Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 20«12345671920»
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Сказкотерапия. Сказки Эльфики
СторожеяДата: Четверг, 30.06.2011, 14:40 | Сообщение # 61
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Настя, спасибо! Вот за чтоя и полюбила эти удивительные сказки. Так просто о таких сложных вещах. Здорово! biggrin

Нас только один
 
СторожеяДата: Среда, 06.07.2011, 07:37 | Сообщение # 62
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Немножко грустная, но очень поучитеьная сказка.

Прощание (Эльфика)

- Ты что? Куда это ты собралась? На ночь глядя?
- Какая ночь… Утро уже. Пятый час. Оторвись хоть на 5 минут от своего компьютера.
- Ну не начинай…
- Я не начинаю. Я заканчиваю. Я ухожу.
- Куда это ты уходишь?
- Какая тебе разница? Ты мною никогда не особенно интересовался, чего уж теперь…
- А чего тобой интересоваться, если ты и так всегда со мной была???
- Была. А теперь ухожу.
- Погоди. Так нельзя. Давай разберемся.
- В чем?
- Ну, не знаю… Ты не имеешь права меня вот так вот бросить.
- Да ну? И кто же у меня это право отнял?
- Ну как… Это подразумевается!
- Кем подразумевается?
- Всеми.
- Я – не все. И ты – не все. У нас – особые отношения. Свои.
- Вот, правильно! У нас – отношения! И ты мне нужна!
- Я больше не нужна тебе, мой дорогой.
- Ты нужна мне! Как же? Я ж не смогу без тебя жить!
- А это уже не мои проблемы. Ты меня забросил, и я решила уйти.
- Нет, подожди. Я же еще не старый… Даже, можно сказать, молодой!
- И что?
- И ты должна остаться!
- Да ничего я тебе не должна! Это ты мне задолжал. За все несбывшиеся мечты, неисполненные обещания, нереализованные планы. Твои, между прочим – не мои! И заметь – я с тебя долгов не требую. Потому что твой выбор, а мне уже все равно. Просто теперь меня у тебя не будет – вот и все.
- Постой. Ну нельзя же так вот… Сразу. Я не готов!
- А я тебе давно знаки подавала. Намекала. Прямо давала знать! Предупреждала, словом. Но ты предпочитал не слышать.
- Но нам же было хорошо вместе!
- Когда-то. Сначала. А потом ты меня забросил. Компьютер… Пиво… Телевизор… Сигареты, одна за другой… И так день за днем. Из года в год.
- Ну почему??? Работа еще. И сон.
- И на работе все по списку – смотри выше. Ну, а про сон я вообще не говорю. Тяжелое забытье, а не сон.
- В кино ходили.
- Ага, помню. В прошлом году…
- Рестораны!
- Ну что мне твои рестораны??? Что, кроме твоего тяжелого похмелья??? Что нового, полезного, яркого ты оттуда вынес, кроме алкогольной интоксикации и фирменной солонки? Это же убивало меня раз за разом, понимаешь? То есть ты! меня! убивал!
- По-моему, ты придираешься. Все так живут!
- Во-первых, не все. А во-вторых, ну что мне все??? Я же не со всеми жила, а с тобой!
- Ну ты не можешь меня вот так вот бросить.
- Могу. Ты мне стал неинтересен. Я тут с тобой сама себе стала неинтересна. У нас больше нет общих тем, понимаешь?
- Но ведь я умру без тебя!
- Ты и так уже, можно сказать, умер. Дотлеваешь, как твоя сигарета. Давно уже.
- Но ты же мне нужна!
- Не думаю. Не вижу. Не ощущаю. Может, пригожусь кому-нибудь другому. С кем будет интересно. А с тобой – не вижу смысла. Извини…
- Жизнь! Ты не имеешь права так со мной поступать.
- Я всего лишь твое отражение, между прочим. И сейчас поступаю с тобой, как ты поступил со мной. Ты меня растратил… По мелочам, по пустякам. Ты меня забросил… Ты забыл, что такое – Жизнь.
- И тебе не жалко? Вот так вот разом – и перечеркнуть все, что было?
- А что было-то? Вроде я с тобой много лет – а как и не было ничего. Пустота… Безвременье. Вечное ожидание: «Вот с понедельника!». А потом - «понедельник – день тяжелый», ну и так далее…
- Не уходи… Останься еще на немного, а? Я тебе обещаю! Курить брошу. Пить – ну, только по праздникам. Бегать по утрам начну! Все, решено! С понедельника – новая жизнь!
- Боже, как я от тебя устала… Я смертельно устала… Как ты любил говаривать: «Нет жизни – и это не жизнь». Меня больше нет… Прощай…
И она ушла. В пепельнице дымилась до половины докуренная сигарета. Его голова как-то неловко, боком лежала на клавиатуре, и на лице было выражение легкой обиды и недоумения, словно он так и не понял: за что это его так, и почему Жизнь так внезапно его покинула…


Нас только один
 
larisa4350Дата: Среда, 06.07.2011, 16:06 | Сообщение # 63
Мастер Учитель Рейки
Группа: Друзья
Сообщений: 274
Статус: Offline
Даааа! Грустная сказка, но поучительная. Надо ценить каждый миг нашей жизни.

Человек-это тайна.
Жизнь-святыня.
Любовь-величайший дар.
 
RiojaДата: Среда, 06.07.2011, 16:46 | Сообщение # 64
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 895
Статус: Offline
Спасибки!))))))

И опять нас зовет дорога, где тебе говорит любой:
"Я приветствую в тебе Бога, повстречавшегося со мной!"
 
СторожеяДата: Пятница, 08.07.2011, 07:30 | Сообщение # 65
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Аттракцион (Эльфика)

- Почтеннейшая публика! Приглашаем вас посетить наш уникальный аттракцион – Мост Любви! Пройдите по Мосту – и в конце вы получите эксклюзивный приз – Свою Любовь! – надрывался зазывала в костюме клоуна. Рыжий парик, разрисованное лицо, улыбка от уха до уха, нарисованная слеза и красный шарик на носу.
- Что за чушь он несет? – спросила я свою подругу Симку, с которой мы прогуливались по парку.
- Почему чушь? – удивилась Симка. – Про любовь говорит, пройдите, мол, по мосту – и того… получите и распишитесь. Аттракцион такой.
- Знаем мы эти аттракционы, - скептически отозвалась я. – У меня вся жизнь – сплошной любовный аттракцион. Только главного приза что-то не видно.
- Тогда что ты теряешь? – дернула меня за руку Симка. – Давай! Интересно же, что за Мост Любви!
- Тебе интересно – ты и проходи, - гордо сказала я.
- Не могу, - вздохнула Симка. – Мне Костик никуда лезть не разрешает…
Костик – это Симкин муж, который трясется над своей ненаглядной, как будто не она беременная, а он сам. Симка свой Мост Любви давно прошла, и призов у нее было море. Хорошо ей говорить!
- Боишься, значит, любви… Трусиха! Ну тогда пойдем мороженое лопать, - легко переключилась Симка. Это меня задело.
- Почему трусиха? Ничего я не боюсь! Вот возьму да и пройду! – сердито сказала я.
- Лицом к лицу с собственными страхами! Преодолевая препятствия и сметая барьеры! Вперед, за счастьем, по Мосту Любви! – с новой силой завопил клоун.
- Слушай, может, не надо? – вкрадчиво спросила Симка. – Ну на фига тебе этот приз? Наверное, ерунда какая-нибудь, плюшевый медвежонок!
Но я уже закусила удила. Коварная Симка знала, на какие кнопки надо нажать, чтобы я пошла вразнос.
- Ну и что! – самолюбиво отозвалась я. – Лучше медвежонок, чем вообще ничего. Буду его любить, вот!
С этими словами я ринулась к клоуну, как в последний бой, хотя трусила ужасно. Обрадовавшийся до невозможности клоун быстренько подвел меня к примитивному сооружению: грубо сколоченный деревянный мосток, середина которого скрывалась под раскинутым разноцветным шатром. Маленьким, метра 3 в диаметре. Что там могло быть непреодолимого – не представляю.
- Заходите с этой стороны, выходите с той, - напутствовал меня клоун. – А все, что под шатром – ну, сами разберетесь. Единственное, что следует помнить: Мост Любви – это дорога в один конец. Оглядываться не рекомендую, прошлое, знаете ли, затягивает. А так все предельно просто!
- Надеюсь, ведро с водой на голову не проливается? – холодно спросила я.
- Это вряд ли, - бодро ответствовал клоун. – Ну, с Богом!
- Держись, подруга! – воинственно крикнула Симка. – Я тебя там встречу, на том конце моста! Давай скоренько!
- Соскучишься не успеешь, - пообещала я и шагнула на Мост. Створки шатра сомкнулись за мной, и наступила темнота.
… Внутри оказалось совсем не так, как следовало ожидать. Во-первых, здесь было довольно светло. Во-вторых, внизу и вверху клубился какой-то дым, совершенно сбивая с толку глазомер. В-третьих, пространство было необозримым – какие там 3 метра в диаметре??? Я стояла на подвесном мосту, и он был такой длинный, что конца ему не видать. «Эффект зеркал, наверное», - решила я и подумала – а не вернуться ли мне, пока не поздно. Но когда я оглянулась, то с ужасом обнаружила, что никакого шатра за мной не наблюдается, а мост примыкает к отвесной скале. Я ее даже потрогала – камень и камень, и никаких входов-выходов. «Аттракцион, блин. Цирк уехал, клоуны остались. Вляпалась!» - тоскливо подумала я.
Делать было нечего: я сделала шаг вперед и чуть не упала: подвесной мост оказался шатким и хлипким, под ногами ходил ходуном, и я едва удержала равновесие.
- Мама! – взвизгнула я.
- Я здесь, доченька! – тут же отозвалась мама, возникая на мосту метрах в 5 от меня.
- Мама, ты как здесь? – глупо спросила я, цепляясь за перила.
- Ты позвала – и я пришла, - объяснила мама. – Не бойся, я с тобой, я спасу тебя. Я никому не дам тебя обидеть. Мою девочку. Мою малышку. Мою симпампулечку.
- Мам, я уже давно не малышка, - тут же привычно ощетинилась я. Начинался наш вечный диспут.
- Малышка, малышка, - успокаивающе заворковала мама. – Девочка мою ненаглядная. Никому тебя не отдам. Никого у меня нет, кроме тебя. Мамочка всегда с тобой, мамочка всегда бдит…
Голос ее убаюкивал, глаза стали слипаться, и я почувствовала, что руки мои разжимаются, мне хочется лечь… уснуть… и пусть мама колыбельную споет…
- Не спи! – вякнул кто-то под самым ухом. – Разобьешься, дурында!
Я очнулась. Надо мной вился какой-то странный персонаж: больше всего он напоминал глазастую мочалку с крылышками.
- Ты кто? – опасливо спросила я, косясь на маму, все еще маячившую впереди.
- Я твой Инстинкт, - обиженно ответил он. – Вот здорово, почти до 30 лет дожила, а своих Инстинктов не знаешь.
- Какой еще Инстинкт??? – обалдела я.
- Какой, какой… Половой! – сердито ответил он. – Я тебя влеку к мужчинам, а мужчин – к тебе. Что непонятного?
- Как-то ты слабо влечешь, - тут же парировала я. – Чего ж я тогда до сих пор не замужем?
- Так я ж подавленный, - объяснил Инстинкт. – Думаешь, я на самом деле такой? Да я на самом деле ого-го! А ты меня задавила правилами, предписаниями и приличиями. Так что я теперь на мочалку похож. Еще скажи спасибо, что хоть ненадолго меня хватает. Для временных отношений.
- Не слушай его, детка! – всполошилась мама. – Он тебя ничему хорошему не научит! Потеряешь голову – и все тогда!
- Что тогда? – тупо спросила я.
- Уведет тебя какой-нибудь мерзавец и проходимец! Поматросит и бросит! В подоле принесешь! Будешь всю жизнь на него спину гнуть!
Я с ужасом смотрела, как с каждым словом изо рта мамы выпадают огромные муравьи (термиты, кажется?), которые тут же начинают грызть мост. Мой Мост Любви!
- Не стой! Прогони их! – немедленно завопил Инстинкт. – А то рухнешь вместе с мостом!
- А как? – запаниковала я. – Как я их прогоню?
- Скажи маме, что ты ей бла8годарна за заботу, но не принимаешь ее страхов! Что ты сама пройдешь этот мост! Ну говори же, быстрее!
- Мама, - начала я. – Ты это… иди. Спасибо, конечно. Только почему же сразу мерзавец? Может, еще хороший человек. И в подоле – ну так мне скоро 30, можно и в подоле… Я ж не сижу у тебя на шее, сама работаю, сама воспитаю.
- А ну замолчи! – взвизгнула мама. – У меня опыт! Я жизнь прожила! Я! Тебя! Никому! В обиду! Не дам! Понятно???
Тут я почувствовала, что начинаю злиться. Да сколько же можно за меня все решать?
- Мама, никто меня не обижает, - твердо сказала я. – Я могу за себя постоять. И я сумею отличить мерзавца от нормального мужчины. Вот, Инстинкт подскажет. Ты же подскажешь?
- Это моя работа, - подтвердил Инстинкт.
- Вот. И твой опыт – это твой опыт, а у меня свой есть. И будет! И не надо за меня решать, я хочу свою жизнь прожить!
- Ты еще несмышленыш, ты можешь ошибиться, - заплакала мама.
- Ну и ошибусь! – непреклонно сказала я. – Имею право! Только винить в этом никого не буду. Ты свой Мост Любви прошла – дай теперь мне свой пройти.
Пока я говорила, термиты переставали лопать мой Мост Любви и возвращались прежним путем туда, откуда появились.
- Мам, я люблю тебя. Только не мешай мне жить свою жизнь, а? – попросила я. – Пожалуйста!
- Ты выбрала, теперь пеняй на себя, - сказала мама и стала медленно таять в воздухе.
- Ладно, буду пенять, - пообещала я. – Эй, Инстинкт! Подскажи, что делать?
- Двигаться, - охотно посоветовал Инстинкт. – Мост Любви не терпит суеты, но и не любит остановок. Любовь – это процесс, движение. Вперед! Только осторожно. Если что – я тут, рядом.
И мы осторожно двинулись вперед. Я быстро приноровилась к колебаниям моста и приспособилась использовать перила. Дело пошло веселее. Я приободрилась – и тут надо мной промелькнула какая-то мрачная тень, потом еще, еще… Стало так темно, что я вынуждена была остановиться.
- Попалась, - раздался зловещий голос. – Это хорошо…
- Инстинкт! Ты чего молчишь? – нервно спросила я.
- А чего говорить? – отозвался Инстинкт.
- Это кто вообще?
- Тебе лучше знать, - фыркнул Инстинкт. – Это из твоего прошлого. Не в моей компетенции. Спроси, может, представятся?
- Вы кто? – отважно спросила я, при этом чувствуя, что ноги ощутимо трясутся, передавая вибрацию мосту.
- Тени прошлого! – замогильным голосом отозвалась ближайшая Тень.
- А вам чего? – спросила я, тоскливо думая, на фига я ввязалась в авантюру с этим дешевым аттракционом.
- Отпусти нас, - неожиданно попросила Тень. – Надоело за тобой таскаться. На волю бы!
- Да я вас не держу! – озадачилась я. – Я даже не знаю, откуда вы взялись.
- Как же не держишь? – обиделась Тень. – Если мы сидим в твоей памяти, стало быть, держишь.
- Ну, уходите, - предложила я.
- Нет, ты нас по-настоящему отпусти, - не унималась вредная Тень.
- Так. Давайте вот что сделаем, - взяла себя в руки я. – Вы мне скажите, как вас там отпускают, а я уж в лучшем виде все выполню. Договорились?
- Помнишь маньяка в рощице? Ты его никогда не видела, но по рассказам заочно боялась. Я – его Тень. Ты теперь от мужчин шарахаешься, в каждом маньяка видишь, - сообщила Тень.
- Господи! Да вы что! Это ж мне лет 8 было? – ужаснулась я. – Я и не помню ничего такого! Я маньяков только в кино видела! Да к 30 годам одинокая женщина уже сама страшнее маньяка! Солнышко мое, лети себе, куда хочешь!
- Спасибо! Это от души, - прошелестела тень и растаяла. Стало чуть светлее.
- Тень Предательства, - представилась следующая Тень. – Помнишь, как твою Первую Любовь омрачила Тень Предательства? Так вот, это я была.
- Восьмой класс. Витька из параллельного. Он тогда к Светке переметнулся, да? – вспомнила я.
- И теперь Тень Предательства маячит над каждым твоим мужчиной, - вздохнула Тень. – Ты не забыла…
- Слушай, да мы с Витькой не виделись уж больше 10 лет! Я о нем и думать не думаю, и знать не знаю. Да он мне и не нравился по-настоящему, мы ж детьми были! Ой, блин, как все запущенно, - подивилась я. – Тень! Освобождаю тебя от службы. Вольно!
- Благодарю, - облегченно вздохнула Тень и последовала за первой.
- Тень Лжи, - подлетела следующая. – Первый курс, Виталий Сергеевич. Помнишь?
- Помню, - сказала я. – Вот это серьезно. Это правда непонятно: зачем врать? Неужели нельзя прямо в глаза сказать? А то «разведусь», «люблю», «женюсь»… И все вранье! Сказал бы – я бы поняла.
- И что бы ты сделала? – спросила Тень.
- Не стала бы вступать в такие отношения, - объяснила я.
- Вот именно! Потому он и врал. Чтобы ты вступила. Он ведь тебя правда любил. Но и жену любил. И ему хотелось сохранить и одни, и другие отношения, понимаешь?
- Но так нечестно! – возопила я.
- Ну так из-за одного нечестного мужчины ты теперь всю жизнь будешь меня на всех примерять? – спросила Тень. – А ведь так и делаешь. Примеряешь!
- Знаешь что! – обозлилась я. – А не пойти бы тебе вместе с твоим Виталием Сергеевичем???
- Ухожу, уже ухожу! – обрадовалась Тень. – Ой, какой хороший пендель ты мне сейчас дала! Высокоэнергетический!
С остальными Тенями я разделалась уже легко. Через какое-то время Мост совершенно очистился, и я тихонько позвала:
- Эй, Инстинкт! Ты чего там притих?
- Сплю, - буркнул Инстинкт. – Знаешь, когда Инстинкты засыпают? Когда голова работает!
- А что, по-твоему, только безбашенные находят свою любовь? – поинтересовалась я, двигаясь вперед.
- Да почти что! – с вызовом ответил Инстинкт, пристраиваясь у меня на плече. – От Любви становятся пьяными, от Любви крышу срывает, наступает Любовное Безумие, теряют голову, и все такое прочее.
- Знаешь, сколько раз я теряла голову? И впадала в любовное безумие? И что хорошего из этого вышло? Сплошное срывание крыши, с последующей лихорадочной починкой! – разозлилась я.
- Неее, это ты сейчас так говоришь! – опроверг Инстинкт. – У тебя Разум все здоровые порывы глушит! Сразу начинает прикидывать, как бы чего не вышло, да правильно ли ты поступаешь, да что из этого получится. Причем результат рисует крайне неблагоприятный. Не так, что ли? Это уже не безумие, а горе от ума!
- Ну и что же теперь, бросаться на всех в порыве безумия? – язвительно спросила я.
- Дура, - с чувством превосходства сказал Инстинкт. – Меня слушай! Я не подведу. И еще – у тебя есть Интуиция. Она всегда точно знает, что, куда и с кем. Но у тебя она в плену, под гнетом разума. Поэтому ты выбираешь не тех, кого хочется, а тех, кто рекомендуется опытом. По велению, так сказать, Разума.
- Нудный ты, - в сердцах бросила я.
- Это я-то нудный? – удивился Инстинкт. – Да ты меня совсем не знаешь! Я игривый! Я природный! Я естественный! Ты лучше со мной дружи. А ты все подавляешь да подавляешь.
- Ладно, буду дружить, - пообещала я. – Попробую, по крайней мере. Ой, что это?!
Откуда ни возьмись появилась огромная пчела. Или шмель – я не разбираюсь. А может, и вовсе оса. Она громко жужжала и явно собиралась вонзить в меня внушительных размеров жало. Наученная горьким опытом, я не стала ждать.
- Эй, подруга, ты кто, откуда и зачем?
- Я – Ревность, - басовито прожужжала Пчела. – Сейчас я ужалю тебя в самое сердце.
- Не надо, - быстро отозвалась я. – Зачем мне уколы ревности? Не нужны они мне. Говори, как тебя отпустить!
- А никак! – радостно сообщила Ревность-Пчела. – Я как муха на мед, а точнее, как пчела на варенье, лечу туда, где имеется уязвленное самолюбие.
- А у меня, что ли, имеется? – обеспокоилась я.
- А как же! – зловредная Пчела примеривалась, как бы поудобнее меня цапнуть.
- Ну подожди же! – взмолилась я. – Ну укусишь ты меня, и что? Говорят, пчелы после этого умирают. Давай лучше подумаем, как нам быть, чтобы и ты летала, и я по жизни спокойно шла. Угу?
- Лечи самолюбие, - посоветовала Пчела. – Наполняйся позитивным отношением к себе. Когда ты себя обожаешь, никаких уязвленностей не наблюдается.
- А как наполняться? – тут же спросила я.
- Почаще делай для себя что-нибудь хорошее. Твори добрые дела – чтобы было, за что себя уважать. Когда себя уважаешь – и других уважаешь. Когда себе даешь право на ошибку – и другим даешь. Когда ты наполнена светом – и вокруг тебя свет.
- Поняла. Исправлюсь. Не будешь кусать? – поспешила ответить я.
- Ну, погожу пока, - не стала настаивать Пчела. – Но я тут рядом, имей в виду.
- Учту, учту, - пробормотала я, продвигаясь вперед, пока еще кто-нибудь не появился. И тут же как накликала: впереди материализовалось нечто белое, полупрозрачное, колышущееся.
- Привидение! – охнула я.
- Я Призрак Несбывшейся Любви, - грустно сообщило привидение. – Ну, здравствуй, повелительница!
- Приплыли. Я – Повелительница Призраков, - хохотнула я. – И что мне теперь с тобой делать?
- Повелевай, госпожа! – взвыл Призрак, падая на колени. – Гони меня, гноби меня, поноси меня – я никуда не уйду! Я буду припадать к твоим стопам, лобзать край твоей одежды…
- Вот только не надо лобзать мои джинсы, - отпрянула я. Мост угрожающе закачался. – Ты это… встань! Ты чего? Стыдно даже. Какой-то ты униженный. Мазохист, что ли?
- Ругай меня последними словами, презирай меня, топчи меня… - снова завел свою бодягу Призрак.
- А ну помолчи! Ты мне сосредоточиться мешаешь, - приказала я. Призрак послушно замер на полуслове. Ага! Кажется, я нащупала его слабое место.
- А ну рассказывай, для чего ты здесь объявился?
- Для отражения, - с готовностью доложил Призрак Несбывшейся Любви.
- Кого отражать будем? – бодро спросила я. – Гуннов, варваров, псов-рыцарей, Золотую Орду? Ну?
- Тебя, госпожа, - смиренно отвечал Призрак, склонив голову.
- В смысле? – оторопела я.
- Я – всего лишь твое отражение, - пояснил Призрак. – Жертва, которую ты готова принести ради того, чтобы тебя любили.
- Что-о-о??? – я так отпрыгнула, что чуть не свалилась с моста. – Да ты что себе позволяешь? Да я тебя!
- О-о-о, накажи меня, отвернись от меня, порази меня! – в экстазе завопил Призрак. – И тогда я смогу упиваться жалостью к себе, и обвинять себя, и дергать себя за самые тонкие струнки души, и лелеять воспоминания о Несбывшейся Любви до скончания веков!
- Да я тебя! Да ты мне! – задохнулась от праведного гнева я. Это было уже слишком!
- А ведь не зря тебя так зацепило, есть у вас что-то общее, - флегматично заметил Инстинкт.
- И ты туда же? – грозно спросила я. – Я не такая!
- Такая-такая, - мстительно сказал Инстинкт. – Рыдания, страдания, ненависть к себе. Было?
- Было. Но редко, - решительно скала я. – А отныне – никогда. Не хочу. Противно.
- Возлюби меня, и я исчезну, - заискивающе предложил Призрак.
- Еще чего! – удивилась я. – С чего бы мне тебя любить?
- Но ведь я – это ты, - объяснил Призрак. – Твоя жертвенная часть. Твое слабое место! Но ведь твое же…
- Слушай, я вообще-то не хочу тебе ничего плохого. То есть себе, - начала говорить я. – На самом деле я просто хочу, чтобы ты как-то видоизменился. То есть я. Я хочу, чтобы мы стали сильными. И уравновешенными. И перестали себя жалеть. Это ведь можно устроить, да?
- Ну так устрой! – взмолился Призрак.
- Я тебе обещаю. Только пойму, в чем сила – и сразу устрою. Ты же подождешь?
- Я подожду, - согласился Призрак. – Я готов ждать до скончания времен, распластавшись у твоих ног…
- Стоп! Не начинай, - приказала я, и Призрак послушно замер. – Мне нужно время. И я его себе даю. Понятно? Все, свободен.
- А сила, между прочим, в Любви, запомни это, - кинул мне напоследок Призрак, возносясь вверх.
- Уж это точно, - подтвердил Инстинкт. – Ну, двинулись?
- Ох, и длинный этот Мост Любви, - пожаловалась я, возобновляя движение.
- Длиною в жизнь, - порадовал меня Инстинкт.
И тут я увидела впереди свет. Даже не свет – сияние. Оно все усиливалось и усиливалось, даже жарко становилось.
- Инстинкт, что это? – спросила я, почувствовав какую-то смутную тревогу. Наверное, Интуиция проснулась.
- Это Опаляющая Любовь! – крикнул Инстинкт. - Бежим скорее!
- Куда? Оно же там?
- Навстречу Страху! И сквозь него!
Я не стала задавать лишних вопросов – я уже научилась доверять Инстинкту. Я просто рванула вперед, насколько это было можно на этом зыбком и ненадежном мосту. Впереди был уже просто огонь, и мне очень хотелось повернуть назад, но Инстинкт закричал:
- Не поворачивайся! Погибнем! Только вперед!
Я с размаху влетела в огонь. Опаляющая Любовь ревела, как пламя в топке мартеновской печи. Или доменной. В пламени мелькали какие-то смутные видения кинжалов, утопленниц, удавленниц, рыдающих дев, разрушенных башен, чудовищ, монахинь и прочих «опаленных любовью». Смотреть было некогда – я слышала, как трещит дерево и что-то лопается – наверное, канаты. Мост болтало из стороны в сторону, а я рвалась вперед, сквозь огонь, и думала об одном: если я спасусь, я буду любить! Несмотря ни на что! Безбашенно и неразумно, следуя Инстинкту и Интуиции! Забыв все прошлые неудачи, простив всех, кто принес мне боль! Отпустив все тени и призраки прошлого! Потому что если и есть на свете что-то стоящее – это Любовь! И в ней – моя сила!
Кажется, я закричала – и с криком вылетела сквозь ткань шатра на белый свет. Туда, на другой конец Моста Любви. Где уже подпрыгивала в нетерпении моя верная Симка и стоял клоун в рыжем парике, помахивая связкой воздушных шариков. Я по инерции рухнула прямо к нему в объятия.
- Ну как? Ну что? – спрашивала Симка.
- Круто! – выдохнула я, принимая вертикальное положение. – Высший класс!
- А приз? Где же приз? – заволновалась Симка.
- Вы прошли Мост Любви, - торжественно сказал клоун. – Получите свой приз.
И он протянул мне те самые шарики, с которыми встречал меня на выходе. Это было как-то неожиданно и, по-моему, не соответствовало энергозатратам.
- И все? – разочарованно спросила Симка, хлопая глазами.
- Это то, что надо, - шепнул кто-то внутри меня. Наверное, Интуиция.
- Умница! Живи чувствами, - встрял Инстинкт – его я не видела, но голос сразу распознала.
- Спасибо! – улыбнулась я клоуну и взяла шарики. – Замечательный аттракцион. Сами придумали?
- Жизнь подсказала, - грустно улыбнулся клоун. – Скажите, а там… как?
- А вы что, не знаете? – удивилась я.
- Так у всех по-разному, - сказал клоун. – И не все проходят. Я вот, например, ни разу не дошел.
- Как? – опешила я. – Почему?
- Боюсь, - просто ответил клоун. – Доводилось в жизни сильно обжигаться.
- Там есть страшные штуки, - сказала я. – Но не страшнее, чем жить. Правда. Вы обязательно пройдете. Преодолеете страхи. И тоже получите свой приз.
- Может быть, когда-нибудь, если наберусь храбрости, - вздохнул клоун, и мне показалось, что нарисованная слеза на мгновение стала живой.
- А знаете что? – вдруг решила я. – А давайте сейчас, а? Чего ждать-то? Так ведь и жизнь пройдет!
Он растерялся и стал очень смешной. Даже парик у него, казалось, встал дыбом.
- Но я же не могу бросить аттракцион… - попытался отвертеться он.
- Ага. Я об этом подумала. Симка за вас постоит на входе. А я… я вас здесь подожду. С шариками. Это будет ваш приз. Ну как идея?
- А! Была не была! – махнул рукой он. – Сейчас или никогда! Я пошел! А вы правда меня дождетесь?
- Честное благородное слово, - пообещала я, подталкивая его к шатру. Он растерянно оглядывался, разводил руками и натыкался на идущую впереди Симку. Я улыбалась.
- Хороший выбор, - одобрил Инстинкт.
- Он сильный, добрый и будет любить тебя всю жизнь, - шепнула Интуиция.
- Спасибо, что не спите, - засмеялась я.
По ту сторону шатра моя заводная Симка уже голосила: «Аттракцион века! Мост Любви! Незабываемые приключения! Занимайте очередь!».
А по эту сторону Моста Любви я, вроде воздушного шарика наполняясь только что обретенной Силой, ждала своего Грустного Клоуна.


Нас только один
 
СторожеяДата: Пятница, 08.07.2011, 18:22 | Сообщение # 66
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Сказка о времени. (Эльфика)

Время! Вре - мя!!! Ну, где же это Время???
- Ну, я Время. Чего кричишь?
- Чего кричу, чего кричу! Надо, вот и кричу! Ты почему меня не лечишь?
- Я? А с какой стати? Я тебе что, доктор, что ли?
- У меня душа - вдребезги! Одни осколки!
- Ну, давай, замету, что ли... Могли бы и сами убраться, да уж ладно. Все, видишь,
чисто стало, я потекло дальше.
- Куда? Куда??? А внутри?
- Чего внутри?
- Так это... Внутри тоже надо убраться! Душа же изранена!!!
- Ну, так лечи ее, свою душу!
- А ты? Говорят же - <<время лечит>>???
- Врут. Или ошибаются. Время затягивает, заносит песком. <<Пыль веков>> - слышала
такое? Накидаю сверху, не видно будет... А под этим - все та же рана. Еще и загноится,
чего доброго.
- Ну так ты же должно лечить?
- Как, скажи на милость? Аспирином? Мазью Вишневского? Клизмой? Как лечить-то?
- Ну, стирать воспоминания... Очищать от груза прошлого... Растворять старые
обиды... Расставлять все по полочкам? Разве нет?
- Ох, и халявщики вы, хомо сапиенсы! Все вам должен кто-то прийти и что-то сделать.
А чего бы самим не попробовать?
- Что попробовать?
- Очиститься от груза прошлого, растворить старые обиды, расставить все по полочкам.
Словом, употребить Время - то есть меня! - с максимальной пользой! Покопаться
в себе, навести в душе порядок, понимаешь...
- Ну ты что!!! Туда же больно лезть!!! Там сплошная рана, до сих пор кровоточит!!!
- Знаешь что? Кровоточат те раны, которым все время покоя не дают! Тревожат их
почем зря. Ты зачем себе раны растравляешь?
- Я??? Я не растравляю! Оно само!
- Само ничего не происходит. Все время имеется некто, совершающий действия. Или
бездействия. Вот ты какие действия совершаешь, чтобы раны залечить?
- Ну... Стараюсь об этом пореже вспоминать. Не думать. Не допускать подобных
ситуаций.
- Это каких же?
- Ну, не влюбляться... Меня же любовь ранила!!!
- А любви-то хочется, небось?
- Хочется... Только боюсь. Уж очень она больнючая, эта любовь!
- Любовь не больнючая. Это рана твоя больнючая. А ты ее, наверное, еще и обидами
растравляешь? И гневом напитываешь?
- Нет, ты что! Все давно забыто, прощено, отпущено!
- А вот и врешь! Было бы забыто-прощено-отпущено - не болело бы! Где болит -
там нарыв, где нарыв - там гнойник, где гнойник - там подавленный гнев, на себя
или на других, а чаще - и то, и то. Имей в виду: себя обмануть можно, Время не
обманешь. Я все вижу и все учитываю.
- Ну скажи, Время, как можно простить предательство? Или измену? Или смертельное
оскорбление? Это же было, было?
- Ага, вот именно, БЫЛО. То есть осталось в прошедшем времени. Там, далеко. А
ты уже в этом моменте. Тут все по-другому. И ты уже другая. Закаленная прошлым
опытом, вооруженная знаниями и умениями.
- Но память-то, память, ее никуда не денешь?
- А зачем ее девать??? Она на то и дана, чтобы не наступить на те же грабли еще
раз. Чтобы на этот раз все получилось по-другому. Опыт-то тебе на что был дан???
- Ага, вон как... Ну, предположим. А вот скажи, Время, куда девать этот багаж?
Ну, предательство, измену, оскорбления? Ведь оно из прошлого так и тащится, так
и высовывается!
- Для того и высовывается, чтобы с ним разобрались, проанализировали и отпустили.
Кончай обижаться! Понимаешь, обиды - это такая штука едкая, они все равно что
соль на рану, не дают ей заживать, будоражат.
- А как не обижаться-то, если обидно?
- Обидно, потому что в точку! В болевое место, значит! Если тебя это не касается
- чего тебе обижаться? Так, отскочит, как от стенки горох.
- Предательство отскочит?
- И предательство отскочит. Потому что его не существует.
- Как не существует???
- А никак не существует. Просто тебе чей-то выбор активно не нравится, неудобен
он тебе, неприятен, вот ты и голосишь: <<Ах, меня предали!>>. А вообще-то - просто
какую-нибудь игрушку отобрали.
- Ах, как у тебя все просто получается! <<Игрушку>>, видите ли! А если я на эту
<<игрушку>> полжизни положила???
- Ну, и кто ж тебя заставлял? Зачем полжизни на одну игрушку тратить? Ведь с
течением времени все меняется, одно уплывает, другое появляется... Время изменчиво,
знаете ли... И Мир изменчив. Потому что я - одна из характеристик Мира.
- И что из этого следует, я никак не пойму?
- Скажи спасибо тому, кто тебя предал или обидел, за то, что вырвал тебя из застоя,
внес изменения, заставил двигаться. Никогда не говори: <<Остановись, мгновенье,
ты прекрасно!>>. Опасно это - мгновения останавливать. Время не ждет! Застой
- это смерть. Движение - это жизнь.
- Так, выходит, тебе рану нанесли, а ты еще и в ножки кланяться должен?
- Да никто никому ничего не должен. Хочешь - обижайся и страдай, раны свои углубляй.
Не хочешь - поклонись и дальше иди себе спокойно, сохраняя душевное равновесие.
Как пожелаешь, так и сделаешь.
- Слушай, Время! А ты правда не лечишь? А то знаешь, мне вот как-то уже вроде
легче стало...
- Это потому что ты сама уже кое-что по полочкам разложила. Как в магазине. Или
нет, как в краеведческом музее. А я, Время - экскурсовод.
<<Обратите внимание, в этой витрине мы можем видеть древние Обиды, буквально
еще до новой эры. Извлечены почти целенькими, засушены, классифицированы, переданы
в дар Музею. А на этом стенде Сосуд Скорби, в настоящее время он пустой, хотя
при раскопках был полон под завязку. Вот эта жуткая тварь в свое время обитала
в районе человеческого позвоночника, называется Чувство Вины. Теперь оно в виде
чучела хранится в нашем музее...
Идем к следующему экспонату. Бюст Тирана, был низложен и свергнут в Новые Времена.
Галерея портретов Изменщиков Коварных, как видите, их немного, последний был
давно, потому что династия быстро пришла в упадок после Первой Позитивной Революции>>.
Ну и так далее. А у входа, на почетном месте, портрет основателя и хозяина Музея,
то есть тебя, и золотая табличка с твоим именем. Как тебе такой расклад?
- Слуш ай, Время, а ты, оказывается, креативное! И с чувством юмора!
- А как же! Без креатива и юмора с вами, серьезными, долго не протянешь... А
я вот от начала веков существую, и ничего, не иссякаю!
- Значит, ты говоришь, что я все время зря обиды копила?
- Ясно дело, зря! Нужен тебе такой склад боеприпасов замедленного действия? От
них же фон похлеще радиационного! Всю жизнь отравляет. Так что прости всех от
души - и освободись.
- Знаешь, мне уже как-то даже и хорошо. Только вот осадок какой-то остался...
Вроде как себя отругать хочется - чего ж это я раньше не догадалась тебя спросить?
- Осадок - это Осуждение. Брось немедленно себя осуждать! Всему свое Время. Значит,
раньше готовности не было, А сейчас нормально, дозрела. Ладно, бывай! Мне двигаться
надо, а то пока я тут с тобой калякаю, для кого-то, может, Время остановилось.
- Да, конечно! Надо - значит надо. Спасибо за науку. Очень ко времени этот разговор
случился. А то глупостей всяких во мне было понапихано - мама не горюй!
- Ничего. Это не страшно. Глупость - детская болезнь. Сама увидишь, со временем
пройдет...


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 11.07.2011, 07:32 | Сообщение # 67
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Редактор и ангелы (Эльфика)

Когда вечером Главный Редактор появился на пороге родного дома, вид у него был истерзанный, а выражение лица такое, как будто у него болели все зубы сразу. Жена и маленькая дочка, встречавшие его в коридоре, сразу поняли: день был тяжелый.
- Что, опять графоманы одолели? – участливо спросила жена, принимая из рук в руки его портфель.
- Одолели, понимаешь, - пожаловался редактор. – За целый месяц – ничего стоящего. Сплошная чушь на постном масле. А язык! Вот если бы их языки так Создатель исковеркал!!! Посмотрел бы я, как бы они права качали…
- Ужинать будешь? – спросила жена. После таких нелегких деньков Редактор часто засыпал сразу, без ужина.
- Буду. И достань коньячку – надо бы увеличить радость жизни.
- Иди, мой руки, - вздохнула жена и пошла доставать коньячок и резать лимончик.
- Папа, папа! А кто такие графоманы? – подскочила дочка к Редактору, распластавшемуся в кресле.
- Это, ангел мой, такие страшные личности, от которых нет спасения Главным Редакторам, - объяснил отец. – Кино про зомби видела? Вот, очень похоже.
- А как они тебя одолели?
- Да вот, понимаешь, лезут и лезут! Ты их в дверь выгонишь – они в окно проникают. И ничего им объяснить нельзя, потому что ничего не слушают… Одно слово – зомби!
- Папочка, а ты бы их серебряной пулей!
- Не берут их никакие серебряные пули, ангелочек. Их вообще ничего не берет. Графоманы бессмертны!
За ужином, пропустив пару рюмочек коньячку, Главный Редактор слегка расслабился и смог, наконец, излить душу.
- Понимаешь, все не то! Я ведь сам все рукописи просматриваю – а вдруг блеснет жемчужина? Но вот давно не попадалось… И как-то тоскливо все: криминал, умствования-заумствования, ненормативная лексика… С претензией на оригинальность – но ведь старо, как мир. А хочется чего-то такого – чистого, свежего, ясного! И чтобы позитивно. Для души. Чтобы дочке можно было вслух почитать. На нашу малявку посмотри – мордашка ангельская, в глазах чертенята пляшут, энергия бьет ключом. Вот какой должна быть хорошая проза! Устал я, мать…
- Может, работу сменить? – предположила жена. - Отдохнешь от своих графоманов…
- Как это сменить? – немедленно вскинулся Редактор. – С какой стати? Я люблю свою работу! Я хороший Редактор! А, между прочим, знаешь сколько новых авторов миру явил??? А сколько хорошей литературы издал! Да я только за последний год три новых серии запустил! Ты мне, мать, это брось! Что за пораженческие настроения? Еще чего – работу сменить!
Жена слушала и улыбалась потаенной улыбкой Моны Лизы. Уж она-то знала, что сказать и как воодушевить собственного мужа на новые подвиги.
… Вечером, когда редактор уже забылся тревожным сном, видимо, все еще отбиваясь от лезущих графоманов, его жена стояла перед зеркалом, наносила на кожу ночной крем и тихонько молилась:
- Господи, ну пожалуйста, помоги ему! Ну что тебе стоит? Пошли ему Авторов! И пусть они напишут что-нибудь чистое, свежее, ясное! Для души! Ну продиктуй кому-нибудь, ты же можешь! Он же хороший Редактор! Он литературу любит! И язык чувствует, как бог! И стоящую прозу за тыщу верст чует! И с авторами носится, как курица со своими цыплятами! Пожалуйста, Господи! Не за себя прошу…
… В это же время в своей постельке дочка беседовала с Ангелом, присевшим на край пожелать ей спокойной ночи.
- Пожалуйста, когда домой полетишь, скажи там Боженьке, чтобы он графоманов прогнал, ладно? А то папочка от них устает и со мной мало играет. Пусть к папочке придет много-много хороших авторов. Пусть они про тебя тоже напишут! И папочка это издаст. Он, когда хорошего автора находит, радуется, маме дарит новые сережки, а со мной в зоопарк ходит. Не забудь только, ага?
Ангел улыбался, кивал и укрывал ее крылом, как одеялом.
Когда просят не за себя и с чистым намерением – такая молитва летит к Творцу напрямую, минуя все промежуточные инстанции. И Вселенная немедленно начинает выполнять заказ, подтягивая ресурсы, меняя линии бытия, сплетая разные судьбы в причудливое кружево.
… Где-то там, на Земле, молодая женщина вдруг отложила недочитанную книгу, достала тетрадь и, удивляясь самой себе, вывела на первом листе: «Из жизни Ангелов. Роман».
… Психотерапевт, завершив очередную сессию с клиентом, вдруг подумал: «Эх, сколько материала пропадает! Сказки, что ли, начать писать? «Сказочная психотерапия» - а что, это идея!».
… Мамочка «особенного ребенка», закончив дневные дела, вдруг решила: «Все, хватит вариться в собственном соку. Надо создать сайт. Нет, даже вот так: Портал Исполнения Желаний. И пусть туда слетаются Ангелы и Творцы. Завтра и начну. Нет, даже сегодня!». И решительно включила компьютер.
… Отец семейства Иванов, выключив телевизор, вдруг сказал: «Слушай, чего мы каждый вечер эту муть смотрим? Убили-угнали-взорвали-столкнулись… Давай, что ли, лучше почитаем на ночь что-нибудь такое… для души! Как в молодости. Ты сходи завтра в книжный, спроси там чего-нибудь позитивное».
… Главный Редактор спал и счастливо улыбался во сне. Ему снились Авторы, выстроившиеся в длинную очередь, почему-то все в белом и с крыльями, и каждый нес в ладонях огромную, переливающуюся перламутром жемчужину.


Нас только один
 
RiojaДата: Понедельник, 11.07.2011, 10:36 | Сообщение # 68
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 895
Статус: Offline
Замечательно!))))

И опять нас зовет дорога, где тебе говорит любой:
"Я приветствую в тебе Бога, повстречавшегося со мной!"
 
LarisaДата: Понедельник, 11.07.2011, 20:12 | Сообщение # 69
1-я ступень Рейки
Группа: Завсегдатаи
Сообщений: 149
Статус: Offline
Человек - сам хозяин своего Счастья! Spasibo Swetlana za udiwitelnie skazki.

larisa gaus
 
СторожеяДата: Воскресенье, 17.07.2011, 18:10 | Сообщение # 70
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
БОЙТЕСЬ СВОИХ ЖЕЛАНИЙ (Эльфика)

Привет, я – Исполнитель Желаний. Есть такая штука на Небесах. Да, да, вы все правильно поняли – я исполняю ваши желания. Нет, я не ангел, я – исполнитель. Ну, агрегат такой, как мясорубка, например. Заложили кусок мяса – а на выходе фарш. Так же и я – заложили желание – а на выходе воплощение.
Я давно с желаниями работаю. С тех пор как создали. А когда это началось – я и сам не помню. Наверное, с Начала Времен.

Я ведь что хочу сказать? Меня так часто клянут!!! Мол, что же это такое получилось, я вовсе не того желал. Но я вам что скажу: фарш без приправ не бывает, ведь так? Ну там, лучок, перчик, соль… Так и ваши желания! Думаете одно, говорите другое, а в виду имеете и вовсе третье. Так что ваша высказанная мысль приправлена еще много чем!

Вот, помню, как-то заказал один хороший человек жену. Так-то он долго холостяковал, и жизнь у него была вполне веселая. Но решил вот остепениться, семью завести. Мысль у него была вполне благородная: «Вот женюсь – будем друг другу помогать, поддерживать в трудную минуту, вместе с превратностями судьбы бороться, да и на старости лет стакан воды кто-то подаст…». Ну, основное желание – жениться, это понятно. А приправы? Он же в фарш напихал и «превратностей судьбы», и «трудных минут», и «модель немощной старости» приплел… Желание я выполнил – я отказаться не могу, мое дело воплощать… Только вот теперь он клянет и судьбу, и жену свою, и самого себя, потому как у него, как он женился, вся жизнь в сплошную борьбу за выживание превратилась. Вот так они с женой и воплощают его желание в жизнь – то плечо к плечу, то спина к спине. Ясное дело, думает, что женитьба его ошибкой была. А на самом деле – как заказано, так и исполнено!

А вот еще, помню, случай был. Девушка молодая о любви мечтала. Ну, любовь – дело хорошее, правильное. Но ведь как мечтала-то!!! «Хочу, мол, безумной любви, чтобы обо всем на свете забывать, чтобы как с головой в омут, чтобы один день на другой похож не был, и чтобы он с меня глаз не сводил, любил меня больше жизни, ни на шаг от меня не отходил!». Сказано – сделано. Как только ее желание нужной плотности достигло – сразу в переработку. Подобрали ей знойного южного парня, красавец, джигит, горячий и необузданный. Так вы бы видели, на что она теперь похожа!!! Он же ревнует ее по-черному, все время доказательств любви требует, и все ему мало. Любовь там и правда безумная, ума в ней точно нет – одни страсти. А как следит за ней!!! Все точно выполнено – ни на шаг ее не отпускает, глаз не сводит. Боюсь вот только, что она дойдет до последней черты – и в омут с головой…

Нет, вы не подумайте, что все в такие крайности бросаются. Это ж я из ряда вон выходящие случаи рассказываю. Не у всех страсти в клочья. Но недовольных все равно много!

Вот сами посудите: женщина считает себя некрасивой, непрезентабельной. И каждый день молится тихонько: «Господи, пошли мне человека! Пусть хоть какой, хоть кривоногий, хоть лысый, хоть старый! Пусть на диване с газетой, ну и пусть! Только бы мужчина в доме был! Я бы ему все условия создала, чтобы ему хорошо было! Пожалуйста, Господи!».

Такая чистая молитва всегда до неба долетает. Раз долетела, два долетела, сто раз долетела… А там и плотность нужная образовалась, и уж Небесная Канцелярия ее регистрирует и к выполнению подписывает. А теперь подумайте: ну какая женщина будет довольна, если у нее на диване обосновался с газетой лысый кривоногий старик, да еще и внимания постоянного требует! А ведь сама просила!!! Хотя в глубине души была уверена, что за скромность ее неземную выдадут ей Прынца на белом коне. Ну, на худой конец Емелю с его трехкомнатой печкой и волшебной щукой.Дорогие мои!!! У нас здесь скромность никто по 5-баллной системе не оценивает! У нас исполняют желания – причем именно так, как вы их заказали!

Вот одна способная девушка зрелых лет (ну, это которая к 30 приближается) путем специальных тренировок довела силу мысли до высот неимоверных. И шлет, значит, такой запрос: «Я согласна много работать, пусть на нескольких работах, я сильная, я выдержу, только бы я и мои будущие дети были обеспечены». Аминь, товарищи! То есть хана… Ведь она сама себе заказала такое существование!!! Несколько работ. На каждой много работы. Причем тяжелой – потому что она «сильная» и «выдержит». А дети – всегда остаются «в будущем». Это ведь она так сказала! А сила желания у нее – на зависть обывателю! На всю Вселенную разносится. Попробуй, не исполни. Ну ладно, если она помучится-помучится, да и догадается другое желание послать. А если нет? Так и будет жить, по принципу «есть женщины в русских селеньях». Только, как правило, несчастные…

А то еще одна умница (правда, умница, не иронизирую ничуть!) решила скинуть с себя крест, который полжизни волокла. Дети вроде выросли, муж замучил своей безынициативностью – без ее команды даже чаю не попьет. Ну, она и заказала желание: «Хочу, мол, быть слабой женщиной! Я уже наработалась, устала – смертельно, пусть теперь они вокруг меня покрутятся». А поскольку, как я уже говорил, умница была – применила специальные методы для скорейшего выполнения желания. Ну и что вы думаете? Вдруг откуда ни возьмись образовалась у нее суровая болезнь. Из тех, что на всю жизнь. Вот лежит она в кровати, «слабая женщина», чувствует себя из рук вон плохо – ведь «устала смертельно», а семейство ее вокруг покрутится-покрутится немного, да и по своим делам. Они-то больную маму не заказывали, у них жизнь продолжается! Слава Богу, у моей умницы было много времени, чтобы лежа в полном одиночестве, пересмотреть свои ошибочные убеждения и новый заказ нам послать. Ну, тут все как положено: оценили плотность желания, завизировали, просчитали варианты, поставили на очередь, внесли изменения в сценарий, потом мне передали. В общем, через год и следа от неизлечимой болезни не осталось. А умница моя теперь других учит, как правильно желания формулировать. Потому как опыт есть. Как-никак, целый год суровой практики!

Дааааа… Желания, если подумать, страшная штука! Такого себе нажелать можно! Да и не только себе. Вот отец сыну говорит: «Балбес! Я в твои годы уже… А у тебя одни глупости на уме и руки не тем концом вставлены! Будешь всю жизнь неудачником, лузером, аутсайдером!». Это ж какое пожелание? А если сын однажды ему поверит?И придется мне исполнить такое вот «двойное» желание? Да что я говорю – «придется»? Исполняю! Много таких желаний! Спроси отца, зачем – так ведь завопит как потерпевший: «Вовсе я ему такого не желал! Я как лучше хотел!». А у нас тут толкователей и оракулов нет, как заказал – так и получил.

Плотность желания… Это важная штука! Если вы раз за разом думаете, что что-то плохое случится, вы же ему свою энергию даете, оно ж с каждым разом все плотнее становится, все ощутимее! И рано или поздно в мою мясорубку попадет! А вы потом скажете: «Ну вот, я так и знал…». Хотя на самом деле надо бы сказать: «Я так и придумал…». Я вот что советую: если плохая мысль в голову пришла, вы ее отловите и сразу в хорошую превратите. Ну, например, боитесь вы на самолете лететь. Террористы, мол, и все такое. А вы сразу представьте себе, что у террористов – праздник какой-нибудь. Плов там, шашлычок, задушевные беседы, восточные танцы. Не до вашего самолета им сейчас – празднуют! Пожелайте им побольше счастливых праздников – и летите себе спокойно.

Опять же вязкость времени… Я уж говорил – от желания до воплощения время должно пройти. Пока изучат, пока уточнят, пока подпишут, пока ресурсы Вселенной подтянут… А между прочим, многие из вас ждать просто не умеют! Не получилось сразу, вы и говорите: «Ну и ладно, не больно-то и хотелось!». А если не больно-то и хотелось – желание в мусорную корзину отправляется. Кто ж его выполнять будет, если вам уже не хочется? Учитесь верить и ждать! Мы ж тут исключительно для вас работаем, у нас больше других дел нет!

А еще бывает, когда и желание исполнено в точности, и счастлив человек, а все равно сам себе все испортить стремится… Я вот вам историю расскажу – просто роман с продолжением.

Обратилась к нам одна молодая женщина. Умница, красавица, чистая душа. И желание у нее было хорошее: на Чистую Любовь. Такие желания исполнять – одно удовольствие. Я уж дословно не помню, но звучало оно примерно так: «Хочу неземной любви, чтобы отношения были праздником, чтобы романтика была, взаимная нежность, забота, и счастье, и ребеночек чтоб у нас был, любимый и долгожданный. И чтоб каждая встреча – как в первый раз, и как в последний тоже!».
Ну, смотрю, какие приправы. Приправы обычно из подсознания вылезают, люди часто их и не осознают. А у нее к чистому намерению о Любви примешивается вот что: «Быт убивает любовь, превращает ее в привычку. Когда каждый день – это уже не праздник, а будни». Ладно, думаю, учтем!

Выполнял я это желание с огромным удовольствием! Подобрали ей пару идеальную – ну точно такие же убеждения, один в один! И получилась у них Великая Любовь, сплошная романтика: букеты, переписка, звонки, встречи, расставания, общность интересов, танец душ! Я сам любовался – феерия, волшебный сон! Как они подходят друг другу… То, что называется «идеальная пара»! Он счастлив, она счастлива, души звучат в унисон, и ребеночек родился в любви, в общем, заказ выполнен на 100%!

Думаете, хэппи-энд? Как бы не так! Через какое-то время она решает, что ей этого мало. Теперь она хочет, чтобы жить вместе. Чтобы каждый день просыпаться в одной постели, а каждый вечер – ужинать за семейным столом. Вот те на…

Наши тут, в Небесной Канцелярии, нимбы чешут: это ж совсем новое желание, а вовсе не продолжение того, предыдущего, как она себе мыслит… Ну, выяснили у Ангела-Хранителя, что там ее любимый мужчина по этому поводу думает. А думы задушевные у него такие:
« Господи, благодарю тебя за эту женщину и за эту любовь! У нас все как в волшебном сне. Только бы не просыпаться! Мы уже много лет вместе. У нас ребенок скоро в школу пойдет. И такая свежесть в отношениях! Это потому что мы вместе не живем. Каждая встреча – как в первый раз. И как в последний. Вспоминаю свой прошлый опыт семейной жизни – мороз по коже. «Семейная лодка разбилась о быт», как сказал поэт. Нет, больше я такой ошибки не повторю, мне моя женщина слишком дорога. Я ведь так ее люблю!!! ».

Ну и скажите на милость, как тут быть??? Раньше их желания совпадали, а теперь вошли в противоречие… Его менять – никак, ведь свобода воли же! А жить вместе он ну ни в какую не хочет! Боится потерять то, что есть. И ведь не без оснований! Разумеется, отношения у них станут другими. Права моя красавица: когда каждый день – это уже не праздник…

Конечно, мы ей намекали, подходящих мужчин в ее жизнь приводили, с соответствующими убеждениями. Но она их в упор не видит – ей ее любимый тоже дорог! Она других не хочет, она его ждет, когда он созреет… Вот и так бывает, сами видите… Счастье – штука тонкая, многообразная. Приручить его непросто, а вот спугнуть - легко. Поэтому я и говорю: прежде чем пожелать по-настоящему, подумайте, точно ли вы этого хотите! А то ведь воплотится – не вернешь, придется жить с тем, что есть. Какой-то мудрец сказал: «Бойтесь своих желаний, они имеют обыкновение сбываться». Ну, мудрец давно жил, человечество с тех пор ой как повзрослело.А я вам по другому скажу: «Не бойтесь желаний! Изучайте их, анализируйте, шлифуйте и доводите до ума! Учитесь желать правильно – и тогда все у вас получится!».А я, Исполнитель Желаний, воплощу их в жизнь в лучшем виде. На 100%!

Автор Рашид Дюкин


Нас только один
 
СторожеяДата: Пятница, 22.07.2011, 07:39 | Сообщение # 71
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Розовая рыбка (Эльфика)

Рыбка была с самого начала маленькая, серенькая и незаметная. Может, икринка ей попалась слабенькая, а может, плохая экология сказалась… В общем, не выросла она до нужных габаритов. Поэтому в большом рыбьем косяке к ней относились пренебрежительно.
- Мелочь пузатая, - вяло махали плавниками в ее сторону более крупные особи.
- Некондиция, - пучили глаза солидные кондиционные рыбины. – В элитные консервы не годится. Даже на уху – и то…
- Замухрышка, прости меня Нептун, - вздыхала старая Медуза. – Сплошная серость.
- Бедняжка! Ни веса, ни роста не набрала, - щебетали легкомысленные Летучие Рыбы.
И только Рак-Отшельник, высовываясь из кораллового грота, бормотал себе под нос:
- Вот так всегда! Добрые вы, что и сказать… Не судите, да не судимы будете! Между прочим, Золотая Рыбка тоже не с белугу ростиком была… Я-то помню…
А Рыбка не унывала. Она шныряла в лабиринтах коралловых зарослей, поднималась на поверхность, туда, где сквозь воду пробивалось сияющее солнце, или, наоборот, спускалась на самое дно, где в сумраке извивались водоросли и зрели россыпи раковин-жемчужниц, а еще любила посмотреть на белые океанские лайнеры, иногда проходящие в ее родных водах. Она не вспоминала прошлый день – она жила и наслаждалась всем, что мог подарить ей каждый ее миг. Зато Рыбка очень любила мечтать. Например, о дальних морях. Или о том, как хорошо было бы родиться русалкой. А еще о Любви – потому что на дне морском тоже разговаривают о Любви, ведь она вездесуща! Так вот Рыбка и проводила свои дни – в движении и мечтах.
Однажды она подплыла близко к берегу, и вдруг сверху что-то промелькнуло, булькнуло, задело ее спинной плавник и стремительно пошло на дно. Рыбка метнулась в сторону и увидела, как среди мелких камешков и песка упало и замерло что-то кругленькое и блестящее. Любая осторожная рыбина уже бы плыла со скоростью катамарана в противоположную сторону, но наша Рыбка осторожной не была. Зато была очень любознательной. Увидев, что маленькое-кругленькое не двигается, она осмелела и подплыла поближе.
- Здравствуйте, - вежливо сказала Рыбка на всякий случай, не очень надеясь, что ей ответят.
- Привет-привет! – отозвалось маленькое-кругленькое. – Приятно, когда встречают…
- Давайте знакомиться, я – Рыбка, - представилась она. – А вы кто? В нашем море такие вроде не водятся…
- А я иностранец, между прочим. Меня Рублик зовут.
- Ой, как интересно! – восхищенно сказала Рыбка. – Никогда не видела живого иностранца! Хотя взрослые рыбы рассказывали… А вы к нам надолго?
- Ну, не знаю… Полежу тут, осмотрюсь, - важно сказал Рублик.
- А вы с какой-то целью или просто посмотреть?
- Естественно, с целью! – гордо сверкнул Рублик. – Даже с миссией, можно сказать.
- С миссией… - завороженно протянула Рыбка. – А что такое миссия?
- Ну, это такое важное поручение, от которого зависят жизни людей, - объяснил Рублик. Казалось, он растет на глазах.
- Людей! – воскликнула Рыбка. – Так вы знакомы с людьми??? Лично???
- Еще бы, - подтвердил Рублик. – Не просто знаком! Он меня в кармане носил, в смысле мой хозяин. Он меня знаешь как любил? Всегда говорил: «Копейка, мол, рубль бережет». Он ко мне с уважением относился… Мы с ним знаешь сколько по миру поездили, пока он меня в море не бросил?
- Он бросил вас в море? – ахнула Рыбка. – Но зачем?
Рублик, казалось, несколько потускнел, но тут же нашелся.
- Ну, понимаешь… Легенда такая есть. Если бросить монетку в море, то обязательно на это место когда-нибудь вернешься.
- Так вы теперь – часть легенды? – восхитилась Рыбка.
- А как же! – немедленно опять засверкал Рублик. – Да что там часть??? Ожившая, можно сказать, легенда!
- Вашему хозяину так понравилось наше море? – продолжала расспрашивать Рыбка.
- Ну, не то чтобы море… Моря мы разные видали. Он тут, понимаешь ли, нашел свою любовь.
- Любовь… - прошептала Рыбка. – Как романтично!
- Ага, романтично, - согласился Рублик. – Представляешь: прибой, ночь, звезды, поцелуи под луной…
- Я так мечтаю побольше узнать о любви, - призналась Рыбка. – У нас здесь особенной любви не водится.. Рак-Отшельник говорит, это потому, что мы – холодные, и у нас «рыбья кровь».
- Сочувствую. У меня таких проблем не бывало. Деньги все любят!
– Я много слышала про Любовь. Какая она? У нас тут говорят, что от нее даже топятся иногда. Это правда?
- Правда, - подтвердил Рублик. – Любовь – штука такая, понимаешь ли, разнообразная… Одни из-за нее горы переворачивают. Другие дерутся. Третьи топятся. Четвертые ее просто за деньги покупают. За много-много рубликов, а лучше в валютном эквиваленте.
- Но что такое Любовь? – не отставала Рыбка.
- Это когда хочется человеку сделать что-то очень-очень приятное. Например, подарить ему счастье. Я знаешь скольким людям счастье подарил? – тут же стал хвастаться Рублик.
- Я тоже хочу подарить кому-нибудь Счастье, - воодушевилась Рыбка. – Только не знаю как.
- Ну, ничего не могу сказать. Конечно, в виде фирменного блюда в хорошем ресторане ты бы, может, и прокатила… Но мелковата ты, да и невзрачная какая-то. Еще и костлявая, наверное! Ты уж подари счастье кому-нибудь своему, местному.
- Не хочу местному, - вильнула хвостиком Рыбка. – Мне неинтересно! Хочу дарить счастье людям! Как ты!
- Ну, что там я, - скромно засиял Рублик. – Хотя, оно конечно… Пробуй! Может, тоже частью легенды станешь.
И Рыбка в задумчивости поплыла к коралловым рифам – переварить то, что ей рассказал Рублик и подумать, как ей воплотить свою новую мечту. Ничего умного придумать не удавалось – людей она видела только издалека, знала плохо, все больше по рассказам сотоварищей, да и о Любви знала не так много. Хотя само слово «Любовь» волновало ее кровь, как будто она вовсе и не была холодной, рыбьей… Рыбка поплыла к Раку-Отшельнику.
Поскольку Рыбка в своей стае считалась вроде изгоя, Рак-Отшельник ее жаловал и беседовать с ней не отказывался.
- У тебя, малышка, какие-то странные мечты, - пошевелил усами Рак-Отшельник. – Странные, но красивые. Есть в них такое, знаешь ли, здоровое безумие. Очень по-человечески!
- Правда? – обрадовалась Рыбка. – Мне так хотелось бы быть рядом с людьми! Дарить им счастье…
- Знаешь, рыбы в основном приносят людям счастье гастрономическое. Едят они нас, понимаешь? – просвещал ее Рак.
- Ну вот ты же рассказывал мне про Золотую Рыбку! Ее же не ели! – возмущалась Рыбка.
- Так она откупалась! Волшебница была, могла откупиться… А ты? Ты чем можешь быть так полезна, чтоб тебя не съели? Хотя – костлявенькая ты. Наверное, не польстятся. Уже хорошо!
- Рак! Ты меня не пугай! – потребовала Рыбка. – Ты мне мудрый совет дай! Ты же Отшельник, все знаешь! С чего мне начать?
- Ну, наверное, имеет смысл быть поближе к людям. Плавай почаще к пляжу, наблюдай, вникай. Да смотри на удочку не попадись!
- Про удочку я знаю, нас учили, - нетерпеливо махнула плавничком Рыбка. – И про дайверов рассказывали…
- Ну, дайверы в тебя все равно не попадут, мелкая больно, - вздохнул Рак. – Так что, малышка, плыви! И храни тебя Нептун!
И Рыбка последовала мудрому совету Отшельника. Поплыла она на мелководье, к берегу, туда, где был пляж, а на песке и в воде – люди. Много людей…
Она проводила много времени у самой поверхности – потому что люди предпочитали находиться именно там, а вниз, в глубину, ныряли редко и не все.
Рыбка быстро поняла, как распознавать Любовь. Если у нее начинали вибрировать плавнички и хвостик, а сама она становилась легкой-легкой – вот-вот взлетишь! – значит, рядом Любовь. Иногда это были Мужчина и Женщина (Рыбка быстро научилась их отличать по форме купальных костюмов), а иногда – взрослые с детьми (этих различать было еще проще – по размеру), а иногда целая компания, забежав в воду, играла, перебрасывая друг другу мяч, и Рыбка понимала, что в их кругу очень много Любви.
На пляж люди приходили загорать. Они часами жарились на солнышке, и с каждым днем их кожа становилась все смуглее и бронзовее. Поскольку Рыбка теперь тоже целыми днями находилась близко к солнышку, неожиданно для себя она тоже загорела! Ее серенькая чешуя словно впитала в себя солнечный свет и стала розовой. Поскольку Рыбка себя со стороны не видела, то этот удивительный факт ей открыл Рак-Отшельник, к которому она время от времени приплывала поболтать и поделиться впечатлениями.
- Малышка, да ты вся розовая и светишься! – качал усами Отшельник. – Не то от солнца, не то от любви. Ты узнала о ней то, что хотела?
- Знаешь, Отшельник, она правда разная! По-моему, ее до конца узнать просто невозможно! Но то, что я вижу на пляже, мне очень-очень нравится! У меня так трепещут плавники, так вибрирует хвостик! Мне кажется, что я могу взлететь выше, чем Летучая Рыба! Или даже чем чайка! Это так приятно! – воодушевленно рассказывала Рыбка.
- Ой, ты еще больше порозовела! – отмечал Рак. – Похоже, ты наполняешься Любовью. Вот ведь как странно бывает… Я уж думал, меня ничем не удивить, а тут… Нет, поистине, Океан неисчерпаем!
- Это точно! – смеялась Рыбка. – Теперь осталось придумать, как приносить людям счастье. Ведь Рублик говорил, что это и есть Любовь! В общем, я поплыла экспериментировать!
И она снова плыла на мелководье – поближе к людям.
Однажды вечером, на закате, когда солнце уже склонялось к горизонту, она заметила пару, которая вошла в воду, взявшись за руки. Зайдя по пояс, они остановились, устремив взоры на солнце. Но при этом казалось, что они смотрят друг на друга. И эта пара распространяла вокруг себя такие вибрации Любви, что Летучие Рыбы устроили вокруг них целый балет, и даже старая Медуза на минутку вышла из своего летаргического сна.
Рыбка пришла в такой восторг, что совсем забыла об осторожности. Ей хотелось быть как можно ближе, и она подплыла так близко, что девушка ее заметила.
- Ой, смотри, какое чудо! – вскрикнула девушка. – Розовая Рыбка!
- Неужели? – удивился ее спутник. – Правда, розовая! Это хороший знак.
- Почему? – спросила Она, не отрывая взгляда от чудесной Рыбки.
- А ты разве не слышала эту легенду? Если кто-нибудь увидит Розовую Рыбку, это значит, к нему пришла Настоящая Любовь. На всю жизнь!
- Нееет… - удивленно протянула Она. – Я только про Золотую Рыбку слышала… А про розовую – никогда.
- Ну так я тебе рассказал. К нам пришла Настоящая Любовь. На всю жизнь. Правда, Рыбка?
У Рыбки от счастья закружилась голова, и сама она закружилась в каком-то чудном танце.
- Вот видишь, Рыбка говорит, что правда, - засмеялся Он.
- Обманываешь, небось, - счастливо улыбнулась Она, прижимаясь к его плечу. – Наверное, сам эту легенду только что и придумал?
- Ага, - легко согласился он. – Зато теперь у нас будет своя легенда. Здорово ведь, правда?
- Здорово, - улыбнулась Она. – Пусть эта Розовая Рыбка всем-всем влюбленным счастье приносит! Настоящую Любовь, на всю жизнь!
- Да будет так! – торжественно сказал он. – А теперь поплыли, а то солнце вот-вот зайдет!
Наверное, они рассказали кому-нибудь о вечернем чуде. Иначе как бы по курорту разнеслась молва о невероятной Розовой Рыбке? И как бы люди узнали легенду о том, что встреча с ней – верная примета, что пришла Настоящая Любовь, на всю жизнь?
Так вот, случайно – как и все на свете! – курорт стал очень популярным, сделался буквально оазисом счастья.
Рыбка счастлива, потому что ее мечта исполнилась. Она узнала, что такое Любовь, наполнилась ею, и теперь приносит людям счастье. И, как когда-то обещал Рублик, даже стала частью легенды! Да что там – самой легендой!
Рак-Отшельник тоже счастлив – он теперь рассказывает молодым рыбками историю о том, как маленькая некондиционная рыбешка сумела исполнить свою невероятную Мечту и прославилась на все море. Или даже на весь океан!
Хозяин курорта счастлив безмерно – никогда еще не наблюдалось такого паломничества влюбленных пар на это побережье. Даже два новых корпуса строить начал, чтобы все туристы поместились.
А туристы - влюбленные пары или просто те, кто ищет свою половинку, - счастливы, потому что здесь очень даже просто можно встретить Розовую Рыбку. А легенда гласит, что Розовая Рыбка приносит Настоящую Любовь. На всю жизнь!


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 25.07.2011, 07:36 | Сообщение # 72
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Шляпница (Эльфика)

К шляпнице я попала благодаря Натусику. Натусик – это моя подруга. Она очень красивая и словно подсвеченная изнутри. Рядом с ней и я кажусь себе гораздо симпатичнее. Натусик не любит засиживаться подолгу на одном месте и часто вытаскивает меня, как она говорит, «проветриться» - в театр, в кино или просто побродить по городу. Вот и тогда мы собирались, кажется, в парк…
- Ты готова? – спросила меня Натусик, наводившая последние штрихи на лицо перед огромным, в половину прихожей, зеркалом.
- Ну в общем да, - порадовала я. – Сейчас беретку надену, и выходим.
Я подошла к зеркалу, натянула беретку и застегнула «молнию» на куртке. В зеркале отразились мы обе – я и Натусик. Я безрадостно вздохнула. Натусик была похожа на орхидею в выставочном зале, а я – на сорняк, притулившийся под забором.
- Мм-да, - сказала Натусик, оценивающе окинув нас взглядом.
- Вот и я говорю – мм-да… - уныло согласилась я.
- А я говорю – ты цены себе не знаешь! – завела привычную песню Натусик.
Натусик была целиком и полностью права. Цены я себе действительно не знала. Если бы Натусик была выставлена на продажу – то непременно в отделе «Эксклюзивные товары», на центральной витрине с подсветкой, и по самой высокой цене. А если бы продавали меня – ой… Наверное, в отделе «Неликвиды». Или на распродаже. Или даже со склада не стали бы доставать – вернули бы производителю, с рекламацией…
- Я знаю, о чем ты думаешь, - заявила Натусик. – И ты не права! У тебя отличная фигура, ты хорошенькая, ты умнее всех на свете, только вот не умеешь себя подать, потому что сама себя не ценишь.
Натусик всегда старается повысить мою самооценку, но в этом плане я безнадежна. Да и хорошо ей говорить: у нее врожденное чувство стиля, она сразу видит, что с чем сочетается, она из булавки, старого чулка и пары перьев за 5 минут может смастерить такую брошь, что в театре люди больше смотрят на нее, чем на сцену. А я… Натусик сама водит меня по магазинам и подбирает мой гардероб, но на мне даже самые стильные вещи смотрятся уныло и несуразно, как на колхозном пугале. И сочетать я их ну совсем не умею! Ну не фактурное я существо, не фактурное!
- А знаешь что? – вдруг прищурилась Натусик. – Ну-ка, сними свой жуткий берет!
Я покорно стянула берет. Лучше, по-моему, не стало.
- Я поняла! – торжественно заявила Натусик. – Тебе нужна шляпа.
- Что-о-о??? – безмерно удивилась я. – Мне? Шляпа??? Да ты с ума сошла!
- Разумеется, не с этой курточкой и не с джинсами, - успокоила Натусик. – Знаешь, в 19 веке все женщины носили шляпы, и выглядели при этом прекрасно! Шляпа придает шарм, не позволяет сутулиться и вообще вырабатывает царственную осанку.
- Натусик, да побойся бога! – воззвала я. – Ну ты в шляпе – это я понимаю. Но я в шляпе??? Ты хочешь, чтобы надо мной кони ржали?
- У нас в городе нет коней. Я не видела, - сообщила Натусик, бегая по мне взглядом. – Так что ржать смогу, в лучшем случае, я. А я – не буду, обещаю.
В глазах ее появился лихорадочный огонек, что означало – на нее снизошло творческое вдохновение, и теперь она не отстанет, пока не воплотит задуманное в что-то материальное. Сопротивляться ей в таких случаях бесполезно и даже опасно для жизни.
Вот так я и оказалась у шляпницы. Адрес мне дала Натусик, но сама со мной не поехала – сказала, что шляпница принимает исключительно по рекомендации и индивидуально, поэтому я должна выпутываться сама.
Шляпница жила на окраине города, в старом двухэтажном доме с таким странным балкончиком-не балкончиком (мезонином? – всплыло из глубин памяти). В общем, очень старорежимный дом.
Жилище ее оказалось таким же старорежимным. Высокие потолки, лепнина, закругленные углы, плюшевые тяжелые шторы (драпри? – услужливо выдала память).
И шляпница выглядела старорежимно: невысокая сухонькая дама (назвать старушкой – ну язык не поворачивался!), в строгом черном платье с белым ажурным воротником, в лаковых туфлях и с такой замысловатой прической, что я обомлела. Не думала, что такие в обыденной жизни вообще встречаются! Особенно у пожилых шляпниц!
- Вы по чьей рекомендации? – осведомилась дама.
- Натусика… То есть Наталии Осипчук, - старательно отрекомендовалась я.
- Ах, Натусик! Как же, помню, очень ценю, замечательная девушка, высший класс! Очень приятно. Проходите, - гостеприимным жестом дама указала мне на дверь в комнату.
- Что привело вас ко мне? – спросила она, когда мы устроились в глубоких креслах у плетеного столика.
Этот же вопрос первым делом задал мне психолог, к которому Натусик отправляла меня в прошлом году. Психолог был молодой, видный, и кончилось тем, что я позорно в него влюбилась и сбежала, так толком и не ощутив каких-либо позитивных результатов. Но в пожилую даму я вряд ли влюблюсь, так что же я теряю? Я набрала воздуха побольше и выпалила:
- Хочу шляпу!
- А зачем вам шляпа, милая? – ласково спросила дама. – Вы же их, я вижу, отродясь не носили?
- Не носила, - подтвердила я. – Но Натусик говорит, что шляпа вырабатывает царственную осанку. И вообще…
- А вам не хватает только царственной осанки? – мягко и настойчиво продолжала расспрашивать шляпница.
- Мне много чего не хватает, - неожиданно для себя призналась я.
- Чего же? – подбодрила меня она.
- Веры в себя, например. И еще я не знаю себе цены. Неуверенная я, опять же. Хорошие вещи носить не умею. Сутулюсь… В общем, наверное, зря я к вам пришла! Какие уж мне шляпки??? Моя одежда – джинсы и джемпер, летом – футболка. Сверху куртка по сезону – и порядок. А к ней – вязаная шапка или беретка, и еще у меня на холода норковая формовка есть… Вот. Извините. Я пойду?
- Нет, милая, не пойдете, - весело сказала шляпница. – Потому что вы совершенно правильно сюда пришли! И я с удовольствием с вами поработаю. Ах, какой экземпляр!
Я удивилась: что уж там она во мне увидела? Но заметно было, что она действительно мною заинтересовалась. И в глазах у нее появился такой же лихорадочный огонек вдохновения, который я так часто видела у Натусика.
- Пройдемте, милая, в студию, - пригласила она. – Сейчас, я только включу дополнительный свет…
Студия ее меня поразила. Больше всего она напоминала чердак, на котором в относительном порядке хранятся разные вещи. Чего тут только не было! Чугунные утюги, теннисные ракетки, потемневшая от времени прялка, спортивная рапира, вычурные вазы разных размеров, рыболовная сеть, и еще куча всякого хлама. Зачем все это шляпнице??? Я ничего не понимала. И у меня сразу как-то глаза разбежались и все в голове сместилось. Я даже подумала, что так, наверное, и бывает, когда говорят "крыша поехала". Моя - точно поехала.
- Пожалуйста, встаньте вот сюда, перед зеркалом, - пригласила шляпница.
Я повиновалась. В зеркале отразилась я – в расстегнутой курточке (почему-то она не предложила мне раздеться), в сереньком берете, с растерянным лицом… В общем, не королева Марго, это точно. И даже не ее горничная. Так, может быть, кухарка…
- Попробуйте посмотреть на себя, как на незнакомку, - предложила дама. - Посмотрите внимательно, что вы можете сказать об этой девушке?
- Не красавица, - честно сказала я, оценив отражение. – Умные глаза, как у собаки. Наверное, на работе ценят. И еще боится очень. Даже, наверное, хочет сбежать. И не верит, что у нее что-нибудь получится.
- Согласна, - кивнула шляпница. – А теперь повесьте вот сюда куртку и берет. Прошу вас. Наденьте вот этот черный балахон – он нейтральный и пойдет к любой шляпке. Надевайте же! И снова смотрите на себя в зеркало.
Пока я выполняла ее повеления, шляпница, сцепив руки в замок перед собой, мерно расхаживала по студии и монотонно говорила:
- Деточка, запомните раз и навсегда, заучите и повторяйте как молитву: «Некрасивых женщин не бывает. Бывают нераскрытые». Запомнили?
- Запомнила, - кивнула я. Меня почему-то внезапно потянуло в сон – от ее голоса, что ли?
- Далее. Цену себе устанавливаете только вы сами. И никто другой. В вашем магазине вы сами и директор, и продавец, и маркетолог, и ревизионная комиссия. Уяснили?
- Уяснила, - кивнула я.
- Какую бы цену вы не поставили, остальные постепенно к этому привыкнут, и на каждую цену найдется свой покупатель. Понятно?
- Понятно, - подавила зевок я.
- И помнить надо только об одном: товар надо красиво оформить! А если цена не соответствует оформлению, это неправильно, это не комильфо. Согласны?
- А что такое комильфо? – спросила я.
- Неважно. Потом поймете. Вы действительно хотите примерить шляпки? Имейте в виду, это навсегда изменит вашу жизнь. Не боитесь?
- Хочу, - подтвердила я. – Не боюсь. Что уж там такого замечательного, в моей жизни, чтобы я за это цеплялась?
- Хорошо, - улыбнулась шляпница. – Если не цепляетесь – уже хорошо. Какую шляпку вы хотели бы посмотреть?
- Не знаю, - пожала плечами я. – Я совсем не разбираюсь в шляпах. Может быть, для начала вы мне что-то посоветуете?
- Разумеется, милая. Давайте начнем с этой. Примерьте!
Она легко сдвинула часть стены – оказалось, стена была раздвижной, и там оказалось множество всевозможных шляпок – просто глаза разбегались! Она сняла одну, терракотового цвета, с округлым верхом и маленькими полями, и тут же напялила ее на меня. Я уставилась в зеркало. То, что я там видела, мне не нравилось. Кажется, черты моего лица несколько изменились: из-под шляпки на меня смотрела не особенно приятная особа с крепко сжатыми губами и востреньким носиком, который так и норовил разнюхивать, проныривать и влезать. Спать захотелось еще больше.
- Говорите! – властно приказала шляпница. – Не задумываясь, все, что в голову придет.
Я открыла было рот сказать, что ничего мне в голову не приходит, но неожиданно для меня из него полились какие-то другие слова:
- И чего это они там затевают? Надо бы разузнать. Явно думают обо мне всякие гадости. От них можно только плохого ждать. Но я должна их опередить. Не дождетесь! Я тоже кое-что про вас знаю! Я вам докажу, что я - лучше. Сплетники несчастные...
- Замрите! Если бы это была картина, как бы вы ее назвали? – неожиданно прервала мой «поток сознания» шляпница.
- «Подозрительность», - тут же отозвалась я.
- Вам нравится эта шляпка?
- Нет! Что вы! Ни в коем случае! – гневно отвергла эту мысль я.
- Тогда снимите ее и отложите пока, - подсказала шляпница. – Готовы к следующему эксперимету? Ну и хорошо. Оп-ля!
Следующим оказался кокетливый капор с лентами и розочками. Как только он оказался на мне, вдруг на меня нахлынуло какое-то фривольное настроение. Хотелось визжать, бегать от гусаров и танцевать канкан.
- Не сдерживайте своих порывов, милая. Здесь можно! – поощрила меня шляпница, щелкая пальцами. На щелчок включилась музыка, и раздался действительно канкан, и против своей природной сдержанности и застенчивости, я пустилась в пляс. Подхватив двумя руками долгополый черный балахон, я азартно дрыгала ногами, и со стороны, как мне кажется, напоминала более всего взбесившееся пианино. Под конец я от души взвизгнула и села на шпагат, благо мы с Натусиком неравнодушны к фитнесу и регулярно посещаем спортзал. Музыка смолкла. И я моментально покрылась холодным потом: да что же это со мной творится??? Я что, с ума сошла?
- Прекрасно, вы умница! Вы меня порадовали, - поспешила сообщить шляпница. – А вы порадовались?
- Я? Извините, простите ради бога, я не знаю, чего это на меня нашло… - стала оправдываться я.
- Стоп! – оборвала меня шляпница и быстро надела на меня другую шляпу – чопорный черный котелок с узкой ленточкой. – А теперь продолжайте.
- Я не понимаю, что это на нее нашло, - строго сказала я. – Прошу извинить меня за невоспитанность моей дочери! Это больше никогда не повторится. Она будет примерно наказана. Две недели без прогулки и по два часа музыкальных экзерсисов ежедневно, сверх обычного. Это понятно?
Из зеркала на меня смотрело лицо, в котором явственно проступали черты моей мамы. Строгой, бескомпромиссной, беспощадной к невоспитанности и разгильдяйству, четко знающей, «как надо» и «как положено».
- Мама… - беспомощно проблеяла я. – Мамочка, пожалуйста… Прости меня, я не хотела…
- Стоп! – вновь прервала меня шляпница и жестом фокусника ловко поменяла котелок на бесформенный белый колпак, закрывший мне все лицо. Впрочем, прорези для глаз в нем были – но я теперь мало что видела. И сразу почувствовала себя жертвой.
- Мамочка, не надо! – попросила я и заплакала. – Я буду хорошей девочкой! Я буду слушаться! Я буду воспитанной, честное слово! Я больше никогда в жизни не буду танцевать! И визжать тоже! Я клянусь тебе! Я никогда не посрамлю честь нашей семьи!
Слезы душили меня и заливали лицо. И когда шляпница сдернула колпак, мне стало стыдно: ну что это со мной происходит? Безумие какое-то!
- Безумие… Ну давай попробуем, - сказала шляпница и мгновенно надела на меня другой колпак – шутовской, двурогий, один рог красный, другой зеленый, а на конце бренчали бубенчики. – Как тебе?
Я вскочила. Мне было вовсе не весело (странно, а я думала, что шуты – очень веселые люди!). Но я почему-то почувствовала злость, медленно переходящую в ярость.
- Подходи, народ людской! Я смешу вас день-деньской! Можно эдак, можно так, потому что я дурак! – завопила я, прыгая по студии. – Посмотри на барыню, перечницу старую! Не сеет, не пашет, не поет, не пляшет, все на свете знает, морали читает!
- О ком это ты? – вкрадчиво спросила шляпница.
- О маме! – отмахнулась я – и замерла на месте. – О маме? О господи!
- Стоп! – снова вмешалась шляпница и махом убрала шутовской колпак, водрузив мне на голову странную шляпку – золотистую спираль на тонком ободке, похожую на нимб. Я глянула в зеркало, и в меня хлынули странные чувства.
- Это тоже любовь… - с удивлением произнесла я. – Она думала, что без этого я не проживу. Без дисциплины и серьезности. Она хотела, как лучше. Мама хотела меня защитить. Она не виновата. И я тоже не виновата. Никто не виноват…
- Милая, посмотри на меня. Давай попробуем вот это, - мягко предложила шляпница, протягивая мне соломенную шляпу с широкими полями. Я надела ее – и мне сразу стало спокойно и хорошо, как летом на даче, в шезлонге и с книжкой, а рядом блюдечко со спелой вишней.
- Вот теперь мы можем обсудить все это, - погладила меня по плечу дама. – Ты хочешь что-нибудь сказать?
- Что это было? – задала я давно мучающий меня вопрос.
- Искусство, - просто ответила дама. – Я умею делать шляпки, поднимающие разные эмоции. И выводящие их. Такая шляпная терапия, понимаешь?
- Шляпная терапия, - повторила я. – Эмоции, стало быть… Вы знаете, я сейчас поняла, что я всю жизнь чувствовала себя виноватой перед мамой. Ей хотелось, чтобы я была серьезной и вдумчивой. И дисциплинированной. И чтобы жила по правилам. А я не могу! Не то чтобы совсем не могу – но мне не нравится. Мне приходится себя заставлять жить по режиму и делать только то, что приличествует порядочной девушке. Я когда канкан танцевала – мне нравилось, правда. Но потом я ужаснулась – а что мама скажет? Если узнает? И мне стало очень стыдно. Я всю жизнь доказываю ей, что я умная и правильная. А сама на нее внутренне злюсь! Потому что живу не своей жизнью, а ее. Ну, как она бы ее прожила.
- Ах, милая, я думаю, если бы ваша мама примерила мои шляпки, вы бы удивились, насколько ошибочно это умозаключение, - грустно сказала шляпница. – Мы все в угоду какому-то мифическому «общественному мнению» с детства учимся подавлять свои эмоции и истинные желания. Ваша мама, я полагаю, не исключение…
- Наверное, - согласилась я. – Но это же ее дело, правда?
- Правда, - подтвердила странная шляпница. – Вы примерили на себя разные роли, и похоже, многое поняли о себе, не так ли?
- Так, - созналась я. – Я поняла, что слишком подозрительная, мне все время кажется, что меня кто-то осуждает. Но это не мой страх, а мамин! А я – другая! Я поняла, что хочу иногда дурачиться. И танцевать. И гусары мне, оказывается, нравятся. И еще мне нравится побыть одной, на даче, но при этом знать, что где-то рядом родные люди, и им тоже хорошо. Но я чувствую, что это далеко не все, что мне нравится! А еще у вас шляпки есть?
- Сколько угодно, - с удовольствием сообщила дама. – Примеряем?
Мы перемеряли еще целую кучу шляпок. И я узнала о себе, что мне, оказывается, нравится мчаться по ночному шоссе на байке – об этом мне сообщила кожаная ковбойская шляпа, потягивать через соломинку коктейль на открытой террасе кафе (черная «таблетка» с вуалеткой), бродить по выставочным залам (белая фетровая шляпа с мягкими широкими полями), с достоинством отстаивать свое мнение (бордовая бейсболка задом наперед), гулять с малышом (песочного цвета панама), милостиво совершать королевский наклон головы (кружевная наколка с жемчугами), работать в команде (корректная фиолетовая шляпка умеренных пропорций), и еще много чего. Кое-что из того, что я узнала о себе, было просто откровением! А самое главное, я нашла шляпу, в которой чувствовала себя предельно уверенно – ну просто супер!
- Можно, я куплю вот эту? – попросила я.
- Милая, мои шляпы не продаются, - удивилась дама. – Вам Натусик не сказала?
- Но почему? – изумилась я. – Разве вы их делаете не на продажу?
- Разумеется, нет, - ответила шляпница. – Давно уже нет. Мои шляпы – это лекарство. Их примеряют только тогда, когда хотят увидеть в себе нечто новое. Увидеть – и измениться. Но для лекарства очень важно соблюдать дозировку! Иначе можно навредить организму.
Видимо, на лице моем отразилось разочарование, потому что шляпница засмеялась и сказала:
- Да вы не расстраивайтесь так! Я вам дам адрес магазина, где замечательный выбор шляп! Я лично там иногда покупаю! Вы обязательно сможете подобрать себе то, что вам пойдет. Вы же очень красивая девушка, вы знаете об этом?
Я глянула в зеркало. И удивилась: то, что я там видела, мне и правда нравилось! Согнутые плечи расправились, спина выпрямилась, щеки раскраснелись, глаза блестели, и была я очень даже ничего!
- Надо же! – подивилась я. – Совсем другой человек! С ума сойти…
- Иногда достаточно бывает позволить себе поиграть в разные штуки, чтобы увидеть свое истинное лицо, - кивнула шляпница. – Теперь ты это знаешь. Предлагаю вернуться в гостиную и выпить со мной чаю. С вишневым вареньем!
… Едва я вошла домой, затрезвонил телефон. Судя по его нахохлившемуся виду, он уже раскалился от звонков и был на меня обижен. Я сняла трубку – разумеется, это была Натусик.
- Ну как? – сразу жадно спросила она.
- Как, как… - сурово сказала я. – Подставила ты меня, подруга, по полной программе!
- А чего, а чего? – заволновалась Натусик. – Тебе что, не понравилось? Не подошло ничего, что ли?
- Да подошло, подошло, - не выдержала и засмеялась я. – Спасибо тебе, родная. Никогда так не веселилась!
- Ага, а то я уж испугалась, - облегченно вздохнула Натусик. – Она ведь странная, эта шляпница, что и говорить.
- Она чудесная. Только ты не расслабляйся, дорогая. Имей в виду: завтра мы идем в магазин по указанному адресу, будем выбирать мне головные уборы. У тебя будет право совещательного голоса. Нет возражений? – сообщила я, сама удивляясь своей напористости.
- Ух ты! – восхитилась Натусик. – Да я вижу, в тебе руководитель прорезался? Ну ни фига себе!
- То ли еще будет! – воодушевленно пообещала я. – А со своим беретом я знаешь что решила сделать?
- Не знаю, а что?
- Я из него сделаю куклу! Назову ее «Неуверенность». Посажу в уголок, и буду на нее посматривать, чтобы не забыть, от чего я ушла и к чему стремлюсь.
- Вау! – восхищенно выдохнула Натусик. – Класс! Чур, я участвую!
- Участвуй, - великодушно разрешила я. – Ведь это ты меня сосватала к этой шляпнице. Имеешь право.
- Эк ты это… по-королевски сказала, - подивилась Натусик. – Аж реверанс хочется сделать.
И была она совершенно права, потому что я в это время как раз смотрела в зеркало и представляла себя в кружевной наколке, усыпанной крупными розовыми жемчугами. По-моему, это было совершеннейшее «комильфо» - что бы там оно не означало.


Нас только один
 
MarinaДата: Понедельник, 25.07.2011, 13:29 | Сообщение # 73
Мастер-Целитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 1376
Статус: Offline
Да неплохо было бы попастъ к такой шляпнице--Я думаю что в нас столъко всего ого го!Да толъко мы сами этого не знаем.Spasibo .
 
СторожеяДата: Пятница, 05.08.2011, 07:39 | Сообщение # 74
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
Лекарь. Сказка для взрослых (Эльфика)

Вся ее беда, вся ее вина была в том, что она слишком сильно любила.
Пламя любви освещает, возле него можно греться, и хорошо собрать всех своих близких и подарить им свет и тепло своего огня.
Но Костер Любви – это все равно пламя, стихия, и подчиняется тем же законам природы, а посему – при неосторожном обращении может стать смертельно опасным.
Она была неосторожна, что тут и говорить… Люди за века уже стали забывать те простые Законы, по которым завещал жить Творец. Поэтому никто не научил ее, что если любить слишком сильно, если питать Костер Любви страстями, то он быстро превращается в бушующее пламя, выходит из-под контроля. Он становится Пожаром. Пожаром Любви. Тогда он начинает неукротимо распространяться и пожирать все, что окажется у него на пути. В том числе и того, кто его зажег, но не сумел держать в рамках.
Пожар Любви опалил ее. Может быть, она бы и погибла – как многие до нее, но у нее была дочь, и инстинкт материнства оказался сильнее. Дикое бушующее пламя настигло, опалило ее, выжгло все в душе, она корчилась от невыносимого жара, но бежала, падая и поднимаясь, не разбирая дороги, размазывая по лицу пепел и слезы – для того, чтобы спасти ребенка. И себя.
Они спаслись. В какой-то момент она оглянулась и увидела, что за ней уже не ревет стена яростного огня. Пламя Любви, потерявшее жертву, погасло, и теперь за ней расстилалось ровное дымящееся Пепелище. Она стояла на дороге, обычной твердой дороге, которая не жгла подошвы, заставляя мчаться, не останавливаясь. Ее овевал легкий ветерок – приятный, прохладный, остужающий ожоги. С неба светило солнышко – теплое, ласковое, животворящее. На руках сидела дочь – ее девочка, ради которой она вырвалась из Пожара.
И она пошла по этой дороге, куда глаза глядят, едва переступая обожженными ногами, и каждый шаг давался с трудом. Ей надо было выйти к людям. Вскоре она увидела человеческое жилище.
Но и среди людей ей оказалось непросто. Ожоги зажили, тело снова стало молодым и красивым. Но Душа… Пожар Любви опалил ее Душу, и в ней поселился Страх. Если какой-нибудь мужчина обращал на нее внимание, Душа начинала беспокойно шевелиться и стонать – она еще хранила в себе боль и не хотела повторения. Женщина страстно хотела Любви, говорила ей «Да!», а Душа заходилась в безмолвном крике: «Неееет!!!». По ночам ей все еще снилось бушующее, сжигающее все живое пламя. Наутро она забывала сны, но они селили в ней беспокойство. Она сторонилась мужчин. Да и мужчины не очень-то хотели приближаться к ней - ее Страх создавал вокруг нее особую, тревожную ауру, не располагающую к близкому контакту.
Она выстроила себе Дом. Крепкий, надежный дом, не боящийся пожаров. Она навесила на стены огнетушители, багры и лопаты – от случайных возгораний. Потом решила, что этого мало, и поставила высокий частокол из толстых-претолстых бревен. Но и это не успокоило ее Душу. Тогда она вырыла вдоль забора ров, который наполнила водой – чтобы Пожирающий Огонь не смог добраться до нее. Теперь она была в тройном кольце защиты от Пожара Любви. И не понимала того, что это защита не только от Пожара. Но и от Любви – тоже.
Но человек не может жить без Любви. Его Вечный Двигатель подпитывается только Любовью – или Ненавистью, потому что Ненависть – это выжженная Любовь. В ней не было Ненависти, но у нее не было и Любви. И она начала чахнуть. Это была не болезнь, просто жизненная энергия капля за каплей утекала, а пополнить запасы было нечем.
Дочка была еще мала и нуждалась в ее заботе. Поэтому она укладывала дочку спать, становилась на колени и молилась о том, чтобы Господь надоумил ее – что ей надо сделать, чтобы ее Душа успокоилась и перестала панически бояться Огня Любви. Она молилась без надежды, без претензий, даже без Любви – просто молитва давала ей хоть какие-то силы.
И однажды поздней осенью, в хмурый промозглый вечер в ее ворота постучались. Она как раз только что закончила молиться, может, поэтому она и открыла. В другое время – скорее всего, не стала бы. За воротами, кутаясь в накидку, стоял мужчина.
- Хозяюшка, можешь ли дать кров и пищу одинокому путнику? – спросил мужчина.
Порыв ветра качнул створку ворот, и она молча посторонилась, пропуская его в ограду.
- Осторожно, тут мостик, - предупредила она, когда он шагнул ко рву.
- Ого, как у вас тут все серьезно! – покачал головой он.
- Как зовут тебя, хозяюшка? – спросил он, отряхивая свою накидку от дождевых капель.
- Хозяюшка, - коротко ответила она. Душа ее уже ныла и боялась: в доме был мужчина, и это было неправильно, опасно.
- Хорошо, Хозяюшка, - не стал спорить он. – Тогда зови меня Лекарь.
- Почему? – споткнулась она.
- Потому что я – Лекарь, лечу людей от болезней, - ответил он и шагнул в дом.
Дочка уже спала, поэтому ужином его кормила она одна. Она чувствовала себя очень напряженно, и ей хотелось как можно скорее уйти к себе.
- Что-то не так? – спросил Лекарь, внимательно глядя на нее.
- Все так, – бросила она. – Устала просто, спать хочу.
- Спасибо, я наелся, - отодвинул он тарелку. – Ты не беспокойся, Хозяюшка, утром я двинусь дальше.
- Хорошо, - чуть смягчилась она. – Я постелю тебе тут, на лавке. Она широкая, тебе будет удобно.
Она постелила ему постель и с облегчением ушла в свою комнату. Видимо, впечатлений было чересчур много, потому что она уснула, едва донеся голову до подушки. Ночью ей приснился сон: выжженное дотла поле, которое поливает из смешной детской леечки босоногий мужчина в белой холщовой одежде. И корка пепла размокает, становится мягкой и податливой, лопается, и из трещинок вылезают робкие зеленые ростки, а через поле к ней бежит дочка и кричит: «Мама! Мама!». На этом месте она проснулась, потому что поняла, что голос дочки она слышит наяву. Она вскочила и кинулась в комнату дочки – та металась во сне и звала ее. Она схватила дочку на руки и даже вскрикнула – таким жаром полыхала ее девочка. Душа тут же наполнилась тревогой – уж больно это было похоже на Пожар. Душа не забыла.
Она заметалась в панике, соображая, где ночью можно найти врача, и понимая, что до утра это дело безнадежное. Отчаянно она понеслась на кухню, за водой, и увидела босоногого мужчину, который как раз натягивал рубашку. Она совсем забыла про него, и вообще он был некстати, этот пришлый, как его там, Лекарь, что ли… Лекарь?
- Дочке плохо. Жар, - заговорила она. – Ты же Лекарь?
- Лекарь, - подтвердил он. – Где дочка?
Дальше все было как в кошмарном сне. Он гонял ее то за одним, то за другим, покрикивал даже, достал из своей котомки травы, смешивал их, заваривал и заставлял заваривать ее, менял компрессы, и так долго, долго – пока жар не спал.
Душа ее сейчас не боялась всяких там Пожаров Любви – она могла думать только о ребенке, единственном живом существе, ради которого она спасалась и выжила, ради которого она жила сейчас.
- Хозяюшка, дело серьезное, - сказал ей Лекарь, когда девочка уснула. – У дочери твоей горячка, только не простая это болезнь, а душевная. И обычными лекарствами ее лечить – не получится. Не помогут ей врачи.
- А кто поможет? – помертвевшими губами выговорила она.
- Я помогу, - просто ответил Лекарь. – Я лекарь душ человеческих. Только и тебе изо всех сил стараться придется. Решай…
- Решила уже, - твердо сказала она. – Верю тебе. Лечи. Что я должна делать?
- Для начала – есть у тебя бумага и ручка? – деловито спросил он.
- Есть, - растерялась она. – Рецепт, что ли, писать?
- Рецепт, - кивнул он. – Только рецепт не простой…
Когда она вернулась с письменными принадлежностями, он велел ей сесть за стол и спросил, как в лоб ударил:
- Как ты умудрилась так обжечься-то, Хозяюшка?
Она выронила ручку и замерла с открытым ртом. Душа забилась, закричала. Лекарь ждал.
- Зачем тебе? – хрипло спросила она, справившись с собой.
- Ничего даром не проходит, - ответил Лекарь, серьезно глядя ей в глаза. – Если ты испытала запредельные эмоции, когда Душа твоя горела и корчилась, все это запечатлелось, понимаешь? И все это мы своим детям передаем, вроде как по наследству. Пока раны не залечим…
- Ты что, Лекарь? Хочешь сказать, что ее жар – это отзвук моего Пожара? – спросила она, уже зная, что он ответит.
- Это – Закон, - жестко сказал он. – Мы за все в ответе, и за детей наших тоже. Что им передадим – то у них и будет.
- Да что она могла понимать тогда, кроха такая? – спросила она.
- Она, может, и не понимала. Она чувствовала, - объяснил Лекарь. – Даже нерожденные дети уже чувствуют. Они добровольно разделяют с родителями их судьбу. Только они маленькие, не со всем могут справиться. А ты – взрослая.
- Я – взрослая… - повторила она. – Я не хочу моему ребенку такой судьбы. Что надо делать?
- Пиши, - приказал Лекарь. – Пиши на бумаге все, что случилось. Подробно, не щадя ни себя, ни его. Все свои чувства, все ощущения. Отдай бумаге свою боль. Пройди вновь через свой Пожар.
- Я не могу! – закричала она и заплакала, забилась. Лекарь обнял ее, гладил по спине, и через какое-то время слезы иссякли. – Я сделаю, - сказала она и подвинула к себе бумагу.
Ей нелегко это далось. Сначала она пыталась что-то приукрашивать, а что-то вообще не писать, но он заставлял ее, и она все глубже уходила в свои страшные воспоминания. Тем временем он занимался девочкой, поил ее своими отварами, шептал над ней какие-то лекарские молитвы.
Хозяйка вновь бежала от взбесившегося Костра Любви – плакала, колотила кулаками по столу, обессиленная падала в постель, чтобы забыться ненадолго, и снова писала. Он и ее поил своими травами, гладил по голове, как маленькую, и заставлял вновь садиться к столу. Когда она закончила свой горький рассказ, они вышли вместе во двор, и он развел небольшой костерок. Страх снова обуял ее Душу, но теперь рядом был Лекарь, и она не позволила Страху победить ее решимость. Лекарь заставил ее сжечь все написанное на костерке – «предать очищающему огню, а пепел развеять по ветру», вот как он сказал. А потом заставил ее писать все по новой, и она подчинилась. Так было не раз и не два – она не считала.
В какой-то момент она вновь подвинула чистый лист и вдруг поняла, что ей больше нечего писать. Все, в Душе пусто. Ее Пожар Любви погас безвозвратно. В этот день дочка впервые сама захотела поесть, и на щечках ее заиграл здоровый румянец. Хозяйка пекла блинчики, и Душа ее пела.
Теперь она и Лекарь стали подолгу разговаривать обо всем, что с ней случилось, и о многом другом.
- В чем моя вина? – спрашивала она. – Ведь я просто пыталась подарить свою Любовь. Разве это преступление?
- Когда ты ставишь Любовь к другому человеку выше Бога – да, преступление, - отвечал ей Лекарь. – Твоя Любовь разрушительна, как цунами. Она захлестывает человека, он захлебывается в твоей любви, он не может дышать. И бежит от тебя – чтобы спастись.
- Но как тогда сохранить Костер Любви, чтобы он горел, но не превращался в Пожар? – допытывалась она.
- Не позволяй эмоциям взять над тобой власть, - учил он. – Обиды, претензии – заливают Костер Любви, как вода. Ревность, похоть, страсти, жажда – распаляют его, делают неуправляемым. Ты – Человек, ты должна научиться управлять Стихиями. Иначе Стихии ополчатся против тебя.
- Ты хочешь сказать, что в Любви тоже нужна техника безопасности? – улыбалась она. Она уже снова научилась улыбаться.
- Разумеется, - подтверждал Лекарь. – Как и во всем остальном. Тогда тебе не понадобится высокий забор, и ров с водой. Тогда тебе будет безопасно везде – даже в чистом поле, где крыша – только небо.
Она слушала его – и ей казалось, что душа наполняется живительной влагой, а его странные слова падают туда семенами.
Дочка ее уже бегала по дому и радостно залезала на руки к Лекарю, а он таскал ее на закорках, мастерил ей кукол и играл в ее немудрящие игры. Хозяйка любовалась и радовалась, глядя на них. И, кажется, влюблялась в Лекаря – ее Душа тянулась к нему и нуждалась в нем.
Так прошла зима, наступила весна. И вот однажды Хозяйка, проснувшись, увидела, что Лекарь уже одет, котомка его собрана, постель свернула в тюк, а сверху лежит приготовленный плащ.
- Что это? – непонимающе спросила она, глядя на эту картину.
- Хозяюшка, спасибо тебе за все, - сказал Лекарь. – Я собрался продолжить свой путь. Пора!
- Но… - начала она, - разве ты не хочешь остаться?
- Я лекарь, - мягко сказал он. – Я лечу людей. Я должен идти, чтобы еще кому-то помочь.
- Но я люблю тебя! – вырвалось у нее. Она тут же пожалела о сказанном и заплакала. Он подошел, обнял ее, прижал к себе, и она разрыдалась у него на груди, уже зная, что это – в последний раз.
- Слушай меня, - ласково сказал он, и она притихла, ловя каждое его слово. – Ты любишь не Мужчину во мне, а Спасателя. Лекаря. Это – не Любовь, это – Благодарность. Пожалуйста, не путай эти чувства.
- Мы привыкли к тебе, - пожаловалась она.
- Конечно. И я к вам привык. Но Спасатель всегда уходит, когда его работа закончена. И Лекарь уже не нужен, когда Душа излечилась. Так? – спросил он и поцеловал ее в макушку, как маленькую.
- Но что же мне делать? – спросила она, всхлипнув в последний раз.
- Распахнуть ворота настежь. Засыпать ров. И ждать. Рано или поздно придет человек, с которым тебе захочется сложить Костер Любви.
- Такой, как ты? – с надеждой спросила она.
- Лучше. Гораздо лучше! – убедительно пообещал он. И она знала, что так оно и будет – Лекарь никогда ее не обманывал.
На следующий день она нашла старые рукавицы, взяла лопату и начала закидывать землей ров. Работа предстояла большая, и она была рада, когда ее дочка принесла свои детские лопатку и ведерочко и присоединилась к ней. Ворота были распахнуты настежь – так, как велел Лекарь, и в них заглядывало юное весеннее солнышко.
Когда ров исчез под слоем земли, Хозяйка увидела, что он похож на шрам. Тогда она принесла семена, и вместе с дочкой они стали превращать бывший ров в кольцевую клумбу вокруг их дома. Одновременно она наняла рабочих, чтобы те растащили по бревнышку ее частокол – раньше он защищал ее от Мира, теперь он мешал ей видеть Мир.
Однажды вечером, в середине июля, Хозяйка, закончив дневные дела, баловалась с дочкой – они брызгались из поливального шланга, визжали, носились друг за другом, но осторожно, чтобы не повредить новую клумбу – на ней уже вовсю пестрели цветы.
В это время к дому подошел Путник. Девчонки, увлеченные своей игрой, не сразу его заметили. Путник постоял, подивился, заулыбался, а потом поставил котомку наземь и спросил:
- Третий не лишний?
- Ура! Нашего полку прибыло! – завопили девчонки и тут же направили на него шланг. Он взревел и погнался за ними, а они брызнули в разные стороны, оставив его с носом. Так они играли до самого вечера, и все были промокшие, радостные и очень счастливые.
А когда солнышко пошло на закат, они развели небольшой костер, чтобы просушить мокрую одежду.
- Какое от него приятное тепло, - удивился Путник. – Девчонки! А вы можете предоставить кров и пищу одинокому Путнику?
- Можем! – хором сказали мать и дочь и засмеялись. И Путник к ним присоединился, с удовольствием глядя на их веселые, разрумянившиеся мордашки.
И все трое уже чувствовали, что между ними разгорается, весело потрескивая, ровное пламя, которое может вскоре превратиться в самый настоящий Костер Любви. Как и было обещано. Ведь Лекарь никогда ее не обманывал.


Нас только один
 
shivoДата: Пятница, 05.08.2011, 18:26 | Сообщение # 75
Мастер-Учитель Рейки
Группа: Друзья
Сообщений: 849
Статус: Offline
Здравствуйте, я - Счастье ,оглянулся,а оно действительно рядом и улыбается.

...Бог есть любовь,и пребывающий в любви пребывает в Боге,и Бог в нем...
Иоан,4:16

Сущность каждой возникающей мысли - изначальная осознанность.
Пангар Джампел Сангпо
 
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Страница 5 из 20«12345671920»
Поиск: