Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 19 из 20«1217181920»
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Сказкотерапия. Сказки Эльфики
СторожеяДата: Четверг, 31.03.2016, 17:55 | Сообщение # 271
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
В ТЕНИ (псориаз)

Рубрика: Болезни, Сомнения и Страхи



Жила-была в одном лесу Бледная Поганка. Она все время держалась в тени, потому что очень стеснялась своего внешнего вида. Ее удручали и слишком тонкая, искривленная ножка, и унылая плоская шляпка, а уж чешуйки, которые ее покрывали, были и вовсе отвратительными. По крайней мере, она так думала. Вот она и старалась спрятаться в густой траве, чтобы как можно меньше попадаться на глаза окружающим. А если к ней обращались, она нахлобучивала шляпку поглубже и едва слышно лепетала что-то в ответ, разглядывая хвою и листья на земле – такая вот стеснительная она была.

Она иногда завидовала другим грибам – семейству крепеньких Боровиков, хохотушкам Сыроежкам, ярким кокетливым сестричкам Лисичкам, блестящим Маслятам… Вот у них была жизнь, а у нее? Так, жалкое существование в тени большой березы. А для надежности еще и лопухом прикрывалась – чтобы уж совсем не высовываться.

Она даже не пыталась подружиться с красивыми грибами, куда ей! У Поганки была только одна подружка-Гнилушка, которая ее понимала, потому что сама была такая же – вся насквозь трухлявая и больная.

Красавчик Мухомор, местный острослов и мачо, время от времени обращал стрелы своего сарказма на Поганочку и язвительно комментировал ее образ жизни:

- Ха! Думаешь, спряталась? Да ничего подобного! Мне сверху видно все, ты так и знай! Все чахнешь и бледнеешь? Ну давай-давай! От тебя даже лопух вянет!

- Ну что тебе надо? – с досадой высовывалась Поганка из-под лопуха. – Я тебя не трогаю, и ты меня не трогай!

- Хочу и буду! – нагло заявлял Мухомор. – Мне таких, как ты, за счастье задевать.

- Каких «таких»?

- Погано-шелудивых! – и Мухомор хохотал на весь лес, как будто и в самом деле удачно пошутил, а у Поганки от этого слезы на глаза наворачивались.

- Ну что я тебе сделала? – горестно вопрошала она.

- Да ты за всю жизнь никому ничего не сделала! – зубоскальничал Мухомор. – Бесполезный ты гриб, невнятный и несимпатичный, вот уж одно слово – Поганка Бледная!

- Да ты на себя посмотри, сам-то ядовитый какой! – сердилась Поганка.

- Да, и горжусь этим! – заявлял Мухомор, лихо сдвигая набекрень свое красное сомбреро с белыми пятнышками. – Я такой вот, как есть, и от общества не прячусь, даже наоборот – люблю позвездить!

- Не связывайся, прячься поскорее, — советовала подружка-Гнилушка. – От него добра не жди – обсмеет и полной дурой выставит. Мир вообще такой злой…

Кто бы спорил, только не Поганка. И она с облегчением снова пряталась под лист лопуха. Ведь над ней не только Мухомор любил подтрунивать, остальные тоже доставали.

- Ой, ты на себя в капельку росы смотрела? – веселилась нарядная, румяная Земляничка.

- А что? – пугалась Поганка.

- Да у тебя лохматость повысилась, вон, смотри, вся шляпка дыбом!

- Ха-ха-ха, ха-ха-ха, — заливались лесные Колокольчики. – В чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря, а за дядьку Черномора – наша Поганка! Потому что она самая чешуйчатая! Ой, умора!

Ну и как тут не прятаться под лопухом?

И вот однажды по местному лесу прошел шелест – вроде бы появился в лесу какой-то невероятный Еж с Волшебными Колючками. Рассказывали про него разное, но всегда интересное. Говорили, что его Волшебные Колючки исцеляют засохшие деревья, увеличивают урожай орехов, восстанавливает грибницу, даже лечат больных зверей! Вроде бы своими колючками делает Еж инъекции, которые способны изменять все, даже заветные желания исполняются! Называется же все это мудреным словом а-ку-пунк-тура. И вроде бы этот замечательный Еж движется как раз по той тропинке, которая проходит по их местам. Все только это и обсуждали.

- О чем бы ты попросила Ежа, если бы он действительно существовал? – спросила Поганочка у Гнилушки.

- Ну-у-у… Даже не знаю! Может быть, загнить еще побольше, чтобы светиться по ночам? Я слышала, некоторые Гнилушки так умеют! А ты?

- А я? Я бы попросила, чтобы моя шляпка стала гладкой и красивой. И ножку потолще. Вот и все!

- А зачем тебе?

- Ну, чтоб не стесняться и не прятаться. Чтобы не стыдно было на глаза кому-то показаться. А то я такая поганая…

- Ну и надо оно тебе? – ахала Гнилушка. – Тут, в тени, куда безопаснее… Чем меньше тебя видят, тем спокойнее живется. Честное слово, поверь мне!

Поганочка верила – ну да, спокойнее. Но шляпку гладкую все равно хотелось…

И вот – о чудо! – однажды Еж действительно появился. Только не на тропинке, где его все ожидали, а из зарослей, в непосредственной близости от лопуха, под которым обитала наша Бледная Поганка.

- Привет, фыр-фыррр! – поздоровался Еж. – Я – Волшебный Еж, не меня ли ты ждешь?

- Вы это мне? – совершенно растерялась Поганочка. – Не может быть…

- А не ты ли мечтала о гладкой шляпке и крепкой ножке?

Ой, и правда – Волшебный Еж, а то откуда бы он догадался?

- Ну да, я мечтаю… — застеснялась Поганка. – Но только не знаю, достойна ли я… Я вся такая… закомплексованная!

- Значит, я по адресу, — бодро сообщил Еж. – Тем, кому и так хорошо живется, мои инъекции ни к чему! А вот тебе вколю с удовольствием!

- А больно? – испугалась Поганка.

- Еще как больно! – утешил ее Еж. – Сначала больно, потом приятно! Ну, рассказывай, в чем дело? Почему нет в жизни счастья? Откуда комплексы?

- Я… я… я некрасивая, — всхлипнула Поганка. – Все время стараюсь держаться в тени. Сижу, не высовываюсь, страдаю… Ой! Что вы делаете? Больно же!

- А я говорил, что будет больно! – радостно закивал Еж. – Это я тебе а-ку-пунк-туру делаю – лечение такое, по-другому — иглоукалывание. И первая иголка за то, что себя унижаешь.

- Как это я себя унижаю? – удивилась Поганка. – Это не я, это окружающие! Они все такие злые, только и норовят шпильку отпустить! Ой-ой-ой!

- Это за то, что других осуждаешь, — пояснил Еж. – Запомни: если ты сама себя считаешь некрасивой, всегда найдется тот, кто это озвучит!

- Запомнила, — поежилась Поганка. – Выходит, это я во всем виновата? Аа-аа!

- За чувство вины! – провозгласил Еж. – Ты не виновата, а просто ошибалась. А ошибку, в отличие от чувства вины, всегда можно поправить!

- А в чем моя ошибка?

- В том, что ты сама себя обезобразила, потому что жизни боишься и миру не доверяешь.

- Я доверяю… Ой, мамочки!

- А это за вранье! Как же ты доверяешь, если вот тут, под лопухом, заживо себя похоронила? Нееет, меня, Старого Ежа, не обманешь!

- Но я же не сама себя обезобразила! Все эти ужасные чешуйки, я не знаю, откуда они у меня на шляпке взялись!

- Да ты сама их придумала! Это чтобы оправдать свое бездействие. «Это, мол, не я от мира прячусь, а они, мерзкие, меня заставляют!». Но я тебе не верю! Потому что юная мисс Шампиньон себя стесняться не может, и жизни бояться — тоже!

- Как вы меня назвали? – удивилась Поганка.

- Мисс Шампиньон. А что?

- Но я… никакая я не мисс Шампиньон! Я – Поганка, Бледная притом! Ой!

- Это я тебе раздвоение личности лечу! Ты что ж, полагаешь, что я поганку от шампиньона отличить не в состоянии? Кто тебе сказал, что ты – Поганка?

- Никто… Я сама знаю… С детства…

- За придумывание несуществующих проблем! – сказал Еж, решительно вонзая очередную иглу. – Вот ты сейчас вся ощетиненная, иголки во все стороны растопырились, но это же не значит, что ты – ежиха?

Поганочка поспешно глянула в капельку росы – и рассмеялась. Она и правда выглядела забавно: вся колючая, испуганная, на себя не похожая.

- Я – ежиха? Ой, как забавно! А и правда – есть во мне что-то ежиное!

- Когда ты смеешься, то еще симпатичнее становишься, — сказал Еж. – Почаще улыбайся!

- А чему?

- А чему хочешь! Окружающим… Лесу… Шуткам… Заведи себе друга-весельчака, пусть тебя смешит.

- Мухомора, что ли? – испугалась Поганка. – Да он же надо мной и смеется!

- А ты вместе с ним веселись! Какая разница, над чем смеяться?

- Да, а они все над моей внешностью издеваются, вопросы разные задают. Видите, у меня чешуек сколько? И все топорщатся!

- Это они от страха топорщатся. Я, когда опасность чую, тоже иголки растопыриваю. Только я их потом складываю и приглаживаю, потому что снова расслабляюсь, а ты всю жизнь в напряжении, вот и чешуйки тебе…

- А почему я напрягаюсь?

- Потому что ты изо всех сил стараешься не «быть», а «казаться», — объяснил Еж. – Из кожи вон лезешь, чтобы оставаться в тени и быть хорошей, да только все равно не получается. Да, мисс Шампиньон?

- Да почему вы меня все время так называете? – заволновалась Поганка. – Шампиньон – гриб красивый и к тому же полезный, а я…

- За неверие в себя! – и еще одна иголка воткнулась в ножку Поганки.

- Хватит! – взвизгнула она. – Ну сколько можно? Мне же больно!

- Ага, вот уже и лечение подействовало, она стала заявлять вслух о своих чувствах, — удовлетворенно пробормотал Еж. – Делай это почаще. Ты имеешь право на свое мнение и на то, чтобы его высказывать вслух.

- Да? – засомневалась Поганка. – А вдруг оно кому-то не понравится?

- А оно обязательно кому-нибудь не понравится, — уверил ее Еж. – На всех не угодишь. Главное, чтоб ты его имела.

- А можно, я свое мнение скажу? – неуверенно попросила Поганка. – Я бы хотела, чтобы вы уже вытащили иголки. По-моему, мне хватит.

- Отлично, — обрадовался Еж. – Снимаем. Ну как?

- По-моему, ничего, — расправилась Поганка. – Как-то по-новому…

- Вот и я говорю – по-новому! – подтвердил Еж. – Иногда бывает достаточно сменить имя, чтобы царственная осанка появилась. Поганке-то, конечно, прятаться хочется, а вот мисс Шампиньон – другое дело!

- Другое дело, — неумело улыбнулась Поганка. – А я правда Шампиньон?

- А как решишь, — фыркнул Еж. — Как себя назовешь, так и жизнь проживешь. Была Поганкой – стала иностранкой. В росинку посмотрись и жизни улыбнись!

Посмотрелась мисс Шампиньон в росинку – и правда, совсем другое дело. Шляпка округлилась, ножка укрепилась, красота!

- Ну ладно, я побежал, у меня дел в лесу много, — заторопился Еж. – Дальше ты сама! Мой тебе совет – не бойся солнышка, тянись к нему навстречу! Люби себя, и все тебя полюбят. В общем, со старой жизнью покончено, а новая только начинается!

Откинула мисс Шампиньон лопух – к чему он ей теперь? Поймала солнечный лучик, заулыбалась, засияла.

- Фу-ты ну-ты! – вытаращил глаза Мухомор. – Это кто тут у нас такая фифа? Мадам, мы с вами где-то встречались?

- Мисс, — с достоинством сказала бывшая Поганка. – Мисс Шампиньон. Мы с вами пока не встречались. Ну, вернее, не в этой жизни.

- Но почему я вас раньше не видел?

- Я была в тени. Теперь я из нее вышла. А вы со всеми так стремительно знакомитесь?

- Вы похожи на одну мою знакомую – Бледную Поганку. Вон там, под лопухом шифруется. В принципе, и шляпка, и ножка – почти один в один. Но она какая-то квелая и вялая, не гриб, а недоразумение. А вы… вы такая, такая! Крепкая, свежая, ясная, уверенная! Вы – мечта!

- Да, я знаю, — скромно сказала мисс Шампиньон. – Я больше не намерена прятаться в тени. Я буду блистать! Ну, здравствуй, мир!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 31.03.2016, 19:23 | Сообщение # 272
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ХОЗЯИН СУДЬБЫ



Жил-был на свете человек.

Человек как человек, не хуже и не лучше других. И Судьба ему выпала очень даже приличная, щедрая на подарки. Только он этих самых подарков не брал. Ну вот не брал – и все! Услышал он однажды, что человек сам хозяин своей судьбы, и уверовал в это раз и навсегда.

- Какие такие «подарки судьбы»? – часто говорил он. – Человек не может ждать милостей от природы, взять их у нее – вот наша задача!

Он и не ждал, сам брал. Да, трудно было, порою так на пределе возможностей шел, но все преграды преодолевал, все крепости брал то штурмом, то осадой, со всеми вражьими силами сражался до победного конца, и право на свое место под солнцем и блага цивилизации всегда отстаивал и утверждал.

От такой нелегкой судьбы устал он, потом заболел, а дальше и вовсе умирать взялся. Устал, надоело все. Стала его Душа отлетать, и узрел он сверху свое бренное тело.
- Эй, это я там, что ли, лежу? – озадаченно подумал он. – А кто же тогда здесь?
- Я, Душа твоя, — шепнула ему Душа. – Успокойся, все в порядке, отлетаем!
- Так ты, что ли, и правда существуешь? – удивился человек.
- Жаль, что раньше не заметил, — улыбнулась Душа. – Тогда у тебя и Судьба бы другая была…
- Так Судьба тоже существует? – не унимался человек.
- Ага! Я есмь, — услышал он голос. – Я – Судьба твоя.

Глянул он туда, где голос – и обомлел. Сидит на крылечке резного-расписного терема озорная девчонка в белом платьице, кругом цветы и птички порхают – загляденье просто.
- Удивлен? – спросила Судьба. – Вот такая я у тебя… Легкая и прекрасная!
- Не, ты не моя Судьба, — не поверил человек. – У меня какая-то трудная была и неповоротливая. Все сам, все сам!
- Так ты ж говорил, что хозяин своей судьбы, хотел сам все делать – ну, а я кто такая, чтобы с хозяином спорить? – хмыкнула Судьба.
- А что это за дом такой распрекрасный?
- Так это твой дом!
- Нет, что-то ты путаешь, Судьба! Я в панельной пятиэтажке жил, да чтобы хоть такую квартиру заработать, знаешь, сколько трудиться пришлось? Света белого не видел!
- Ну, ты сам себе такой путь выбрал, жаль только, что терем, который я тебе приготовила, невостребованным остался.
- Ах, черт! Правда жаль. Я о таком и не мечтал!

Тут увидел он, как на крылечко из терема выходит женщина в цветном сарафане, волосы русые до пояса, глаза синее моря, как из сказки вышла.
- А это еще кто тут в моем тереме обретается? – обеспокоился человек.
- А это жена твоя несостоявшаяся, Любава, — ответила Судьба. – Нравится?
- Опять ты путаешь! Я, пока не разбежались, женат был на Люське-бухгалтерше, никакой Любавы отродясь не знал и не видел!
- Конечно, не видел – ты ж от этого подарка заранее отказался, когда решил, что дерево надо по себе рубить, да? Вот и не встретились вы, и не поженились…
- Ну, если бы я знал, что мне такая жена положена, да разве бы я отказывался??? – расстроился человек. – Но мне не верится, что она за меня бы пошла, ведь кто я? – простой рабочей специальности, а она ровно царица какая. Таким мужчина нужен высокого полета!
- А чего ж ты космонавтом не стал, хотел ведь?
- Да космонавтами все пацаны быть хотели, только это ж невозможное дело! Как туда пробиться?
- Я бы помогла, — сказала Судьба. – Смотри!

И увидел человек себя на космодроме, как шагает в скафандре к космическому кораблю, шлем откинут, и улыбка такая счастливая – не хуже, чем у Гагарина! Все его провожают, ручками машут, и Любава там, среди провожающих, с платочком кружевным в руках
- Что, неужели и так могло быть??? – не поверил человек..
- Ничего невозможного нет, мог у тебя и такой вариант Судьбы случиться, да ты сам от этой мысли отказался, не дал ей расцвести, — посетовала Судьба. – И в космической карьере я тебе помочь могла, было бы желание!
- Да у меня вообще как-то желания с возможностями не совпадали, — вспомнил человек. — Я вот всю жизнь на «Жигулях» проездил, хотя мне зарубежная техника куда больше по душе. «Пежо» там или «Опель»…
- Да я тебе и вовсе «Бентли» приготовила, вон у забора стоит – зацени-ка!
- Да что ты мне голову морочишь, мне на такой и за три жизни не заработать было! – ахнул человек, обозревая шикарное авто.
- Так я по сходной цене, в связи со скоропостижным отъездом хозяина… Думала тебе приятное сделать, знала же, что хочется тебе. А ты – «три жизни, три жизни»… Вот и профукал возможность!
- А ну-ка, покажи, что я там еще профукал? – вконец огорчился человек.

И показала ему Судьба совсем другую жизнь – с интересной работой, путешествиями, приключениями, белоснежными яхтами, космическими кораблями, счастливой любовью, с красавицей женой и умниками детками, с почетом и уважением, достатком и процветанием. Человеку такое и не снилось, только в кино видел.
- Да как же так? – горестно спросил человек. – Неужели это все для меня было предназначено?
- А для кого же? Я ж твоя Судьба, не чужая!
- А почему я тогда совсем по-другому жизнь прожил? Вроде как начерно! Так, пунктиром наметил сбычу мечт, но не по полной, а слегка, в эскизах!
- Надо было Судьбе доверять, то есть мне, — объяснила его собеседница. – Расслабился бы и получал удовольствие, а ты…
- Но я же был уверен, что человек – сам хозяин своей судьбы! – вскричал человек. – Значит, он ею и управляет, что, не так?
- Конечно, хозяин, конечно, управляет! — засмеялась девчонка-Судьба. – Только знаешь, хороший хозяин с Судьбой дружит и все ее возможности использует. А плохой ей диктует, что можно, а чего нельзя. Где ж тогда Судьбе развернуться-то во всю мощь своих способностей?
- Выходит, я плохим хозяином был… — закручинился человек. – Какое там дружить? Можно сказать, палки в колеса собственной Судьбе ставил! Это сколько же интересного мимо прошло?
- Да уж, — вздохнула Судьба. – Что прошло, то прошло. Не разглядел ты меня, не оценил по достоинству.
- Знаешь, я бы тебя и увидел, да не оценил, — честно признался человек. – Какая-то ты несерьезная, форменный ребенок.
- А это я тебя уравновешиваю, — объяснила Судьба. – Ты-то с самого детства чересчур уж взрослый, быстро разучился верить в чудеса…
- А я, между прочим, тебе подсказывала, — подала голос Душа. – Звала тебя в полет, а ты меня даже не слышал, такой приземленный, реалистичный… Неподъемный просто! Вот так все и вышло, по-простому, без волшебства.
- Да уж, своим горбом, тяжким трудом, по минимуму, и никаких чудес, — вздохнул человек. – Эх, если бы кто заранее мне все это рассказал, да разве бы я так жил? Я бы совсем по-другому жизнь прожил.
- А как? – заинтересовалась Душа.
- А легко! Красиво! С верой! И с крыльями! Уж тогда бы я ни от одного Подарка Судьбы не отказался! Использовал бы все возможности по полной программе! И жил бы не по чужим указкам, а по велению Души!
- Смотри-ка, какие судьбоносные решения, — обратилась Душа к Судьбе. – Прямо слушать приятно.
- Ага, душевно излагает, — согласилась Судьба. – Может, не все потеряно?
- И я так думаю, — ответила Душа. – Есть у него еще и время, и возможность что-то исправить, да?
- Ладно, Душа, сделаю ему еще один подарок, – решила Судьба. – Дадим ему еще один шанс! Давай-ка, Душа, возвращайся, пока не поздно.

И в это же самое время в машине «Скорой помощи» вздохнул и стал медленно открывать глаза человек.
- Быть того не может! – воскликнул доктор. – Смотрите, возвращается!
- Да уж… Чудеса так чудеса. Не иначе, любимчик фортуны, — отозвалась медсестра. – Слышите меня, больной?
- Слышу, — разлепил губы он. – У меня…счастливая…судьба…
- Оно и видно, — согласился доктор. – Считай, новую жизнь получил!
- Принимаешь мой подарок? – тихо шепнула ему на ухо Судьба.
- Второй шанс, — прошептал Хозяин Судьбы и улыбнулся, потому что его Душа не удержалась запела.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 10.04.2016, 14:44 | Сообщение # 273
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ВО САДУ ЛИ, В ОГОРОДЕ…

Рубрика: Как полюбить себя, Похудение



Иногда кажется, что весь мир против тебя, и даже твое тело. Груша думала именно так.

Груша жила в Саду-Огороде – кругом обитали всякие разные фрукты-овощи, у которых была своя, полная событий и приключений жизнь. Фрукты-овощи встречались и расставались, создавали семейства и виды, наливались соками и увядали, время от времени создавали коалиции через какой-нибудь супчик, часто варились в одном котле, погружались в сладкую жизнь в виде варенья и даже порою перекрестно опылялись.

Но Груша во всем этом природном круговороте не участвовала. Груша все больше пряталась в тени и укрывалась в густой листве. Дело в том, что она страшно не любила свое тело – неуклюжее и несуразное, узкое сверху и массивное в основании, какое-то чересчур водянистое, кажется, пальцем ткни – сок так и брызнет… или ямочка останется… в общем, все плохо.

Если ей доводилось увидеть свое отражение, она старалась поскорее отвернуться, до того ей не нравилось то, что она могла наблюдать. «Ну и фрукт!», — часто неодобрительно думала она о себе (она вообще собой довольна бывала крайне редко!). А на улице настроение портилось у нее еще больше: на глаза попадались девочки-персики, ядреные краснощекие яблочки, цветущие миндалевидные красавицы, и все они были однозначно лучше Груши. Кстати, многие из них прогуливались под ручку с мальчиками-лимончиками, мужичками-кабачками, молодцами-огурцами, а кое-кто с важными перцами или с изысканными заморскими патиссонами. Это было обидно, потому что Груша ни с кем под ручку не ходила – грузный низ мешал. Ну, она так думала, что мешает. Она очень, очень хотела в корне измениться, стать другой – тонкой, изящной, легкой – как бабочка! Или хотя бы длинной и стройной, как морковка…

Однажды она обратилась к тетушке Тыкве – та потихоньку занималась знахарством, целительством и гаданием на свекольной ботве и имела в Саду-Огороде очень весомый авторитет.

- Я… я как-то плоховато выгляжу, — робко сказала она. – Не нравлюсь я себе…

- Девочка моя, диета, правильный водный режим и солнечные ванны – вот что тебе поможет! – лениво проронила тетушка Тыква. – Каждая уважающая себя Груша должна заботиться о внешности. Начинай и ты!

Груша села на диету, стала пить много воды и старательно подставлять солнышку бока (ну, разумеется, когда никто не видел – так-то она стеснялась выставлять свое уродливое тело напоказ). Но ничего не произошло, даже еще хуже стало – ее и без того увесистый низ, казалось, еще больше округлился и увеличился.

- Тетушка Тыква! – в панике воззвала Груша. – Смотрите, какой ужас!

- Какой такой «ужас»? – удивилась тетушка Тыква. – Очень симпатичная Груша… Вижу, занималась собой… Хвалю!

- Да какое там «симпатичная»? – возразила Груша. – Еще хуже стало! Не фигура, а… а… просто чудовищная груша! У меня внизу – полный отстой! То есть застой…

- Детка, да ты в самом соку, просто красавица! Такая, какой тебя природа создала.

- Неправильно она меня создала, — трагично вздохнула Груша. – Ошиблась на мне природа…

- Природу поправлять – это не ко мне, это к мичуринцам и прочим биогенетикам, — лениво перекатилась на другой бок тетушка Тыква. – По-моему, у тебя не внизу, а в голове полный отстой… То есть застой.

- Грубиянка! Шарлатанка! – чуть не плача, шептала Груша себе под нос после этой аудиенции у этой, так сказать, целительницы. – Надо настоящего специалиста поискать!

За этим дело не стало: во Саду-Огороде объявился залетный врач Грач. Вот к нему и направилась Груша на консультацию.

- Кра… кра… красавица моя! С чем пожаловали? – приветствовал ее врач Грач.

- Да вот… Фигура у меня того… порченая.

- Да ну? Это серьезно! Дайте-ка я вас осмотрю, — и Грач принялся производить над Грушей всяческие манипуляции.

- Откуда же она порченая? – наконец, высказался он. – Ни гнильцы, ни червоточинки! Вполне здоровое грушеобразное тело.

- Вот именно! – воскликнула Груша. – Именно грушеобразное! Но почему???

- Кра…кра…крайне странный вопрос! Это же очевидно! Потому что так исторически сложилось, — удивился врач Грач.

- Нет! Я чувствую, просто знаю, что на самом деле я должна быть другой, — заявила Груша. – Это не мое тело! Оно мне чужое!

- Ну-ка, ну-ка, — заинтересовался врач Грач. – С этого места поподробнее! А чье же это тело, если не ваше?

- Я не знаю, — мрачно сказала Груша. – Когда я была маленькая, то я себе нравилась. А потом выросла и перестала нравиться.

- А как же вы к себе относитесь?

- Я себя ненавижу, — призналась Груша. – Давно уже. С тех пор, как стала такой… грушеобразной, а ведь это я еще совсем зеленая была. Я из-за этого стесняюсь и прячусь. Меня даже воробьи дразнят: «Висит груша – нельзя скушать». Я такая несчаааастнаяаааа!!!! – совершенно расстроилась Груша.

- Ах, так вот в чем дело! – разинул клюв врач Грач. – Ну, тогда я, пожалуй, знаю, в чем причина, и даже диагноз готов поставить.

- Какой? Какой? – встрепенулась Груша. – Чем же я больна?

- Нелюбовью к себе! – объявил Грач.

- А разве такая болезнь бывает?

- Еще как бывает! С нее и все другие болезни начинаются, — со знанием дела доложил Грач.

- Это как же? Я не поняла, — огорчилась Груша.

- Вам известно, что каждое живое существо в природе проходит не один жизненный цикл, а великое множество?

- Я слышала об этом.

- Ну так вот: похоже, вы уже много жизненных циклов к себе плохо относились. Не любили свой облик, критиковали, а со временем и возненавидели. И этот печальный факт стал для вас настолько привычным, что укоренился на генетическом уровне. Теперь это устойчивый признак, который с каждым перерождением только усиливается. Вот поэтому у вас такие обширные, я извиняюсь, бедра. Хотя, на мой взгляд, очень даже аппетитно.

- Но-но! Вы меня, пожалуйста, не склюйте ненароком, — обеспокоилась Груша. – Аппетитно… Скажете тоже… Вы лучше скажите, как мне все поправить!

- Могу посоветовать одно: начать думать о себе хорошо! Не критиковать, а хвалить. Не мучить, а поощрять. Почаще говорить себе комплименты. Такая вот селекционная работа. И не стесняться себя! Вы – такая, какая есть, и имеете полное право на процветание в своем Саду-Огороде.

- И что… Я от этого стану стройной? – недоверчиво спросила Груша.

- Это возможно. Но даже если и нет – по крайней мере, будете гораздо счастливее! А то разве это дело, когда даже воробьи дразнят?

- Ну, не знаю, не знаю, — с сомнением проговорила Груша. – Мне бы хотелось как-нибудь радикально…

- Ну не куски же с вас срезать? – изумился врач Грач. – Если кусками – то это уже в компот, а вы, как я понимаю, до компота еще не дозрели.

- Это уж точно, — согласилась Груша. – Ладно, большое спасибо, пойду производить научные опыты и селекционную работу.

Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Много времени понадобилось Груше на ее опыты. Да вот сами посудите: если кто-то привык себя ненавидеть, разве можно вот так, махом, начать себя любить? Но Груша твердо решила пробовать, и с течением времени у нее пошли успехи. Сначала комплименты себе звучали как форменные (а вернее, бесформенные!) издевательства, а потом ничего, привыкла, даже верить стала в то, что она и правда в чем-то красавица. Скажем по секрету, она консультировалась у Бабочек, а те уж точно знают толк в любви к себе, и Грушу обучали искусству самокомплиментов с большой охотой. Груша даже стала высовываться из листвы и принимать участие в жизни Сада-Огорода. Она, правда, все еще стеснялась и румянилась от смущения, но это ей даже шло.

- Ты, смотрю, похорошела, — заметила тетушка Тыква. – Такая славная грушка, мммм… Наверное, за ум взялась? Что, кончился застой-отстой?

- Ну, можно и так сказать, — не стала вдаваться в подробности Груша. – Процветаю вот потихоньку.

- А повышенная грушевидность уже не волнует?

- Не очень. В конце концов, это присуще моему виду, — сдержанно отвечала Груша.

Ночью, когда весь Сад-Огород засыпал, Груше приснился сон. Ей явился Садовник, который ласково погладил ей бочок и сказал: «Вот, молодец какая, и сочная, и гладкая! Прямо медовая! Хорошо, что голову свою от заморочек освободила, это тебе на пользу пошло. Расти-наливайся, а уж я тебя всегда и полью, и удобрю, и вообще горжусь тобой!». «А когда же я стану стройной, как морковка?», — хотела спросить Груша, но не спросила, почему-то расхотелось.

А знаете, почему? Дело в том, что в последнее время Груша подружилась с Жаном Баклажаном, который ей очень нравился, так как очертаниями чем-то был похож на саму Грушу. И эта дружба постепенно обещала перерасти во что-то гораздо большее… Может, даже в устойчивый альянс! И если уж Жан Баклажан полюбил ее в виде груши, то еще неизвестно, понравится ли ему тощая морковка…

«Надо же, надо было сразу полюбить себя, и жизнь бы давно наладилась!», — думала Груша. «Ах, Грушенька, какая же ты хорошенькая!», — шелестели крыльями знакомые Бабочки, и это было приятно. «Висит Груша для нового мужа», — дразнились нахальные воробьи, и она была вовсе не против.

Вот такая история произошла во Саду ли, в Огороде, а теперь и вы ее услышали. Кстати, вы сегодня сколько комплиментов себе выдали? Как, еще и не начинали??? Так что же вы сидите, сладкие мои? Вперед, и помним – все у нас получается, когда мы пребываем в гармонии с миром и собой!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 14.04.2016, 08:33 | Сообщение # 274
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ДЕВОЧКА И ТЬМА

Рубрика: Депрессия/Упадок сил, Сомнения и Страхи



- Я пришла за тобой, — сказала Тьма. – Собирайся.

- Нет, я не хочу! – испугалась Девочка.

- Ну да! Ты меня звала. Я услышала. Я пришла. Чего уж теперь?

- Я боюсь тебя, ты такая огромная и всепоглощающая!

- Да, я должна тебя поглотить – до конца, без остатка. Окутать тебя снаружи и наполнить тебя изнутри.

- Это значит, что я умру?

- Да, это и значит. Ты уже переполнена. Тебе надо умереть, чтобы очистить место для чего-то нового.

- Нет, нет, нет! Я не хочу умирать!

- Дитя мое, ты зря боишься смерти. Это не страшно, это всего лишь переход. Возвращение домой! Там ты напитаешься светом и безусловной любовью, наберешься сил… Там ты увидишь всю картинку целиком, во всем многообразии, во всех взаимосвязях. Там тебе всегда рады, там тебя ждут, там ты своя среди своих…

- А тут?

- А тут – по-другому. Сюда приходят пережить человеческий опыт. Это значит – буйство эмоций, перепады настроения, сложные ситуации, задачи, которые надо решать ежесекундно.

- Это боль, страх, непонимание…

- Да. Но и спокойствие, радость, душевный подъем, осознания и вдохновенный полет! Преодолевая боль, страх, непонимание, ты повышаешь свои вибрации и оказываешься там, на вершине чувствования. Это и есть человеческая жизнь, девочка.

- Но я и так все это испытываю, зачем я должна умереть?

- Видишь ли… Ты слишком давно не умирала. Это надо делать время от времени, чтобы очистить твое внутреннее пространство от всего, что там накопилось в процессе жизни. Смерть – это глобальная чистка. Все через это проходят.

- И я уйду из этого мира? Навсегда?

- Ты — да. Твоя душа – нет. Вы приходите из Тьмы огоньками Света и уходите во Тьму, чтобы снова вернуться. Бесконечный круговорот огоньков во Тьме Мироздания. Ты вернешься – чистенькая, светящаяся, распахнутая навстречу всему новому, готовая опять познавать мир во всем его многообразии. И ты будешь уже другой, совсем другой. Может быть, даже Мальчиком. Никто не может вернуться прежним, увы, это так! Да, ты все забудешь. Ты снова поступишь в Школу Жизни, и тебе придется заново пройти все Уроки, которые ты не усвоила в этом воплощении. Ну что, ты готова отдаться мне, чтобы отправиться в путь?

- Нет. Я не готова. Я не боюсь тебя больше, Тьма, но… Я же еще не нажилась! Здесь столько всего, что хотелось бы попробовать, увидеть, пощупать и узнать…

- А вот мне видится, что тебе больше тут не интересно. Ты все чаще выглядишь усталой и безразличной. Все, что в тебе и вокруг тебя, уже было, было, было…

- Да, я порою устаю, это правда. Но я же отдохну и буду снова играть!

- Ты уже Очень Большая Девочка, и твои игры тебе самой давно надоели. Да и не мудрено: сколько можно играть в одни и те же игры? Вот ты и заскучала. Разве нет?

- Ну, немножко… Может быть, я просто их переросла?

- Может быть… Вот поэтому я и говорю: пора! Придешь в этот мир заново, будешь учиться, постигать, узнавать, игры новые разучивать – красота! Ну, давай я тебя обниму – и…

- Нет-нет-нет, пожалуйста, нет!!! Я уверена, что есть другие способы очистить мое пространство! Тьма, ты знаешь все – расскажи мне о них!

- Я знаю только один способ. Начать с нуля. С чистого листа! Чтобы все-все-все было по-новому. Не так, как раньше…

- То есть умереть?

- Ну… В каком-то смысле. Для начала хотя бы понарошку. Давай попробуем: отрешись от всего… Закрой глаза… Дыши ровно и спокойно… Расслабься… Тебе никуда не надо бежать, тебе ни о чем не надо беспокоиться… Все ушло, отодвинулось… Сейчас есть только двое – ты и я. Обрати взор внутрь себя и посмотри, чем ты сейчас наполнена?

- Много чем. Мыслями. Картинками. Планами. Озарениями и прозрениями. Но больше всего воспоминаниями о боли – чужой и своей.

- А чувства, чувства в тебе есть?

- Не знаю… Не вижу. Не чувствую! Как странно, почему я не чувствую чувств?

- Потому что ты слишком переполнена, моя дорогая. Мыслями, воспоминаниями, озарениями, планами и прочими отходами производства. Одно – в прошлом, другое – в будущем. А места для Настоящего просто не осталось! А между тем чувства живут только в настоящем, чтоб ты знала. Но твое Настоящее – иллюзия, существующая только у тебя в воображении. Вот поэтому я и говорю: пора очиститься! Ну, пойдем?

- Ну погоди же! Я хочу понять, отчего так получилось, что Настоящее стало ненастоящим.

- Настоящими бывают только чувства. Все остальное – игры разума. Возможно, ты просто играла не в те игры?

- А какие – «те»? Наверняка существуют игры для чувств! Ну, где разум отдыхает!

- Ну да. Бездумно смотреть на воду и огонь. Это называется медитация. Представлять себя здоровой, спокойной и равновесной, живущей в гармонии со Вселенной – это называется визуализация. Валяться на свежескошенной траве, вдыхая ее аромат. Это называется слиться с природой. Обнимать от всего сердца. Смеяться и плакать от души. Принимать, не осуждая. Это называется безусловная любовь. Рисовать картинки иных миров. Совершать глупости и не жалеть о них. Делать не потому что «должна», а потому что «хочется». Это называется любить себя. И не бояться ошибок – их нет, есть опыт! У детей обычно так. А ты… Ты слишком много рассуждаешь. Такая умная – просто ужас. Даже не знаю, чем тебя мир еще может удивить!

- Нет, может! Может! Мир все может! И я все могу! Я сейчас зажмурюсь – и тебя не станет, вот!

- Хм… Нестандартное решение. Ну, зажмурься! И что ты там видишь?

- Тьму… Это опять ты, что ли?

- Ага. Я. Страшно?

- Не-а! Я сейчас потру глаза, и там проявится звездное небо. Я помню, я в детстве так делала. Ух ты, зажглось!

- И как, интересно?

- Очень даже! Я давно так не делала, даже забыла уже… А теперь вот вспомнила, зажглись звездочки во тьме! Ой, красиво-то как! Это будет моя личная Галактика!

- Ну, галактика… А дальше-то что?

- А дальше… Я придумаю Небесного Художника! Он будет бродить от звезды к звезде и раскрашивать их в разные цвета. А где-нибудь в центре я повещу Недреманное Око. Оно будет за всем наблюдать и следить, чтобы всем было весело и интересно играть в жизнь.

- Кому это «всем»?

- Ах да, я совсем забыла! Надо же населить мой мир разными существами! Только их еще нужно придумать… И проложить звездные дорожки, чтобы они друг к другу в гости ходили. Я уже даже знаю, как… Ты не торопишься?

- Очень тороплюсь. Думаешь, ты одна у меня такая? — улыбнулась Тьма. – Пожалуй, мне пора. А ты пока оставайся – тебе же еще столько разных разностей придумать предстоит!

- Так ты передумала меня забирать?

- Ну да. Я забираю тех, кто сдался добровольно. Тех, кто уже никогда не увидит во Тьме звезд.

- А чиститься? Что ли уже не надо?

- Очень надо. Сдается мне, в центре твоей Галактики стоит разместить какую-нибудь Черную Дыру, куда ты будешь отправлять все старое, ненужное, отжившее. Она все всосет и разложит на первоэлементы. Или протоматерию. Ну, в общем, как придумается!

- Здорово! Хочу Черную Дыру! Мне для строительства первоэлементы очень понадобятся. А из протоматерии я сошью Млечный Путь. Многоуровневый! Чтобы попадать напрямую куда хочешь. Только подумалось – а ты уже там!

- Ну, как я вижу, процесс пошел! Кстати, а что ты сейчас чувствуешь?

- Радость! Счастье! Вдохновение! Как будто я и есть Создатель!

- А ты и есть Создатель. Ты же сейчас создаешь свой новый мир – с чистого листа. Новый, свеженький, оригинальный. Ни у кого такого нет!

- Да, да, да! Знаешь, как интересно создавать миры?

- Ну нет, откуда мне знать, — засмеялась Тьма. – Я же ничего не строю. Я только фон для чьих-то творений.

- А когда я построю Галактику – ну, то есть окончательно! – что тогда? – всполошилась Девочка.

- Позови меня, — колыхнулась Тьма. – Может быть, когда-нибудь ты захочешь уйти со мной. А может, используешь меня как фон для новых творений. Помни только одно – чур, не повторяться!

- Угу. Поняла. Спасибо за совет! Я продолжу, ладно?

- Пока! – и Тьма поплыла прочь, раскинув полы своего бархатного плаща. Напоследок она оглянулась на девочку и с удовольствием проговорила:

- Ого, как увлеклась! Прямо светится! Ну вот, еще одну звездочку зажгла. Все-таки молодец я!

А Девочка уже ничего не видела – она увлеченно рисовала на чистом листе тот новый неведомый мир, который ей еще только предстояло познать…

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 14.04.2016, 08:48 | Сообщение # 275
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
БЕЛКА В КОЛЕСЕ

СКАЗКА ПОКАЗАНА ДЛЯ ТЕХ, КТО КРУТИТСЯ КАК БЕЛКА В КОЛЕСЕ, НО МЕЧТАЕТ РАЗОРВАТЬ ЭТОТ ПОРОЧНЫЙ КРУГ!



Белочка была очень симпатичной: легкой, подвижной и гибкой, как язычок рыжего пламени. Она ни минутки не могла усидеть на месте – все время куда-то бежала, потому что ей все было интересно и хотелось везде успеть. Ее любопытный носик мелькал то тут, то там, и Большой Лес охотно открывал ей все свои тайны.
А в лесу было очень много интересного: шумели деревья, бродили разные звери, текли ручейки, пели птицы, порхали бабочки, росли грибы и цвели папоротники, и все это называлось Жизнь. Такая жизнь Белочке очень нравилась! И повсюду можно было увидеть ее задорный пышный рыжий хвост, как будто огонек мелькал в зелени листвы.

Но однажды, когда Белочка, вволю напрыгавшись-наскакавшись, присела на пенек пощелкать орешков, на ветку прямо перед ней тяжело опустился старый Филин. Белочка замерла: Филина побаивались вся лесная мелочь. Он прищурил один глаз, а вторым уставился на Белочку немигающим строгим взглядом. Когда ей стало совсем неуютно, Филин неодобрительно сказал ей:
- Послушай, ты уже не бельчонок, чего же ты все время скачешь туда-сюда?
- Потому что мне все интересно! – объяснила Белочка. – Ведь всегда что-то происходит, а мне хочется во всем поучаствовать!
- Глупости! – отрезал Филин. – Это не одобряется. Такое поведение допустимо только для юных неоперившихся птенцов!
- Но я не птенец, и у меня нет перьев! – пискнула оробевшая Белочка. Она побаивалась Филина: вид у него был хищный, и в детстве родители ее пугали, что Филин питается как раз непослушными бельчатами.
- Это неважно, — внушительно ухнул Филин. – Все равно ты уже не детеныш. Пора перестать метаться и направить энергию в нужное русло.
- А какое русло нужное? – растерялась Белочка.
- Которое полезное. Причем русло должно быть одно, нечего разбрасываться, — строго сказал Филин. – Выбрала направление – и придерживайся его. Это одобряется.
- Ну ладно, — неуверенно согласилась Белочка. – Я попробую. Только я не очень понимаю, как это – в одном русле двигаться…
- Можешь рассчитывать на меня, — великодушно пообещал Филин. – Если ты собьешься с пути – я тебя клюну в темечко.
- Но у вас такой огромный клюв! – дрожащим голосом сказала Белочка. – Я боюсь!
- Вот и хорошо, что боишься, — радостно заухал Филин. – Значит, не будешь отходить от генеральной линии. У тебя стимул будет направление держать! Значит, так! Вон там у нас будет Цель. Вот тут – ты. Направление ясно? И не сворачивать! И не лениться! Вперед, и только вперед! Так поступают взрослые, солидные Белки.

… Теперь Белочка уже не металась, как угорелая, из одного конца леса в другой. Теперь она бежала в одном русле. По-прежнему кругом был лес, но пейзажи уже не менялись, как в калейдоскопе. Теперь слева все время наблюдались край поляны и зеленые деревья, справа – ручей, а перед ней — дерево, на котором часто объявлялся Филин, чтобы проконтролировать процесс.
- Ну вот, другое дело, — хвалил Филин. – Теперь понятно, откуда бежишь, куда бежишь. Есть вектор движения!
- А куда я бегу? – не прекращая движения, уточняла Белочка.
- К Великой Цели, — охотно пояснял Филин.
- А какая она, Великая Цель? – не унималась Белочка.
- Известно, какая! Стать уважаемой Белкой, быть примером для юных бельчат и отрадой для старых Белок. Своих бельчат нарожать и этой мудрости их научить. Все! Других целей нет и быть не может! Понятно?
- Понятно, понятно, — спешила согласиться Белочка, опасливо посматривая на крючковатый клюв Филина.

Конечно, если бы не ее страхи, она могла бы сказать, что давно уже не чувствует той радости, которая была раньше. И энергии у нее вроде как поубавилось. Нет, она по-прежнему бежала, конечно, но… Слева – лес, справа – ручей, и так изо дня в день. Разумеется, в поле зрения то и дело появлялись какие-то новые персонажи – то Лось пройдет, то зайчата разыграются, то дождик, то снежок. Но все равно – раньше было куда как веселее! Но Белочка очень боялась перечить Филину, ведь мало ли что… Потом все темечко протюкает, вон какой у него клюв… И она с удвоенной силой начинала перебирать лапками в заданном направлении.

А между тем бежать ейс каждым днем хотелось все меньше и меньше. Она стала уставать и даже – о ужас! – лениться. Если бы не Великая Цель, о которой все время твердил Филин, она бы уже давно остановилась, или даже свернулась бы клубочком и впала в спячку. И хвост ее уже не выглядел задорным язычком пламени, а больше был похож на унылый вопросительный знак.

И вот однажды на ее поляне появилась стайка бабочек. Они были очень красивые: разноцветные, легкокрылые, грациозные – ну просто глаз не оторвать! Белочка максимально замедлила свой бег – такого чуда она давненько не видела. Одна из бабочек заметила, что Белочка восхищенно уставилась на пришелиц, и подлетела поближе.
- Здравствуйте, я Бабочка! – жизнерадостно представилась она. – Мы здесь пролетом. А вас как зовут?
- А я – Белка, — отозвалась Белочка. – Я здесь живу…
- Белка? – удивилась Бабочка. – Но я уже видела белок – они совсем не такие! Они шустрые и стремительные, как рыжее пламя, они восхитительные, не то что… Ой, извините!
- Да не надо извиняться, я и сама давно перестала собой восхищаться, — самокритично сказала Белка. – А какие они были, те белки?
- Они очень подвижные, гибкие, прыгучие и радостные! – охотно описала белок Бабочка. – Они скачут с ветки на ветку, с дерева на дерево, и за ними просто не угнаться!
- И я когда-то была такой же, — вздохнула Белочка. – Я тоже носилась по лесу, забегала в разные места, и мне было очень, очень интересно жить! А потом как-то пропало это чувство, и по сторонам смотреть уже не хочется, и даже лапками перебирать часто бывает лень…
- Я слышала, это называется апатия, — поддержала разговор Бабочка. – Конечно, я вам не завидую! Но позвольте вас спросить: почему вы решили, что Бег-в-Колесе – это лучшее занятие для вас?
- Бег в колесе? – удивилась Белочка. – Но с чего вы взяли, что я занимаюсь каким-то Бегом-в-Колесе? Некогда мне глупостями заниматься, я держу курс на Великую Цель! Никуда не сворачивая!
- А где она, ваша Великая Цель? – заинтересовалась Бабочка. – Можно посмотреть?
- Где-то там, — неуверенно показала Белочка на ель, что обычно служила посадочной площадкой Филину. – Мне надо к ней стремиться!
- К елке, что ли? Ой, ну и ВеликаяЦель! – засмеялась и захлопала крыльями Бабочка. – И давно вы к ней стремитесь?
- Давно, — призналась Белочка. – С тех пор как Мудрый Филин мне Путь указал…
- Но елка же – вон она, совсем рядом, — сказала бабочка. – Десять взмахов крылышек – и уже там! А вам – три скачка!
- Ну, вы скажете – «три скачка»! – усмехнулась Белочка. – Да я уже не знаю сколько этих самых скачков совершила, и не сосчитать! Ни на минутку не останавливаюсь, бегу и бегу. А все еще только на пути к Цели.
- Может быть, это потому что вы бежите по кругу? – предположила Бабочка. – Я теперь понимаю, что значит выражение «крутится, как белка в колесе»!
- Я не понимаю, про какое Колесо вы говорите, — пожаловалась Белочка. – Вы о чем?
- Ой, ну как же вам объяснить? – огорчилась Бабочка. – Вот если бы вы со стороны посмотрели, все бы вам сразу ясно стало. Но вот почему вы так упорно не хотите сойти с привычной колеи?
- Знаете, я скажу вам по секрету, — решилась Белочка. – Я очень боюсь Филина! Он все время прилетает и следит, чтобы я не свернула с правильного Пути. Ну, я и не сворачиваю. Ведь никогда не знаешь, когда он опять появится! Он такой строгий… Но, если честно, я сама не понимаю, что я там должна найти, в конце пути, и как она выглядит – эта Великая Цель.
- Как забавно! – закружилась-запорхала над ней Бабочка. – Идете, и сами не знаете, куда и зачем. Да при этом еще умудряетесь и с места не сойти! Знаете, мне кажется, что при вашем способе передвижения у вас все время будет получаться повторение пройденного!
- А Филин говорит, что «повторение – мать учения», — вспомнила Белочка. – И еще он говорит, что жизнь одна, и нечего расплескивать энергию по мелочам.
- Филины, конечно, птицы мудрые, что и говорить! И прислушиваться к ним, несомненно, стоит. Но решения-то все равно каждый должен принимать сам! – ответила Бабочка. – Вот мы, Бабочки… У нас век короткий, мы живем всего несколько дней. И нам некогда тратить время на выдумывание всяких умностей! Нам надо знаете сколько успеть за это время? Только успевай крылышками махать!
- Так что же, вы без осознания Пути живете? – ужаснулась Белочка. – Без Великих Целей?
- Никаких Великих Целей мы себе не ставим – некогда! – охотно подтвердила Бабочка. – Наша цель – просто жить и радоваться жизни. Вылупиться, расправить крылышки, напитаться, порадовать Мир своей красотой, познать Восторг Полета, вволю напорхаться, вывести потомство, и вот, собственно, весь наш Жизненный Путь!
- Ой, вы так интересно рассказываете! – с энтузиазмом воскликнула Белочка. – А ведь и я когда-то носилась, как молния, то туда, то сюда, по всему Лесу, и тоже радовалась Жизни, и везде успевала, и со всеми общалась, и это было так здорово!
- А что мешает вам снова вернуться в Лес? – наивно поинтересовалась Бабочка. – Неужели Филин?
- Он такой суровый, — вздохнула Белочка. – Чуть что – сразу мозгоклюйством начинает заниматься. Долбит и долбит по темечку, чтобы усвоилось! Вот я и не сворачиваю с Пути – ни влево, ни вправо.
- А знаете что? – вдруг предложила Бабочка. – Давайте мы вам поможем? Нас много, мы вас прикроем, и никто не увидит, как вы нарушите запрет Филина!
Белочке было очень боязно, но так хотелось обойти запрет!
- Я согласна, — прошептала она.

И тут же Бабочка позвала своих подруг, они расправили свои пестрые крылышки и завели большой разноцветный хоровод. Белочка нырнула под этот живой зонтик и, обмирая от страха, соскочила снахоженной дорожки. Но ничего не случилось – просто она всеми лапками почувствовала зеленую травку, и теплую почву, и мелкие камешки… Белочка прыгнула раз, другой, следя, чтобы не выскочить из-под «зонтика», и еще, и еще, а потом оглянулась – и ахнула. Она увидела… большое вращающееся Колесо!!! А внутри этого Колеса была прямая дорожка, та самая, по которой Белочка еще недавно бежала, никуда не сворачивая… Так вот о чем толковала ей Бабочка, а она не понимала!
- Бабочка! Это что же выходит, я бежала по этому самому ободу, что в Колесе? – пораженно воскликнула Белочка.
- Ну да! – ликующе подтвердила Бабочка. – Все так и выглядело со стороны!
- Но как же я этого не замечала??? – подпрыгнула Белочка. – Получается, я не отдыхала ни минутки, но при этом никуда не двигалась? Но как же так?
- Так всегда бывает, когда ты принимаешь чужие цели за свои, — ответилаБабочка. – То, что правильно для Филина, вовсе не обязательно будет верным для Белки.
- А когда ты преследуешь чужую, малопонятную для тебя цель, ты теряешь и силы, и радость жизни, — добавила самая большая Бабочка. – Стоит ли, подумай?
- Не стоит! – воскликнула Белочка. – Мне кажется, что я только сейчас опять оживаю! Мне хочется прыгать, и скакать, и увидеть разные места! Сейчас это и есть моя цель!
- Так сделай это! – наперебой зашелестели Бабочки и стали разлетаться в разные стороны.
- Эй! Бабочки! Куда же вы? – встревожилась Белочка.
- По своим делам! У тебя свой Путь, а у нас свой!
– А если Филин прилетит? – в панике заверещала Белочка. – Он же меня уничтожит!!!
- И уничтожу! – заухал Филин, появляясь из лесной чащи. – Как ты посмела??? Ты сошла с Правильного Пути! Ты же испортила все!!!
Но у Белочки вдруг откуда ни возьмись прорезался голос.
- Кому испортила? – дерзко спросила она. – Себе я ничего не испортила, даже наоборот! А ваши цели – они не мои! Имейте в виду: я вас больше не боюсь! И слушаться не буду! Я хочу быть Просто Белкой! И сама буду решать, что мне нравится и куда я поскачу!
- Ну и останешься глупой попрыгушкой! – пригрозил Филин.
- Ну и останусь! – упрямо сказала Белочка. – Лучше я буду радостной попрыгушкой, чем унылой Белкой-в-Колесе!
- Вот теперь ты совсем взрослая, — удовлетворенно сказал Филин. – Молодец! Кое-что в этой жизни поняла!
- Что??? – совершенно растерялась Белочка. – Что вы сказали?
- Когда кто-то осмеливается иметь свое мнение и отстаивать его, он становится свободным, — изрек Филин. – Значит, имеет право сойти с колеи и поискать свой Путь!
- Но вы… — никак не могла понять Белочка.
- А я летаю и пугаю, — довольно заухал Филин. – Если боятся – значит, пусть по чужой указке живут. А как вырастут, страхи свои преодолеют, значит, все! Повзрослели, мудрыми стали. Сами могут свою Жизнь строить. Скакать, куда хотят, и делать, что считают нужным!
- Так значит, вы вовсе не хищник, а очень даже хороший… — ошеломленно прошептала Белочка. – И, наверное, вовсе не едите непослушных бельчат?
- Иногда ем, — сообщил Филин. – Если надоедают глупыми вопросами и тратят время на пустяки.
- А что не пустяки? – все-таки спросила Белочка, на всякий случай приготовившись к прыжку.
- Радость Жизни! – объявил Филин. – Это единственное, что указывает нам: мы на верном Пути!
- А Великая Цель? – не унималась Белочка. – Ее, что ли, не существует?
- Радость Жизни! – провозгласил Филин. – Если в ней нет радости, то какой смысл? Это и есть самая Великая Цель!
- Спасибо, Мудрый Филин! – почтительно поблагодарила Белочка. – Ты и правда очень мудрый! Если бы не ты, я бы, может, так и не разобралась, чего я хочу на самом деле. И Мудрости не набралась! Но теперь… Я поскакала?
И одним прыжком Белочка взлетела на дерево, только мелькнул ее задорный рыжий хвостик, словно восклицательный знак. Ей предстояло очень, очень многое сделать, чтобы Радость Жизни никогда не кончалась!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 19.04.2016, 06:02 | Сообщение # 276
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ

Рубрика: Здоровье, Сомнения и Страхи



Жил-был Вежливый Отказ. Его часто посылали с поручением — сказать кому-нибудь «нет». Но он был такой мягкий и нерешительный, что сказать «нет» ему бывало невероятно трудно. Практически невозможно. Поэтому перед тем, как пойти, куда послали, он долго репетировал перед зеркалом.

- Видите ли… Прошу меня извинить… Обстоятельства складываются таким образом… Я бы с радостью, но увы…. Не соблаговолите ли вы… Ах, не сердитесь на меня… Я бы принял ваше предложение, но… — виновато бормотал он, краснея и запинаясь. — Ах, да что же за наказание такое? Ну почему мне достается такая неприятная миссия — отказывать?

Вежливый Отказ страшно не любил никого огорчать отказом, ему самому от этого становилось больно. А когда больно, трудно быть беспристрастным и объективным — да что там, даже просто внятным быть нелегко. Поэтому Вежливый Отказ что-то там невнятно лепетал, а если уж очень уговаривали — порой махал рукой и все-таки соглашался. Хотя это в его компетенцию уж точно не входило. А если Вежливый Отказ собой кого-нибудь огорчал, ему становилось и вовсе неловко. Тогда он замыкался в себе, переживал и долго чувствовал себя ужасно виноватым.

- Ах, ну почему же мне никто не хочет помочь? — сетовал он. — Если бы я не один говорил «нет», а в компании — было бы совсем другое дело! По крайней мере, не было бы так мучительно больно…

- Может быть, я смогу помочь? — осведомилась незаметно появившаяся Болезнь.

- А вы способны? — обрадовался Вежливый Отказ.

- Еще как способна! — уверила его Болезнь. — Я вообще такая… дерзкая и резкая. Я все могу!

- Неужели все? - восхитился Вежливый Отказ.

- Еще бы! — похвасталась Болезнь. — Да я, если хочешь знать, кому хочешь и жизнь осложнить могу, и что-нибудь поломать, и вообще уморить. Но даже если и без членовредительства — мне возразить никто не посмеет. Если что — могу мигом так скрутить, что мало не покажется. Так что дружи со мной, не прогадаешь!

- Но вы, наверное, заняты своими делами? В том смысле, что не сможете все бросить и меня сопровождать?

- Конечно, дружочек. Но это не беда. Если тебя кто-нибудь обижать будет (ну там, не слушаться, или еще что), ты сразу смело говори: «Нет, мол, Болезнь не дает». В общем, перекладывай ответственность на меня. Я сильная, я все вынесу.

- А я, выходит, слабый? — расстроился Вежливый Отказ.

- Не то чтобы слабый… Просто какой-то нерешительный, — оценила его Болезнь. — Вот если бы ты был Решительный Отказ, то и вопросов бы не возникало. Сказал свое веское «нет» и дальше пошел. А ты, дружочек, уж прости, какой-то мямля. И нашим,и вашим…

- А как я могу сделаться Решительным?

- Наверное, после того, как что-нибудь твердо решишь. Или туда — или сюда, и никаких сомнений! А пока… я к твоим услугам. Так что зови в любое время дня и ночи. Увидимся!

И Болезнь бодро ринулась прочь, по своим делам.

Вежливый Отказ задумался. Болезнь ему понравилась. Она была такая… основательная! И главное, на нее можно было переложить ответственность, ведь она сама разрешила. Он кинулся к зеркалу — порепетировать, попробовать свалить свой отказ на Болезнь.

- Извините, мы не можем, Болезнь не позволяет, — внушительно проговорил он. — Так-то бы мы с радостью, но против Болезни не попрешь. Так что простите — нет, нет и еще раз нет!

Результат ему понравился — перекладывать ответственность на Болезнь оказалось очень приятно. По крайней мере, виноватым в том,что прозвучал отказ, он себя не чувствовал.

- Ух ты, здорово! Очень авторитетно звучит! Ну, теперь мне никто не возразит и даже уговаривать не будет. «Нет» так «нет», против Болезни не попрешь.

Вежливый Отказ стал прямо радостным — такую мощную поддержку он ощутил в лице Болезни.

- Да, забыла сказать! — проговорила внезапно вернувшаяся Болезнь. — Ты имей в виду: я бесплатно ничего не делаю. Взамен буду безжалостно жрать время, энергию и силы. И вообще потребую мне беспрекословно подчиняться. Зато никакой ответственности! Устраивают такие условия?

·Устраивают! — обрадовался Вежливый Отказ. — Все, мы теперь друзья!
И стали они дружить с Болезнью. Чуть что — Вежливый Отказ на нее ссылается. Дескать, я бы и рад сказать вам «да», но вынужден говорить «нет», потому что Болезнь. А сам вроде и не виноват.

Но вот только через короткое время Вежливый Отказ стал чувствовать постоянное недомогание. То хромает, то скрипит, то голова кружится, и спать хочется все время. Пожаловался Болезни — вроде как энергии ни на что нет. И времени подумать, разобраться — тоже нет.

- А ты что думал? — пожала плечами она. — Я предупреждала. Это мзда за мое покровительство. Я ж за тебя твою работу выполняю. За все надо платить, дружочек, а бесплатным бывает только сыр в мышеловке!

- Но так ведь и помереть можно! — забеспокоился Вежливый Отказ.

- Ну и что? Зато тогда тебе вообще не придется никому говорить «нет»! На том свете сплошное «да», то-то отдохнешь!

Задумался Вежливый Отказ. Выгоды в дружбе с Болезнью, конечно, имелись, и немалые. Но на тот свет тоже не больно-то хотелось, ему и на этом вполне нравилось.

- А подумать можно? — опасливо спросил он.

- Думай! — разрешила Болезнь. — Только недолго. Некогда мне с тобой тут прохлаждаться, дел у меня — по горло. Так что я завтра забегу.

Болезнь временно отступила, а Вежливый Отказ стал думать. И так крутил, и эдак — все никак не мог решиться и определиться, то ли дружить ему с Болезнью, то ли нет. С одной стороны, выгодно. А с другой — слишком плата высока. Время, энергия, силы кому же лишние? Если они кончатся, вместе с ними ведь и жизнь кончится? Вот он думал, маялся, а потом принял все-таки окончательное решение. Опять речь составлял, перед зеркалом репетировал.

И когда Болезнь пришла снова, он ей вполне твердо сказал:

- Знаешь что? Я тут подумал и решил: попробую сам со своими делами разобраться. Тебе, конечно, спасибо, только я и сам могу «нет» говорить, без твоей помощи. Я теперь буду Очень Решительный Отказ. Вот!

- Ишь как заговорил! — удивилась Болезнь. — Ладно, без проблем. Пробуй, упражняйся. Может, еще и получится из тебя толк. Но если что — я тут как тут, только свистни.

Но Вежливый Отказ твердо решил поменять свою жизнь и выработать в себе полезные качества — твердость, решительность, последовательность и уверенность в себе.

С тех пор Вежливый Отказ все чаще выглядит Твердым и Решительным. Иногда еще начинает по привычке мямлить и руки заламывать, но вспоминает Болезнь и быстро берет себя в руки. Так что у него все лучше получается. На Болезнь больше не ссылается. И вообще ни на что не ссылается. Перестал оправдываться и реверансы раздавать, только говорит вежливо: «Извините, не могу!». А если уговаривать начинают, просто переводит разговор на другие темы. И ничего страшного не произошло! Оказывается, и без Болезни слово «нет» вполне выговаривается. А Болезни Вежливый Отказ даже благодарен. За науку всегда благодарить надо!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Среда, 04.05.2016, 18:23 | Сообщение # 277
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ЗАВОДНАЯ ЛОШАДКА



Рубрика: Депрессия/Упадок сил, Искусство быть счастливым, Поиск пути


Жила-была заводная лошадка. Местом ее обитания была большая игрушечная карусель. Когда карусель заводили, начинала играть музыка, и лошадка весело бегала по кругу, высоко вскидывая свои крепкие ножки – «тынц-тыдынц, тынц-тыдынц». А когда завод кончался, замирала – до следующего раза.

Но лошадка вовсе не знала и не думала, что ее кто-то заводит – ей казалось, что это и есть настоящая жизнь. Вот так она бегала и скакала, пока не случилась беда – почему-то завод перестал действовать. Ее заводят-заводят, а она не заводится. Или же все-таки соберется с силами, сделает кружок под музыку кое-как – и замирает.

- Что случилось с нашей лошадкой? Почему она стала такая ленивая? – обеспокоились окружающие.

- Я не ленивая! Просто… просто… — лошадка не знала, что и сказать. Она правда не была ленивой, просто что-то случилось, чему она пока не могла подобрать слов.

- Да-да-да, ты просто ленишься! Хорошая лошадка должна быть веселой и позитивной, должна бегать бодро, а выглядеть гордо! Тебе надо преодолеть свою лень! – внушали ей.

- Я понимаю, — расстраивалась лошадка и снова, сделав героическое усилие, собирала себя в кучу, чтобы весело скакать под музыку по кругу. Но долго ей держаться не удавалось, словно завод заканчивался гораздо раньше времени. Она теперь не бегала – «тынц-тыдынц, тынц-тыдынц», а плелась – «тык-дык, тык-дык»…

- Да, наверное, я ленивая, — решила лошадка. – Ну почему, почему мне совсем не хочется скакать? Ведь когда-то мне так нравилось – музыка, веселье, и я мчусь по кругу, только грива развевается… Отчего же все закончилось??? Почему я не чувствую в себе ни сил, ни азарта???

Ночью карусель не работает, потому что все вокруг засыпают. Но нашей лошадке не спалось. Ей думалось. Вот еще один день прошел, а завтра будет следующий, а потом еще… И она снова и снова будет бежать по кругу, по заданной траектории… А над головой будет все тот же полосатый шатер – всегда одинаковый. Ей почему-то стало невыносимо грустно.

И тут, как водится, в дело вступила Фея. Она обычно стояла высоко-высоко, на этажерке, и до поры-до времени помалкивала. Но тут она сочла, что лошадка нуждается в помощи, а ведь Феи на то и существуют, чтобы помогать в трудную минуту!

- Эй, лошадка! – позвала она. – Привет! Посмотри на меня!

- Здравствуйте, — вежливо ответила лошадка, оглядываясь по сторонам. – А куда посмотреть? Я вас не вижу.

- Конечно, не видишь! Тебе мешает шатер твоей карусели. Выйди из-под него и подними голову… посмотри наверх – я как раз тут и нахожусь.

- Но я не могу сойти с круга! – отвечала лошадка. – Я, видите ли, к нему прикреплена. Я должна бегать по кругу, потому что это карусель. Игрушка такая. Музыкальная!

- Лошадка на привязи, все понятно, — прокомментировала Фея. – Ладно, так и быть, спущусь к тебе. Оп! – и через мгновение возле карусели очутилось прелестное существо, сплошь состоящее из шелка, крылышек и улыбки.

- Ой! Какая вы… необычная! – ахнула лошадка. – Я никогда никого подобного не видела!

- Ну еще бы! – сплеснула ручками Фея. – Ты же все время бегаешь по замкнутому кругу, и твой маршрут не меняется никогда. Ни-ко-гда! По сторонам ты и не смотришь.

– А чего смотреть, если там постоянно одно и то же? – вздохнула лошадка.

- Ну, если бегать исключительно по кругу – то конечно. Лошадка на привязи – что может быть печальнее? А ты не пробовала когда-нибудь сорваться с привязи и расширить границы своего круга?

- Нет, что вы! – испугалась лошадка. – И в мыслях не было! Да у меня и времени на это нет! Я или бегу, или ленюсь.

- Ах, милочка, оставь! Лени не существует, чтоб ты знала! Когда нам что-нибудь по-настоящему хочется, мы не ленимся – мы делаем и прилагаем все усилия, чтобы наше желание поскорее исполнилось! Вот тебе – лично тебе! — что бы хотелось по-настоящему?

- Я не знаю… — растерялась лошадка. – Ну, может быть, хорошо выполнять свою работу? Быть полезной обществу, то есть карусели?

- Ерунда! – отмахнулась Фея. – Это не твои желания, а общественные. Это ты где-то услышала. Никогда не поверю, чтобы у такой молоденькой, славной лошадки не было собственных сокровенных желаний.

- Ну разве вот что… — подумав, ответила лошадка. – Я бы хотела, чтобы у меня было много друзей, и чтобы нам было весело, и чтобы у меня появилась подруга – самая лучшая, самая верная… и еще – чтобы окружающие ко мне относились серьёзно.

- Значит, у тебя нет друзей и даже задушевной подруги, тебе грустно и окружающие относятся к тебе несерьезно, — подвела итог Фея. – Печально! Но такова – увы! — участь любой карусельной лошадки. Теперь я точно уверена, что ты не ленишься. Тебе просто СКУЧНО!

- Нет! Неправда! – возмутилась лошадка. – Мне некогда скучать! Я с раннего утра завожусь – и побежала: круг за кругом, круг за кру… — и тут лошадка почему-то замолчала, так как ей опять стало очень грустно. Даже заплакать захотелось!

- Вот-вот! – покивала Фея. – Похоже, тебе все это ужасно надоело!

- Надоело, — вздохнула лошадка. – Все как-то одинаково. Но я не могу сойти с круга и бросить свою карусель, ведь этим я ужасно огорчу окружающих!

- Ты рассуждаешь не как молоденькая резвая лошадка, а как старая изношенная кляча, — безапелляционно заявила Фея. – Если так – то тебе остается только лечь и умереть. Знаешь, чем старость отличается от молодости? В старости двигаться лень, потому что уже все попробовал, все изведал, и ничего новенького не осталось. А молодость – это время, когда вокруг столько интересного! Того, что ты еще не пробовал, не видел, не щупал и не нюхал! Столько мест, куда еще не ступала твоя нога! Столько существ, которые похожи на тебя и которые решительно от тебя отличаются! Неужели тебе все это не интересно?

- Очень интересно, — ответила лошадка. – Но я никогда не пробовала…

- Так попробуй! Познакомься с дикими лошадками! Они пасутся на зеленых лугах, купаются в быстрых речках и скачут не по кругу, а куда захочется.

- Но моя карусель… там ведь музыка! А я так люблю музыку, я просто не могу без нее жить!

- Ты можешь крутиться под музыку на своей карусели, если уж тебе так это нравится, но изволь уделять время и познанию чего-то нового! И еще: посмотри вверх! Что ты видишь?

- Шатер над головой? — неуверенно сказала лошадка.

- Правильно. И больше тебе ничего не видно. А вольные дикие лошадки видят высокое небо, в котором днем облака, а ночью звезды и луна. Тебе же всю эту красоту застилает шатер. Это – твой потолок. Тебе уже лень делать то, в чем ты достигла потолка. Оно стало обыденностью. Так устрой же себе праздник!

- Праздник! – встрепенулась лошадка, и ее глаза загорелись. – Праздник!!! – и ее грива взметнулась, словно от ветра. – Да! Да! Хочу праздника!

- Тогда прыгай! – позвала ее Фея.

И лошадка, набравшись сил и храбрости, спрыгнула с круга. Теперь она увидела карусель со стороны: круг, шатер над ним и то место, где она находилась до сих пор. Ее мир… он казался теперь таким маленьким и ограниченным, хотя и был по-прежнему родным! Но гораздо интереснее было то, что по сторонам: там громоздились непонятные сооружения, и передвигались другие существа, и еще там было много всего неизведанного, что одновременно и пугало, и манило.

- Я побегу? – спросила она у Феи, нетерпеливо перебирая стройными ножками. Она дрожала, словно кто-то повернул ключик, и все ее внутренние пружинки были на взводе.

- Беги-беги, лошадка, — засмеялась Фея. – У тебя впереди столько интересного, что я тебе даже немножечко завидую!

- Спасиииибоооо!!!! — и лошадка помчалась навстречу ветру и солнцу, только грива развевалась, а копыта весело цокали – «тынц-тыдынц, тынц-тыдынц», и вдали, у реки, она уже увидела целый табун себе подобных – диких лошадей, с которыми – о счастье! – наверное, можно подружиться.

Карусель прежней жизни осталась позади, и лошадка на миг испытала чувство вины… ведь теперь ее место опустело, кто же будет бегать по кругу игрушечной карусели?

- Ай, да какая разница! – сама себе ответила она. – В крайнем случае, я смогу время от времени возвращаться и делать кружок-другой. Если уж очень захочется…

Да, у нее начиналась новая жизнь. Вот только музыку было жаль…

- Ну и что! Музыка – это я сама! – решила лошадка и громко запела.

Она летела по дороге навстречу новым приключениям, необычайным встречам, невероятным поворотам судьбы и чудесным открытиям, и ей это было ну ни капельки не лень!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Пятница, 06.05.2016, 19:38 | Сообщение # 278
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
КВАШНЯ НА ПЕНСИИ



Рубрика: Депрессия/Упадок сил, Искусство быть счастливым, Как полюбить себя, Сомнения и Страхи.


Есть ли жизнь после пенсии? Да она как раз только и начинается! (Сказка для Елены, Ираиды, Галины и многих других).


Квашня и Пестик проживали в одном доме, на одной кухне, но при этом были очень разные.

Квашня была широкая и неповоротливая, добрая и мечтательная. Все свое она предпочитала держать в себе, отчего в ней вечно что-то бродило, охало, вздыхало и вздымалось. Иногда из Квашни начинало лезть через край, и тогда она выходила из себя. Потом кто-нибудь приходил и уминал все содержимое внутрь, и Квашня временно успокаивалась. Но брожение при этом, конечно, не прекращалось – все равно что-то булькало, хлюпало и ворочалось. Это потому что Квашня в себя впускала много всяких всякостей и принимала все их проблемы близко к сердцу, переживала за них и часто не могла всего сразу переварить, вот и перло ее во все стороны, а то и поверх – аж крышку срывало.

А вот Пестик был совсем другой – вытянутый, стройный, крепкий, поджарый и очень шустрый. В себя он ничего не принимал, зато сам так и норовил куда-нибудь залезть и порезвиться. Например, что-нибудь с кем-нибудь перетереть. И всякую чушь молоть он очень любил. А еще он был задиристый и острый на язычок, его даже Жгучий Перец побаивался: скажет – как припечатает, а потом и еще добавит. Тем не менее друзей-приятелей у Пестика было великое множество, и все его любили. Квашне это было странно: всюду залезает, вечно болтается туда-сюда, все высмеивает, ко всему придирается, во все вмешивается, и все его привечают! За что? Почему? Ведь он, в сущности, хоть и тяжеловесный, но легкомысленный, а по натуре вообще авантюрист! Надо ли говорить, что Квашня Пестика недолюбливала и старалась не замечать? Тем более что он так любил над ней поупражняться в остроумии!

- Ну что, Квашня? Все киснешь? – начинал Пестик, подпрыгивая на своей полке.

- Не твоя забота, — сердито говорила Квашня, отвлекаясь от своих важных дел.

- Ну как же не мое? Мне до всего дело есть! – жизнерадостно отвечал Пестик. – В отличие, кстати, от тебя! Ты на своей внутренней жизни зациклилась, вот и кислая! От тебя знаешь какой запах идет?

- Знаю, свежего хлеба!

- Да ничего подобного! – веселился Пестик. – Запах свежего хлеба идет от Печки, когда она огоньку поддаст да припечет как следует. То-то он из Печки такой жаркий да румяный появляется! А от тебя кислятиной несет за версту.

- Ну и что? – защищалась Квашня. – Не было бы теста – Печке нечего было бы выпекать. Все равно все с меня начинается. Я свое предназначение выполняю, между прочим.

- Да? А чего тогда такая несчастная?

- Ах, отстань! – рассержено пыхтела Квашня. – Не твое дело!

Но Квашня порою действительно чувствовала себя несчастной. Когда-то она выполняла свое предназначение с большим энтузиазмом. Ей нравилось, что в нее загружают муку и прочие ингредиенты, все это знакомится и начинает бродить, а потом превращается в тесто – иногда пресное, для хлеба, иногда сдобное, для пирожков… Но в последнее время ей было как-то нерадостно. Она принимала в себя муку, соль, воду, жила их жизнью, вникала в их проблемы и перерабатывала их, чтобы получилось качественное, пышное, пригодное к выпечке тесто. А еще дрожжи – как без них? — поэтому все, что было внутри Квашни, росло, как на дрожжах, отчего ее распирало – аж обручи трещали. И так изо дня в день, год за годом… Ее угнетало однообразие, и она чувствовала себя старой квашней – кем, собственно и была. Вот потому-то она и кисла… А тут еще этот Пестик вечно доставал, как будто у него других дел не было!

Ах, если бы она знала, почему Пестик проявлял к ней такое пристальное внимание!!! Просто Квашня ему нравилась. Ему импонировала ее основательность, устойчивость, гладкие деревянные бока, смешные трогательные ушки, торчащие наверху, а еще ее богатый внутренний мир и душевная чуткость. Ему нравилось, что она не просто делает свою работу, а буквально вкладывает в нее душу. Она словно вбирала в себя судьбы тех, кто в нее попадал – воды, которая раньше жила себе спокойно в колодце, а потом ее набрали в ведро и извлекли на свет божий… муки, которая еще помнила, как была зерном и вольно покачивалась в семейном колосе, а потом жизнь разлучила ее с братьями-сестрами и жестоко перемолола своими безжалостными жерновами… Квашня разговаривала с ними, внушала им, что жизнь продолжается, и что вскоре они станут прекрасным душистым хлебом и принесут много радости тем, кто будет его вкушать… Всех могла утешить Квашня, всех – но только не себя. На себя у нее как-то времени не оставалось, да она и не думала о себе, все о других заботилась. И хотя Пестик критиковал ее за такое излишнее самопожертвование, он делал это из самых лучших побуждений: ему хотелось, чтобы Квашня подольше оставалась крепкой и работоспособной.

Но, как известно, когда переживаешь все и за всех, не оставляя достаточно времени для себя и для радости, изнашиваешься гораздо быстрее. Квашня переживала-переживала и, похоже, пережила… И однажды случилось то, что должно было случиться: ее отправили на пенсию. Взяли новенькую, сияющую Квашню с блестящими обручами, а старую вымыли, отскребли и задвинули под лавку.

- Все, жизнь кончилась! – трагически сказала Квашня и заплакала. – Как же я теперь, без любимой работы? Зачем я нужна? Теперь я быстро рассохнусь, начну скрипеть, и скоро меня отправят на помойку!

- Ну и дура! – тут же высунулся Пестик. – Нашла о чем мечтать — о помойке!!!

- Это не мечта! Это мое безрадостное будущее! – горько хлюпнула Квашня.

- Так не мечтай о безрадостном будущем! – предложил Пестик. – Мечтай о радостном! Что ты расквасилась?

- Это моя сущность, и я так живу, — печально ответила Квашня.

- А по мне, чем киснуть, так лучше вовсе не жить! – безапелляционно заявил Пестик. — Если уж жить – так как я: резко, дерзко, с солью, с перцем, с огоньком! Жизнь без приправ – пресная, невкусная, ее и жить-то не хочется.

- Хочу жить вкусно! – встрепенулась Квашня. – Только я не знаю, как это – вкусно жить?

- По-моему, знаешь, только никогда об этом не задумывалась, — ответил Пестик. – Ты всю жизнь чем занималась? Тестом! То есть полуфабрикатом! А теперь, на пенсии, у тебя есть замечательная возможность попробовать какой-нибудь конечный, готовый продукт!

- Я не смогу, — пригорюнилась Квашня. – Я же никогда не покидала кухни, я совершенно не знакома с жизнью за ее пределами. Я боюсь!

- Дружи со мной, и будет тебе счастье, — покровительственно сказал Пестик. – Слушай меня внимательно! Ты олицетворяешь собой женское начало, а я – мужское. Если мы вместе чего-нибудь замутим, от этого обязательно появится что-нибудь новое!

- Не поняла… что ты имеешь в виду?

- Ну что тут непонятного??? – с досадой дернулся Пестик. – Ты умеешь мечтать, я умею действовать. Ты вся в себе, а я общительный. Ты деревянная, а я металлический. Мы настолько разные, что прекрасно сможем друг друга дополнять, и нам никогда не будет скучно вместе!

- Правда? – с сомнением спросила Квашня. – Знаешь… мне надо подумать.

- Да что думать, делать надо… – начал было Пестик, но замолчал: за долгие годы он хорошенько изучил Квашню и знал, что не в ее характере принимать решения быстро. Впрочем, он также прекрасно понимал, что Квашню надо время от времени дергать, подначивать и заводить, иначе она опять начнет кваситься и киснуть – по многолетней привычке.

- Ну что, надумала? – то и дело спрашивал он ее. – Решилась? Набралась смелости? Долго еще будешь воду в ступе толочь?

- Воду в ступе толочь? А как это? – высунулась из-под скамьи Квашня.

- Как, как… — проворчал Пестик. – Не знаю как! Я никогда не пробовал. Просто так говорится, когда кота за хвост тянут.

- Я никогда не тянула кота за хвост. И тем более никогда не толкла воду в ступе. Я вообще ничего не делала, кроме переработки муки, воды и дрожжей в тесто!

- Ну так сделай! – тут же предложил Пестик. – Вода есть, ты будешь Ступой. А я уж сам за себя отвечу. Ну что, давай?

- А давай! – согласилась Квашня, которой, честно говоря, ужасно надоело стоять без дела.

Мероприятие получилось очень веселым. Пестик весело прыгал в Квашне, поднимая волны и брызги. Вода охотно вспоминала, как в прошлой жизни она была водопадом, и плескалась-пенилась в свое удовольствие. Квашня замирала от непривычных ощущений и очень боялась, что делает что-то неправильное. Но ей понравилось быть Ступой! Это было очень-очень ново, очень-очень необычно и очень-очень радостно.

- Ну как тебе воду в ступе толочь? – спросил ее Пестик.

- Я в первый раз в жизни делала бесполезное и веселое дело, — заявила Квашня. — Но это было очень здорово! Я опять почувствовала себя молодой и полной сил, словно жизнь только начинается.

- А я тебе что говорил??? – немедленно взвился Пестик. – Когда заканчивается что-то старое, всегда начинается что-то новое! Ну что, кота за хвост тянуть будем?

- Нет-нет, не будем! Мне кота жалко! – испугалась Квашня. – Я о другом беспокоюсь… Толочь воду в ступе – конечно, хорошо, но я не привыкла быть без работы… Ведь можно же делать что-нибудь новое и веселое, но притом полезное? Я об этом мечтаю, только сама ничего придумать не могу! Ты мне поможешь?

- Ну еще бы! – горделиво вытянулся Пестик. – Верь мне, я обязательно что-нибудь придумаю!

И он придумал: прикинул, поговорил кое-с кем, и вот к Квашне явились Душистый Горошек, сеньор Кардамон, крутой Перец Чили, Морская Соль, дон Кориандр, матушка Куркума и еще много разных гостей.

- Это мои друзья, — сообщил Пестик. – Каждый из них и сам по себе хорош, но очень одинок. Им надоело лежать по баночкам и пакетикам, и они тоже хотят попробовать что-нибудь новенькое! Поможем?

- Поможем! – охотно включилась Квашня. – А чем мы сможем им помочь?

- Я уже придумал. У нас будет Карнавал! – объявил Пестик. – Все будут танцевать, а мы с тобой править балом.

- А как, как мы будем править балом? – страшно заинтересовалась Квашня.

- Мы их сначала хорошенько перемешаем, затем измельчим, потом снова перемешаем… И у нас обязательно получится что-нибудь новенькое!

- Отлично! – обрадовалась Квашня. – Я готова! Прыгайте в меня, ребята! Карнавал начинается!

Ах, какой получился бал!!! Пестик неутомимо подпрыгивал, Квашня раскачивалась и пританцовывала, а вместе с ней кружились в разноцветном вихре и все гости. И когда все закончилось…

- Ох! Какая дивная специя! – говорили потом о невероятной смеси все те, кто ее испробовал.

- …чудная приправа, в ней чувствуется романтика дальних дорог!

- … словно это доставили караваном верблюдов из Индии!

- Браво! Брависсимо! Ав-то-ра!!!

- Я никогда и не думала, что способна на такое, — прошептала Квашня. – Без тебя я бы не решилась!

- Возможно, нам следовало подружиться гораздо раньше, — предположил Пестик. – Но раньше ты была так занята… Я рад, что у тебя появилось время для старого доброго Пестика. Вместе ведь веселее, правда?

- Мне так понравилось быть Ступой! – засмеялась Квашня. – Новое, совершенно необыкновенное ощущение! Жаль, что все так быстро закончилось.

- А вот и не закончилось! Потому что у меня уже есть следующая идея! – подмигнул ей Пестик. – Что ты знаешь о Бабе Яге?

- Ну, это такая волшебная старуха, живет в лесу, в избушке на курьих ножках, кого-то ест, кому-то помогает… вроде так. А что?

- А то, что у нее, по проверенным слухам, имеется ступа! – подсказал Пестик. – Причем не простая, а летающая! Ты понимаешь?

- Кажется, да! – сообразила Квашня. – Ой, Пестик, я что, смогу полетать? Ты уверен?

- Ничего невозможного нет, — уверенно сказал Пестик.

- А как же ты? Я без тебя боюсь!

- Не бойся, я все продумал! Ведь у Бабы Яги еще и помело имеется. Так вот: со старым Веником я уже договорился, он прутьями поделится. Так что я буду твоим помелом! Куда же ты без меня?

И правда: куда же Квашня без Пестика? И куда Пестик без Квашни? Нет, конечно, можно и порознь, но вместе куда веселее! Ведь они так прекрасно дополняют друг друга! И жизнь тогда превращается в бесконечный праздник!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Среда, 11.05.2016, 05:53 | Сообщение # 279
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
МАДАМ ДАНО И ЕЕ ЛЮБОВЬ

Рубрика: Депрессия/Упадок сил, Он и Она, Счастливая любовь



Мадам Дано была очень, очень серьезной дамой и убежденно всем доказывала, что жизнь трудна, а счастье недостижимо. Кстати, она носила совсем другую фамилию, а «мадам Дано» ее прозвали за то, что все ее фразы неизменно начинались со слов: «Да, но…». Например, на слова «хорошая нынче погодка!» она тут же отвечала: «Да, но уже к вечеру она может испортиться», на сообщение о чьей-то свадьбе, поджав губы, говорила: «Да, но сейчас молодые семьи так часто распадаются…», на пожелание доброго здоровья – «Да, но кто застрахован от болезней, ведь может и кирпич на голову упасть?».

Но однажды на вокзале она познакомилась с месье Дану. У них завязался разговор, и мадам Дано по привычке стала жаловаться на жизнь. Но месье Дану тоже получил свое прозвище не просто так: он был весельчак, балагур, любил жизнь и на все ее каверзы и препоны предпочитал не сердиться, а удивляться: «Да ну?».

- С тех пор, как умер мой муж, я совершенно одинока, — удрученно говорила мадам Дано.

- Да ну?! – удивлялся месье Дану. – Ни за что не поверю, что такая чудесная женщина может быть одинока! Я думаю, мужчины просто столбенеют от восторга и предпочитают восхищаться вами издалека.

- Да, но… — по привычке начала мадам Дано и замолчала: слова месье Дану показались ей не лишенными очарования.

Польщенная мадам Дано продолжала:

- Жизнь меня не баловала, постоянно ввергая в суровые испытания…

- Да ну?! – всплеснул руками месье Дану. – То-то я чувствую в вас необычайную внутреннюю силу! Вот это жизнь вас натренировала!

- Да, но… — мадам Дано прислушалась к себе и точно ощутила что-то непонятное – может быть, даже внутреннюю силу.

- И еще – я так скучно живу, — доверительно призналась она. – Дом… прогулка… магазин… и все!

- Да ну?! – изумился месье Дану. – Тогда наша встреча – это судьба! Ведь я работаю униформистом в цирке-шапито! Сегодня мы развернемся на площади, и уже вечером я приглашаю вас на представление! Надеюсь, вы любите цирк?

- Да, но мой возраст… — застеснялась мадам Дано.

- Да ну?! – изумился месье Дану. – О каком возрасте вы говорите? Цирк – это любовь на все времена! Подумаешь, возраст!

- Да, но… — начала мадам Дано, но потом засмеялась и махнула рукой. Ей очень хотелось в цирк, ведь она там не была целых сто лет… – Ай, да ладно! В цирк так в цирк!

И вот вечером мадам Дано сидела в первом ряду, на приставном кресле, куда ее усадили по контрамарке, и вовсю хохотала и хлопала в ладоши, чувствуя себя маленькой девочкой. А один униформист в перерывах между номерами посылал ей воздушные поцелуи, и от этого сердце замирало и сладко ныло – совсем как в молодости!

… Через неделю цирк готовился уезжать.

- Как жаль, что вы нас уже покидаете… — огорченно проговорила мадам Дано, которая не пропустила ни одного представления.

- Да ну?! Это легко исправить! Поступайте в наш цирк, и мы вместе отправимся путешествовать по миру!

- Да, но… что я буду там делать? Я ведь ничего не умею!

- Да ну?! Наверняка вы умеете считать и сможете продавать билеты! Короче, вы приняты!

- Да, но униформисты не могут принимать такие решения, – усомнилась мадам Дано.

- Да ну?! Видите ли, униформист я для души, а вообще-то я директор этого цирка. В свободное от работы время! Так что быстренько за вещами, нас ждет Большое Цирковое Путешествие!

Если в ваш город приедет цирк-шапито, обязательно обратите внимание на кассиршу. Эта пожилая дама распространяет вокруг себя веселье и хорошее настроение. Ее зовут мадам Зато. Это не настоящая фамилия, а прозвище, потому что на любые жизненные невзгоды и неудачи она смотрит с оптимизмом и всегда находит, что противопоставить им. Моросит дождик? Зато грибов будет море! Сломались дужки у очков? Зато получилось чудное пенсне! Вся жизнь проходит на колесах? Зато у нее много друзей, радости и смеха, и можно делиться этим с людьми, которые приходят покупать билеты!

Может, вы не поверили, что такие чудеса случаются в жизни? Скажете: «Да, но…». Да ну, все равно не поверю, что вы такие зануды! Зато весело и вселяет надежду на чудо!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Среда, 11.05.2016, 14:02 | Сообщение # 280
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
КОРНИ



Старая Анна в Емелиной Слободке – местная достопримечательность. Когда она здесь поселилась, никто не помнит, потому что никого старше ее там нет, а сама она не говорит – усмехается только. Да и какая, в принципе разница? Потому как слава от возраста не зависит, а слава Старой Анны давно уже по свету разнеслась.
И народ к ней тянулся со всего города, и даже из области приезжали, тропинка к ее дому натоптана была, как проезжий тракт, а очередь еще по темноте занимали. Слободские мужики даже лавки вдоль ее забора поставили, чтоб народ на проезжей части не толпился да ноги себе не отстоял.

Анна ничего такого особенного не делала: не колдовала, не лечила, рук не накладывала и боль не заговаривала. Просто слушала человека да советы давала. Но советы эти были такие – словно вглубь она смотрела, туда, где у человека душа. Болтали про Старую Анну, что после визита к ней судьба у многих круто меняется, и даже прозвище у нее в народе такое – Старуха-Судьба.

В общем, без клиентов Анна не оставалась никогда. Еще только солнце взошло, а на лавке уже человек 10 сидит, на прием к Старой Анне. Все напряженные, серьезные, ведь каждый со своей проблемой явился. И среди них – женщина молодая, явно не из местных. Видать, издалека приехала. Подошла она позднее всех, наверное, с первой маршруткой добралась.

Стукнула калитка, вышла Анна, оглянула очередь орлиным взором.
- Ты и ты – не сидите, не приму! С глупостями пришли. Сами все решить можете, да только пошевелиться лень. Ты вот, парень – встань и иди, никакой хвори в тебе нет, это твоя мамаша не хочет, чтобы ты в армию шел. А ты иди, не бойся, там и выздоровеешь, и судьбу свою найдешь.
- Спасибо, бабушка! – облегченно кивнул молодой человек. – Я и сам думал…
- А и молодец, гвардеец, — одобрила Старуха-Судьба. – Остальных приму.
Тут ее взгляд упал на неместную женщину.
- Тебя первой приму, — решила Анна. – Проходи, девка.
Очередь перечить не посмела, только завистливыми взглядами проводила счастливицу.
- Случай у тебя непростой, — пристально вгляделась в ее лицо Анна. – Ох, непростой… Но ничего, разберемся. Не с таким разбирались! Рассказывай давай.
- Я про мужа. У нас проблемы! Вернее, не у нас, а у него. То есть из-за него и у нас проблемы… Ой, я, наверное, путано рассказываю?
- Еще как путано! Сама не знаешь, чего хочешь. В голове у тебя полный кавардак.
- Да, правда. Кавардак такой, что просто не знаю, с чего начать.
- Дык с чего началось, с того и начни.
- Ну, тогда так… Полтора года назад мы переехали в другую страну, мы так хотели, мечтали, планировали. И устроились мы в новом городе хорошо, бытовая сторона урегулирована, сын с удовольствием в школу ходит, нравится ему все. Но у мужа душа не на месте, переезд не оправдал его ожидания, и все блага, которые его окружают, не милы — ни море, ни теплый климат, ничего его не радует.
- А чем занимается?
- Да ничем и не занимается. Не может он себя здесь реализовать, да и не стремится к этому, никаких шагов не предпринимает. Просто сидит и жалеет о сделанном шаге, говорит, своими руками свою жизнь сломал. Знаков кучу навспоминал, которые тормозили его переезд. А у меня с детьми, наоборот, все шло как по маслу.

Разочарование полное у него и выхода не видит. Все, что я ему предлагаю, соглашается, но ничего не делает.
- Ну, и?..
- И все… Вот за этим я к вам и пришла! Помогите, пожалуйста!
- В чем помочь-то?
- Ну как в чем? Я ж рассказала?
- Ага, рассказала. С событиями мне все ясно. А хочешь-то что?
- Ну, чтобы как-то все изменилось!
- «Как-то»? – прищурилась Старая Анна. – Ну давай! Например, ты заболеешь, ребенок свяжется с плохой компанией, а муж уйдет к другой. И все как-то изменится! Хочешь?
- Нет! Нет! Что вы! – замахала руками женщина. – Нет, я совсем не то имела в виду!
- А раз имела, так говори четко и ясно, — строго сказала Анна. – Тут твое «как-то» не прокатывает. Судьбу-то изменить не проблема, а вот будет ли от этого счастья больше – это еще вопрос…
- Я хотела вас попросить, чтобы вы как-то помогли моему мужу, — объяснила женщина.
- Аааа… Ну понятно. А чего он хочет?
- Он? – и женщина надолго задумалась. – Не знаю. По-моему, ничего.
- Ну так «ничего» он и так имеет, — усмехнулась Старая Анна. – И доволен при этом.
- Нет! Ну, мне кажется, что он и сам не рад, — торопливо заговорила женщина. – Сидит, ничего не делает, тоскует…
- Раз сидит – значит, нравится, — безжалостно отрезала Анна. – Иначе бы давно что-нибудь делать начал.
- Да я не могу смотреть спокойно, как он в диван врастает! Уже корни скоро пустит! Прямо в растение превращается! – отчаянно сказала женщина.
- О… Корни! Это ты, голубушка, в точку попала! Вот тебе и причина…
- Причина чего?
- Причина всего.
- Ой, я не понимаю. Вы мне объясните, пожалуйста!
Старая Анна осуждающе покачала головой.
- Что ж ты, сама не понимаешь? Корней он лишился. И почва новая для него неподходящая оказалась. Вот и чахнет твое растение…
- Корней? – растерялась женщина. – Как так – «корней»? Он же все-таки не гладиолус какой-нибудь, а человек…
- Человек-то человек… А только и человек без корней жить не может! Питаться ему нечем, понимаешь?
- Ну как же нечем? Да мы питаемся в 100 раз лучше, чем на старом месте! Все свеженькое, вкусненькое! – возмущенно замотала головой женщина.
- Да не про то я… Это для тела вашего питание, а когда через корни – для души. Сила земная через них вливается!
- Это что же получается, моему мужу для души питания не хватает?
- Так и получается, — кивнула Анна.
- Но нам-то, нам всем хорошо! Я – как на крыльях летаю. Детки счастливы, как будто тут с рождения жили! И никаких проблем с корнями!
- Значит, почва для вас плодородной оказалась, — объяснила Старая Анна. – Сразу укоренились, зацепились за место, прирастать начали, побеги пустили. А он – нет. Так бывает…
- И что ж теперь делать? – запечалилась женщина. – Помогите нам, пожалуйста!
- Да пожалуйста! Вернуться ему надо на родную землю. Там опять расцветет.
- Как – вернуться??? Мы только что устроились, и нам назад вовсе не хочется!
- А вас-то кто гонит? Оставайтесь, раз нравится!
- Ну нет, мы без него не хотим. Мы хотим вместе жить! Но вот возвращаться… А по-другому нельзя?
- Можно и по-другому. Что хочешь-то? – пожала плечами Анна.
- Чтобы папочка наш тоже на новом месте прижился, корни пустил! Может, вы какой-то особенный рецепт знаете? Ну, что в таких случаях помогает?
- Удобрение, вестимо. Попробуй новую почву удобрить – глядишь, корни и приниматься начнут.
- А каким удобрением пользоваться? Органикой удобрять? Или химией какой?
- Не органикой, и не химией. Тут особенный рецепт нужен! Бумага-ручка есть? Ну, записывай! Значит, так: берешь Любовь. Наполняешь ею душу. Не бойся переборщить, Любви много не бывает. Потом добавляешь Нежности, это по вкусу.

Потом Благодарность – полной мерой. Поблагодари его, что поехал с вами, хоть и чувствовал душой, что тяжко ему будет. Значит, любит вас… Дальше приправь это все Терпением. Оно обязательно надо: времени может много уйти на укоренение. Вот ты все это перемешай, да не забудь окрасить все Смирением. Это очень важный компонент!
- Бабушка Анна, я про все почти поняла, зачем оно, а вот для нужно Смирение?
- А это самое важное… Ведь может случиться так, что корни у него так и не приживутся, не найдут себе опоры под ногами, да? Так вот затем и нужно Смирение, чтобы заранее принять и такой результат. Записала?
- Записала! А дальше что? Как это все применять?
- Дык как удобрение применяют? Поливай его каждый день, с ног до головы, от всей души, и пусть он будет купаться в Любви и Благодарности, ничего еще мир не придумал лучше этого удобрения!
- Ой, я, кажется, поняла! Раз у него питание через корни пока не поступает, надо сверху усилить, да? Листовая подкормка, я знаю!
- Ну, можно и так сказать. В общем, пробуй! Да помни: человек предполагает, а Бог располагает. Если не получится – не вини ни себя, ни его. Значит, судьба…
Анна встала, распахнула дверь, пошла гостью проводить до калитки.
- А вот я спросить хочу… Вы знаете, что вас в народе называют Старуха-Судьба?
- Знаю, конечно. Пусть болтают, мне не жаль.
- А вы и правда судьбу насквозь видите?
- Я-то? Я тебе вот что скажу: никому судьбу целиком видеть не дано. Это потому что она из разных нитей состоит, еще несотканных. Кто ж заранее скажет, какую ты нитку через час выберешь? Может, красную, а может, желтую, а то и вовсе черную.

Так что не верь, если кто тебе скажет: «вот такая твоя судьба, и ничего не поделаешь». Всегда можно выбрать, какой ее сотворить.
- Вы такая мудрая! Кажется, что про все на свете знаете!
- А так и есть. Только и ты про все на свете знаешь. Просто я себя слышу, а ты пока нет. Ну ничего, поживешь с мое – научишься.
- Вам бы в Москву перебраться, или хоть в областной центр! А то живете здесь, на отшибе, кое-как вас нашла! Знаете, сколько у вас клиентов было бы?
- Нет… Клиенты – вон они, с утра до вечера лавку полируют. Кому надо, сам доберется. А кто не добрался – тому и не надо, стало быть. И на что мне твоя Москва?
- Там все-таки и культура, и наука, и образование…
- Ну, мож, для вас, молодых, это и подходит. А я здесь, в Емелиной слободке, всю жизнь прожила, и науку прошла, и культуру постигла, и образование получила. А главное – корни у меня здесь, понимаешь? Корни! От них и Сила моя…

Гостья вышла за калитку, обернулась еще раз «спасибо сказать», а Старая Анна уже вроде и забыла про нее, окинула взглядом сильно увеличившуюся очередь и указала:
- Вот ты, ты и те двое! И не ждите, не приму! Что за народ такой, все норовят в рай на халяву въехать! А ты, красавчик, зря меня уговаривать пришел – я в твой оздоровительный центр работать не пойду, и не проси. Тем более что он долго не протянет, потому как до денег ты дюже жадный, а вдаль глядеть не умеешь.
- Старуха-Судьба зря не скажет, — с уважением шептались в очереди, замирая в ожидании: на кого в этот раз упадет Перст Судьбы.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 17.05.2016, 05:56 | Сообщение # 281
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ДУША МОЯ

Рубрика: Вредные привычки



Больше всего на свете я любила ее. Я была так к ней привязана, как ни к одному существу на свете. Мы всегда были вместе и расставались только на время сна. Я была готова бежать за ней хоть на край света, в любое время, даже в дождь или мороз. Я брала ее с собой везде – в гости, за город, в дальние страны. Если мы не общались больше часа – во мне нарастало беспокойство и желание как можно скорее снова встретиться. Нам было хорошо вместе, она была моя самая верная подруга. Разумеется, это не могло остаться незамеченным, и многие относились к нашей дружбе, мягко говоря, неодобрительно.

- Ты попала в зависимость, ты понимаешь это? — говорили мне.

Я понимала.

- Брось ее, пока не поздно, — советовали мне.

Я не могла. Не хотела!

- Она высасывает твою жизнь, отбирает молодость, она плохо на тебя действует, ты же можешь погибнуть, в конце концов! – вразумляли меня.

Все так. Но она давала мне намного больше, чем забирала. Я не могла бы объяснить, что именно, но я это отчетливо чувствовала!

Мы познакомились, когда мне было пятнадцать и понравились друг ругу сразу, с первого взгляда, с первого прикосновения. С тех пор мы и не расставались. Менялись увлечения, возлюбленные, города, работы, круг общения – неизменной была только наша дружба.

Я назвала ее «душа моя», и это не было фигурой речи – мне казалась, что мы с ней очень похожи: обе зыбкие, изменчивые, мимолетные, ускользающие, немного загадочные, со стройными вытянутыми телами, всегда окутанные некой туманной дымкой, недосказанностью такой.

Она не раз меня выручала. Я звала ее на помощь, когда мне бывало плохо, одиноко или неловко. Она всегда умела разрядить ситуацию, смягчить ее, сделать ее легкой и тающей, как облачко. Неловкая пауза в разговоре, неуверенность перед сложным экзаменом, отчаяние, когда что-то не получается, усталость от забот – всегда она была со мной и всегда помогала. А уж на отдыхе!!! Отдыхать с ней одно удовольствие. Она молчаливая, ненавязчивая и всегда меня понимает. Всегда, в отличие от многих других.

Единственное, что она требует – это чтобы я ее не забывала и хотя бы раз в час уделяла ей пять минут внимания. Хотя бы пять минут! Я чувствовала признательность к ней и забывала очень редко, но уж если это случалось, мной овладевало беспокойство, я начинала тревожиться и метаться, искать ее и стремиться к ней, и успокаивалась только когда ее вновь обретала. Одно прикосновение – и по телу уже разливается блаженное тепло. Да, да, от нее было столько тепла! Оно согревало мне душу.

А в тех местах, где я чувствовала себя неуютно, она умела мигом соорудить какое-то подобие домика, защитного купола, зонтик, под которым нам вдвоем было хорошо. И даже когда я выходила из-под этого зонтика, из этого дома, какое-то время еще сохранялось ощущение защищенности.

Я бывала близка со многими людьми, но ни к кому и никогда не была так привязана, как к ней. Душа моя…

Когда же все это кончилось? Не знаю… Просто наступил момент, когда я вдруг ощутила, что наше общение перестало доставлять мне удовольствие. Это было уже совсем не то. Раньше от нее у меня никогда не болела голова, а теперь вдруг это стало происходить. И хотя все между нами было по-прежнему, после каждой встречи оставалось какое-то неприятное послевкусие. И в какой-то момент я задумалась: а так ли уж это нормально, что мы не можем жить друг без друга? Сколько же времени, сил, эмоций уходит на нашу странную, болезненную связь? Ведь получается, что если мы так сроднились, слились, то это действительно зависимость. Где тут она, а где я, и, может быть, она, «душа моя», действительно в какой-то степени овладела моей душой?

Я произвела опыт. Уехала на целую неделю, а ее с собой не взяла. Она осталась дома – одинокая, брошенная, непонимающая, что происходит. А я, трепеща от собственной смелости, уехала туда, где ей подобных нет и быть не может. В лес, где синее озеро, и зеленая трава, и большие деревья, и много людей, которые тоже приехали туда отдохнуть. Где я попробую наконец, а как это – жить без нее?

Не скажу, что мне это далось без труда. Разумеется, временами я вспоминала о ней и даже скучала, но тем не менее я выяснила, что могу обходиться и без нее. Вполне. Я гуляла, дышала, играла, смеялась, и голова стала ясная-ясная, как будто утренний туман рассеялся, и выглянуло солнышко.

Вернувшись, я сразу бросилась к ней. «Душа моя, как же я по тебе соскучилась! Как давно мы не общались…». Она лежала, вся такая заброшенная и, похоже, обиженная. Я схватила ее, припала к ней, вдохнула ее родной запах, и… Господи, что это??? У меня вдруг перехватило дыхание, и я закашлялась. В голове все поплыло, словно перед обмороком, а во рту стало горько-прегорько. Было ощущение, что меня отравили. Но кто? Она??? Моя верная подруга, спутница и наперсница? Душа моя…

Несколько неверных шагов до дивана, и я почти рухнула на него. Я тупо глядела на мою подругу, которая казалась теперь какой-то недоброй и отстраненной. Неужели она настолько рассердилась, что решила отомстить мне таким образом? «Это именно так, — подсказал мне мой ясный, продутый ветерком и прогретый солнышком мозг. – Причем она ВСЕГДА это делает». «Не верь, — выдохнула она, и голос мозга стал тише. – Не верь никому, только мне. Где он был, когда ты страдала, когда чего-то страшилась, когда нуждалась в поддержке? Он помалкивал, а я была рядом». «Я не помалкивал, это она все время туману напускает и нарушает связь», — попытался докричаться до меня мозг. Но его голос таял и исчезал, меня уже окутывала привычная мягкая убаюкивающая дымка. «Ты же не сможешь без меня жить, мы снова будем вместе, ты и я, неразлучные подруги, всегда, всегда… И ты опять будешь называть меня «душа моя», — шептала она.

- Стоп! – вмиг осипшим голосом выкрикнула я и отбросила ее. – Не стоит торопиться. Я должна сама во всем разобраться.

Я чувствовала себя плохо. В голове все крутилось, бронхи сдавило, рот стремительно наполнялся горькой слюной. Но я еще была в себе и прекрасно помнила, какой была для меня минувшая неделя – свежей, светлой, радостной. Никаких головных болей, никакой горечи, никакого… тумана. Непривычная неделя. Потому что… без нее?

И тогда я решилась.

- Мы должны расстаться. Навсегда. Вот так.

- Как – «расстаться»? Почему расстаться? Мы ведь уже столько лет вместе! Да в мире нет ни одного человека, с кем ты дружила бы дольше, чем со мной, разве нет???

- Есть. Есть такой человек. Это я. И ты вовсе не моя душа. Ты просто… сигарета.

- Ты ошибаешься! Я – твоя радость, твое счастье, твое спокойствие… Я – решение всех твоих проблем…

- Нет. Я провела неделю без тебя, и там были и радость, и счастье, и спокойствие. Я… я благодарна тебе. За то, что ты была со мной все эти годы. Но я тебя придумала. Понимаешь, это я придумала себе такой способ бегства от проблем! Я сама! А теперь я увидела и себя, и тебя другими глазами. Я – взрослый человек, способный нести ответственность за свою жизнь и решать свои проблемы. А ты просто бумажная палочка, набитая сушеной травой – легким наркотиком, затуманивающим мозги. Я не верю, что у меня такая душа.

Я ждала возражений, но она молчала. Я смотрела на нее и понимала, что она никогда больше ничего не скажет. Потому что злые чары развеялись, и передо мной была вовсе не задушевная подруга, а просто сигарета. Ничего более.

- Прощай, — сказала я своей последней сигарете, провожая ее в мусоропровод. – Моя душа – только моя, и я сама о ней позабочусь. Я смогу.

- Умница, — с облегчением сказал Мозг. – Мы сможем. Даже не сомневайся!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 29.05.2016, 14:45 | Сообщение # 282
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ГОРДОСТЬ И ГОРДЫНЯ

Рубрика: Притчи и философские сказки

Два путника сидели у придорожного камня, отдыхали, перекусывали и беседовали о жизни.

Гордость: Я горжусь тем, что добился всего сам, своими руками и своей головой!

Гордыня: Я тоже мог бы добиться этого, и даже больше, если бы мне были созданы такие же условия!

Гордость: Я горжусь тем, что не искал каких-то особенных условий, а использовать то, что было!

Гордыня: А я не желаю использовать что под руку попало, мне нужно только самое лучшее, достойное моей уникальности!

Гордость: Я горжусь тем, что умею извлекать пользу из всего, что попало под руку, и во всем находить радость!

Гордыня: Я бы тоже радовался, если бы не дураки, тупицы, воры, хамы и бездельники, которых так много развелось вокруг!

Гордость: Я горжусь тем, что научился видеть хорошее во всех людях, и ко всем отношусь доброжелательно!

Гордыня: Я бы тоже ко всем относился доброжелательно, если бы они были ближе к идеалу, задуманному Творцом!

Гордость: Я горжусь тем, что давно уже не ищу идеалов! Я принимаю все как совершенство!

Гордыня: Я бы тоже принимал все как совершенство, если бы оно таковым было! Но мир несовершенен, и его все время нужно улучшать и переделывать!

Гордость: Я горжусь тем, что переделываю не мир, а себя, и достиг на этом пути немалых успехов!

Гордыня: А я не желаю переделывать себя – я и так в полном порядке. Я никогда ни под кого не подстраиваюсь!

Гордость: А я горжусь тем, что могу подстроиться под кого и под что угодно, и поэтому живу в гармонии с миром!

Гордыня: Я бы тоже жил в гармонии с миром, если бы он посылал мне то, что я действительно хочу!

Гордость: Я горжусь тем, что у меня есть то, что я действительно хочу! И я могу с гордостью поведать об этом миру! Пусть все знают, что это возможно!

Гордыня: Еще чего – оповещать всех!!! Пусть идут своим путем. Тем более что всего мир все равно не дает.

Гордость: Ты высокомерен и обособлен, ты оценочен и критичен, поэтому мир не торопится исполнять твои желания.

Гордыня: Ты хвастлив и многословен, и склонен поучать. Смотрите, мол, какой я! Весь такой успешный, процветающий, состоявшийся!

Гордость: Но я действительно такой! Я говорю правду!

Гордыня: А зачем ты ее говоришь??? Почему тебе немедленно хочется всех оповестить о своих достижениях?

Гордость: Чтобы все знали, что так можно!

Гордыня: Все и так знают. Но ты говоришь не о них. Ты говоришь о себе! Смотрите, мол, как у меня все круто!

Гордость: Неправда! Я ведь только чтобы поделиться радостью!

Гордыня: И этим унизить тех, кто живет в горе? У кого пока не получается?

Гордость: Нет! Нет! Я вовсе не стремлюсь кого-то унизить.

Гордыня: Да, да. Ты просто стремишься себя возвысить. Иначе чего бы тебе трубить о своих успехах на весь мир?

Гордость: Да ты просто мне завидуешь!

Гордыня: Ага. Значит, своими рассказами ты вызвал во мне зависть.

Гордость: А ты не завидуй! Я же не для того…

Гордыня: Ха! А для чего тогда ты мне все это рассказывал??? Разумеется, покрасоваться: вот, мол, я какой, чего достиг, чего имею, чего понял, любуйтесь мною! Тебе просто постоянно требуется подтверждение собственной значимости! Скажи, что нет?

Гордость: Это цинизм. Нехорошо быть таким прагматиком!

Гордыня: Кажется, это была оценка?

Гордость: Ты сбиваешь меня! Ты провоцируешь меня! Это нечестно!

Гордыня: Обвинение, оценочность, перевод стрелки.

Гордость: Это нечестно! Ты сам…

Гордыня: Да ладно… Не обижайся. Ты же знаешь, люблю поразвлечься. Уж очень меня забавляет, когда с вас, позитивщиков, слетают маски… Всегда интересно посмотреть на истинное лицо. Не обижайся, вспомни, ведь мы ж одно целое, мы отражения, я – это ты, а ты – это я. Вставай, пойдем! Пора.

Они встали и пошли по дороге. Плечо к плечу, рука об руку. И сразу стало понятно, как они близки друг к другу, и как похожи – братья-близнецы, две стороны одной медали, Гордость и Гордыня.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 30.05.2016, 16:56 | Сообщение # 283
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ПРИТЧА О КОСТЫЛЕ



Одна девушка мечтала удачно выйти замуж. Так, чтобы муж ее любил и холил, взял на себя все хозяйственные заботы, зарабатывал много денег, занимался детьми и защищал ее от всех невзгод и огорчений.

Она так сильно этого хотела, что ее мечту услышал Бог и дал ей именно такого мужа. И она не была разочарована: муж ее любил, баловал, оберегал и защищал, буквально пылинки с нее сдувал и шагу не давал ступить без его опеки.

Но так случилось, что час его смерти случился гораздо раньше, чем она могла предполагать. И осталась она один на один с этим жестоким, непонятным миром, которого она почти и не знала. Ей было совершенно не на кого опереться, и она чувствовала себя все хуже и хуже.

И тогда она взмолилась:
- Господи, пожалуйста, верни мне моего мужа, дай мне опору в этой жизни!
- Ничего не поделаешь, его время пришло, и он мне нужен здесь. — ответил Бог. – Теперь тебе придется идти по жизни самостоятельно,
- Но я не могу справиться со всем, что на меня навалилось. Во мне нет душевного равновесия, я растеряна и напугана. Я не могу без него жить, я не знаю, куда мне идти и что делать.
- Может быть, пришла пора этому научиться? Жить, ходить, делать – самой?
- Всегда по правую руку от меня стоял муж, и я опиралась на его крепкое плечо. А теперь там пустота, и я никак не могу обрести равновесие. Верни мне его, верни, верни!
- Я не могу этого сделать. Река Времени течет только в одну сторону, и никогда – вспять. Но я могу дать тебе заменитель того, чем являлся для тебя твой муж.
- Да, пожалуйста! Иначе я просто рухну, рассыплюсь на мелкие кусочки!
И Господь с состраданием подал женщине костыль…

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 05.06.2016, 18:07 | Сообщение # 284
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
МЕШОК ПРОБЛЕМ

Рубрика: Притчи и философские сказки

Однажды к Богу пришла женщина. Ее спина была согнута под тяжестью большого мешка, голова наклонена вперед, а взгляд исподлобья был тревожным и бдительным.

— Ты устала, милая женщина? – обеспокоился Господь. – Сними свою ношу с плеч, присядь, отдохни.

— Спасибо, но я не могу тут рассиживаться, я ненадолго, — отказалась женщина. – Только попрошу – и сразу назад! А то вдруг за это время уже что-нибудь стряслось? Никогда себе этого не прощу!

— Чего же ты не готова себе простить?

— Если с моим ребенком что-нибудь случится. Я как раз и пришла попросить тебя: Господи, спаси и сохрани его!

— Я только этим и занимаюсь, — серьезно сказал Господь. – Разве я дал тебе повод усомниться в моей заботе?

— Нет, но… В этой жизни столько всяких опасностей, плохого влияния, крутых поворотов! А у него возраст такой – все хочется попробовать, повсюду влезть, во всем как-то самоутвердиться. Я очень боюсь, что его занесет на повороте, он ушибется, и ему будет больно.

— Что ж, в следующий раз он будет осторожнее, потому что на своей шкуре узнает, что такое боль, — ответил Господь. – Это очень хороший опыт! Почему же ты не хочешь дать ему научиться?

- Потому что хочу избавить его от этой боли! – страстно воскликнула мать. – Ты видишь – я всегда ношу с собой мешок соломы, чтобы подстелить ее там, где он может упасть.

- А упасть он может везде… — задумчиво ответил Господь. – Даже с собственной кровати можно упасть, разве нет?

- Ну да… Но ведь есть же такая пословица – «знал бы, где упасть, так соломки б подстелил». Вот я и пытаюсь обезопасить его.

- И теперь хочешь, чтобы я обложил его соломкой со всех сторон? Хорошо. Смотри же!

И Господь мигом сотворил целый ворох соломы и бросил его в мир. Солома попала точно в цель: она кольцом легла вокруг сына той женщины, отгородив его от всех опасностей, от всех невзгод, от всех соблазнов и искушений, а заодно и от жизни. Женщина видела, как ее сын пытается двигаться то туда, то сюда, раздвинуть стебли, пробраться сквозь солому, но все тщетно: солома передвигалась вместе с ним, готовая, если что, смягчить удар. Сын метался, пробовал разорвать соломенное кольцо, впадал то в отчаяние, то в ярость. А в конце концов, он достал откуда-то спички и поджег солому. Взметнулось пламя, и всю картину мгновенно затянуло дымом.

- Сынок! – закричала женщина. – Сынок, я иду на помощь!

- Хочешь подбросить в костер еще соломки? – спросил Господь. – Имей в виду: чем больше соломки подстилают родители, тем сильнее желание прорваться сквозь нее любой ценой. Если же это не удастся, человек может и вовсе начать прожигать жизнь. Ведь он не будет знать, что такое боль, и что такое свобода выбора — тоже…

- Но я не могу этого допустить! – прорыдала женщина. – Мой мешок соломки спасет его!

- Ты думаешь, что это мешок соломки, но ты ошибаешься, — ответил Господь. – На самом деле это – Мешок Проблем. Все ужасы, которые тебе чудятся, все опасения, которые в тебе живут, все страхи, которыми ты наполнена, находятся в этом мешке. Все, о чем ты думаешь и тревожишься, набирает силу и разрастается, потому что ты даешь этому энергию. Поэтому твоя ноша столь обременительна, а твоя спина устала…

- Выходит, я не должна заботиться о сыне? – в раздумье наморщила лоб женщина. – И это говоришь мне ты, Господи?

- Заботиться – сколько угодно. Это дело матери. Но вот беспокоиться ты не должна – это точно. Ведь я-то тоже о нем забочусь. Позволь и мне делать мое дело. Просто не мешай мне! Но это, как я понимаю, вопрос веры…

- Знаешь что, Господи? – немного подумав, заговорила женщина. – Ты можешь дать мне… спички?

- Разумеется. А что ты хочешь делать?

- Сжечь свой Мешок Проблем, — улыбнулась женщина. – И научиться, наконец, доверять тебе по-настоящему. Падать и подниматься. Ошибаться и исправлять ошибки. С благодарностью принимать и радость, и боль. И подарить моему сыну право делать то же самое.

- Это верное решение, — улыбнулся Господь. – Ну их, эти тревоги! Гори они все огнем!

- Я доверяю миру, себе и сыну, — шептала женщина, глядя, как пылает, корчится, рассыпается и становится пеплом ее заранее припасенная соломка, ее Мешок Проблем. И спина ее теперь была прямой, голова высоко поднятой, а взгляд чистым и ясным. – Я верю, Господи, что все, что происходит, ниспослано тобой – во имя и для блага нас самих. Теперь я и правда верю!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 04.07.2016, 05:24 | Сообщение # 285
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16485
Статус: Offline
ПРИТЧА О ВЫБОРЕ

Рубрика: Притчи и философские сказки

Однажды к Богу пришла женщина, которая выглядела совершенно несчастной.

— Господи, как же трудно было к тебе добираться! – упрекнула его она. – Мне пришлось истоптать семь пар башмаков, переплыть семь рек, преодолеть семь болот, перебраться через семь ущелий, прежде чем я узрела тебя. По-моему, у меня отнялись ноги.

— Ты сама выбрала такой трудный Путь, и это твое право, — ответил Господь. – Наверное, у тебя ко мне важное дело, если ты так ко мне стремилась?

— Очень важное! Я хочу спросить тебя, за что ты наказал меня многочисленными несчастьями? Что я такого сделала, чтобы ты меня вот так возненавидел?

— Я есть Любовь, и не умею ненавидеть, — ответил Творец. – Но если я в чем-то ошибся – я готов все исправить. Расскажи мне, в чем твои несчастья.

— В детстве у меня не было взаимопонимания с родителями, и я от этого страдала. Муж, которого я любила, ушел от меня к другой. Мой единственный ребенок умер, едва успев повзрослеть. Друзья от меня отвернулись, потому что я не хотела ни с кем общаться. А теперь я заболела смертельной болезнью, и мне осталось жить совсем недолго. Ты отнял у меня все, Господи! И я хочу знать, за что. Почему мне предначертано быть несчастной???

— Милая женщина, я тоже хочу тебя спросить, — с состраданием сказал Господь. – Я дал тебе родителей, чтобы ты познала, что такое быть дочерью. У тебя был муж – чтобы ты познала, что такое быть женщиной. Я послал тебе ребенка, чтобы ты познала, как это – быть матерью. У тебя были друзья – чтобы ты познала, что такое «быть заодно» и «поддерживать друг друга». Я послал тебе Болезнь – как последний сигнал, что ты что-то делаешь не так. Я дал тебе все для Счастья – гораздо больше, чем многим другим. Скажи мне теперь, почему же, имея столько возможностей для Счастья, ты выбрала быть несчастной? Иди и подумай об этом, время еще есть. И выбери что-то другое – если захочешь, конечно.

… Прошло много времени, и у ног Создателя появилась та же самая женщина. На этот раз она выглядела совершенно счастливой.

- Здравствуй, Господи, — с улыбкой сказала она. – Рада тебя видеть!

— Ты не устала? Трудно было добираться? – заботливо спросил Господь.

— Нет, вовсе нет! Я прилетела на крыльях Любви, пара взмахов – и я тут, — ответила женщина. – Я здесь, чтобы поблагодарить тебя.

— В твоей жизни что-то изменилось?

— О да! После той нашей встречи все стало по-другому, потому что изменилась я. Тогда я вернулась в свой мир, где меня ждала моя болезнь. Но я выбрала жить – и сумела найти способы, чтобы исцелиться.

Исцелившись сама, я захотела рассказать другим, что это возможно, и стала помогать тем, кто уже отчаялся.

У меня появилось множество друзей, и они помогли мне написать об этом книгу, а потом и много книг.

Один из моих читателей стал мне мужем. Он вдовец, его жена умерла от той же болезни, что была у меня, и у него осталось трое детей. Я стала им вместо матери, так что теперь у меня уже подрастают любимые внуки!

— Но я вижу, что ты передвигаешься в инвалидной коляске. Наверное, это огорчает тебя? – испытующе спросил Господь.

— В этом есть свои плюсы. У меня больше, чем у других, времени для размышлений, для медитаций и для творчества.

— Я вижу, глаза твои сияют, и улыбка цветет на твоем лице.

— Это потому что я все время в движении, у меня столько планов! Я научилась вязать, я освоила Интернет, я общаюсь со всем миром. А главное – я могу дарить Миру то, что во мне открылось. Во мне столько Любви, что хочется обнять весь мир! Ты знаешь, Господи, я наконец-то счастлива!

— Как мало, оказывается, человеку надо для Счастья, — с улыбкой промолвил Бог. – Всего лишь сделать выбор…

Автор: Эльфика


Нас только один
 
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Страница 19 из 20«1217181920»
Поиск: