговорку. – Полагаю, к замерзающим это тоже относится. Итак, как можно согреться, оказавшись в пустынном месте среди вечной мерзлоты?

Спичек у меня не было, дров не наблюдалось, жилищ с теплой печкой – тоже, компас отсутствовал, да и чем бы он мне помог? Какая разница в ледяной пустыне, в какую сторону идти?

Значит, осталось надеяться только на Чудо…

— Чудо!!! Явись!!! – жалобно попросила я. – Ну пожалуйста, ну что тебе стоит?

— Ничего не стоит, — ответило Чудо, возникая прямо передо мною буквально из ничего. – Вот оно я, тут как тут. Явилось.

— Ух ты… — потрясенно прошептала я.

Чудо было самое что ни на есть чудесное – огромный сгусток света, в котором угадывались очертания человеческого тела. Оно искрилось и переливалось так, что даже глазам было больно.

— Я чуть уменьшу сияние, раз тебя слепит, — предупредительно сказало Чудо.

И правда: смотреть стало лучше, хотя очертания человека все равно оставались смутными. Не понять даже, мужчина это или женщина.

— А тебя половая принадлежность Чуда как-то согреет? – спросило оно. Да, действительно…

— Чудо, миленькое, раз уж ты случилось, вызволи меня отсюда, — попросила я. – Черт знает что, не пойму как тут оказалась, что делаю, почему так одета и как отсюда выбираться. Не подскажешь?

— Подскажу, конечно, — охотно отозвалось Чудо. – Ты пришла сюда, чтобы встретиться с собой. И выяснить, наконец, отношения. Вот как поговоришь – так и сразу и выберешься. Автоматически.

— Автоматически… — повторила я. – Чудо! А я вот не поняла – я с кем должна встретиться?

— С собой. Вон же ты, на санях рассекаешь, только свист стоит.

Словно в подтверждение его слов мимо нас вновь промчался Дед Мороз. На этот раз мне показалось, что скорость чуть снизилась, хотя он опять не соизволил обратить на нас никакого внимания.

— То есть я должна встретиться с Дедом Морозом?

— Ну да.

— А чего ж ты тогда его не остановило?

— Нет, милая. Остановить его ты сама должна. Я только помочь могу – и то если попросишь.

— Ээээ… Хорошо. А могут эти сани каким-то чудом остановиться? – сообразила я.

— А как же! Вот только дождемся, когда он на следующий круг пойдет…

— Слушай, Чудо! А что он, так и ездит кругами? А почему? И кому подарки – ведь Новый Год давно позади? Рождество ведь на дворе?

— Да ведь тебе виднее, почему он так себя ведет, — усмехнулось Чудо. – Это я тебя должен спрашивать, почему ты так живешь.

— Я так живу? – поразилась я. – Да с чего бы вдруг? Вовсе я не так живу!

— О! Едет! – оживилось Чудо. – Ну давай, останавливай!

— А ты? – возмущенно вякнула я, но испытывать судьбу не стала – бросилась наперерез саням. – Стоооой! Стрелять буду! Встань передо мной, как лист перед травой! Повернись к лесу задом, а ко мне передом!

От волнения я собрала все сказочные заклинания, которые пришли на ум. Чудо дунуло, плюнуло, полыхнуло светом – и от меня лентой зазмеилось северное сияние, которое напрочь перегородило саням путь. Олень в ужасе заржал, как заправский конь, и встал на дыбы, а сани развернуло задом наперед и опрокинуло на бок.

— Кто это тут хулиганит? – завопил Дед Мороз, барахтаясь в своих пожитках. – Вот сейчас поднимусь, да как заморожу! В сосульку превращу!!!

— Спасибо, я и без вас заморозилась, — сообщила я, помогая ему встать. – Форменная Снежная Баба. Ну вот, все в порядке, руки-ноги целы, жить будете. Извините за беспокойство, просто я волшебница неумелая.

— Это что за чудо-юдо? — спросил Дедушка, всматриваясь в меня. – Что-то мне, девушка, лицо твое до боли знакомо.

— Говорят, вы – это я, - выдала я сенсационную информацию. – Правда, я не понимаю, как такое может быть, но мало ли какие чудеса бывают?

— И нечего удивляться, — сердито фыркнул Олень. – Между прочим, я – это тоже ты.

Мы с Дедом Морозом обратили свои взоры на Оленя. Выглядел он, прямо сказать, неважно. Нет, в целом он был очень красивый: весь золотой, с роскошными рогами, меж которыми искрились звезды, с крепкими широкими копытами. Но вот выглядел он истощенным, местами на его боках виднелись вмятины и царапины, словно позолота облезла. Заметно опавшие бока тяжело вздымались, а глаза были тусклые и усталые.

— Испугался? – устыдилась я. – Прости, я не нарочно…

— Ничего и не испугался, — насупился Олень. – Наоборот, обрадовался! Хоть отдышаться можно да подкормиться. Этот же старый хрыч мне отдыха вовсе не дает, загнал совсем…

— Это он про меня, — смущенно пояснил Дед Мороз. – Знаю за собой такой грех, увлекаюсь я, обо всем забываю…

— Ты бы песню выучил: «Ямщик, не гони лошадей», — со всей возможной язвительностью посоветовал Олень. – А то вот паду я от голода и перегрузок, и некуда тебе будет больше спешить…

— Да я понимаю… — виновато развел руками Дед Мороз. – Но вот как начну подарки раздавать – так и не могу остановиться.

— А вот я как раз хотела спросить, — вмешалась я, — какие подарки, кому? Новый Год уж неделю как закончился!

— А я круглый год их раздаю, — простодушно признался Дед Мороз. – И на Новый Год, и на 8 Марта, и просто так, на каждый день.

— Зачем??? – не поняла я.

— Ну как зачем? Мне процесс нравится. Люди поймают – радуются, счастливы, ну и мне от этой картины хорошо. Пока круг сделаю, всем подарки закину – глядишь, уже и снова тех, первых, пока одаривать. Да и новые адресаты за это время образовались, их тоже одарить поскорее хочется.

— А меня тебе одарить не хочется? – подал голос Олень, который старательно выщипывал из-под снега какую-то травку или мох прошлогодний. – Я ж твое средство передвижения, твой энергетический ресурс! Обо мне в первую очередь заботиться надо!

— А если ваш олень, ну, того… падет?! Действительно, как вы тогда будете подарки раздавать? – заинтересовалась я.

— Ну, сам в оглобли впрягусь, — неуверенно предположил Дед Мороз.

— А ты попробуй, — сердито буркнул пасущийся Олень.

Дед Мороз, кряхтя, с усилием поставил опрокинутые сани на полозья, водрузил свой мешок, взялся за оглобли и попробовал двигаться вперед.

— Ох… Тяжелые! – сокрушенно покачал головой он. – Неее, так я далеко не уйду. А еще ведь подарки закидывать надо, в мешок постоянно нырять. Я ж Дед Мороз, а не осьминог какой, у меня рук всего две.

— Ну то-то, вспомнил хоть, кто тут двигатель, а кто пассажир, — удовлетворенно отметил Олень. – Много ты без меня наволшебишь, как же…

— Да, и правда, Олень у вас замученный какой-то, — укоризненно сказала я. – Могли бы его почаще распрягать, отдых ему давать.

— А ты чего меня жить учишь? – строго глянул на меня Дед Мороз. – Сама не такая, что ли? Да я ж – это ты, сама говоришь! Ты тоже так живешь!

— Я??? – изумилась я. – Да вовсе я и не так живу!

— Так, так, — хладнокровно подтвердил Олень. – Тоже по жизни устраиваешь гонки по вертикали, летишь со скоростью света, всем помочь, всех выслушать, всякого ободрить стремишься, задачи непосильные для меня ставишь, а потом валяешься неделями, пока я снова силу набираю.

— Но погоди! – растерялась я. – Я же это не через силу делаю, а в свое удовольствие! Мне просто нравится так жить! Это же здорово – когда ты кому-то нужен, реальную пользу приносишь!

— Вот и я говорю! – с азартом подтвердил Дед. – Посмотришь, как там, внизу, подарок разворачивают – такой кайф! Словно тебе подарили!

— Разрешите мне вмешаться? – деликатно просочилось между нами Чудо, которое до сих пор как-то мялось в сторонке. – У меня одни вопросик есть: а что люди делают после того, как подарок развернули, порадовались?

— Ну… Не знаю. Наверное, используют, — предположил Дед Мороз. – Я это уже не вижу, у меня же скорость, я уже в другом месте нахожусь!

— Тогда еще один вопрос: а где ты их берешь, эти подарки?

— В мешке!

— А в мешке они откуда взялись?

— Дык это… Кто ж его знает? Всегда они там были и всегда есть, я и не задумывался.

— То-то и оно. Ты подарки, дедушка, сам производишь. По мере надобности. Вложил энергию – получился подарок. Отправил его – порадовал людей, и сам порадовался. Так?

— Так, так. Так оно и есть, — с довольным видом подтвердил Дед Мороз, разглаживая бороду.

— А ты, Снегурочка? Ты того же мнения?

— Ну да, — недоуменно подтвердила я. – А как иначе? Мне тоже радостно, когда всем хорошо.

— А чего ж тогда ты всю неделю валяешься, как будто тебя из розетки выключили? – задало коварный вопрос Чудо. – Таскаешься из угла в угол и ничего себя заставить делать не можешь. И это повторяется с завидной регулярностью!!!

— Не знаю… Наверное, предохранители перегорели, — попыталась отшутиться я.

— Вот я и говорю: не истощай свой энергетический ресурс! – повернул голову заметно приободрившийся Олень. – Когда предохранители летят – значит, в неприкосновенный запас залезла! Тебя и «выключает» на время, запасы энергии пополнить.

— Да, Снегурка, – подтвердил Дед Мороз. – Прав Олень-то. Так оно и есть. Я ведь твоя «подарочная» часть, которая внешнюю деятельность осуществляет.

— А я тогда что осуществляю? – недоумевающее спросила я.

— А ты – внутреннюю должна осуществлять, — подсказало Чудо. – Заботиться о себе, любить себя, баловать, давать себе отдых, позволять развлекаться и бездельничать. Словом, быть Женщиной. Снегурочкой! И не гнать лошадей! То есть оленей…

— Но я как-то привыкла жить в быстром темпе, — стала оправдываться я. – А то жизнь пройдет, а я так ничего и не успею.

— Если меня загонишь, жизнь гораздо быстрее пройдет, — «утешил» меня Олень. – Вы ж просто не пробовали снизить скорость. А через это такие чудеса пропускаете!

— Какие чудеса? – сконфуженно потер нос Дед Мороз.

— Попробуйте – увидите, — лаконично посоветовал Олень. – Кстати, я вполне восстановился. Можно меня впрягать и дальше подарки развозить.

Дед Мороз стал прилаживать оглобли, а я охотно полезла в сани. Как ни странно, было мне тепло. Видимо, теперь энергии Оленя и на внутренний обогрев хватало.

— Может быть, Снегурочка тоже хочет какой-то подарок? – подсказало Чудо.

— Да нет, — пожала плечами я. – Я и сама волшебная. Все, что надо, у меня есть. Или будет. Мне хорошо.

— А ты, дедушка? Себе-то хочешь что-нибудь подарить?

— Да моя работа и есть главный подарок! – ответил Дед. – Столько мне радости от нее, что чего ж больше желать-то? Со Снегуркой вот поближе познакомились, тоже сюрприз.

— А вы достаньте себе из мешка общий подарок, — посоветовало Чудо.

— И то дело! – обрадовался Дед Мороз. – А ну, Снегурка, полезли в мешок!

Нащупывать подарок было весело. Мы с хохотом достали коробку, распечатали – и очень удивились. Там была… соска-пустышка. Вот подарок так подарок!

— Это к чему же? – озадачился Дед Мороз.

— Сама в шоке! – радостно отозвалась я. – Вроде мне пустышки поздно употреблять, да и тебе ни к чему…

— Это мое! – важно сказал кто-то, и через край саней перевалился карапуз в красном тулупчике, белой шапочке с помпоном и белых же валеночках. Таким обычно изображают на картинках Новый Год. – Я – ваш Внутренний Ребенок. Совсем вы обо мне забыли! А мной, между прочим, заниматься нужно! Разрешать мне погулять, поиграть, подурачиться! И подарки я люблю! Дарите мне их почаще, заботьтесь обо мне, и будет у нас всех детская радость жизни!

И малыш, деловито запихав в рот пустышку, по-хозяйски устроился между мною и Дедом Морозом.

— Можешь считать, что заново родилась, — хохотнул Дед Мороз. – Вон, сидишь с пустышкой, жизнь изучаешь. С Рождеством!

— Наверное, Оленю тоже подарок нужен? – предположило Чудо.

Нам хватило полсекунды.

— Колокольчик! – хором сказали мы с Дедом.

— Отличный подарок, — одобрил Олень. – Принимается, одобряется, приветствуется. Звон этого колокольчика будет вам напоминать, что я есть, и обо мне надо заботиться. Я так-то неприхотливый, как все олени, но отдых и подкормка мне очень даже нужны. Иначе истощусь и помру, имейте в виду! И вы со мной вместе!

— А что нам-то делать, пока ты пасешься? – задумалась я.

— Откиньтесь на спину и обозревайте звездное небо, — посоветовало Чудо. – Знаете ли, созерцательность очень способствует уравновешиванию и отдохновению от мирских забот.

Мы с Дедом тут же уставились в небо. И правда, было красиво, величаво и торжественно. Вроде как медитация, только еще лучше. Даже музыка в душе возникала. В общем, подходящее занятие для остановки в пути!

— Ну, а теперь – можно и в путь, — одобрительно сказало Чудо, приладив колокольчик к шее гордо пританцовывающего на месте Оленя.

— Чудо, миленькое, спасибо! – спохватилась я. – А тебе, тебе-то какой подарок нужен?

— А я такой же, как вы! – весело ответило Чудо. – Для меня подарок – когда меня зовут и я случаюсь. Ведь если меня не позвать, как я приду? Никак! Так что ты мне подарок уже сделала.

— Может, с нами? – предложил Дед Мороз.

— Нет, не могу, — с сожалением ответило Чудо. – Слышу, меня уже в другое место зовут. Сегодня горячая пора, все ждут чудес, Рождество же!

— С Рождеством! – закричали мы Чуду, трогаясь с места.

Наш Олень теперь не мчался, а трусил неспешно. Поскрипывал под полозьями наст, мерцали в ночном небе звезды, и я вдруг поняла, что мы плывем высоко-высоко над Землей. Там, внизу, происходила своя жизнь. Люди куда-то шли, что-то делали, мирились, ссорились, плакали и смеялись, поздравляли друг друга с Рождеством, дарили подарки и ждали подарков.

Дед Мороз достал первый подарок и кинул его вниз, на Землю. Затем второй, третий… Я видела, как они попадали точно в руки адресату, как люди разворачивали эти подарки, ахали, радовались, а потом поднимали лица к небу, и от них исходило такое сияние, что просто глаза слепило. Как от Чуда. Наверное, это была Благодарность. И она превращалась в поток мерцающих звездочек, которые летели к нам, наверх, и окутывали наши сани звездным ореолом.

- Ох ты ж! Красотища-то какая! Как же я раньше такого Чуда не замечал? – потрясенно спросил Дед Мороз.

- Это потому что мчались как сумасшедшие! – обернувшись, разъяснил наш словоохотливый Олень. – Оно всегда так было! Раз ты Любовь вложил – она обязательно Благодарностью вернется, только успевайте принимать. Энергообмен, понимать надо!

- Господи, бывают же в жизни чудеса! – подивилась я. – Вот это Рождество!!! Такие откровения! Слава богу, я очнулась!

- Слава Богу, она очнулась! – услышала я чей-то посторонний голос. – Мариночка, Мариша! Ты как? Ты в порядке?

Я открыла глаза. Я возлежала на диване, а надо мной склонились встревоженные лица моих друзей.

- Все хорошо. Это просто мне шампанское в голову ударило. Посредством пробки! – разъяснила я. – Но это было чудесно, уж поверьте! Я такой подарок получила! Соску-пустышку. Я заново родилась, понимаете?

- Заговаривается? – озабоченно спросила Алка, нащупывая мой пульс. – Может, врача вызвать?

- Не надо врача. Чудо уже случилось, я выздоровела, — сказала я. – С Рождеством, ребята!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 08.12.2015, 07:14 | Сообщение # 244
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ПРИКАЗ ПО ВСЕЛЕННОЙ (очень жизненная сказка)

Рубрика: Депрессия/Упадок сил



Жила-была на свете Очень Взрослая Девочка по имени Ирина. Такая взрослая, что все ее называли Ирина Константиновна. Она работала на Ужасно Серьезной Работе. Ежедневно она приходила в свое Большое Учреждение, где ее уже ждали важные Бумаги, суровые Законы, грозные Приказы, срочные Письма и четкие Инструкции. С самого раннего утра они обступали Ирину Константиновну со всех сторон, брали в оборот и заставляли заниматься собой – ведь они по-другому просто не могут!

Законы требовали, чтобы их изучали и применяли, Приказы – чтобы им следовали, Письма – чтобы на них подробно отвечали, Инструкции – чтобы их неукоснительно выполняли, а Бумаги вообще очень любили наваливаться и душить в объятиях. Разумеется, от любви – это они так бурно чувства проявляют, просто иногда силы не рассчитывают. Ирина их временами тихо ненавидела и даже имя этому бумажному воинству придумала – «Братья-Бюрократья».

Надо сказать, все эти Братья-Бюрократья были очень скучные, шутить не любили и юмора не понимали. И каждый из них боролся за то, чтобы им первым занялись, а Ирине Константиновне приходилось устанавливать очередь, наводить порядок и отбиваться от самых назойливых. Иногда ей удавалось отбиться, а иногда – нет. Поэтому к концу рабочего дня Ирина очень уставала. И в самом деле, если всё очень серьезно – какая уж тут радость жизни? Сплошное напряжение!

И вот однажды она не выдержала и с укором спросила Вселенную:

— Господи, ну кто – и главное, зачем??? – придумал всё это Бюрократическое Занудство???

Как ни странно, Вселенная откликнулась почти мгновенно. Ведь, как известно, Вселенная не любит готовые ответы, она любит интересные вопросы. А этот вопрос ее явно заинтересовал!

— Хороший вопрос! – отозвалась Вселенная. – А ты как думаешь, кто и зачем?

— Да конечно, сами люди и придумали! – не задумываясь, ответила Ирина. – А зачем? Да похоже, чтобы жизнь медом не казалась!

— Ага, вы, люди, всегда так: создаете себе всякие трудности, чтобы потом героически их преодолевать, — хихикнула Вселенная. – Парадоксальные вы мои…

— Да, у нас всегда так. По поводу любой возникшей трудности создается десять приказов и сто инструкций, — согласилась Ирина. – Как будто в случае чего от пожара инструкцией или приказом отмахаться можно!

— Ну, Правила Игры вы сами устанавливаете, а уж каждый свой выбор делает – играть в эту Игру или не играть, — философски заметила Вселенная. – Если что – просто выходи из игры!

— Да мне моя работа нравится, — стала объяснять Ирина Константиновна. – В принципе, она хорошая. Только вот уж эти мне Братья-Бюрократья!!! Я скоро с этими законами-инструкциями-бумаженциями от скуки помру! Или, как царь Кощей, зачахну! Одолели, понимаешь! Ну вот что мне с ними делать???

— Играть! – чуток поразмыслив, предложила Вселенная. – Знаешь, если не получается их победить – надо навязать им свои Правила Игры, да?

— Это как? – не поняла Ирина.

— Вот ты говоришь, что их слишком много развелось, и все чего-то требуют. Уменьшить их поток не получается. Он тебя захлестывает, и ты тонешь в бумагах. Правильно?

— Ага, все так и есть, — подтвердила Ирина. – Не поток, а просто целая лавина!

- Значит, надо его увеличить! – с азартом предложила Вселенная. – И направить в нужное русло!

Пока Ирина Константиновна осмысливала эту парадоксальную идею, Вселенная тихонько веселилась. Ведь она, в отличие от Бюрократических Потоков, обладает великолепным чувством юмора и очень любит парадоксы!

— То есть ты предлагаешь, чтобы я еще больше увеличила количество бумаг? – наконец, осознала совершенно сбитая с толку Арина.

— Ну конечно! – возликовала Вселенная. – Только это будут совсем другие бумаги! Веселые, позитивные и полезные для тебя лично!

— Например?

— Например, кто тебе мешает издать приказ по Вселенной «О мелиорации в области Бюрократических Потоков»? Или инструкцию «О самоликвидации неэффективных инструкций»? Да в конце концов, можно даже придумать распоряжение «О безоговорочной капитуляции Братьев-Бюрократьев»!

— И что, поможет? – деловито уточнила практичная Ирина Константиновна.

— Хуже, чем есть, уже не будет, — хмыкнула Вселенная. – А польза для души и тела – несомненная. По крайней мере, повеселишься!

— А разве я имею право издавать приказы по Вселенной? – засомневалась Ирина.

— Ну я ж твоя личная Вселенная, — слегка удивилась та. – Интересно, кто тебе запретит наводить порядки в собственном доме? Да ты там вообще можешь резвиться, как тебе заблагорассудится, а я только рада буду! Люблю, когда весело!

— Но меня на моей Ужасно Серьезной Работе знают как деловую даму, по имени-отчеству называют. Если я начну прикалываться и озорничать, меня просто не поймут! – озаботилась Ирина Константиновна.

— Ой, тоже мне, проблема, уморила просто! – закачалась от смеха Вселенная. – Да ты придумай себе другое имя – никто и не узнает!

— И то верно! – обрадовалась Ирина Константиновна, которая в глубине души вовсе не была важной дамой, а все еще оставалась озорной девчонкой. – Слушай, спасибо! Вот классная идея! Поплаваю-ка я хоть раз в жизни в Бюрократических Потоках в свое удовольствие!!! У меня уже тааакой симпатичный приказик в голове крутится – это что-то!!!

Весь день Арина Константиновна, работая с важными бумагами, тихо веселилась – у нее в голове просто стаями носились самые необычайные идеи по поводу взаимоотношений с Братьями-Бюрократьями. А вечером, дома, она стала с азартом воплощать идеи в жизнь! И ее первый документ выглядел так:

ПРИКАЗ ПО ВСЕЛЕННОЙ

от 01.12.2010

«О СКАЗОЧНОЙ ЖИЗНИ ОТ ЭЛЬФИКИ»

В целях повышения качества и количества сказочной жизни, упорядочивания Бюрократических Потоков, снижения всяческой важности и более эффективного использования волшебных возможностей своей личной Вселенной, -

ПРИКАЗЫВАЮ:

Отныне и впредь Жизнь считать исключительно сказочной.
Осушить Бюрократические Потоки и превратить их в тонкие управляемые ручейки
Для обозначения себя в Сказочной Жизни использовать имя «Эльфика».
Создать во Всемирной Сети ресурс (сайт), каковой так и назвать – «СКАЗОЧНАЯ ЖИЗНЬ ОТ ЭЛЬФИКИ», наполнив его Сказками, Чудесами и Волшебством.
Присвоить данному ресурсу (сайту) домен http://elfikarussian.ru/
Объявить Днем Рождения сайта 1 декабря 2010 года.
Пригласить в «Сказочную Жизнь от Эльфики» ВСЕХ ДРУЗЕЙ, ЖЕЛАЮЩИХ И ИНТЕРЕСУЮЩИХСЯ!!!
Всем приглашенным и прибывшим обеспечить свободный доступ к пользованию Чудесами, Волшебством и Сказками.
ПОДПИСЬ: Эльфика, с Любовью.

— Отлично! Вот такие Бюрократические Потоки мне нравятся гораздо больше, — похвалила сверху Вселенная и подмигнула сразу всеми звездами. – Приветствуется! Принимается! Поддерживается!

И вывела огненным хвостом кометы через весь небосклон:

«ОДОБРЕНО ВСЕЛЕННОЙ!»


Автор: Эльфика


Нас только один
 
МилкаДата: Вторник, 08.12.2015, 20:41 | Сообщение # 245
Генерал-лейтенант
Группа: Житель
Сообщений: 822
Статус: Offline
:) :D Замечательно и чудесно!!! Благодарю!
 
СторожеяДата: Пятница, 11.12.2015, 20:29 | Сообщение # 246
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
БУНТ ШВЕЙНЫХ МАШИНОК

Рубрика: Похудение

Для вечно худеющих дам
.



Антонина пребывала в горе. За неделю – третий бытовой прибор отказывался работать. И на прошлой неделе дважды приходилось мастера вызывать. Никогда еще такого не было!

- Сначала швейная машинка закапризничала. Потом микроволновка самовольно отключаться стала. А теперь вот и холодильник начал трястись, как припадочный! Это просто безобразие какое-то! – сердито бормотала Антонина. – Интересно, почему у других все работает, как часы??? Одна я какая-то…несуразная.

Тут Антонине стало еще грустнее, потому что она вспомнила, что действительно несуразная. Она и в зеркало смотреть из-за этого не любила: отражало оно не то женщину, не то конный памятник Петру Великому – так ей казалось.

Здесь Антонина, прямо скажем, слегка преувеличивала. Ну, высокая, ну, плотная, ну килограммов 10 сверх принятой нормы имеются – но все симпатично так, естественно, даже соблазнительно местами. Но ведь давно известно: если женщина захочет в себе изъян найти, то обязательно найдет! А нету – так придумает. Вот Антонина и придумала себе, что она громоздкая, как старинный комод. Или даже буфет. В общем, непривлекательная!

Из-за этого горя Антонина постоянно изводила себя диетами, гимнастикой, таблетками для похудения и самоедством. Но даже самоедство не помогало: фигура как была монументальной от рождения, так и оставалась такой же. Уже это делало жизнь Антонины нервной, а тут еще кругом столько стройных, легконогих девчонок с осиной талией, которые как назло на глаза попадаются! Завидовала им Антонина, что скрывать. Переживала и втайне думала, что голова полжизни отдать, чтобы вот такую фигурку иметь.

И вот однажды Антонина, ужасно расстроившись после очередного подхода к зеркалу, плюхнулась в кресло и жалобно проговорила:

- Нет, так дальше невозможно! Почему, ну почему я не миниатюрная??? Нельзя быть такой несуразной! С этим надо что-то делать!

И вдруг ей неожиданно ответили. Холодильник «Индезит» припадочно затрясся и нервно захлопал дверцей, как челюстью:

- Да! Ты совершенно права, детка! На все сто! Я тоже так думаю!

- Простите? – опешила Антонина, уставившись на холодильник.

- Вот взять меня! Ну как люди могли создать такое уродство? – патетически продолжал холодильник. – Огромный. Громоздкий. Три камеры! Кошмар!

- Почему кошмар? – не выдержала Антонина. – Очень даже удобно! Я как раз такой холодильник и хотела – большой, вместительный… А каким тебе еще быть???

- Не надо меня утешать! – вскричал «Индезит». – Я знаю, я сам видел в магазине, что существуют маленькие, компактные холодильники, чуть больше тумбочки. Да что там далеко ходить – вон у соседей «Бирюса», лапочка же просто, Дюймовочка!

- В эту «дюймовочку» кастрюля супа и кочан капусты вмещаются, а больше места нет, — сердито возразила Антонина. – Они, между прочим, давно о таком вот «Индезите» мечтают – большом и вместительном.

- Нет, нет, и нет! – отрубил «Индезит». – Все! Сажусь на диету! А если не поможет – я просто умру!

- Не надо умирать! – испугалась Антонина. – Это ж мастера придется вызывать, деньги платить… Ты меня-то пожалей, а?

- А чего пожалей? – подала голос Микроволновка. – Я тоже вот не удалась. Маленькая… Приземистая… Объемная… Кубышка какая-то просто! В чайнике отражаться стыдно!

- Ну что за глупости? – расстроилась Антонина. – А какой же тебе быть? Ты же микроволновка! Это оптимальная для тебя форма!

- Ну конечно, скажешь тоже, — не поверила Микроволновка. – Оптимальная форма – это, например, у Вентилятора. Ножка стройная, длинная. Голова большая, выразительная. Очень изящный прибор! И я хочу быть такой же!

- Ну и я тогда скажу! – объявила швейная машинка «Чайка» с ножным приводом. – Я тоже недовольна своим внешним видом. Ну что это за тумбочка??? К чему это? Мне хочется быть тонкой и звонкой! И чтобы мною все любовались! А то я какая-то квадратная и совершенно непривлекательная! Не буду работать, пока не приведу себя в порядок!

- Так, это что тут такое? – сдвинула брови Антонина. – Бунт швейных машинок??? Где-то я читала про такое, но никогда не думала, что это на самом деле бывает! Прекратите немедленно, я вам запрещаю!

- Никто не сможет запретить нам совершенствовать фигуру! – наперебой возмущенно заверещали бытовые приборы. – Мы не остановимся, пока не примем изящные формы!

- Но погодите! А как же я вами буду пользоваться? – запротестовала Антонина.

– А никак! – вызывающе объявил «Индезит». – Объявляется Бунт Швейных Машинок!

- Да что вы себе позволяете??? – вскричала Антонина. – Вы созданы такими, чтобы людям было удобно вами пользоваться, понимаете??? Вы такими от природы задуманы!!!

- Ну и что? – возразила Швейная Машинка. – Ты тоже такой вот от природы задумана, но тебя же это не останавливает? Целыми днями только и разговоров о том, как бы похудеть, измениться, привести фигуру в порядок, стать миниатюрной, и все такое прочее. Всех уже замучила! Телефон вон в депрессию впал, ты в него часами ноешь и жалуешься. Весы напольные подумывают покончить жизнь самоубийством через самозаклинивание! Ты ж с них не слезаешь, по 10 раз на дню взвешиваешься, и все недовольна.

- Ну, я – другое дело… — начала было Антонина, но Микроволновка ее бесцеремонно перебила:

- То же самое! Никакой принципиальной разницы. В общем, Бунт Швейных Машинок начинается!

И в следующий миг Антонина увидела, как ее бытовая техника начинает на глазах видоизменяться.

Холодильник последний раз вздрогнул, а потом стал уменьшаться в размерах. Про дверцу он, видимо, забыл, потому что она недовольно хрустнула и отвалилась. Теперь холодильник был Антонине до пояса и сузился до невозможности. «Даже кастрюля не войдет!», — прикинула на глазок Антонина.

Микроволновка же, напротив, вытянулась в длину, отрастила длинную ножку, скруглила форму духовки и теперь колыхалась где-то под потолком.

- Я стройняшка! Я летаю! – ликующе распевала она.

Швейная машинка поднатужилась – и ее деревянная тумба с треском раскрылась во все стороны, как цветок, а сама машинка немыслимым образом изогнулась в вопросительный знак и нахально спросила:

- Ну как? Так вот гламурненько выходит?

- Вы чего? – спросила ошалевшая Антонина, озираясь по сторонам. – Вы с ума сошли?

- Не больше, чем ты, — захохотал Телефон, который тем временем преобразовал провод с трубкой в змею – по виду, смертельно ядовитую гадюку болотную. – Не будешь больше в меня ныть, что хочешь быть миниатюрной!

- Надо звонить в милицию! – от отчаяния взвизгнула Антонина и метнулась к телефону.

Трубка, завершившая трансформацию, вскинула голову, разинула пасть и зашипела. Антонина с воплем отскочила – пасть была снабжена четырьмя устрашающими зубами и черным раздвоенным языком.

Взгляд ее упал на любимейшие напольные весы, которые демонстративно свернулись в трубочку, а потом еще и в двойной морской узел завязались.

- Хватит! Наработались! Баста! Да здравствует Бунт Швейных Машинок! – пробурчали Весы, поудобнее устраиваясь у плинтуса.

Антонина металась то туда, то сюда, лихорадочно соображая, как пресечь это буйное помешательство местного масштаба. Но так ничего и не придумала. Тогда она поступила чисто по-женски: плюхнулась в кресло и заплакала.

Женские слезы обладают магической силой: они утихомиривают мужчин, эмоции , стихии и даже бунтовщиков. Так вышло и тут: мятежная техника постепенно затихла, перестала раскачиваться и выеживаться, и воцарилась тишина, в которой были слышны только отчаянные всхлипывания Антонины.

- Антонина! – осторожно позвал ее Холодильник. – Ну ты чего? Что случилось-то? Так вроде весело было!

- Не надо плакать, — поддержала из-под потолка Микроволновка.

- Жизнь наладится, — смущенно сказал телефон.

- Ага, наладится? – сквозь слезы проговорила Антонина. – А как я теперь жить буду, когда у меня дома ни одной нормальной вещи нет?

- Ну как это нет? – ответил Холодильник. – А мы? Мы же просто изменили конфигурацию, а так-то мы есть!

- Да как вы не понимаете? – в отчаянии заломила руки Антонина. – Каждой вещи необходима своя конфигурация! В зависимости от функций! Ну вот как я смогу пользоваться круглой микроволновкой, да еще на такой высоте??? Что я смогу поставить в такой холодильник? Только кабачок, да и то стоймя! На швейной машинке теперь ничего не сошьешь! На такие весы не встанешь, они же плоскими должны быть! А уж про телефон я и вовсе не говорю – я на него и смотреть-то боюсь, не то что подойти! А ведь я вас так любила!!! Зачем вы это сделали, ну зачем???

- Но мы же просто действовали так же, как и ты, — растерянно заговорил «Индезит». – Ты же тоже недовольна своими конфигурациями. На себя смотреть не любишь, фигуру все время ругаешь. Ну и вот…

- А мы просто все это постоянно наблюдаем, — добавила Микроволновка. – Мы думали, что так и надо!

- Вещи со временем становятся похожи на своих хозяев, — сообщила Швейная Машинка. – Если ты себя не любишь – ну и мы к себе так же относимся.

- А когда кто-то себя не любит – он начинает выходить из строя, — проскрипели Напольные Весы, откатившись от плинтуса. – Вот ты говоришь, что нас любила. Но себя-то не любила, да?

- Но я такая громоздкая… — начала Антонина и тут же, поперхнувшись, умолкла.

- Так я не понял: конфигурация все-таки дается в зависимости от функций или как? – ехидно спросил Холодильник. – Или у тебя для нас одна мораль, а для себя другая?

Антонина замерла, потому что совершенно растерялась.

- Ты нас уговариваешь быть такими, какие мы есть, — поясни Весы. – А сама? Все еще хочешь решительно перекроить фигуру? Стать легкой и невесомой? Может, в топ-модели податься?

- Или все-таки примешь себя такой, какая есть? – предложил Телефон. – А то я больше не вынесу твоей самокритики! Сколько можно!

Антонина подумала, вышла на середину и обратилась сразу ко всем.

- Уважаемая бытовая техника! Послушайте меня, пожалуйста! Благодаря вам я кое-что поняла. Я была неправа. То есть я правда хотела, чтобы у меня была другая фигура! Я все время завидовала всяким дюймовочкам, но как-то не понимала, что мне все равно никогда не стать такой же. Ну да, у меня высокий рост, и широкая кость, и плотная я. Ну так я всегда такая была! Такая уж природная конфигурация. Но она мне не нравилась, понимаете? Просто душа бунтовала!

- Понимаем, — согласился «Индезит». – Бунт Швейных Машинок, чего уж там! Смятение души…

- Хотите сказать, что у меня в душе тоже такие вот узлы скручиваются? – вдруг сообразила Антонина.

- Да уж наверное, — предположили Весы, которые пыхтели, пытаясь развязаться из морского узла. – Если ты собою недоволен, такие узлы порой завязываются – мама не горюй! Замучишься распутывать!

- В общем, я так больше не хочу! – объявила Антонина. – Давайте мы с вами все примем ту форму, которая нам при рождении дана! И будем жить в гармонии с миром и друг с другом.

- Да ладно, конечно, — загалдела бытовая техника. – Мы же что? Мы думали, тебе так нравится – конфигурации менять. А раз ошиблись – так мы мигом восстановим порядок.

Швейная машинка собрала свой «знак вопроса» и приняла горизонтальное положение, стенки-лепестки снова сложились в тумбу. Микроволновка втянула ножку, восстановила свой симпатичный параллелепипед и заняла местечко на рабочем столе. Холодильник стремительно рванул вверх, на ходу прилаживая дверцу. Весы расправились в привычный плоский блин.

- Ой, как хорошо стало! – огляделась Микроволновка. – Ну прям лучше прежнего!

- А телефон??? – спохватилась Антонина.

- Ой, прости, засмотрелся, я сейчас! – встрепенулся Телефон и стал превращать змею в обратно в провод.

- Какие мы все красивые! – проговорила Швейная Машинка. – И хозяйка наша – ну просто супер! Слышь, Антонина, это я про тебя!

- Слышу, — отозвалась Антонина. – Мне тоже нравится. Вы такие милые! И я, пожалуй, тоже ничего. Вот смотрюсь в чайник – и ничего, симпатично отражаюсь! Буду учиться принимать себя и окружающих таким, какие есть! Только давайте договоримся: чур, больше не бунтовать!

В общем, бунт Швейных Машинок окончился мирным соглашением. Как, впрочем, рано или поздно заканчиваются все мятежи и войны – неважно, случаются они в большом мире или во внутреннем. Главное – захотеть этого самого мира.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 15.12.2015, 13:25 | Сообщение # 247
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПУХЛИКА

Рубрика: Похудение



Пухлик был очень симпатичным существом – живым и любознательным. Он был маленький, кругленький, пушистый, мягкий, с большими блестящими глазками и привычкой засунуть свой маленький носик повсюду и попробовать все на вкус, на цвет, на ощупь.

Жил Пухлик там, где и положено – в великой стране Пухляндии. Все жители этой страны очень похожи друг на друга и различаются только размерами, объемами, да еще цветом глаз. Ведь так и выглядит типичный житель Пухляндии: большие-пребольшие выразительные глаза, а все остальное – Пухлик.

Самое любимое занятие пухликов – это покушать. Поэтому в кулинарии они необычайно продвинутый народец – знают множество рецептов, умеют сотворить любое блюдо буквально из ничего и постоянно совершенствуют свое мастерство. Как следствие, они очень гостеприимны и сами любят ходить в гости – это чтобы попробовать что-нибудь новенькое и поделиться своими кулинарными достижениями.

А еще Пухлики добрые, потому что постоянно сытые и довольные! Когда Пухлик чувствует, что подступает Злость, он быстренько затыкает рот Злости чем-нибудь вкусненьким, она начинает жевать – и забывает, что хотела выступить! За это Пухликов любят и ценят жители других сопредельных стран.

Конечно, они часто над пухликами посмеиваются. Но пухлики не обижаются! Они себе отращивают большое чувство юмора в области живота, и всегда готовы посмеяться над собой первыми. А за это их любят еще больше.

Пухлики любят жить вкусно! А ведь как узнаешь вкус жизни, если не попробуешь? Вот пухлики и пробуют все подряд! Только вот какая беда: жители Пухляндии слишком, как бы это выразиться, пухленькие… В смысле еды это никакой роли не играет – тут вкус языком чувствуется. А вот эмоции языком не распробуешь, их нутром чувствовать надо. А нутро – оно ж глубоко спрятано, в самом центре. До него еще добраться надо! Но вот это дело непростое, потому что пухлики свое нутро глубже всех на свете прячут, а сверху телом прикрывают и все время его наращивают. Это потому, что нутро у пухликов чрезвычайно нежное, ранимое. Так что, можно сказать, пухлики постоянно что-то жуют не просто так, а исключительно в защитных целях.

Обычные, средненькие эмоции для пухликов не подходят – они просто до нутра не достают. Поэтому пухлики всегда залезают в такие страсти-мордасти, что сами потом удивляются: «и чего это меня туда понесло???».

Вот и наш Пухлик был точно таким же. Добрым, веселым, радостным, общительным, гостеприимным, и поесть любил – но уж очнь хотелось ему попробовать, что такое Любовь. Все про нее говорят-говорят, а Пухлик ее еще и не нюхал, и не пробовал!

Стал Пухлик себе объект для Любви искать. Может, соседский пухлик, с которым с детства дружат? Нет, играть с ним, конечно, весело, а до нутра не пробивает! Да и вообще – пухлики все какие-то милые, пушистые, но такие привычные!

И Пухлик решил довериться чувствам – когда нутро отзовется, тогда, значит, точно Любовь! Долго ждать не пришлось: ведь если пухлики чего-то очень хотят, они зажмуриваются и начинают мечтать. А мечты пухликов – страшное дело, они ведь почти всегда сбываются! Такая уж у пухликов выдающаяся сила мысли.

И явился Пухлику объект – не из пухликов, совсем другой! Стройный такой, продолговатый, с изгибами и вывертами. Из страны Зизаганды – там жители ничего прямо не говорят и не делают, а все как-то зигзагами. У Пухлика нутро так и екнуло! Он сразу понял, что это – Любовь.

Стали они встречаться. Ой, как Пухлику было интересно! Нутро трепещет… Эмоции распирают… Сердце то вверх! то вниз! уууух! аааах! – как на горке в аквапарке. Так вот она какая, Любовь! Сладкая-пресладкая, и немного терпкая, просто восхитительная на вкус! Казалось, что вот бы прямо сейчас – и под венец!

Только зигзагандец к прямым линиям жизни не привык, не принято у них так. У зигзагандцев, в отличие от пухликов, нутро очень даже закаленное, крепкое, им любые повороты судьбы нипочем. Так что вскоре загзагандец ррраз! – и повернул в другую сторону. Пухлик глянул – а рядом уже и нет никого.

Кстати, вы знаете, что если пухлики влюбляются – так сразу думают, что на всю жизнь? Это потому что они боятся, что в следующий раз их до нутра, может, уже и не проберет! И если любимый куда-нибудь исчезает, пухлики ну просто очень переживают! Ведь им кажется, что это была последняя любовь в их жизни!

Наш Пухлик, конечно же, был не исключением. Он тоже растерялся, заметался и ужасно расстроился. Кинулся выяснять, чем он зигзагандца обидел, что сделал не так. А тому что? Он и объяснить толком ничего не может, у него ж зигзаг, это для него дело обычное, он так живет! Думает Пухлик: «Не пойму, любовь, что ли, у нас протухла? Почему горько-то так?». И применил свое любимое лекарство: пироженки с кремом. Сразу вроде полегчало!

Вроде можно и дальше жить – только Пухлику как-то скучновато, он ведь привык уже к тому, что нутро трепещет. И конфетки радовать перестали, и в гости ходить расхотелось… А Пухлики долго без гостей жить не могут, не привыкшие. Тут и заявились в гости Страдания – как говорится, на безрыбье и рак рыба. Осмотрелись – и поселились у Пухлика, чтобы нервы ему дергать, до нутра доставать. А Пухлик их не гонит – от них какие-никакие, а эмоции. Не Любовь, конечно, но все-таки…

Только вот что-то стал Пухлик замечать, что вроде как-то все кругом изменилось: и краски потускнели, и солнышко не греет, и цветочки не радуют. И любопытный носик уже не хочется совать во всякие щели, и глазки не так блестят… А главное – вкус у жизни какой-то странный стал. Кислый, что ли?

Пухлику даже страшно стало: а вдруг это он умирать начал??? Кинулся он с зигзаганцем встреч искать – а вдруг Любовь опять вернется? Письма писал, по телефону звонил, даже почтовых голубей засылал! А зигзаганец не отвечает, он про Пухлика уже и думать забыл – у него зигзаги судьбы чуть не каждую неделю происходят, где ж ему всех упомнить?

А еще (но это по секрету!) Пухлики очень напрягают своих партнеров, потому как требуют от них ну невообразимо сильных чувств. Обычные-то их до нутра не пробивают! А между прочим, сильные чувства много жизненной энергии требуют. Кому ж охота все время под высоким напряжением ходить? В общем, ушел загзаганец в глубокое подполье. Крышкой закрылся, в картошке окопался и решил Пухликову осаду здесь переждать. Такой у него, значит, зигзаг вышел.

Вот тут-то Пухлику совсем плохо стало. Все ему разонравилось, все расхотелось. Заперся он в своем доме и телефон отключил. Бродит по дому, как сонный, и даже мыслей нет – все от скуки разбежались. Так он попробовал, какова на вкус депрессия. Она совсем пресная оказалась, невкусная, в общем, никакая. Но без нее – никак, потому что она вроде лекарства. Невкусно, зато полезно: сразу понимаешь, что жизнь, какая бы она не была, все равно вкуснее!

И вот когда Пухлику депрессия уже вконец осточертела, включил он телефон в розетку и позвонил в «Службу Недоверия» — есть такая в Пухляндии. Как только там трубку взяли, он и говорит:

- Мне плохо!

А ему в ответ:

- Не верю! Это тебе просто хочется, чтобы тебя жалеть начали!

Он опять:

- Меня никто не любит!

А ему:

- Не верю! Это ты сам тебя не любишь, а мир твое отношение просто отражает – как зеркало.

Пухлик снова:

- Я не знаю, что мне делать!

А «Служба Недоверия»:

- Не верю! Все ты знаешь! Хватит бояться, нутро свое от мира прятать! Покажи уже всем, какой ты есть на самом деле!

Пухлик жалобно так:

- А вдруг я-настоящий им не понравлюсь?

А ему неумолимо:

- Не верю! Если себе понравишься – то и всем понравишься!

Он опять:

- А я себе и так нравлюсь!

А на том конце провода:

- Не верю! Если б нравился – ты бы не нам звонил, а жизнь на вкус пробовал!

Пухлик канючит:

- Но вот депрессия… Она ж мешает с места сдвинуться! Она меня грустью задавила!

А Служба:

- Не верю! Она тебя грустью – а ты ее смехом! Обсмеешь ее как следует – она и растворится, как сахар в воде.

Пухлик взвыл просто:

- Так у меня же нутро! Оно сильных впечатлений требует!

- Ну так начни с парашютом прыгать! Или дайвингом займись. В общем, не отрывай занятых людей от дела. Все равно не поверим, что все так плохо! И имя смени! А то так Пухликом и помрешь…

И отключились.

Тут Пухлик и понял: а ведь правда! Он еще столько всего в жизни не вкусил, не распробовал! Ни парашюта. Ни дайвинга. Ни серфинга. Да еще много чего!

Для начала решил он имя поменять. Встал перед зеркалом и смотрит на себя.

- Был я Пухлик. А стану я… кто? Пахлик? Пихлик? Рохлик? Может быть, Задохлик?

И так смешно ему стало от этого Задохлика, что захохотал он от всей души, и отражение вместе с ним. В общем, придумал он себе новое имя – Одуванчик. Вроде такой же пушистый и веселый, зато легкий и невесомый.

Потом решительно стал с себя защиту снимать. Ой, сколько же там слоев оказалось! Ужас просто. Но постепенно, слой за слоем, освободил свое нутро от оболочек. Сначала боязно было: оно ж такое нежное, такое ранимое! А он для него скорлупку придумал – из Доверия. Что бы не случилось – сразу говорил: «Верю, что к лучшему!». Так оно и получалось!

А потом пришло время, и ринулся наш Одуванчик в жизнь, снова ее на вкус-на цвет-на запах пробовать. И такие тонкости ему открылись, что раньше он и не замечал! Оказывается, тонкие чувства ощущаются как раз тогда, когда жировой защиты нет. Ну кто бы мог подумать??? И совсем не надо «пробивать до нутра» — только коснись, а оно тут же отзовется.

А вскоре наш Одуванчик так волшебно изменился, что ему позвонили из Самого Успешного Агентства и пригласили на работу – Консультантом по Неземной Красоте.

А в Пухляндии даже подумывают сделать Одуванчик национальным цветком и даже вышить его на государственном флаге! А пока просто решили присвоить ему звание «Гордость Пухляндии» — потому как все пухлики гордятся своим соотечественником и мечтают быть на него похожими! И вы тоже можете!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 20.12.2015, 14:21 | Сообщение # 248
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА

Рубрика: Похудение



Вы думаете, Спящие Красавицы такие уж красавицы? Как бы не так!

Обычно это бледные, рыхлые и медлительные существа с томным взором. А как бы вы выглядели, если бы большую часть своей жизни раскачивались «в гробу хрустальном», пребывая в сладких грезах? Ну, представили? То-то и оно! По секрету скажем, они считают тебя заколдованными принцессами и мечтают, как правило, о том, что вот однажды появится какой-нибудь королевич Елисей и нежным поцелуем разрушит злые чары.

Но королевичи Елисеи любят девушек веселых и резвых, а Спящих Красавиц в хрустальных гробах побаиваются и обходят десятой стороной. И бедным девушкам остается только тяжко вздыхать и с удвоенной силой грезить о прекрасном мире, где они уже расколдованы, прекрасны и успешны.

Вот такая Спящая Красавица и вдвинулась робко в тесное пространство магазинчика эзотерической литературы «Звездный путь».

- Скажите, пожалуйста, а у вас есть в продаже что-нибудь про Путеводную Звезду?

- Как вы сказали? – переспросил продавец, замороченный тощий юноша в очках с сильными диоптриями.

- Простите, у вас такое название… Я подумала, что здесь про Путеводную Звезду обязательно есть!

- Ээээ… Ну вот так чтобы целая книга – нет. Так, может быть, упоминания, намеки… Я и не помню, где именно.

- Извините меня… А вы не подскажете, куда я еще могу обратиться?

- Девушка, а зачем вам Путеводная Звезда? – поинтересовался продавец.

- Понимаете, я вдруг поняла, что я не то живу, не то сплю. А жизнь проходит мимо! В мечтах у меня все очень красиво, а наяву все серо и однообразно. Ну, я и подумала…

- Но при чем тут Путеводная Звезда?

- Ах, ладно… Уже неважно! Я пойду. Поищу где-нибудь в другом месте.

Девушка сгорбилась, завздыхала, повернулась и стала неловко протискиваться к выходу. По дороге она задела полку с книгами, и они с шумом рухнули в проход.

- Ой, я такая неуклюжая! – девушка чуть не плакала. – Не сердитесь, я сейчас все соберу!

- Погодите, я вам помогу, — засуетился юноша, выбираясь из-за прилавка.

- Да что вы, что вы, я сама, — лепетала девушка, собирая книги.

- Так что это за Путеводная Звезда? – напомнил продавец, пристраивая томики на полку. – Мне очень интересно, расскажите же!

- Понимаете, я однажды мечтала-мечтала, и мне так грустно стало! Ну, что я мечтаю – а ничего не происходит. Сегодня все как вчера, а завтра будет, как сегодня. Я подумала – ну пусть кто-нибудь мне подскажет, как изменить свою жизнь! А потом я уснула. И мне приснилась женщина, во всем золотом и с крылышками. Она мне сказала: «Ты блуждаешь во мраке. Найди Путеводную Звезду, она будет освещать тебе путь, и только с ней ты придешь к заветной цели». И погладила меня по голове. А утром я проснулась и решила: я должна об этом узнать побольше! Вот и все.

- А какая она хоть, эта Звезда? Как выглядит?

- Я знаю не больше вашего. Но мне надоело блуждать во мраке, поэтому я буду ее искать!

- И куда вы теперь? – участливо спросил продавец.

- Куда-нибудь. Ведь если Путеводная Звезда существует, кто-то же должен о ней знать?

- Тогда я с вами, — вдруг решил продавец. – Знаете, я столько литературы прочитал! Умный-преумный! А куда иду – до сих пор не знаю. Наверное, мне тоже нужна Путеводная Звезда! Подождите, только магазинчик закрою – и с вами.

- Ой, давайте! Вместе как-то сподручнее. А то я такая нерешительная!

- Вы-то нерешительная? – с изумлением глянул на нее юноша и протер очки. – Знаете, как-то непохоже… А мы куда сейчас?

- Я думаю, надо пойти в Планетарий! – выпалила Спящая Красавица. – Уж там-то про звезды должны все знать!

… В Планетарии их встретила ученая дама в строгом деловом костюме. Она очень обрадовалась, потому что сидела одна и скучала.

- Вы знаете, сейчас у населения очень упал интерес к звездному небу! – пожаловалась она. – А между прочим, ничего прекраснее во Вселенной просто нет! Устраивайтесь поудобнее, я для вас двоих сейчас демонстрацию проведу!

- Да мы на минуточку, только спросить, — попыталась было вставить Красавица.

- Ну пожалуйста! – умоляюще сложила руки лодочкой дама. – Иначе я просто высохну от безделья и превращусь в мумию!

- Не дадим хорошему человеку превратиться в мумию? – предложил юноша.

- Конечно! – поспешила согласиться Красавица. У нее было доброе сердце, и уж ей-то хорошо было известно, как губительно бездействие.

Демонстрация и правда оказалась очень интересной. Они узнали очень много о звездах, планетах и Вселенной. Но вот о Путеводной Звезде не было сказано ни слова.

- Скажите, а вы знаете что-нибудь о Путеводной Звезде? – осмелилась спросить Красавица.

- Это просто красивая легенда, — снисходительно сообщила ученая дама. – Наука такой звезды не знает.

- Очень жаль, — вздохнул книжный юноша. – Ну, раз наука отрицает, что ж поделаешь…

- Ничего и не жаль! – возмутилась вдруг Красавица. – Ну и что с того, что наука отрицает? Может быть, она пока ее просто не открыла! А потом создадут особенно сильный телескоп и увидят ее. Ведь может быть такое?

- Ну… не знаю. Может быть, – нехотя сдалась ученая дама. – Вселенная неисчерпаема, в конце концов! Но сейчас-то в научных атласах звездного неба такой звезды нет?

- Ну и что? Зато она в моей голове есть! – заупрямилась Красавица. – Если мы отсюда не видим Москву, например, это же не значит, что ее нет?

- Нам не пора идти? – деликатно прервал спор юноша.

- Да-да, извините, спасибо вам, мы пойдем. Будем искать Путеводную Звезду, пока не отыщем! – закончила дискуссию Красавица. – До свидания!

- Постойте! – вдруг крикнула им вслед ученая дама. – А можно и мне с вами?

- Но зачем???

- Вы так убеждены, что эта звезда существует… А вдруг вы ее и правда найдете? Я хочу присутствовать при этом открытии! Я не прощу себе, если пропущу что-то интересное в астрономии, — говорила дама, лихорадочно собирая бумаги в портфель.

- Да конечно, пожалуйста, присоединяйтесь, — наперебой заговорили юноша и Спящая Красавица.

Вскоре группа из трех человек уже шагала по тротуару. Юноша нес портативный телескоп, который ученая дама прихватила с собой.

- Я думаю, нам надо найти практика, — рассуждала Красавица. – Ну, того, кто часто смотрит на звезды.

- А кто на них часто смотрит? – задумался юноша.

- Ночной сторож, — авторитетно подсказала ученая дама.

- Почему сторож?

- А что ему еще ночью делать? – вполне резонно предположила та.

Ночной сторож был найден в будке на ближайшем строительстве. Он только что заступил на смену и был благодушен и словоохотлив.

- Ну, на небо я смотреть люблю, это правда! Но вот Путеводная Звезда – это такая штука… Мне кажется, она не конкретная звезда, а по необходимости.

- Это как?

- Ну, когда она кому-то нужна – тогда и появляется.

- Этого не может быть, — объявила ученая дама. – Звезды – величина постоянная.

- Как же – постоянная, ежели они каждую ночь падают? – хохотнул сторож. – Очень даже переменная величина! А вот вы скажите, зачем вам Путеводная Звезда?

- Для торжества науки, — гордо ответила служительница Планетария.

- Для интереса в жизни, — застенчиво признался юноша.

- Для того, чтобы осветила мрак и показала цель, — объяснила Спящая Красавица.

- М-да… Ну, я тут вам не советчик. Нет, не подскажу… А вы теперь куда?

- Да уж найдем куда, — убежденно сказала Красавица. – Мир большой!

- Знаете что? У меня сестра в деревне живет! Тут, неподалеку. Большого умища женщина, голова – что Дом Советов, про все на свете пара слов в запасе есть. Уж если кто и знает, то это она! Хотите, провожу?

- А можно? Кто же сторожить стройку будет?

- Да можно! Тут чего сторожить-то – пока один котлован, его не унесешь! Сейчас, только вагончик закрою! Ничего, что ночь на дворе?

- Ничего! – храбро сказала Красавица. – Я столько в жизни интересного проспала, что одну ночку и пропустить можно!

- Ух ты! Да ты девка смелая и неленивая, как я погляжу! – восхитился сторож.

- Я? Да нет… Это вы ошиблись. Я – Спящая Красавица.

- Ну, что красавица – сам вижу. А что спящая… Где ж ты спящая, когда ты эвон маршируешь во главе целого подразделения!

- Скажете тоже… — зарделась Красавица – ей было странно о себе такое слышать, но приятно.

До деревни дошли уже под утро, на рассвете.

- Путеводная Звезда, стало быть? – прищурилась деревенская бабка, налаживая на стол. – Эвон вы на что замахнулись… Вы ешьте блинки-то, не стесняйтесь, всю ночь ведь в пути… Путеводная Звезда… Она не каждому показывается, а кого сама выберет. Кто достоин! Ее найти не так-то просто… Ежели человек приземленный, так ему и не увидеть, пожалуй! Тут надо на какую-нибудь вершину подняться. С вершины-то, оно виднее!

- Стало быть, на гору лезть придется! – почесал затылок ночной сторож. – Эх, ёк-макарёк! Гора-то в округе одна, да крутенько лезть будет!

- В гору лезть? – ужаснулась Спящая Красавица. – А это обязательно?

- А в чем проблема? – удивился книжный юноша.

- Ну как в чем, — опечалилась Красавица. – Я же неспортивная… Как-то сомневаюсь, что я вообще смогу в гору лезть, а уж чтобы на вершину подняться…

- И что? Наша экспедиция закончена? – растерянно спросила ученая дама.

- Я не знаю… Ну правда! Я очень хочу, но сомневаюсь в своих возможностях.

- Если хочешь, значит, и можешь, — вставила деревенская бабка. – Люди никогда не хотят того, чего не могут. Так уж у нас мозги устроены. Это каждый деревенский пацан знает, а вы, городские – нет.

- А что мне сделать, чтобы сомнения прогнать? – жалобно спросила Спящая Красавица.

- А они у тебя на что похожи?

- Ну, такие мелкие, приставучие, как репейник!

- А ты эвон веничек возьми, да и смахни их с себя! Да получше! Эй, граждане хорошие, подмогните девке! Там, в сенцах, еще и метелка есть, и большое помело!

…Ой, как веселился народ, охаживая Красавицу всеми видами домашнего уборочного инвентаря! Даже ученая дама раскраснелась, забыла про свое супервысшее образование, и прыгала с помелом, как заправская ведьма.

- Ой, весело! Ой, не могу! Мужчины, пройдитесь еще сзади получше, — просила она, заливаясь смехом.

- Ой, хватит! Все уже, последние сомнения исчезли! – вторила ей Красавица.

- Если снова засомневаешься, ты их ладошкой отряхни, и скажи: «Вас не существует», — подсказала деревенская бабка.

- Ну вот, теперь, когда последние сомнения исчезли с лица земли, давайте решать: лезем мы на гору или нет, — предложил книжный юноша.

- Конечно, лезем! – воскликнула Спящая Красавица. – Зазря я, что ли, страдала? А ну, показывайте, где тут ваша знаменитая гора?

- Огонь-девка! – восхитился ночной сторож. – Стройся, граждане! Я дорогу покажу, да тут близенько! Кладите помело на место, мадам, или вы на нем и полетите?

«Близенько» оказалось километрах в пяти. Вскоре они подошли к величественной горе, поросшей лесом. Спящая Красавица посмотрела на вершину – и оробела. Ей казалось, что вершила недосягаема. Сомнения снова было подкрались вплотную, она даже оглянулась – не сбежать ли. Но за ней стояла ее команда: ночной сторож щурился и качал головой, книжный юноша и сам растерянно протирал очки, а ученая дама просто застыла, разинув рот.

- Ну ничего себе, — только и вымолвил юноша. – Правда, круто…

- Круче гор могут быть только горы, на которых никто не бывал, — вспомнила строчку из старой песни Красавица. – Будем брать!

- А мы сможем? – засомневалась ученая дама.

- Зря помело оставила, — пошутил сторож, за что был награжден испепеляющим взглядом.

- Похоже, еще одна спящая красавица проснулась, — вполголоса прокомментировал книжный юноша. – А я вот, похоже, сдуваюсь…

- Люди! У нас есть цель! – откашлявшись, сказала своей группе захвата Спящая Красавица. – С вершины мы наверняка увидим Путеводную Звезду! Понимаете, это наш шанс! Так что я предлагаю начать подъем! А то чем мы больше здесь стоим, тем страшнее становится! В общем, вы как хотите, а я – пошла! Да здравствует Путеводная Звезда!

И Спящая Красавица, не оглядываясь, зашагала в гору. Она для себя твердо решила: одна или в компании – но она использует свой шанс! Через какое-то время она все же обернулась – группа, пыхтя, лезла за ней.

Вы знаете, Спящие Красавицы только на вид бледные, рыхлые и сонные. На самом деле это только оболочка, оптический обман зрения. Это все маскировка, чтобы быть незаметнее. А под такой защитной оболочкой живет обычно существо крайне выносливое, целеустремленное, ответственное, терпеливое и отважное. И когда наступает подходящий момент, оно прорывается через старый облик и занимает роль, отведенную ему по праву рождения!

Путь к вершине был долгим и трудным. Сколько раз останавливались передохнуть! Сколько раз кто-нибудь впадал в малодушие! Но Красавица всех поддерживала, подбадривала, вдохновляла и снова стремилась вверх. Она сбила ноги, она устала, запыхалась, но не показывала виду, что ей трудно. «Я дойду во что бы то ни стало, — думала она. – Я хочу увидеть Путеводную Звезду, и я ее увижу!».

На вершину она поднялась первой, за ней подтянулись остальные. С горы открывался потрясающий вид. До самого горизонта тянулись реки, леса, деревни, поля, перелески. Небо было чистым и прозрачным. Воздух – легким и прохладным. От всего этого просто дух захватывало.

- Боже! Какая красота! – только и вымолвила ученая дама. – Засиделась я в своем Планетарии, засиделась…

- Да… В каком чудесном мире живем! – крякнул ночной сторож. – А я ведь ни разу на этой горе не был…

- Оно того стоило, — тихо сказал книжный юноша. – Даже если это будет мой единственный подвиг за всю жизнь!

И только Спящая Красавица молчала. Да, все было здорово, но… Никакой Путеводной Звезды не наблюдалось. Ни сверху, ни внизу, ни слева, ни справа – нигде.

- Ты не расстраивайся, может, ее просто солнце загораживает? – предположил юноша.

- Зато мы поднялись на самую вершину! – утешила ученая дама.

- Ох, ёк-макарёк! Ты, пока лезла, с тела-то как спала! – вдруг заметил сторож. – Прямо наполовину!

И правда: джинсы болтались свободно, и легкость в теле чувствовалась необычайная.

- Вы знаете, а я ни о чем не жалею! – широко улыбнулась Красавица. – Мы ведь сделали это, правда? И, кажется, я окончательно проснулась! И с такими людьми хорошими познакомилась! С вами! Кажется, меня расколдовало, и я больше не Спящая Красавица! Кстати, меня Ирина зовут!

- Андрей, — застенчиво представился книжный юноша.

- Марта Степановна… Для вас – просто Марта.

- А я – Сергеич, — заключил ночной сторож. – Очень приятно! Ириша, а теперь чего?

- А теперь чего? Будем потихоньку спускаться! Вы идите вперед, а я теперь замыкающей, ладно?

Никто не возражал. Группа стала спускаться, а Ирина еще ненадолго осталась полюбоваться напоследок видом с горы. И тут ненароком обернувшийся Андрей вдруг вскрикнул:

- Сморите! Путеводная Звезда!

Сергеич и Марта тоже остановились, обернулись и застыли.

В это время солнце чуть-чуть сдвинулось на своем бесконечном пути, и оказалось, что Ирина стоит на вершине вся в радужном ореоле, и сверкает так, что ни одной ночной звезде и не снилось.

- Ты сама стала Путеводной Звездой! – изумленно воскликнула Марта.

- Говорю же, в чудесном мире живем, — обалдело помотал головой Сергеич.

- Наверное, другого пути нет! – крикнула им сверху Ирина. – Только так – забраться на вершину! Это просто сказочное ощущение! Да! Я об этом сказку напишу. Или даже много сказок!

- … Смотрите, детишки, видите, на вершине сияние? – говорила в это время деревенским детишкам бабка, указывая на гору. – Это новая Путеводная Звезда зажглась. Теперь будет светить, людям путь указывать. Вот и вы, когда подрастете, можете подняться на вершину и стать для кого-то Путеводной Звездой. Главное – не бойтесь! И не ждите, что кто-нибудь вас расколдует! Человек только сам может скинуть злые чары и стать Звездой!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Пятница, 25.12.2015, 14:46 | Сообщение # 249
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ПРЯТКИ В ЧУДЕСНОЙ СТРАНЕ

Рубрика: Хочу Ребенка!



Жила-была на свете, в далекой Чудесной Стране, Единорожка. В этой Чудесной Стране процветали себе потихоньку самые разные, самые причудливые обитатели, собирающиеся в совершенно невероятные коллективы. Например, стая Порхающих Башмаков. Или ансамбль Поющих Сковородок. Или секта Некусучих Клопов. В самом деле – если обыкновенному Башмаку захочется летать, Сковородке – распевать арии, а Клоп раскается и обратится к Свету – кто же может им это запретить???

Наша Единорожка была замечательной! В славном семействе Единорогов все такие. У нее было чудесное, крепкое, гибкое тело, великолепная снежно-белая грива, огромные выразительные глаза, а впереди – мощный, дивный, очаровательный рог!

Говорят, увидеть Единорога – это к счастью. И это действительно так! Но вот кого должны увидеть Единороги, чтобы стать счастливыми? Не на свое же отражение им любоваться? Непонятно. И наша Единорожка очень часто размышляла над этим вопросом, но ответа пока не находила. Взрослые Единороги ворчали:

- Нашла, чем морочиться! Лучше бы делом занялась!

- Каким еще делом? – капризно спрашивала Единорожка, нетерпеливо роя землю изящным копытцем.

- Известно каким! Желающим являться, счастье предрекать!

- Я и так являюсь! Кто увидеть успевает…

- Вот-вот, носишься, как угорелая. Со скоростью звука! Кто ж тебя разглядит на лету?

- Это их проблемы! - беспечно отвечала Единорожка. – Мое дело – явиться, а кто счастья хочет, пусть успевает разглядеть!

- Смотри, так все интересное мимо пронесется, и не заметишь! – поучали большие Единороги.

- Замечу! Замечу! – злилась Единорожка, упрямо мотая своей изящной головкой.

Единорожка была очень-очень упрямой. Если она что-нибудь решала – уговорить ее повременить или изменить решение было просто невозможно! Взрослые Единороги пытались ее воспитывать, но ничего не получалось.

- Ну и ладно, — решил Главный Единорог, старейшина племени. – Жизнь – лучший учитель. Рано или поздно перевоспитает! А может, и так проживет, с упрямством. А что, бывали случаи!

Так вот Единорожка и росла, носясь по зеленым полям Чудесной Страны и не заботясь особо, приносит ли она кому-нибудь счастье. Иногда она чего-нибудь хотела – и обязательно этого добивалась! Ведь наша Единорожка была очень упорной, и у нее был крепкий рог. Она просто била рогом раз за разом в ту дверь, за которой скрывалось желаемое, и рано или поздно дверь открывалась.

Когда приходит время, все Единорожки находят себе пару. В свое время и наша Единорожка нашла замечательного Единорога, с которым носиться по лесам и полям было еще веселее.

- Ты мне очень нравишься! – сказала Единорожка своему избраннику. – Ты классный. Пожалуй, я тебе рожу Единорожонка. Так и быть!

- Ага, давай! – с энтузиазмом согласился Единорог. – Это уже целое стадо получится, еще интереснее носиться!

- Слышишь? Рожайся быстрее! – приказала Единорожка. – А я пока к ручью сбегаю, копытца почистить!

Но Единорожонок и ухом не повел. Вечером Единорожка вспомнила о нем и наморщила лобик.

- Эй, ты! Мультявка! Ты чего не откликаешься? Ты намерен ко мне являться или нет?

Единорожонок молчал.

- Говорят, это не так быстро происходит, — вспомнил Единорог. – Может, следует подождать?

- Еще чего! Не хочу я ждать. Не привыкла, — тряхнула гривой Единорожка. – Спрятался куда-то. Будем искать!

И наутро она отправилась искать Единорожонка, который дразнил ее, спрятавшись в каком-то укромном месте. Сначала она привычно понеслась стрелой, но быстро поняла, что так она точно ничего и никого не разглядит. Тогда она перешла на шаг и стала внимательно смотреть по сторонам. И оказалось, что вокруг столько интересного!!!

На краю болота лягушки занимались аэробикой. Они приседали, подпрыгивали и отрабатывали растяжку лапок, а комары гудели на все лады, создавая им музыкальное сопровождение.

- И раз, и два! – командовала Жаба. – Давайте-давайте, не жалейте себя, глядишь, и талия появится!

Единорожка фыркнула – уж больно потешно лягушки вырабатывали талию! — и двинулась дальше.

На пруду головастики и стрекозы занимались синхронным плаванием. Они создавали разные сложные фигуры, высовывались и ныряли, а стрекозы, прерывая воздушный хоровод, в нужный момент садились им на хвостики или на головы, создавая сложные узоры. Было это очень красиво.

- Вот это да! – подивилась Единорожка. – Сколько разных разностей, оказывается, я еще не видела в нашей Чудесной Стране!

- Я тоже не устаю удивляться, — раздался скрипучий голос неподалеку. Единорожка увидела пенек, накрытый шапочкой из мха.

- Разрешите представиться, Пень-Кочевник, — сообщил Пенек, учтиво приподнимая шапочку.

- А почему Кочевник? – спросила Единорожка.

- Потому что кочую! – охотно объяснил Пень. – Понимаешь, когда деревом был, стоял на одном месте. Потом пеньком стал – опять корни держат. Ну скучно же! Я в окрестностях каждую травинку изучил, с каждым камешком познакомился. Ну, я подговорил Крота-Хохотуна корни подрыть, да и дал деру. С тех пор кочую по белу свету, чудеса коллекционирую.

- Да? – заинтересовалась Единорожка. – Тогда, возможно, вы видели такое маленькое чудо – Единорожонка? Он где-то спрятался, и не выходит! А мы зовем-зовем… Вредный!

- Единорожонок? Это такой маленький, беленький?

- Да!

- С копытцами и белой гривой?

- Да, да!

- С таким аккуратным небольшим рогом на лбу?

- Да, да, да! Ну говорите же!

- Нет, не видел. И даже не слышал. Наверное, он как-то очень хорошо спрятался.

- Упрямый. В меня! – горделиво сказала Единорожка. – Но я еще упрямее! Я его все равно найду.

- Ну, удачи, — пожелал Пень-Кочевник. – На свете всякие чудеса случаются. Уж я-то знаю!

В этот день она так и не нашла Единорожонка и вернулась на свой берег ни с чем.

- Не расстраивайся, — утешал ее муж-Единорог. – Может, завтра?

- Не хочу завтра, хочу сейчас! – твердила Единорожка. – Так нечестно! Ух, какой упрямый!

- Может, ты не там ищешь? – укладываясь под кустик, зевнул Единорог.

- Может быть, — задумалась Единорожка.

И на следующее утро она отправилась туда, где вили гнезда Порхающие Башмаки. По дороге она опять внимательно разглядывала каждый кустик, каждый камешек, за деревья заглядывала – но нигде не мелькнуло копытце, нигде не высунулся маленький упрямый рог.

Когда она пришла, Башмаки только что проснулись и разминали крылья, выполняя фигуры высшего пилотажа.

- Ого-го! Единорог! К счастью, к счастью, — загалдели Башмаки, завидев Единорожку.

- Уважаемые Башмаки! Вот вы везде порхаете! Может, подскажете мне, где заблудился мой Единорожонок? – спросила она. – А то я зову-зову, а он никак не рожается!

- Не, не видели! Мы же совершенно оторваны от земли, мы витаем в облаках! – наперебой заверещали Башмаки. – Хватит, натерпелись! Раньше нас об землю до основания стаптывали, зато теперь нас дела земные нисколечко не волнуют!

- Может, совет какой дадите? – приуныла Единорожка. – А то ну очень хочется его поскорее найти!

- А ему-то хочется, чтобы ты его нашла? – очень разумно спросила красненькая Туфелька, свистя на бреющем полете взад-вперед.

- Не знаю, — озадачилась Единорожка. – Я не спрашивала…

- А стоило бы, — посоветовала Туфелька и унеслась прочь.

- Но как же я его спрошу, если он не отзывается? – с отчаянием воскликнула Единорожка.

- Знаешь что? Скачи вон в тот лесок, — предложил могучий Горный Башмак, величаво паря над ее головой. – Найди там Сказочную Штуковину. Она такие штуковины знает – обалдеешь.

- А как она выглядит? – спросила Единорожка.

- Да всяко разно, — ответил Башмак. – Причудливо. Я даже и описать не берусь. Ты сразу узнаешь, потому что ни на что не похоже.

- Ну ладно, спасибо, попробую, — озадаченно сказала Единорожка. – Чистого неба!

До леса она добралась быстро. А в лесу растерялась. Как искать эту Сказочную Штуковину? На что она похожа? Кого бы спросить? Она медленно пошла меж деревьев, озираясь по сторонам, и тут раздался писклявый голос:

- Эй! Осторожнее! Под ноги смотри!

- Извините, а что там надо смотреть? – вежливо спросила Единорожка, пялясь под ноги, где не было ничего, кроме травы.

- Ты зашла во владения Секты Некусучих Клопов! – проинформировал голос. – Смотри, я тебе сейчас на рог перепрыгну.

Единорожка скосила глаза и увидела, что на роге восседает самый настоящий Клоп, облаченный в белую накидку из цветочного лепестка.

- За мудростью, за посвящением в Вегетарианство или транзитом? – деловито поинтересовался Клоп.

- Не знаю, — смешалась Единорожка. – Кажется, за мудростью. Я ищу Сказочную Штуковину. Говорят, она где-то здесь живет.

- Ага, неподалеку. Могу проводить, — предложил Клоп.

- Буду очень признательна, — кивнула Единорожка. – Руководите мной, пожалуйста.

- Только по дороге я буду проповедовать, — предупредил Клоп. – Мне по-другому нельзя, я обет дал, когда Вегетарианство принимал.

- Да пожалуйста, — разрешила Единорожка. – Проповедуйте на здоровье!

- Значит, так. Проповедь номер 44! Про желания, — объявил Клоп. – Желать надо уметь. Особенно в Чудесной Стране! Потому что здесь что ни пожелаешь – все исполнится. Предназначение Желаний – сбываться. Желания тоже живые! Они любят, когда с ними обращаются вежливо. Для этого надо выполнять простые правила: четко формулировать, чего хочешь; благодарить заранее; запастись Терпением. Желания сбудутся в нужное время, в нужном месте, в нужном объеме. Если Желания торопить – они обижаются и уходят в себя. Тогда надо у них прощения просить, за то, что не дал им сбыться как следует.

- Оказывается, Желания умеют обижаться? – несказанно удивилась Единорожка.

- Разумеется, — важно кивнул Некусучий Клоп. – Вот если тебя торопить, подгонять, не давать опомниться – ты же обидишься?

- Наверное. Я упрямая, — призналась Единорожка. – Не люблю, когда мной командуют.

- Вот и Желания не любят. О чем и говорится в проповеди №44. Был рад помочь. Благодарю за внимание. Приехали! Здесь обитает Сказочная Штуковина.

И Клоп спрыгнул с рога, а Единорожка с облегчением вернула глаза на место и осмотрелась. Место было странное. Все деревья украшены всякими финтифлюшками: бантиками, фантиками, хвостиками, шариками. Из травы то тут, то там торчали самые неожиданные предметы: шкатулки, трости, зонтики, пакетики. Причем все это не выглядело мусором – угадывался определенный смысл, только Единорожка никак не могла понять, какой именно. И везде были понатыканы двери: широкие и узкие, стеклянные и металлические, покрашенные и облупившиеся. Все двери вели в никуда и были закрыты. Вот уж точно: сказочное местечко!

- Эй! Есть кто-нибудь, я надеюсь? – несмело позвала она.

Тут же отовсюду грянул стройный хор:

- Не нааадо печалиться, вся жииизнь впередиии, вся жизнь впередиии, надейся и жди!

Единорожка глянула – и обомлела: из зеленых крон высунулись сковородки всех мастей размеров, и эта песенка явно звучала в их исполнении. Да это же Поющие Сковородки, о них в Чудесной Стране каждый слышал!

- Простите, вы можете мне помочь? – начала Единорожка. – Понимаете, я искала своего Единорожонка…

- Спешу я сквозь солнце и ветер к единственной маме на свете! – заголосили Сковородки.

- Правда? – обрадовалась Единорожка. – Вот это да! Только вот он прячется все время! И мы никак не можем с ним встретиться…

- Улетаешь, лети, пожалуйста, знаешь, как отпразднуем встреееечуууу! – тут же выдали Сковородки.

- Ой, извините, я не привыкла песнями разговаривать, — смутилась Единорожка. – Может, вы позовете Сказочную Штуковину?

- Ху, ху, е! Я скучаю по тебе! – игриво грянули Сковородки.

- Шумел сурово брянский лес, — обреченно раздалось из-за ближайшей двери. – Тихо, гордость сказочного шоу-бизнеса! Совсем оглушили…

Дверь распахнулась, и из нее показалось что-то уж совершенно невероятное. Больше всего это было похоже на изящную корягу, увешанную всевозможной одеждой: пальто, летними сарафанчиками, дождевиками, джинсами и еще бог весть чем. Венчала вешалку старомодная круглая шляпка.

- Простите, это вы – Сказочная Штуковина? – обомлела Единорожка.

- Ага. Сказочнее некуда, — охотно согласилась Штуковина. – А почему у тебя такие большие глазки?

- Ой, не сердитесь. Просто у вас тут все так необычно устроено. Я как-то растерялась, — извинилась Единорожка.

- Да не извиняйся, все теряются, — успокоила ее Штуковина. – На самом деле – ничего особенного. Просто я ленивая и чудеса люблю. Вот захочется мне внезапно, например, Новый год встречать – а у меня елка заранее наряжена. Или яблочка возжелаю – а оно вон, на елке растет. А уж в траве у меня все есть: и косметика, и конфеты, и иголка с ниткой. Ну и живенько так все, весело, не находишь?

- Ох, нахожу, — призналась Единорожка. – Даже для Чудесной Страны слишком весело… Я вот зачем здесь…

- А не надо, не трудись, слышала, знаю, помогу, — засмеялась Штуковина. – Сейчас, только одежду подходящую надену.

На вешалке активизировалась черная мантия, одев всю композицию собой и сделав ее похожей на непомерно пузатого Академика Всех Наук.

- Видишь, как удобно? – весело сказала Штуковина. – На каждый случай – свой наряд. И ходить никуда не надо!

- Да, это вы здорово придумали, — согласилась Единорожка. – Так как же…

- Фу, какая ты торопливая! – слегка рассердилась Штуковина. – Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Слышала такое?

- Слышала, только не люблю, — ответила Единорожка. – Я быстро люблю. И всегда своего добиваюсь. Я упрямая!

- Так и твой Единорожонок упрямый! – сообщила Штуковина. – В мамашу, стало быть! Вот и будете носиться – кто кого переупрямит!

- А что делать? – опечалилась Единорожка. – Я же как раз за советом пришла…

- Я советов не даю, — усмехнулась Штуковина. – За советом – это лучше к Клопам. Они умные. Я могу только в игры играть. Хочешь?

- Хочу, давайте! – обрадовалась Единорожка.

- Тогда открой эту дверь! Ну, вперед! – показала Штуковина на ближайшую дверь.

Единорожка толкнула ее копытцем – дверь не поддалась. Толкнула сильнее – с тем же успехом.

- Пытайся еще! – подбодрила Штуковина. – Как ты это обычно делаешь?

Единорожка наклонила голову и ударила в дверь рогом. Дверь содрогнулась, но не поддалась. Тогда она стала методично долбить рогом в закрытую дверь, надеясь, что рано или поздно продолбит ее до дырки.

- Мама, я здесь! – раздался звонкий голосок из-за соседней двери. Единорожонок!

Она тут же метнулась и ударила в нее рогом. Дверь распахнулась с одного толчка, за ней никого не было.

- А теперь здесь! – раздалось из-за спины.

Единорожка металась, а звонкий детский голосок слышался то справа, то слева, то сзади… Одни двери оставались закрытыми, другие – открывались, но Единорожонок успевал спрятаться где-то в другом месте. Только смех звенел колокольчиком. Ему вторил смачный хохот Штуковины.

- Остановитесь, мамаша, — попросила Сказочная Штуковина. – Ой, не могу. Да вы он с тобой в прятки играет!

- И что? – воинственно спросила Единорожка, стараясь восстановить дыхание. – Я его все равно поймаю!

- Не поймаешь, — утешила Штуковина. – В сказках знаешь как бывает? Хочешь получить другой результат – пойди другим путем. До сих пор ты его искала, а он прятался. А теперь пусть он за тобой гоняется. А ты убегай.

- Не поняла? – замерла Единорожка. – Как это убегать? Куда убегать?

- В жизнь, дорогая, в жизнь! Занимайся своим любимым Единорогом. Являйся людям – на счастье. Шагом почаще ходи – а то на бегу с кем угодно встретиться трудно, пробежишь – не заметишь. И наберись терпения!

- Да все говорят «терпение, терпение», а где его набираются? – сердито спросила Единорожка.

- Где-где… Да везде! В сказочном же мире живем… Сейчас посмотрю, где-то у меня Залежи Терпения в траве спрятаны. А, вот они, в мешочке! Ну-ка, лизни! И еще! Пока хватит… Давай-ка я тебе этот мешочек на шею повешу, про запас. Лижи его, как соль. Как только почувствуешь, что терпение иссякло – сразу лизать! Терпение – замечательное лекарство. Сказочное!

- Благодарю! – кивнула Единорожка, подставляя шею.

- За шепот и за крииик, за вечность и за миииг, за все тебя благодарююю! – грянули Поющие Сковородки.

- Ладно, давай, дуй домой – Единорога ублажать, — предложила Сказочная Штуковина. – И предназначение свое не забывай. Сказано тебе счастье приносить – ну и не отлынивай! А Мир тебе за это все твои желания исполнит, в лучшем виде. Все, беги, и счастья тебе!

И Единорожка пустилась в обратный путь. Только теперь она бежала уже не как раньше – а с оглядкой по сторонам, замечая все, что по дороге попадалось. И запоминала места, куда бы ей хотелось еще потом вернуться, поподробнее посмотреть. И вдруг она услышала у себя за спиной обиженный голосок:

- Мама, мама! Ну куда же ты? Давай еще в прятки поиграем?

Но она только усмехнулась и прибавила темп.

- Нет, дорогой, теперь у нас игра в догоняшки! – сообщила она. – Догоняй, вредина!

И «вредина» из всех своих сил заперебирал маленькими ножками, старательно догоняя маму.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 29.12.2015, 17:46 | Сообщение # 250
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
КОЩЕЕВЫ СОКРОВИЩА

Рубрика: Болезни



- Эй, хозяева! Открывайте! Есть тут кто?

В дубовую дверь требовательно стучала молодая девица в белом сарафане и белой же косыночке, из-под нее коса русая до пояса, через плечо – увесистая сумка с красным крестом.

На ее призывы никто не отзывался, но красавица не оставляла своих попыток – видно было, что девица она настойчивая и своего добиваться привыкла. Наконец, послышались шаркающие шаги, оханье, шипение сквозь зубы, и скрипучий неприятный голос проговорил:

— Кого там еще черт несет?

— Кого черт несет, я не знаю, а я к вам своими ногами пришла, по доброй воле, на волшебную практику! Так что открывайте, я все равно не уйду!

Залязгали замки и засовы, дубовые двери со скрежетом приоткрылись, в открывшемся проеме нарисовался тощий лысый старикашка в черном трико с отвисшими коленками.

— Чего-чего? – пренебрежительно произнес он, оглядывая девицу в белом. – Волшебница, говоришь? А я вот тебя сейчас в жабу превращу – будешь знать, как к занятым людям лезть.

— Вы – Кощей? – строго уточнила девица.

— Ага, Кощей! – осклабился старик. – Самый злодейский из всех сказочных злодеев! Вот щас я тебя…

– Имейте в виду, на меня ваши пугалки не действуют, — невежливо прервала его девица. – Мне надо пройти практику, и я ее пройду! А вы мне в зачетном листе распишетесь.

- Распишусь, распишусь… Уж я тебя распишу под хохлому, — угрожающе пообещал Кощей, но закашлялся мучительно, до перханья, схватился за грудь и согнулся в три погибели.

- Дедуля, обопритесь на меня! – кинулась к нему девица. – И дышите, дышите. Вот так, глубже. Куда тут идти, говорите!

Вскоре она уже устраивала его на широкой лавке в комнате.

- Вот, полежите пока, и дайте пульс. Конечно, лучше бы вам на кровать, в опочивальню, а то тут, в чулане, неуютно как-то…

- Какой такой чулан? – обиделся отдышавшийся Кощей. – Это и есть опочивальня, дурища!

- Не надо обзываться, это ухудшает состояние вашего здоровья, — предупредила девица. – Я вовсе не дурища, а Василиса Припарочка, учусь на душевно-целительском факультете Академии Сказочной Медицины.

- Как ты сказала? – изумился Кощей. – Василиса Припарочка? Ну у тебя и имечко! Кто ж тебя с таким замуж-то возьмет???

- Кому надо, тот и возьмет, — с достоинством ответила девушка. – Не фамилия славит человека, а человек фамилию!

- А что за факультет такой дурацкий, никогда не слышал? – поинтересовался Кощей.

- Вот видите, никогда не слышали, а «дурацким» обозвали! – заметила Василиса. – Имейте в виду, осуждение черными стрелами ядовитыми в мир летит, от облаков отражается и к вам же возвращается. Осудили кого-то – все равно что себя ранили. Похвалили – себя погладили.

- Чушь какая! – сердито фыркнул Кощей. – Меня вот никто никогда не хвалил, и ничего, прожил…

- По внешнему виду не скажешь, что вы особым здоровьем отличаетесь, — предположила Василиса.

- Чегоооо? – воинственно ощетинился Кощей. – Да я, чтобы ты знала, бессмертный!

- Бессмертный – еще не значит «здоровый», — пожала плечами Василиса. – Дайте-ка я вас послушаю… Ну вот, так и знала. Сердечные ритмы неровные, тоны глухие, сердце словно зажато. Наверное, утомляетесь быстро, дыхание сбивается, в груди теснит?

- Есть такое дело, — признался Кощей. – И утомляюсь, и сбивается, и теснит… С богатырями всякими биться до того тяжко – хоть в гроб ложись. Я бы и лег, дык толку-то, бессмертный же…

- А зачем бьетесь?

- А по статусу… Кощей я, работа у меня такая, богатырей в бою тренировать. Если бы волшебством не владел – да меня бы каждый раз в куски крошили… Каждый раз на битву как на каторгу.

- Дедушка, ну что же вы так? – озаботилась Василиса. – Если вы свою работу разлюбили – ее менять надо. Ничего нельзя через силу делать, в неохотку. Это жизненные силы отнимает! Даже у бессмертных.

- Ишь… «Дедушка»… — подвился Кощей. – Меня так еще никто не называл…Мелочь, а приятно… Слышь, Василиса! А как я работу поменяю, ежели сказкой мне такая вот определена?

- Значит, надо хобби найти какое-нибудь! – уверено заявила Василиса. – Ну, по-другому сказать, занятие по душе! Чтобы нравилось вам то, что вы делаете. Чтобы душа пела!

- Какая там душа? – тоскливо спросил Кощей. – Нет у меня никакой души, Кощей я…

- Глупости! – отрезала Василиса. – В каждом есть душа. А если вы ее не видите, так и не мудрено: у вас тут в чулане темно и захламлено все, прямо черт ногу сломит!

- Ага, было дело, в прошлом году так-таки и сломал! – оживился Кощей. – И еще хвост сундуком прищемил. Ох, и ругался! Чертову бабушку через слово поминал!

- И я о том же! – подхватила Василиса. – У вас тут сама обстановка к ругани располагает. Тесно, мрачно, темно. Все в черных тонах, ни яркости жизни, ни лучика надежды. Откуда же у вас хорошее здоровье возьмется?

- Ой, права ты красавица, как есть права, никакого у меня здоровья давно не водится! – пригорюнился Кощей. – В спине стреляет, дальнозоркость развивается, коленки скрипят, сердце давит, кашель бьет, печень ноет, селезенка екает, поджелудочную схватывает, уж про желудок и вовсе не говорю, гастрит у меня, ничего не перевариваю!

- Дедушка, ну что же вы себя так запустили? – укоризненно покачала головой Василиса. – Это ж просто страшная сказка какая-то! Вы себя совсем не любите!

- А за что мне себя любить? — еще пуще сник Кощей. – Живу один, злодейства всякие творю по долгу службы, никто меня не любит, никому я не мил… Кто боится, кто проклинает, а чтоб любить – да ни в жизнь!

- Ну так если вы себя не любите, чего ж от других любви ждать? – резонно заметила Василиса. – Они ж как на ваш желчно-ядовитый вид посмотрят, так сразу под ваши мысли и подстраиваются. Хорошо о себе думать надо! И улыбаться почаще, очень помогает!

- Да неохота мне улыбаться, — вздохнул Кощей. – Нет у меня причин для веселья, понимаешь? Не балует меня жизнь-то…

- Так чего ждать-то, вы возьмите и сами себя побалуйте, — предложила Василиса. – Давайте для начала хоть в чулане уберемся. Я вам помогу.

- Опочивальня это! – рыкнул Кощей, но послушно поднялся с лавки.

- Так, где у вас тут окна? – деловито спросила Василиса, засучивая рукава.

- Не боишься белый сарафан-то измарать? – подначил Кощей.

- Не боюсь, к чистому грязь не пристанет, — кратко ответила Василиса. – Так что с окнами?

- Вон там где-то, — махнул рукой Кощей.

- Тут? Ой, мамочки мои, да вы же их сто лет не мыли!

- Какие сто? Лет триста – точно! – обиделся Кощей. – Я ж древний! И хоромы мои тоже – памятник старины.

- Что старины, то старины… Каменный век какой-то! Вы лучше покажите мне, где вода, ушат какой-нибудь и тряпки, — распорядилась Василиса. Кощей безропотно потрусил за инвентарем.

Тряпки нашлись, дело пошло споро, Василиса работала сноровисто, с песнями, несмотря что окна закоптились хуже чем печная труба. Пришлось несколько вод поменять, Кощей только успевал подносить. Но сердце не щемило и одышка не мучила, даже азарт какой-то появился.

- Это потому что полезное для себя дело делаете, вот ваш Организм вам и благодарен, — пояснила Василиса, протирая окна насухо. – Смотрите, красота какая!

За окнами действительно была красота – зеленый лужок, коровка пасется, солнышко светит, птички летают – просто идиллия и пастораль. Зато опочивальня, которую Василиса упорно считала чуланом… Солнце безжалостно высветило все темные углы и закоулки, всю вековую пыль на нагроможденных друг на друга сундуках, ларцах, узлах и прочих завалах.

- Ох и накопили вы всякой ненужности! – всплеснула руками Василиса. – Ну что же это такое??? Как же вы до сих пор живы-то?

- Бессмертный потому что, — сердито буркнул сконфуженный Кощей. – А чего? Живу себе, не жалуюсь.

- Как не жалуетесь? – удивленно вскинула круглые брови Василиса. – Сами же говорили: там тянет, тут ноет, здесь болит! Между прочим, так вот эти завалы и отражаются на вашем здоровье! Нет уж, давайте-ка расставаться со всем этим и наводить порядок. Вот в этом сундуке у вас что?

- Не тронь! – взвился Кощей. – Это мои сокровища! Каменья драгоценные!

Но Василиса, на обращая внимания на его вопли, уже открыла сундук и изумленно замерла над ним.

- Ага, каменья. Только что в них драгоценного – не пойму. Может, объясните?

Кощей мигом подскочил к сундуку и тоже замер, уставившись на содержимое. Сундук был полон мелких и крупных булыжников серо-зеленоватого цвета, а местами черные да грязно-желтые попадались.

- Ээээ… Понимаешь, Василиса, это обиды мои… Копил их много веков, в этот сундук складывал. Каждую обиду берегу, лелею, смакую, ограняю – чистые бриллианты, аж сверкают! Что с ними сделалось – не пойму… Сверкали же!

- Не могут обиды сверкать, — заупрямилась вредная Василиса Припарочка. – Вот так они и выглядят. Это вы в темноте, да с плохим зрением, их за драгоценности принимали! Вот этот каменюка – на кого обида?

- Дык не упомню уже… Давно это было! Может, на Илюшку-богатыря, а может, на Марью-Искусницу. Или на Ягу? Нет, не помню уже!

- И зачем он вам тогда? Нет, дедуля, надо с обидами решительно расстаться!

- Что, вот так, со всем сундуком???

- Конечно! Чтоб вы знали, камни обид в желчном пузыре откладываются и очень жизнь портят. Мешают желчи правильно проистекать. От этого человек желтеет, темнеет и злится на весь белый свет. Вот прямо как вы. Больно же вам от них! Давайте, давайте! Вам же легче будет.

- А может, перебрать? Вдруг среди них какая драгоценная все же есть? – с надеждой спросил Кощей, хватаясь за край сундука.

- Ну уж драгоценность – камни в желчном пузыре! – фыркнула Василиса. – Ничего, кроме болевых ощущений и засорения протоков, от них не бывает! Ну, раз-два, взяли!

- Погоди, чего самим-то таскаться, сейчас, сколдую, — тяжко вздохнул Кощей.

Сундук тихо поднялся и плавно выплыл в дверь чулана-опочивальни.

- Так, теперь вот тут, — обернулась Василиса в другую сторону. – Это у нас что? Что за черная тряпка валяется?

- Это не тряпка! Это мой плащ! – грозно подбоченился Кощей. – Я его надеваю, когда колдовством кого-то победить надо! Знаешь, как он развевается? Все трепещут просто! Во гневе я страшен! Ой, ой, что-то в печенках закололо…

- Не мудрено, — ответила Василиса. – Вот ваш гневный плащ как раз и давит на печенку, дышать ей не дает и нормально функционировать. Ваш гнев у вас в печенках сидит и вам же жить мешает. Выпустить его надо бы!!!

- А как?

- Ну, превратите его в птицу, — посоветовала Василиса. – Пусть летит на волю.

- А можно? – усомнился Кощей, то заклинание пробормотал и пальцами щелкнул. Плащ тут же, на глазах, съежился, усох и превратился в большую облезлую ворону, которая с карканьем вылетела прочь.

- Тьфу, мерзкая какая, глаза бы не смотрели, — плюнул Кощей.

- И зрение у вас падает как раз потому, что вы не хотите ничего видеть дальше своего носа, — подсказала Василиса. – А уж вглубь себя и вообще веками не заглядывали.

- Вот ведь ты дотошная, вот одно слово – Припарочка! Ну, не заглядывал, так это потому что темно было. А сейчас вот увидел, правда, старья всякого понавалено-то у меня… Слышь, Припарочка? А печени-то полегчало! – с удивлением прислушался к себе Кощей.

- А я что говорила? – обрадовалась Василиса. – Продолжим?

- Ну, продолжай, — разрешил Кощей. – Экая ты девка неугомонная! Прямо спасу от тебя нет!

- У нас на факультете все такие, — деловито сообщила Василиса. – Сначала говорят, спасу нет, а потом глядь – и спасли кому-нибудь здоровье. Или даже жизнь.

- Это что? – подняла Василиса запыленный портрет какой-то женщины необыкновенной, ведьминской красоты.

- Положь на место, — насупился Кощей. – Это любовь моя несостоявшаяся. Яга в молодости. Оставь… Ох, присяду, что-то сердце заныло.

- Это оно вам подсказывает, что надо разобраться в ваших чувствах, — присела рядом Василиса. – Если любовь есть – так чего ж портрет в пыли и не на стенке? Любовь радовать должна! А если любовь прошла – так зачем вы ею сердце ваше обременяете? Оно, чай, не железное!

- Не железное, раз болит, — согласился Кощей. – А тут и болит, и ноет… Отвергла она мою любовь. Живет на отшибе, с добрыми молодцами заигрывает….

- Так у нее тоже работа такая, — погладила его по руке Василиса. – Дедушка, миленький, вы уж решите. Все, что не радует – убирайте из вашей жизни! Вот увидите, сразу облегчение вам выйдет.

- Дай сюда, — потянулся к раме Кощей. – Ой! Тьфу ты, занозу посадил! Не то в сердце, не то под ноготь, и там болит, и там…

- Давайте, достану, — предложила Василиса и достала из своей сумки пинцет. – Где заноза? Нет занозы! Все-все-все, сейчас подорожник приложу. А вы скажите: «Себя прощаю, ее прощаю, судьбу прощаю, счастье встречаю».

- Себя прощаю, ее прощаю, судьбу прощаю, счастье встречаю… Ой! – подпрыгнул Кощей и обмяк. – Правда, нету больше … Ни под ногтем, ни в сердце…

- Вот и хорошо, дедулечка! Куда портрет?

- Протереть и на стенку, — решил Кощей. – Буду на него любоваться, когда и поговорю. Яга все ж-таки знатная колдунья и красавица была – иэээх! Пусть меня радует.

- Отлично, пусть висит, если радость от вещи – это всегда на пользу, — одобрила Василиса. – А это что за праща такая – камень в петле?

- Не дам, — вдруг заупрямился Кощей. – Не отдам эту вещь. Она мне дорога как память.

- А что хоть это? – полюбопытствовала Василиса.

- А камень заговоренный! И не праща это вовсе, а мой нашейный амулет, я его ношу, когда спина не очень болит и радикулит не мучает.

- То есть, как я понимаю, не часто, — прокомментировала Василиса. – А что за камень? На что заговорен?

- На мщение! Поклялся я отомстить одному восточному колдуну, что меня в поединке уязвил. Хитрее меня оказался, подлец. Ну, и я тогда помоложе был, опыта маловато. В общем, заговорил я камень от души, если пульну в него – не промахнусь. Только с тех пор ни разу и не повстречались, не довелось. Может, он уже и сгинул где, он же смертный был.

- Ну, дедуля, вы даете! – осуждающе покачала головой Василиса. – Камень за пазухой столько лет носите! Да как же вам в груди-то тяжело не будет???

- А отомстить? – засверкал глазами Кощей.

- А простить? – спросила Василиса. – Да его, может, уж и на свете нет, а вы все эту ношу на себе таскаете! И еще говорите, что дорога как память. Вот ведь правда, дорого вам такая память обходится! Шейный остеохондроз – раз! Радикулит – два! Сколиоз – три! Похоже, вы сами на себя этот камень заговорили, колдуну тому и трудиться не пришлось.

- А? Да как же это так? – растерялся Кощей. – А ведь кругом ты права! Он и ведать не ведает, и в ус себе не дует, его там, может, давно райские гурии ублажают, а я тут с этой колодой на шее к земле гнусь, в землю врастаю. Не бывать этому!

И Кощей своей волшебной силой раскрутил камень и отправил его прочь. Камень с жужжанием и гудением скрылся в раскрытом окне.

- Как себя чувствуете? – поинтересовалась Василиса.

- А знаешь, ничего? – с удивлением объявил Кощей. – Откуда ни возьмись бодрость взялась, аж жить захотелось! Желудок вот только чего-то сигналит… Наверное, гастрит! Не перевариваю я ничего…

- Вы, дедуля, наверное, и по жизни много чего не перевариваете? — спросила Василиса.

- Много, — признался Кощей. – Работа у меня нервная, вредная. Кичливых богатырей не перевариваю. Женских слез не перевариваю. Шумных ребятишек не перевариваю. Когда от сюжета кто отклоняется – очень даже не перевариваю. А еще я не перевариваю…

- Достаточно, — прервала его Василиса. – Диагноз ясен: вы жизнь не перевариваете. Нас вот как учат: жизнь – она разная, и ее принимать надо во всем многообразии. И хорошее, и плохое, и добро, и зло. А если не принимаешь, не перевариваешь – конечно, желудок страдает! Он же у нас орган пищеварения!

- Ох ты! – потер лысину Кощей. – Серьезное у вас там образование, как я погляжу!

- Сказочная Медицина – вообще очень интересное занятие, просто не оторваться, — похвасталась Василиса. – Ну что, заканчиваем уборку? Тут еще много!

- А щас я все одним махом! – раздухарился Кощей. – Эх, где наша не пропадала? И там пропадала, и тут пропадала, да только не пропала, потому как мы бессмертные!!! Иииэээххх!

Поднялся вихрь, все вокруг поднялось, закрутилось, замельтешило, а когда улеглось – в покоях было чисто, все блестело, а посреди, горделиво отставив в сторону тощую ножку, стоял Кощей, успевший наколдовать себе серебристый костюм, алый плащ, и на лысине красовалась корона набекрень.

- Ух ты! Да вы мужчина хоть куда! – вырвалось у пораженной Василисы.

- Ага! Заиграла в жилах кровь! – самодовольно ухмыльнулся Кощей. – Но ты-то, девица красная, Василиса Припарочка, тоже хороша! Волшебница еще та! Это ж надо – самого Кощея так припарить, что вековые завалы разобрал!

- Значит, практика моя закончена? Зачетный лист подпишете? – тут же подсунула бумагу практичная Василиса.

- Давай, подпишу! И печать Кощееву поставлю, — протянул руку он. – Только скажи мне, Василиса, как ты вообще насмелилась ко мне сюда явиться? Неужто не страшно было?

- Еще как страшно, — призналась девица. – Только я давно усвоила: чем суровее испытание, тем больше Силы от него получаешь. А я хочу поскорее дипломированной душевно-целительной волшебницей стать, чтобы научить людей, как искоренить все болезни на земле!

- Ну и задачи ты себе ставишь! – с удовольствием потер руки Кощей. – Дерзкая, смелая, уважаю! Проси у меня чего хочешь – любые сокровища подарю!

- Вот уж спасибо, — помотала головой Василиса. – Я вон Кощеевы сокровища разобрала – и что в них хорошего оказалось? Любые сокровища, если их не использовать, в известковые отложения превратятся. Так что впрок копить не буду.

- Ну так чем же тебя отблагодарить? – расстроился Кощей. – Очень хочется! В жизни ни к кому благодарности не чувствовал, аж душа на волю рвется!

- Это хорошо, — заулыбалась Василиса. – Я вот тогда вас попросить хочу…

- Проси! Все исполню!

- А можно я диплом по вам писать буду? – выпалила Василиса. – «Влияние здорового образа жизни на ее качество на примере Кощея Бессмертного». Как вам такая тема? Конечно, придется подробно изучить ваш быт, привычки, увлечения. Вы не против?

- Ну, ежели я как наглядный экспонат гожусь, так изучай, чего ж, — засмущался Кощей. – И мне с тобой повеселее будет. Ты такая… Припарочка, понимаешь!

- Ой, спасибо! Я так рада! Вы такой милый! Ну, до свидания! Я побежала!

- Побежала она… ишь, «милый»… — проворчал польщенный Кощей. – Хоть ковер-самолет-то возьми! Вмиг домчит! Устала, небось?

- Устала! Ковер-самолет – это просто здорово! Но… — нет, лучше я пешочком. У вас тут, в царстве Кощеевом, такие травки растут – я по дороге видела! Хочу пособирать, а то у нас скоро зачет по травоведению!

- Ну, Василиса, быть тебе звездой и гордостью душевно-целительского факультета! – изрек пророчество Кощей. – Иди, собирай свои травки!

Он долго смотрел вслед уходящей Василисе, даже рукой все порывался помахать. Она обернулась и крикнула:

- А вам – домашнее задание: найти себе хобби по душе! Не забудьте!

- Хобби… — проворчал Кощей. – Я уже нашел это самое хобби – я теперича экспонат Академии Сказочной Медицины. Пойду откушаю чего-нибудь, аппетит проснулся, ну надо же! А потом, пожалуй, в речке искупаюсь, поплаваю. Не могу же я Василисушку подвести и диплом ей испортить! Я еще покажу, каковы настоящие Кощеевы сокровища! Такое здоровье себе наколдую – она еще ахнет! Нееее, хорошая мне сегодня вышла Припарочка… Волшебная!!!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 31.12.2015, 11:32 | Сообщение # 251
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ОБЩЕЖИТИЕ (маниакально-депрессивный психоз)

Рубрика: Болезни



Мужчина стоял у мрачноватого красно-кирпичного здания и методично долбился в закрытую дверь. Видно было, что стучится он уже долго, но терпение у него просто ангельское.

— Дяденька, я тут! Посмотрите вниз! Нет, не туда, а вон туда, налево! Ну, окошечко полуподвальное, с решеткой!

«Дяденька» прекратил стук и посмотрел, куда велено. Действительно, наблюдался «карман», утопленный в землю, и окошечко с решеткой было, а за решеткой маячило испуганное девичье личико с большими виноватыми глазами.

— Добрый день! Это общежитие? – спросил мужчина. – Я из Службы Спасения. Меня сюда вызывали, но почему-то не открывают…

— Это я, я вас вызывала! – чуть не плача, сдавленным полушепотом проговорила девушка. – И пожалуйста, тише, а то она может услышать…

— Она – это кто? – уточнил мужчина.

— Комендант! Она такая строгая, у нее правила. Чуть что – наказывает.

— Но как же я смогу вам помочь, если не могу попасть в помещение? – спросил мужчина. – И что у вас тут вообще происходит?

— У нас тут все ужасно, — похоронным голосом сообщила девушка. – Она не дает никому жить. Да что там жить – просто дышать! Она всех подавляет своим авторитетом. У нас тут хуже, чем в тюрьме…Чуть что – в карцер, за решетку…

— Ты сейчас в карцере? – спросил мужчина, озирая ржавую оконную решетку.

— Нет, это моя комната. Я тут прячусь.

— От кого прячешься? От коменданта?

— Ну, не только… У нас тут контингент подобрался – не заскучаешь. Одна другой краше. Общежитие…

— Слушай, а черный ход у вас тут имеется? Или пожарная лестница?

— Не знаю… Кажется, да. Хотя может быть, и нет. Я по общежитию не шастаю, я вообще стараюсь лишний раз из комнаты не выходить. Если быть хорошей девочкой, не высовываться и не возражать, то, может, не тронут…

— М-да… Сурово у вас тут все, если тебя послушать… Вот бы еще глазами поглядеть… Слушай, а у вас вообще двери когда-нибудь открываются?

— Ну да. Когда продукты привозят. Тут вообще одно удовольствие – поесть чего-нибудь вкусненького. А так вообще, хоть в петлю…

— Понятно. Ладно, продукты так продукты. Ты не отходи далеко, жди. А я сейчас…

Мужчина удалился, но вскоре появился с тележкой, уставленной картонными ящиками.

— Хозяйка! Принимай продовольствие! – зычно завопил он, колотя ногой в дверь. — Гуманитарная помощь!

— Тихо, чего развопился! – раздался строгий недовольный голос, и дверь распахнулась.

На пороге возникла сухопарая фигура старухи в темном одеянии, седые волосы собраны под косынку, и взгляд колюче-пронзительный, неприветливый такой…

– Заноси потихоньку… Гуманитарной помощи мы всегда рады. А ты-то кто будешь?

— А я-то буду контролирующая организация, — веско сказал мужчина и сунул ей под нос удостоверение. – Уполномочен проинспектировать вверенное вам общежитие на предмет порядка, и если надо, принять соответствующие меры.

— Слава Богу! – с чувством сказала старуха, отступая от двери. – Хоть кто-то поможет мне привести в божеский вид этот дурдом.

— Дурдом?

— Форменная психушка, — доверительно сказала старуха. – Если бы вы знали, что они тут творят!!! А мне, как коменданту, приходится держать все под контролем и направлять в нужное русло. Если бы не я, тут бы давно одни руины были…

— Верю. Сочувствую, — кашлянул мужчина. – Но что поделаешь, работа наша такая.

— Правду говорите, — смягчилась старуха и даже попыталась изобразить подобие улыбки. – Работа такая, что мертвому позавидуешь. Но – стараюсь и справляюсь.

В глубине раздался треск, звон разбитого стекла, и кто-то завизжал на несколько голосов.

— Ну вот, началось! Ни на минуту нельзя бдительность ослабить – сразу ЧП, — пожаловалась старуха. – Эти девки меня в гроб загонят. Идемте, сами все увидите.

Она рысью потрусила по коридору, а мужчина двинулся следом, с любопытством оглядываясь по сторонам.

— Мрачновато у вас, — заметил он, взирая на ядовито-зеленые стены. – Гнетет и давит!

— Сейчас еще хуже будет, — пообещала старуха. – Жильцы местные – вот кто по-настоящему гнетет и давит! Вот они, полюбуйтесь!

В холле, видимо, только что произошла драка. Или, по крайней мере, скандал. Лицом к лицу, тяжело дыша, стояли, сжав кулаки, две женщины: одна в холщовом рубище, с венком из листьев на голове и связкой сушеных грибов на шее, другая – в обтягивающих бархатных брючках и блестящем топе. Обе были настроены крайне воинственно. В уголке жалась еще одна – в белом одеянии и легкой газовой золотистой накидке на голове, вся такая светлая-пресветлая. Эта была явно испугана, на лице ее отражалась боль.

— Девочки, тихо! У нас гости, — стальным голосом скомандовала Комендантша. – Ведем себя прилично.

— Да плевала я на приличия! – тут же резко повернулась к ней Блестящая. – Эта блаженная меня уже до края довела! Я ее сейчас урою!

— Еще слово – и в карцер пойдешь, на хлеб и воду, - бесцветным голосом пообещала Комендантша, и Блестящая, видать, испугалась – отвернулась и даже отступила на шаг.

— Я в лес хочу, — заговорила Блаженная. – Мне только в лесу хорошо. Я тут чужая, мне тут плохо. Отпустите меня в лес.

— «Отпустите меня в Гималаи», — тут же передразнила ее Комендант. – Тоже мне, Маша Распутина! Да кто бы тебя держал, если бы ты не была здесь прописана! А так… Порядок должен быть, сама понимаешь.

— Я здесь задыхаюсь… Я здесь умру, — безнадежно сказала Блаженная.

— Не умрешь. Ты сколько раз сбегала в свой лес? А сколько раз тебя возвращали? Так что имей в виду – все равно изловим и водворим.

— Что, съела? – злорадно высунула язык Блестящая.

— А ты не радуйся, — осадила ее Комендантша. – Ладно, эта в лес хочет, а ты куда?

— В ночной клуб! – быстро сказала Блестящая. – Из меня энергия прет, как из пушки, мне надо ее куда-то скинуть! Если не отпустите – меня порвет. Или я порву кого-нибудь.

— Я им говорю: надо думать о Душе, о Боге, — подала голос Светлая. – Бог укажет Путь, направит, поможет… В церковь надо, в церковь! Только туда душа и стремится… А они меня не слушают, каждая свое талдычит, чуть не разодрались…

— Мой Бог в лесу, — непреклонно возразила Блаженная. – Только там, наедине с природой, и начинаешь жить. Меня тут все напрягает! И город, и шум, и люди… А там – хорошо. Божественно просто!

— Да заткнулась бы ты с твоим лесом! — завопила Блестящая. – «Наедине!». Мне надо блистать, сверкать, поражать и покорять! Кого я там, в лесу, покорять буду? А танцевать где и перед кем??? На пеньке перед ежами и сусликами? Мне, знаете ли, Бог ваш до феньки – у меня другая задача!

— Бесы, в них бесы! Экзорциста бы опытного… — с тоской в голосе простонала Светлая.

— Нет во мне никаких бесов!

— Я тебе покажу экзорциста! – немедленно и хором окрысились на Светлую обе дамочки.

— Маааалчать! – рявкнула Комендантша, и все вмиг умолкли.

— Гхм… Можно вопрос? – кашлянул мужчина. – А почему бы не отпустить каждую, куда она хочет? Кого в лес, кого в церковь, а кого и на дискотеку? Глядишь, и воцарились бы мир и спокойствие…

— Нельзя, — с кислой миной ответила Комендантша. – Согласно Договору, «должны проживать вместе, в одном общежитии, по месту прописки, пожизненно». Точка, конец цитаты.

— Но любое общежитие предполагает уважение друг к другу, сотрудничество и разумные компромиссы, — предположил мужчина. – Всегда можно найти какие-то точки соприкосновения и общие интересы.

— Нет у них никаких точек и интересов, — тут же ощетинилась Комендантша. – Одно соперничество и перетаскивание одеяла на себя. Я уж их ругаю-ругаю, воспитываю-воспитываю, а они…

— Тут руганью не поможешь, — задумчиво пробормотал мужчина. – Кстати, а вы тоже тут живете?

— Ну да… — озадачилась Комендантша. – А где же еще?

— Тогда мне как-то странно, что вы себя противопоставляете остальным. Получается, все тут дураки, а вы одна умная.

— Мне очень жаль, но так и есть, — ядовито-любезно сообщила Комендантша. – Если бы я их не строила, они бы давно друг друга уничтожили. И Общежитию бы пришел конец. Они же друг друга ненавидят, не понимают и даже попробовать не хотят!

— Мне вот что кажется, — подумав, сказал мужчина. – Вы все разные, но каждая сама по себе нужна и является самоценной. Вот вы, — кивнул он Светлой, — вы осуществляете связь с Божественным Началом. Хотя мне ваше мировоззрение кажется немного незрелым, но это вопрос времени и готовности развиваться.

— Правда? – с сомнением спросила Комендантша, уставившись на Светлую во все глаза.

— Вот эта девушка с грибами и цветами олицетворяет собой связь с Природой. Она очень сильна, потому ей и плохо в городе… Но зато она обладает отменной способностью к выживанию, к целительству, в ней спят древние сакральные знания, ждут своего часа.

— Я знаю. Я всегда это чувствовала, — медленно проговорила Блаженная. – Я просто боялась поверить в это… У меня такие видения бывают!!! И голоса я слышу. И еще сны… Но я никому не признавалась, стыдно было. Я думала, что схожу с ума.

- Нет, моя дорогая. Вы не сошли с ума. Вы просто – Иная, и вам надо к этому привыкнуть, — посоветовал Мужчина. – Но если вы не научитесь применять свои знания, они действительно могут свести вас с ума. А так… Вы сможете помочь многим людям.

- С ума сойти! – выдохнула Комендантша и поперхнулась.

- А вы, моя красавица, явно выполняете роль Харизматического Лидера, — повернулся он к Блестящей. – Вы могли бы увлечь за собой толпы народа! Не то что ночной клуб – целый стадион! А может, и целую нацию!

— Да ну? – заулыбалась и подбоченилась явно довольная Блестящая.

— А я? – ревниво спросила Комендантша.

— Вы – очень важная часть Общежития, вы – Контролирующее Начало, — галантно наклонил голову в ее сторону мужчина. – Без вас действительно все бы рассыпалось и погибло.

— То-то и оно! – горделиво кивнула старуха. – Без контроля эти лахудры опасны для жизни и общества! Эх, их бы энергию – да в мирное русло!

— Вот как раз к этому я и подхожу, — обрадовался мужчина. – Понимаете, энергии тут у вас и впрямь немеряно. Но вот я наблюдаю, что она мечется в замкнутом пространстве, не находит выхода. Дискотеки – не в счет, это так, баловство. Обычно энергия, поступившая из Мира, выражается через Творческое Начало. Где оно у вас?

— Кто – где? – не поняла Комендантша.

— У вас тут должен жить кто-то, кто является Творческим Началом, — терпеливо повторил мужчина. – Но я пока его не вижу.

— Ээээ… Право, не знаю… — задумалась старуха.

— Слышь! Может быть, эта, ну, которая под лестницей? – вдруг спросила Блестящая.

— А которая под лестницей? – тут же среагировал мужчина.

— Да нет, что вы, это ерунда, не может быть, — снисходительно протянула старуха. – Есть у нас тут одна жиличка… Всего боится, живет в полуподвале, в основном ест и лежит, из комнаты своей редко вылезает. Но и хлопот от нее – ноль.

— Это она потому не вылезает, что от такой жизни растолстела, форму потеряла, — тут же встряла Блестящая. – Да и болеет она.

— Но она хорошая, безобидная, — дополнила Светлая. – Рукодельничает, мне вот накидку кружевную связала, посмотрите, какая красивая…

— Да, правда. Никогда не спорит, не ругается, сидит себе тихо, не видно ее и не слышно, — согласилась Блаженная. – Мне она нравится, хотя и странная какая-то. Вроде как перед всеми виноватая…

— А можно с ней познакомиться? – попросил мужчина. – Уж очень любопытно глянуть на это чудо!

— Да пожалуйста, — пожала плечами Комендантша. – Идемте в полуподвал, вход под лестницей.

Мужчина двинулся, рукой показав всем следовать за ним. Дамы вереницей потянулись следом.

— Эй, жиличка, открывай! – постучала в дверь Комендантша. – Делегация к тебе.

Послышались шаги, дверь распахнулась, и на пороге предстал новый персонаж. Это была девушка, и впрямь полная, рыхловатая, с застенчивым одухотворенным лицом и робкими виноватыми глазами. Та самая, что торчала в зарешеченном окне – мужчина сразу ее узнал.

— Вы ко мне? Все? – чуть слышно спросила она. – Проходите, пожалуйста.

— Ох, ешкин кот! – охнула Блестящая, первой проникнув в комнату.

— Ого! – оценила Блаженная.

— Божественно! – в благоговении выдохнула Светлая.

— Я что-то в таком роде и предполагал, — усмехнулся мужчина.

Маленькая комната была заполнена разными вещицами невероятной красоты. Тут были и вышитые иконы, и плетеные из соломки вазочки, и вязаные куклы, и кружевные накидки, и еще много всего. Каким-то странным образом каждая вещь излучала сияние, и от этого полуподвальное помещение было залито ярким и приятным мягким светом, словно лесная поляна в полдень.

— Это все ваших рук дело? – спросил мужчина.

— Да, — покраснела и опустила глаза девушка.

— Ну ты и мастерица! – покачала головой Комендантша.

— Извините, я прилягу, — виновато сказала девушка. – Я немного нездорова, не могу долго ни стоять, ни сидеть…

— Еще бы ты была здорова, при таком-то образе жизни, — сказал ей мужчина. – Ты чего здесь окопалась и от белого света спряталась?

— Я боюсь… этих, — жалобно сказала девушка, глазами указывая на присутствующих.

— А чего нас бояться??? – страшно удивилась Блаженная.

— Извините… Но вы все такие… уверенные в себе, энергичные. Вы решительные и напористые. Каждая из вас, по крайней мере, знает, чего хочет. А я такая слабая, если честно… Мне кажется, что вы просто меня сомнете и поглотите. Поэтому я и прячусь.

— Нет, ну мы, конечно, не всегда себя в рамках держим, — смущенно признала Блестящая. – Но все равно – к тебе-то лично у нас никаких претензий. Вылезай из своей норы, не бойся, не обидим.

— Ну кто я и кто вы? – дрожащим голосом спросила девушка. – Вы вон какие красивые, яркие, запоминающиеся. А я… Мало того, что толстая, так еще и больная. А на вашем фоне буду смотреться вообще…бездарно.

— Вот это да… — ошеломленно покачала головой Светлая. – Бездарная она! Да тебе Господь такой Дар пожаловал – Красоту творить! А ты с таким пренебрежением об этом говоришь, разве можно?

— Нет, вы что? Я не с пренебрежением, — испугалась девушка. – На самом деле я очень благодарна. Просто мне всегда кажется: ну кого я могу этим удивить? Боюсь, что меня критиковать будут. Или не оценят. Уж лучше для себя все это делать и никому не показывать.

— Разрешите мне вмешаться, — сказал мужчина. – Кажется, я знаю, почему у вас в Общежитии творятся такие странные дела и никак не воцарится мир.

— Почему? Почему? – обратились к нему все разом.

— Вот эта Мастерица и есть ваше Творческое Начало. Энергия, отпущенная вам на жизнедеятельнсть, должна делиться между всеми вами по справедливости. Кто сколько вложил – тот столько и получил. Это понятно?

— Да, понятно, — наперебой закивали женщины.

— На Творческое Начало отпущено невероятное количество энергии, иначе бы здесь просто не могло быть столько Света. Но Мастерица берет только маленькую часть, совсем чуть-чуть, столько, сколько можно уместить в этой комнатке. Да и из этого «чуть-чуть» большую часть тратит на то, чтобы отгородиться от Мира и не дай Бог ничего не натворить… А остальное идет куда?

— А куда?

— А вам. И для вас этой «неучтенной» энергии слишком много. Поэтому вы и ссоритесь, и мечетесь, и договориться никак не можете. Творческое начало себя в угол загнало, а вы не ощущаете целостности. Вот и идет у вас жизнь вразнос!

— То есть это я во всем виновата? – умоляюще прижала руки к груди Мастерица. – Простите меня, простите! Мне хочется сквозь землю провалиться…

— А знаешь, хорошо, что ты всю энергию сполна не брала, — хмыкнул мужчина. – Если бы с твоими задатками Творца, да с полной энергией, ты вот такого себе пожелала – мигом провалилась бы!

— То есть я правильно поняла: без нее нет целостности, а с ней опасно иметь дело? – мигом сообразила Комендантша.

— На текущий момент – да. Но все можно поправить. Ведь Творец на то и Творец, чтобы творить реальность. Но при этом надо очень ответственно относиться к мыслям, поступкам и словам. Что пожелаешь – то и сотворишь.

— Слышь, подруга? Тебе, может, помощь какая нужна? – спросила Блестящая. – Ты это… скажи! Я готова, потому что меня эта лишняя энергия уже замучила. Отбавить бы…

— Может, травок каких? Или медитации на природе? Я научу! Купание в водоемах, опять же – знаешь, какое блаженство?– присоединилась Блаженная.

— Молитва, покаяние и очищение, — подсказала Светлая. – Очень помогает! Только исходить надо не из греховности, а их Божественности. Ведь ты – дитя Бога, причем любимое.

— А я критикую и ругаю вовсе не из вредности. Я направление задаю и границы устанавливаю. Работа такая, — призналась Комендантша. – Но если ты сама начнешь это делать – тогда я не буду вмешиваться.

— Ну вот и славно, — обрадовался мужчина. – Программа действий ясна? Ты познакомилась поближе со всеми обитателями своего общежития, теперь тебе надо с ними подружиться – это раз. В каждой из них есть что-то полезное для тебя, как ты уже поняла.

— Ага, можно всем вместе на дискотеку, а потом на природу, и в заключение в церковь, — предложила Светлая. – Мы же не против! Да, девочки?

— Принимать помощь от всех! И водоемы, и травы, и медитации, и молитва – все на пользу и все хорошо, это два! – продолжил мужчина. – Мир всегда готов тебе помочь, ты, главное, слушай! Нужные люди встретятся тебе в нужном месте и в нужное время, поняла?

— Поняла, — благодарно глянула на него Мастерица.

— И третье: много еды тебе больше не понадобится. Ты едой заполняла пустоту, которая внутри тебя. Но теперь этой пустоты нет, вы стали единым целым, а значит – произошло Исцеление. Скоро твоя фигура станет стройной, а тело – здоровым.

— Ох, Исцеление – это всегда хорошо! – мечтательно проговорила Блаженная. – Гармония – это так естественно!

- Четвертое, — продолжил он. – Помни, что ты – Творческое Начало. Ты здесь главная! Без тебя все будет идти наперекосяк, потому что через Творчество происходит самовыражение. Отдавай энергию в мир в виде Творчества! Пиши стихи, вяжи носки, рисуй, плети, пой – словом, радуй Мир своими талантами!

— Я хочу Творить, и буду! – пообещала девушка. – Но у меня ограниченные возможности, я прикована к постели.

— К постели ты приковала себя сама. Своими страхами и нежеланием увидеть в себе Творца. Ясное дело, так проще оправдать свое бездействие. Вроде как не ты виновата, а болезнь. Но я тебе говорю: начнешь Творить на благо Миру — восстановятся энергетические потоки. Не сразу, постепенно, но ты и болезнь годами наращивала. Так что понадобится время. И чистое намерение.

— Я готова, я терпеливая, — улыбнулась девушка. – Кружева плести – знаете, сколько терпения надо?

— Могу себе представить. Кружева у тебя чудесные. Но теперь тебе предстоит сплести Кружево Своей Жизни, а это непростая работа. Справишься?

— Она справится! – пообещала Блестящая. – Мы все ей поможем!

— И Господь поможет, — добавила Светлая.

— И Природа, — согласилась Блаженная.

— И самоконтроль, — заключила Комендантша.

— Ну, раз так, то позвольте откланяться, — попросил мужчина. – Раз в Общежитии вашей души воцарился мир и порядок, я счастлив и могу перейти к следующим вызовам. Скорейшего вам Исцеления, милые дамы! И Творческих Успехов! Помните: я буду ждать ваших Творений ежечасно и ежесекундно! Оревуар!

— А кто это был? – спросила Блестящая, когда за мужчиной закрылась дверь.

— Ннне знаю… Какая-то контролирующая организация, — вспомнила Комендантша. – Но я не вызывала, это точно.

— Я вызывала, — застенчиво призналась Мастерица. – Я просила Бога, чтобы он прислал на помощь Ангела из Службы Спасения. И чтобы тот разобрался, что тут происходит, у нас в Общежитии. Кажется, это он и был…

— Ну ты и сильна, мать! – восхищенно покрутила головой Блестящая. – К твоей силе намерения, да нашу энергию! Ох, заживем!!!

… Ангел на лету оглянулся и увидел красно-кирпичное здание Общежития, над которым разгоралось нежное золотистое сияние. «Отличная работа, я просто молодец», — подумал Ангел. Он уже давно был Творцом и не стеснялся хвалить себя. Он знал, что прославляя себя, мы прославляем Бога.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 09.01.2016, 13:12 | Сообщение # 252
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ДНЕВНИК ПОЧТАЛЬОНА

Рубрика: Болезни



НЕМНОГО КОШМАРАХ И ПРОЧИХ СНОВИДЕНИЯХ


Мне наиболее близок метод работы со снами, предложенный Ф.Перлзом. Согласно этому подходу, ВСЕ персонажи сна – это наши части, каждая из которых несет свое Послание, хочет о чем-то рассказать, побудить что-то сделать (или не делать).

Днем у нас доминирует сознание (ум, логика); ночью оно «отдыхает», и с нами пытается поговорить наше подсознание. В дневное время оно подавлено, заглушено шумами, мы его не слышим. А зря! Ведь подсознание – «база» нашей интуиции и связи с Высшим Я. И разговаривать на обычном языке оно не может, только через ощущения и образы. Именно это и происходит во сне, где подсознание с помощью комбинаций из знакомых образов пытается развернуть для нас модель происходящего в реальной жизни и дать советы – как действовать.

Если вы забыли сон сразу же или в течение дня – он не является значимым, либо уже проработался сам собой, по ходу дела. Для проработки пригодны те сны, которые запомнились, эмоционально зацепили «хозяина» — повторяющиеся сны; необычные, яркие сны; а особенно – кошмары. Чем более врезался в память сон, тем более он показан для проработки. И в результате обычно именно кошмары, как ни странно, оказываются наиболее важными, позитивными и энергетичными сновидениями!

Сказка «Дневник Почтальона» написана на основе сна клиента, который долго не мог принять важное для себя решение, касающееся собственного Предназначения и самореализации.

Из письма Ильи:

Мне снится кошмар, где меня преследует некое чудовище, которого я даже не могу описать. Это явно другая планета, здесь не земная растительность. Я спасаюсь вместе с группой людей, которых ощущаю как «своих» и испытываю к ним симпатию. В пылу погони кое-кто пропадает из виду, и я понимаю, что чудовище настигло его. Остальные – и я – продолжаем бегство. Чудовище загоняет нас на огромное дерево типа секвойи. У меня есть надежда, что оно туда не полезет, но оно лезет. Каким-то чудом я спрыгиваю и убегаю, но теперь за мной гонится другое чудовище, похожее на резиновый коврик. Я изо всех сил улепетываю. Когда он меня нагоняет и задевает ноги, эти места немеют. Я вбегаю в чей-то дом, в надежде спастись, но там только две женщины, испуганные еще больше, чем я. Коврик влетает за мной. Мне удается зажать его в какое-то устройство вроде нетбука. Просыпаюсь весь напряженный до предела, в ужасе, в холодном поту, и сердце из груди выпрыгивает. Выспаться не удается.


ДНЕВНИК ПОЧТАЛЬОНА


(ночные кошмары с преследованием)

Я торчу в этом месте уже столько времени, что можно было бы облететь все планеты этой звездной системы. Но я временно привязан именно к этому месту и не могу никуда деться, потому что все еще не выполнил задание.

Я – Почтальон. Моя задача – доставить Послание адресату и вручить ему то, что положено. Я не знаю, что там, в посылке, она запечатана, и открыть ее может только тот, кому она предназначена. Мне даже и не интересно, что там – я ведь всего лишь Почтальон, сотрудник Службы Доставки. Это моя сущность, и я так живу.

Обычно я быстренько вручаю Послание и мчусь на Базу, за следующим заданием. Иногда приходится подождать, пока адресат созреет. Не все готовы принять посылку сразу. Некоторые плохо разбираются в буквах и никак не могут прочитать извещение, другие – могут, но игнорируют, третьи – вообще боятся получать посылку неизвестно от кого, и даже скрываться начинают! Но я не могу не выполнить задание, поэтому иногда приходится даже побегать и поуговаривать счастливчика не отказываться от своего счастья.

Вот и на этот раз…

Прибыл я сюда давно, сразу пошел на контакт, но… Адресат шарахнулся от меня, как черт от ладана, и предпочел вообще лишиться чувств-с. И во второй раз, и в третий… «Ладно, раз мы такие нежные оказались – не будем торопиться, — подумал я. – Подождем, пока ты ко мне попривыкнешь».

Я поселился в горах, в пещере, подальше от леса, где жил мой Адресат. Судя по надписи на посылке, его имя – И-Ан. Или что-то в этом роде. Почему подальше? Потому что он и его племя почему-то боялись меня – до одури, до оторопи, до судорог! Нет, ну я понимаю – не похож я на них, другая у меня конфигурация, и менталитет другой, ну так и что? Вселенная богата и изобретательна на формы разума, а я – не такое уж чудовище, как мне кажется, чтобы вот так вот ломиться от меня, только заметив мое приближение.

Думаю, тут дело в том, что это племя очень интересно устроено: все связаны одной ментальной нервной системой. Непонятно, да? Ну вот как бы это объяснить… То, что чувствует один, сразу чувствуют и все остальные. Причем все это входит в резонанс и усиливается многократно. То есть если один получил удовольствие – все бьются в экстазе, если один палец прищемил – все рыдают и корчатся от боли. Они вообще большие коллективисты. С одно стороны, это хорошо – все чувствуют друг к другу симпатию, стоят друг за друга горой. Но с другой стороны – если один впадает в панику, так и все следом за ним становятся невменяемыми. Никогда такого не видел, сам удивляюсь!!!

И еще у них ну просто невероятная родовая память. Нормальное среднегалактическое существо помнит всех предков до 7 колена. Эти – вообще всех, от сотворения их мира, причем в деталях и кровавых подробностях. Чего это природа над ними так подшутила – ума не приложу, но я им не завидую. Помнить все… Брррр! Увольте. Мало ли какие там происшествия скрыты под пылью веков? Порою лучше уж ее не сдувать.

Так вот, эти самые чудики пасутся на своей исконной аборигенной территории, занимаются охотой и собирательством, горшки раскрашивают, ритуальные пляски изображают и на окрестных камнях наскальную живопись практикуют, в общем, живут. И-Ан мой, ясное дело, участвует во всех внутриплеменных забавах и при этом является у них кем-то навроде вождя. По крайней мере, когда он командует – они его слушаются. Но он какой-то странный вождь: командовать не очень-то и стремится, все больше мечтает, спит, длительные беседы с местной шаманкой производит или чего-нибудь на листиках рисует. А, да, поесть еще очень любит – это святое.

А может, у них так и положено, чтобы без вождя? Кто что хочет, тот тем и занимается. Но я -то думаю, плохо жить без царя в голове… Когда на одних эмоциях, да при таких особенностях психики – это ж одуреешь!

Я сильно подозреваю, что они меня с кем-то путают. Наверное, когда-то сталкивались с существом, похожим на меня, и вышло у них там что-то нехорошее. За века уже забылось, что именно, но осадочек-то остался. Вот теперь они от меня и ломятся, как потерпевшие, со скоростью звука. Я – за И-Аном, он – от меня, все племя – за ним, умора! И при этом таки волны паники распускают, что в окрестностях аж птицы заикаться начинают.

Но все это, хоть и забавно, а Послание вручать надо. Следовательно, я не могу никуда деться и оставить его в покое. Приходится включать изобретательность и смекалку.

Прошлый раз, помню, подкрался незаметно почти вплотную, под прикрытием леса. Но все равно заметили – и такой всплеск страха у них! Вмиг сорвались всей толпой, несутся вскачь, топают, как мамонты, и подвывают на ходу от ужаса первобытного. Пока летели, то один, то другой по дороге отстают, отваливаются. Ну, мне им первую помощь оказывать некогда, да и не мое это дело, я – И-Ана на мушке держу, чтобы догнать, всучить ему посылку и свалить, наконец, домой!

Вскоре утомились они и с большого перепугу полезли от меня на дерево. Деревья здесь разные, но это – круче самых крутых, высоченное, здоровенное! Все племя, во главе с И-Аном, как обезьяны, вверх, я – за ними. Уж тут-то, думаю, ты от меня никуда не денешься, голубчик! Сейчас я тебе это чертово Послание отдам – и гуд бай, мой шустренький! Ты тут уже сам разбирайся, а я – домой.

Не тут-то было. Они, гады, пинаться начали, все ветки обломали, ну, я и не удержался. Свалился вниз, грохнулся с такой офигительной высоты!!! Ладно еще, у меня корпус сверхпрочный и амортизаторы усиленные, а то бы точно костей не собрал. Этот обезьянник наверху сидит, радуется, дух переводит. Наивные троглодиты!!! Я же – Почтальон, я такую спецподготовку прошел!!! Вот, пока они там ликовали, я тем временем с другой стороны зашел, где и ветки есть, и подъем не такой крутой, и полез быстро-быстро, пока не заметили.

Но этот мой хитромудрый И-Ан заметил – и что вы думаете??? Он по этому голому стволу чуть не вниз головой сбежал, как таракан! Остальные прижались к стволу, дрожат, зубами ритм выстукивают. Я только плюнул с досады. Эти чудики мне не нужны, мне И-ан нужен. Ему же Послание-то!!!

Тут я рассердился и решил, что самое время применить спецсредство. Выдают нам такие, на самый крайний случай. Этот самый И-Ан – точно крайний, крайнее некуда. В общем, выпустил я Анестизирующий Коврик. Это такая резиновая штучка, которая на расстоянии ладони над землей парит, волнообразными такими скачками передвигается. Когда настигнет – присасывается всей поверхностью и выделяет Анестетик. Наступает временное онемение членов при полной сохранности сознания, и я могу, наконец, приблизиться и сказать этому несознательному адресату все, что я о нем думаю. А после – вручить Послание и с чистой совестью удалиться. В общем, очень полезное спецсредство, хотя и считается нарушением прав разумного существа на свободу передвижения. Но если существо не очень разумное (как в случае с И-Аном), то допускается. Ну, я и пустил Коврик по следу.

И что вы думаете? Этот самый чудик радостно дал Коврику его обнять? Ага, как же! Он бежал быстрее мустанга, а когда Коврик все-таки наступал ему на пятки, так яростно пинался, лягался и ругался, что почти весь Анестетик уходил в пространство. А то, что попадало на кожу, тоже особой пользы не принесло, потому что он сразу силой коллективной мысли, с помощью своих соплеменничков, его нейтрализовал. Вместо хорошей, полноценной анестезии – так, легкое онемение. И дальше поскакал!!! Коврик, естественно, за ним. Чтобы приложиться всей поверхностью, спеленать, и тогда уж наверняка!

Загнал он его в какую-то хижину, там две красотки онемели дважды: первый раз, когда этот дикарь неотесанный, этот И-Ан, шоб он был здоров, влетел во всей своей первозданной двухметровой красе, а второй – когда следом за ним влетел разгоряченный погоней Коврик. Казалось бы – замри и присоединись к визжащим, им как раз третьего не хватало. Но этот мой Адресат и тут себя проявил с неожиданной стороны: ухватил какую-то дамскую штучку, типа портативной вафельницы, и зажал ею Коврик, как кусок теста. Бедный мой Коврик трепыхается, старается ему хоть пальцы «заморозить», но куда там!!! Умял он его в эту кофеварку, и краешков не видно. И сам еще сверху для надежности сел.

В общем, и на этот раз остался я при своих интересах. То есть что это я? Как раз с точностью до наоборот. Послание – не вручено! Спецсредства – лишился! Домой отбыть – не могу! Видно, помирать мне придется на этой забытой богом планетке, в обнимку с этой неврученной посылкой, в холодной пещере, одинокому и непонятому…

Впрочем, Почтальоны так просто не сдаются. Нас на это специально натаскивают, чтобы не пасовали мы ни перед каким трудностями. И есть у меня идейка. Там, в его родном племени, есть одна особь – не то шаманка, не то бесноватая… Странная такая особь, одним словом. Но дар глубинного видения у нее точно имеется! Вот попробую я через нее очередное извещение вручить. Чтобы понял он и осознал: не отстану я от него, пусть и не надеется. Все равно я рано или поздно его обездвижу, и заставлю его, подлеца, посылку получить, открыть и посмотреть, наконец, что ему там причитается. Господь Бог никому ничего так просто не посылает, это ж даже птенцы осознают. Птенцы – да, но не И-Ан. Этому хоть мозги проклюй, он и не почешется.

Слышишь, ты, И-ан??? Я не отстану!!! Это говорю тебе я, Почтальон!!! Служба Доставки всегда и всем, рано или поздно, вручает Послания от Высших. И можешь сколько угодно прикидываться мертвым, больным или психически нездоровым – тебе ничего не поможет. Я терпеливый. Я буду пробовать все новые и новые методы. Я все равно найду способ вручить тебе эту чертову посылку. Думаешь, Коврик – это все, что есть в моем арсенале??? Нет, дорогой, тут ты жестоко просчитался! Есть методы и пожестче. И если ты меня вынудишь – я их применю.

Так что я тебя добром прошу: пугливый ты мой: остановись, поговори со мной, выслушай меня! Я пришел к тебе как Друг, с особой Миссией!!! Я должен вручить тебе эту посылку, и я ее вручу. Если надо будет отключить к чертовой бабушке весь твой коллективный разум – и на это пойду. Так что давай без эксцессов, а? Пожалей меня, домой очень хочется… Ведь нам, Почтальонам, тоже ничто человеческое не чуждо.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
tatatataДата: Вторник, 12.01.2016, 14:22 | Сообщение # 253
Прохожий
Группа: Прохожий
Сообщений: 23
Статус: Offline
Какие чудесные сказки! Буду читать по одной. По немножку. как глотки горячего шоколада. Чтобы смаковать вкус)))))))

Добавлено (12.01.2016, 14:22)
---------------------------------------------
Третий день начинаю с прочтения Вашей сказки. Решила не валить все в кучу и читать по одной. Так как мыслительный и душевный процессы они стимулируют и думать хочется))))))
Сегодня прочитала про амнистию. До чего чудесно подмечено все! Автору РЕСПЕКТ!!!!!!!!
P.S. Завтра опять читать буду.....

 
СторожеяДата: Вторник, 12.01.2016, 14:47 | Сообщение # 254
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
Да, Танечка. Сказки просто потрясающие. Я сама через них многое поняла и осознала. Причем, во многих даются техники, которые можно использовать и они потрясающе работают.

Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 17.01.2016, 15:00 | Сообщение # 255
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16482
Статус: Offline
ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ (переломы)

Рубрика: Болезни



«Вот ни фига себе! – возмущенно размышляла я, тупо пялясь в белый больничный потолок. – Интересно, почему мир так несправедлив ко мне? И за что мне все это?».

По всему выходило – ни за что. А наоборот – как бы в насмешку. В нашей компании я всегда считалась самой осторожной и предусмотрительной. Но вот почему-то все нештатные ситуации игнорировали раздолбаев и пофигистов, а отражались именно на мне. По полной программе!

Вот и сейчас – банальная пешая прогулка до дачи обернулась двойным открытым переломом ноги, да еще, как доктор сказал, со смещением! А между тем я посмотрела, как положено, и налево, и направо на предмет идущего транспорта! Ничего угрожающего не было – навстречу двигался только сосед Степаныч, волокущий на плече мешок с удобрением. Но вот какая-то дурацкая кочка на дороге, отчаянный матерок потерявшего равновесие Степаныча – и вместо почетной грамоты «За осторожность и предусмотрительность» – двойной со смещением. За что??? Было больно и обидно.

Палата мне досталась маленькая, трехместная, и на троих у нас наблюдалось три рабоих ноги и три загипсованных. На дальней койке возлежала мрачная бабка, которая по большей части спала, храпя как пьяный боцман, а когда просыпалась, сразу начинала жаловаться на своего деда, дочь, сына, зятя, невестку, внуков, соседей и вообще весь белый свет. Мне было даже интересно: нарисуется ли кто-то, о ком она положительно отзовется? Похоже, пока такая личность не возникала… Кровать посередине занимала маленькая и тихая как мышка женщина средних лет, которая соорудила себе норку из больничного одеяла, много читала и улыбалась чему-то своему, мышиному. Зато по ночам она часто просыпалась, тихо плакала в подушку и тяжко вздыхала. За что меня бог наградил такими неконтактными соседками – тоже было совершенно непонятно.

В довершение всей фантастической несправедливости в травматологическом отделении был объявлен карантин, и никаких посетителей к нам не пропускали, только передачи. Вот и лежали мы, переломанные, варились в собственном соку. Три Бабы Яги, Костяные Ноги.

Очередная ночь в палате обещала быть все такой же томной: храпящая Бабка, всхлипывающая и вздыхающая Мышка и моя собственная бессонница – мой «двойной со смещением» по ночам скулил и ныл от обиды, вспоминая вероломный двойной удар – Степаныча и мешка с суперфосфатом. Вот уже медсестра потушила верхний свет, оставив только дежурный ночник над дверью… Вот уже раздалась первая художественная рулада Бабки… Вот засопела Мышка… И тут в палату неслышно вошел доктор, весь в белом, аж светился. Он осмотрелся и тихонько присел на стул для посетителей. Я увидела, что он совсем молоденький. В очках, лицо умненькое. Похож на Знайку из мультика. Студент, что ли?

Я ждала. Он молчал. Я не выдержала первой.

- Эй, доктор! Вы к кому? Мы спим уже, — подала голос я.

- Не спите, а со мной разговариваете, — тихонько поправил меня он. – Вам же все равно по ночам не спится, ведь так?

- Так, — согласилась я. – А вы чего к нам пришли на ночь глядя?

- А я практикант. Ночная сиделка.

- Сиделка! – фыркнула я. – Тогда уж, скорее, сиделец! Ну и что вы тут собираетесь высиживать?

- Практика такая, — пожал плечами он. – Сидеть, разговаривать, помощь оказывать, если что. Ну там, водички подать, или медсестру вызвать.

- Ладно, давайте тогда поболтаем, — предложила я. – Только садитесь поближе, чтобы остальных не перебудить.

- Ага, — обрадовался он и перетащил стул к моей кровати. – Так нормально?

- Сойдет, — оценила я. – Ну, развлекайте меня.

- А как? – смешался юноша.

- Анекдот, что ли расскажите, — я откровенно веселилась. Все развлечение!

- Я не знаю анекдотов, — окончательно смутился он. – У нас… в общем, не до анекдотов.

- Ну? – удивилась я. – А я думала, медики это уважают.

- Я еще не совсем медик, — как бы извинился он. – Практикант…

- Тогда понятно. А я хотела с тобой про перелом поговорить…

- Так давайте! – оживился он. – Про перелом я могу.

- Да ладно, — махнула рукой я. – Что о нем разговаривать… Это я так, к слову. Меня не перелом интересует. Меня интересует: за что??? Ну почему все это мне???

- Действительно, а почему это именно вам? – поддержал меня он. – Зачем вам нужен был этот перелом?

- О господи, да вы что, молодой человек??? – изумилась я. – Да вовсе он мне не нужен. Случайность!

- Не бывает случайностей, — возразил практикант. – Сплошные закономерности. И я прошу вас, ну подумайте: зачем вы привлекали в свою жизнь травму?

- Я не привлекала, — терпеливо объяснила я. – Напротив, я очень педантичный и организованный человек. Я всегда предусматриваю все возможные последствия. И стараюсь застраховаться от любой случайности.

- То есть вы заранее думаете о всех неприятностях, которые могут случиться? – уточнил он.

- Да не просто думаю, я скрупулезно просчитываю все варианты, — с легкой гордостью похвасталась я.

- То есть вы заранее создаете модели мелких катастроф, — кивнул он. – А может, даже и крупных!

- Что значит «создаю модели»? – опешила я.

- До того, как вы об этом подумали, оно вообще не существовало, — объяснил он. – Вы сами вызвали ситуацию к жизни, как джинна из бутылки.

- Э-э-э! – тревожно сказала я. – Вы тут это бросьте! Вы что, пытаетесь мне сказать, что я сама себе ногу сломала?

- Примерно так, — развел руками он. – Не своими руками, конечно, но своими мыслями. И пока вы будете задавать вопрос «за что?» — ответ будет однозначный: «ни за что». Поставьте же вопрос по-другому – «для чего?».

- Ну и для чего? – скептически спросила я.

- Возможно, для того, чтобы перестать думать о плохом и начать о хорошем? – предположил практикант.

- Да ни о чем плохом я не думаю! – рассердилась я. – Я думаю о возможных последствиях! Чтобы их предусмотреть!

- Пред-усмотреть, — медленно повторил он. – Вслушайтесь в это слово! Усмотреть еще перед тем, как что-то случится. Чувствуете?

- Чувствую, — призналась я. – Пожалуй, вы правы. Есть что-то справедливое в ваших словах. Но я не очень понимаю, что из этого следует.

- А следует из этого очень простое: все, что с вами происходит, не наказание, а предупреждение. Или даже награда!

- Перелом – награда? – возмутилась я. – Ну уж, этого я совсем не понимаю.

- А я понимаю, — послышалось с соседней койки. Это Мышка подала голос. Я и не заметила, когда она проснулась. – Извините, я не хотела подслушивать, но вы так были увлечены… И такие вещи говорили… Я вот подумала и поняла, что мой перелом – награда.

- Правда? – оживленно повернулся к ней практикант. – Может быть, тогда вы поделитесь своими осознаниями?

- Понимаете, я просто устала. Все на мне! И дом, и дети, и дача, и работаю я учительницей – одних тетрадей каждый день куча. Везу этот воз, не рыпаюсь – никто не заставлял, сама взвалила. Но вот чувствую – еще чуть-чуть, и рассыплюсь на детали. А тут перелом, да еще с карантином – как подарок судьбы! Я просто отдыхаю здесь от всех обязанностей!

- А чего ж тогда вы по ночам плачете? – растерянно спросила я.

- Жизнь свою переосмысливаю, — отозвалась Мышка. – Понимаю, что перелом – это мне знак, что все, пора и о себе подумать. Отдых себе дать, часть обязанностей сбросить.

- Вот, смотрите! Это правильный подход, — обратился ко мне практикант. – Был задан вопрос: «почему это со мной случилось?», и сразу пошли осознания. Если правильно поставить вопрос – ответы не замедлят ждать!

- Так, нормально, — пытаясь осмыслить информацию, сказал я. – А вот наша Бабка, которая всех и вся клянет с утра до ночи – с ней почему это случилось?

- Да потому и случилось, что сволочи, гады, дармоеды безрукие! – тут же сонно отозвалась Бабка, как будто только сигнала ждала. – Не берегли, подлецы, не жалели! Ну, я отсюда выйду – я им покажу, где раки зимуют! Они у меня все будут по свистку на цырлах польку танцевать!

После чего Бабка отвалилась на подушку и тут же захрапела.

- Без комментариев, — улыбнулся практикант. Мы с Мышкой тоже тихонько прыснули – Бабка была в своем репертуаре.

- Я поняла, — с удовольствием доложила я. – Она придумала себе перелом для того, чтобы потом своих родных вводить в чувство вины и помыкать ими. Правильно?

- Похоже, так, — согласился практикант.

- А вот скажите, — начала я. – Получается, что если с кем-то происходит какая-нибудь несправедливость, он ее сам и хотел? Так, что ли, получается?

- Совершенно верно, — подтвердил практикант. – Так и обстоят дела на самом деле. Несправедливости вообще не бывает! Вся несправедливость – фикция, проистекающая из вопроса «за что?». Заметьте – сразу хочется пожалеть себя. Так ведь?

- Ага, очень хочется, — пискнула Мышка.

- Или обидчиков наказать, — добавила я.

- Ох, как это все, оказывается, просто! – почесала затылок я. – Стоит задать другой вопрос, например, «зачем?» или «для чего?» – и совсем в другом направлении мысль поворачивается!

- Вы знаете, я своих учеников продуктивно мыслить учу, а сама вот… — удрученно сказала Мышка. – Но теперь, пожалуй, случился переломный момент.

- И точно, переломный! – осознала я. – Если бы не перелом, я бы даже не задумалась о том, какие модели мира выстраиваю!

- Я рад, — улыбнулся практикант. – Если вы не возражаете, я вас оставлю. У меня дежурство заканчивается. А вам еще поспать можно до утреннего обхода.

- Спасибо, молодой человек, — взглянула на него я. – Было исключительно интересно с вами пообщаться. Только для практиканта-травматолога у вас чересчур обширные знания в области философии. Нет?

- Да, — смутился он. – Я, собственно, и не травматолог. Скорее, психотерапевт… В общем, спокойной ночи, я пошел.

И он тихо выскользнул за дверь, словно его и не было. Мы с Мышкой еще немного пошептались, обсуждая юного доктора, вопросы «за что?» и «зачем?» и наши сегодняшние открытия, а потом незаметно уснули.

Утром, когда санитарка Таисия пришла мыть пол перед обходом, я спросила, что за прелестный практикант дежурил у нас ночью.

- Какой такой практикант? Отродясь у нас по ночам никаких практикантов не водится, — отвергла мысль Таисия.

- Но как же? Молодой такой. В очках. Весь в белом, аж светится! Сказал, ночное дежурство у него, – наперебой стали описывать ей ночного сидельца мы с Мышкой.

- Тю на вас, девчонки! Таблеток, что ли объелись? – засмеялась Таисия. – А может, это к вам Дежурный Ангел прилетал. Слышала, бывает такое. Прилетает, когда у человека кризис в жизни случается.

- Дежурный Ангел, — повторила Мышка. – А что? Похож.

- И как раз в переломный момент. То есть в кризис! – поддержала я.

- Вы мне лучше скажите, как это вы в карантин умудрились мужика в палату протащить? – воинственно спросила проснувшаяся Бабка. – Всю ночь шушукались! И за что мне то наказание?

- Не «за что?», а «зачем?», – хором сказали мы с Мышкой и засмеялись. Похоже, наш переломный момент уже начал приносить очень позитивные результаты!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Страница 17 из 20«12151617181920»
Поиск: