Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 13 из 20«1211121314151920»
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Сказкотерапия. Сказки Эльфики
МилкаДата: Четверг, 18.06.2015, 22:18 | Сообщение # 181
Генерал-лейтенант
Группа: Житель
Сообщений: 822
Статус: Offline
Благодарю!
 
СторожеяДата: Пятница, 19.06.2015, 06:00 | Сообщение # 182
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
НУЖНИК

Жил-был человек, и жизнь его была не очень веселой. Это потому что куда глаз не кинь – кругом одни нужники, и на вид неэстетично, и запах нехороший, тяжелый. Нужников у него во дворе было не то десять, не то пятнадцать – он уже и со счету сбился, так что, может, и больше.

Как известно, нужник в хозяйстве – сооружение не просто полезное, но и жизненно необходимое. В самом деле: если есть отходы, значит, их нужно куда-то сливать. Вот для этого и строят на подворье будки-скворечники. Даже само название «нужник» уже говорит о том, как он нужен людям.

Устроен нужник просто и незамысловато: деревянная будка, круглое отверстие, а под ним – выгребная яма. Почему выгребная? Потому что время от времени из нее надо выгребать содержимое и отвозить куда подальше, на утилизацию. Можно, конечно, и самому выгрести, но лучше пригласить специалиста, у него есть инструменты и транспорт соответствующий, получается и быстрее, и качественнее. В принципе, все так и поступают, почистили – и можно снова пользоваться нужником в свое удовольствие.

А у нашего Хозяина было по-другому заведено: как только выгребная яма переполнится, он нужник не чистит, а заколачивает досками крест-накрест, а рядом другой ставит. Почему так? А Бог его знает, почему! Все его предки так поступали, а кто он такой, чтобы традиции и устои менять? Забил – и все, нет вопроса. Так что ему по наследству от родичей и так уже несколько нужников досталось, а еще свои потихоньку добавлялись, вот и получился целый лес из деревянных «скворечников», света белого из-за них не видать…

Надо сказать, что Хозяин был человек неглупый и работящий, мог бы, конечно, не ставить новые нужники, а заняться чисткой уже имеющихся, но… Не переносил он ни вида, ни запаха содержимого выгребных ям. Да, конечно, это были произведенные им же отходы, но тем не менее – ну не мог он заставить себя это даже рассматривать, не говоря уже о том, чтобы вычерпывать… А что на помощь никого не позвал или работников не нанял – так это потому что человеком он был добрым и даже немного робким, и не мог он себе представить, что кто-то другой будет ковыряться вот в этом всем «добре»… Уж если ему самому и страшно, и противно от того, что он из себя извергает, как же он это на кого-то другого свалит? Нехорошо это, непорядочно…

И еще одна причина была: жил в нем большой страх, что если кто-то посторонний увидит, какой он внутри, то сразу в ужасе от него отвернется, не будет его уважать и дружить с ним не станет. Он ведь и так жил, можно сказать, одиноко. Боялся он гостей привечать, а вдруг заинтересуются, зачем ему столько нужников, что за хобби такое странное? Вот и жил отшельником, на отшибе… На жизнь же себе зарабатывал тем, что животных лечил – очень уж хорошо у него со зверьем получалось, лучше, чем с людьми.

А вот люди его порой раздражали, ох как раздражали! В отличие от животных, они лгали, воровали, убивали, лжесвитедельствовали, мздоимствовали, прелюбодействовали и вообще нарушали все законы Божьи и человеческие. Порой думалось: «Был бы Творцом, все бы это безобразие к черту разрушил и заново сотворил!», но вслух, конечно, ничего такого он не говорил, держал свое мнение при себе. Вот такие противоречивые чувства его переполняли… Иной раз так его распирает – вот-вот взорвется и всех обрызгает. Чудом, можно сказать, сдерживался, исключительно силой воли.

И вот однажды рано утром постучался в его ворота человек незнакомый, помощи попросил. С собакой у него беда стряслась – его защищая, вступила в смертельную схватку и была сильно изранена. Хозяин отказать не мог – собака и правда плоха была, требовалась срочная помощь. Повздыхал, но впустил на подворье.

Управился он не скоро, вроде починил псину, но надо было еще подождать, пока оклемается. Время к обеду шло, позвал он человека перекусить чем Бог послал.

За трапезой как-то разговорились.

- Собака-то твоя али подобрал где?

- Моя псина, мы, почитай, годков семь уже вместе по свету ходим.

- А ты кто будешь, мил человек, вроде как странник?

- Странствующий золотарь, — ответил тот.

- Золотарь? По ювелирным делам, что ль?

- Можно и так сказать. Работа ювелирная, это точно. Ассенизатор я, нужники чищу.

- Что???

- Выгребные ямы вычерпываю. Профессия редкая, но нужная. Без меня люди захлебнулись бы в своем… прошлом, в общем.

- В чем захлебнулись?

- В прошлом. Ведь то, что в выгребную яму идет, это наше прошлое. То, что мы употребили, переварили и выплюнули. Отходы производства, значит…

- Ох ты… Это что ж за такое производство, если у него такие отходы???

- Золотопромышленное. Жизнь, она ведь штука такая… драгоценный опыт в ней просто так не валяется, его среди всякого мусора и хлама вручную отыскивать приходится, а потом еще переварить и усвоить надобно. В общем, сокровища – в родовую копилку, а остальное – в нужник. Кстати, приметил я, что вроде у тебя во дворе не один нужник, а с целую дюжину будет?

- Больше… — уныло сказал Хозяин.

- А зачем тебе? Или на продажу строишь?

- Да какое там… Мои нужники, собственные.

- А зачем так много? У людей и два-то редко встретишь, обычно одного хватает, а у тебя вон сколько! Вроде и живешь один… На каждый день по нужнику, что ли? В чем прикол, не пойму?

- Да какие тут приколы… Рабочий-то один, а остальные – заколоченные.

- А чего так?

- Дык переполненные, к дальнейшей эксплуатации не пригодны.

- Ну??? А чего не чистишь?

- Да вот так как-то… Тревожить неохота. Его ж не тронь – оно не пахнет. А сунься, всколыхни – такая вонища пойдет, что всем чертям тошно станет. Мне проще новый построить, чем старый разворошить.

- Вот это да!!! Первый раз вижу, чтобы человек так за свое дерьмо держался. Обычно все стараются поскорее от него избавиться. И чем же тебе оно так дорого?

- Да чего там дорогого-то? Ты вот говоришь – «золото». А что-то я никакого золота не приметил. Не было его! Жизнь, если вдуматься, сплошное дерьмо, и столько его, что захлебнуться можно.

- Ну, с таким-то подходом, оно конечно, одного нужника маловато будет…

- Так я и говорю! Пока нужник заколоченный – содержимого не видно, забываешь даже о нем. А в том, которым пользуешься, волей-неволей все это видишь и нюхаешь, и мерзко от того, что жизнь такая дрянная, и сам я все это в себе ношу… Да что я тебе рассказываю, ты же с этим, небось, что ни день сталкиваешься? Не пойму, как вообще можно такой работой заниматься и не повеситься? Небось, каждый день судьбу проклинаешь, а, золотарь?

- Да с чего же мне ее проклинать-то? – удивился тот. – Не работа меня выбирала – я ее. И отец мой золотарем был, и дед – так что, династия, можно сказать. Но никто меня не принуждал, я сам так решил. Хорошая работа, светлая.

- Светлая??? Да ты, золотарь, надо мной смеешься! Тут поверху ходишь – содрогаешься, а ты туда, вниз спускаешься, в самую клоаку, и чего ж там светлого быть может?

- Не смеюсь я, ты что, и не думал даже. Оно конечно, от точки зрения зависит. Моя точка зрения такая: мы, ассенизаторы, Мир от пакости всякой чистим. Выгребная яма, ясное дело, место малопривлекательное. Но когда ты ее вычерпаешь, выскребешь да почистишь – душа поет! Сразу там и солнце, и простор появляются! Хоть и знаешь, что ее немедленно снова наполнять начнут, а все ж хоть на время, да очистилась. А люди мне звонкой монетой за это платят. Идешь домой – карман тяжелый, а душа легкая, и светло там! Это потому что я работу свою хорошо сделал, с любовью и на совесть. Можно сказать, пространство для будущего кому-то освободил!

- Чувство знакомое. Когда встречаю животинку какую, мною вылеченную, тоже на душе легко и светло. Она бежит, хвостом размахивает, кивает и в глаза глядит, видать, помнит меня… Вот в такие минуты жить хочется!

- Ну, вот видишь… Значит, понимаешь меня. Как ты к жизни относишься – так и она к тебе. Ты ее принимаешь – и она тебя примет. Ты ее отвергаешь – ну и она тебя тоже. Ты от дерьма свое пространство не чистишь – ну, чего ж пенять, что тебе все дерьмовым кажется?

- Вон как ты повернул… Так ведь я не сам это придумал, в нашем роду испокон веков так делали. Переполнилась яма – забили и забыли. Всегда новую выкопать можно. А как та заполнится по самое «невозможно» – к следующей переходим. Вот так мои предки и жили…

- Ну так ты уже не малец, можешь все поменять, коли нужда есть. Выгребешь все старое, отжившее, ненужное, ямы лишние закопаешь, нужники древние снесешь, а на этом месте что-нибудь полезное построить можно или цветник разбить. Оставь ты себе один нужник, для повседневного пользования, и вовремя очищай – и сам удивишься, сколько места у тебя для жизни освободится.

- Ты чего такой умный, золотарь? Образованный, что ли?

- Да нет, какое там… Просто нас, золотарей, люди чураются, вроде брезгуют. Да и то сказать – кому понравится, если ты их как бы изнутри видишь, со всеми их внутренностями и непотребностями? Вот поневоле сам с собой разговариваешь, а так философом стать – раз плюнуть. Такие вот дела…

- Значит, и тебе к одиночеству не привыкать…

- Да нет, у меня друг есть. Пес, верный мой спутник и товарищ. Так и ходим по дорогам земным, а останавливаемся там, где много отработанного материала накопилось и очистка требуется.

- Ну, видать, Господь тебя ко мне привел. У меня тут – поле непаханое, а вернее – ямы нечищеные. Помоги, золотарь, в долгу не останусь! Я пока твоей собаке помогу на ноги встать, а ты – мне.

- Идет! – и золотарь поднялся из-за стола. – Собака пусть у тебя побудет, а я за инструментом схожу.

… Такого зловония Хозяин себе представить не мог. Разбередил золотарь старые залежи, смрад поднялся невыносимый. Но он все время вспоминал слова золотаря о том, что в вычищенной выгребной яме сразу и свет, и простор появляются, и место для будущего, и ему сразу легче становилось. Сам он тоже не сидел сложа руки – притащил топор и гвоздодер и «распечатывал» заколоченные нужники.

- Ох и накопил ты, ох и накопил, — качал головой золотарь, вытаскивая на свет божий очередное ведро. – Это ж ты себе своими руками все жизненные каналы перекрыл и грязью всякой законопатил! Ну ничего, глаза боятся, руки делают – вот еще на одно ведро светлее стало!

Он про выгребную яму говорил, а Хозяину вроде и самому светлее становилось, и даже улыбаться с чего-то хотелось – вот дела!

Золотарь свое дело туго знал, у него все спорилось, и вскоре уже Хозяин снес первый нужник – старый, потемневший от времени, с насквозь проржавевшими гвоздями, а за ним второй, третий…

- Ого, какое у тебя огромное подворье! – подивился золотарь, окидывая взглядом освободившееся пространство.

- Сам удивляюсь, — почесал в затылке Хозяин. – Я-то, бывало, расстраивался, что тесно и темно, психовал даже.. А оказывается – вон сколько земли мне в наследство предки оставили!

- Скоро будет еще больше, — пообещал золотарь, направляясь к следующему объекту.

…Понадобился не один день, чтобы заровнять последнюю яму. Теперь все могли разглядеть красивый, крепкий трехэтажный дом с широким крыльцом, к которому от калитки вела выложенная камнем дорожка. Нужник, выкрашенный зеленой краской, как ему и положено, прятался на задворках и в глаза не бросался.

- Хорошо! – с чувством сказал золотарь, озирая подворье, и его выздоровевшая псина восторженно гавкнула, словно соглашаясь с ним. – Чем пространство заполнишь?

- Сделаю теплый вольер для своих пациентов, — не задумываясь, ответил Хозяин. – Давно мечтал, да места не было.

- Место-то было, обзору не было. Обзор-то тебе нужники заслоняли. А теперь – другое дело! Теперь смотри хоть налево, хоть направо, хоть круговым обозрением – красота!

- Красота, — согласился Хозяин. – И настроение у меня отличное, и вроде как в мозгах просветлело, и жизнь мне уже такой мрачной не кажется. А дышится, дышится как!

- Еще бы, — хмыкнул золотарь. – Ты ж с вековыми залежами расстался, свое прошлое разгреб, можно теперь вздохнуть полной грудью.

- А все же я бы так, как ты, не смог, — сознался Хозяин. – Копаться в чужом дерьме – это, знаешь ли, выше моих сил…

- Да ну? – прищурил глаз золотарь. – А то в твоей жизни этого нет? Ты ж вон операции делаешь, живность всякую лечишь, а там кровь, гной, да и экскременты тоже… Только ты их не замечаешь, потому что дело свое делаешь с любовью, от души.

- Ну так то звериное, а то людское, — возразил Хозяин.

- Все под Богом ходим, и звери, и мы, — заметил золотарь. – И что характерно, он нас всех пригревает, никого не гонит. Стало быть, достойны! И ты достоин!

- Достоин… — эхом отозвался Хозяин, словно все еще сомневался в этом.

… По дороге уезжала-громыхала телега с бочкой, за ней, весело взлаивая, бежала собака, а золотарь шел впереди, вел под уздцы лошадь. Летнее яркое солнце бросало на бочку свои лучи, из-за чего она временами и впрямь казалась золотой. Иллюзия, конечно, но все же…

- Надо же… Счастливый ведь человек! – пробормотал, глядя ему вслед, Хозяин. – При такой жизни – и счастливый! Золотарь…

И ему стало даже немножко стыдно, что он потратил столько лет своей жизни на строительство нужников. Но ничего, у него было еще много времени, чтобы изменить свое будущее. Он его уже видел, ведь теперь ему ничего не мешало!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 22.06.2015, 13:59 | Сообщение # 183
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
НЕДОРАЗУМЕНИЕ

В Волшебном Лесу все было необыкновенно, и звери там тоже жили особенные. Например, Добродушный медведь держал пасеку и в совершенстве выучил очень сложный Тайный Пчелиный Язык, отважные зайцы активно занимались спортом и часто устраивали соревнования по прыжкам в сторону и скоростному кошению трын-травы, сороки объединились в ООО и создали Сорочью Экспресс-Почту, старый Еж, поселившись в глухом месте, увлекся эзотерикой и пытался постичь Универсальные Законы Мироздания, а Дятел задумал увековечить лесную жизнь в Нетленных Хоониках и теперь стучал с утра до вечера, как оглашенный, набивая тексты.

А Белки и вовсе задумали грандиозный проект! Надо сказать, они считали себя самыми позитивными обитателями Леса. Еще бы: гибкие, шустрые, расторопные, общительные, наблюдательные, с пышными пушистыми хвостиками, и цвета такого позитивного – ярко-рыжего, просто загляденье! Что бы ни случилось, белки не унывали и смотрели в будущее очень оптимистично.

Все нормальные белки обычно заготавливают грибы, ягоды и орехи, а белки Волшебного Леса заготавливали Позитив. Они отыскивали его везде, где только можно, и сразу растаскивали по дуплам и нанизывали на ветки, да так успешно, что через какое-то время у них даже излишки образовались. Собственно, этот факт и стал завязкой того недоразумения, о котором речь впереди.

Как-то раз посетила белок мысль устроить в Лесу Позитивную Поляну – место, где все белки будут время от времени собираться и проводить время вместе. Ну там, праздники устраивать, смену времен года отмечать, опытом обмениваться да и просто – потусоваться, пообщаться, позитивом поделиться… И подходящая поляна быстро нашлась, и инициативная группа тут же образовалась.

- А какова основная цель вашего проекта? – поинтересовался Еж-Эзотерик, чья нора располагалась в буреломе неподалеку.

- Мы намерены создать прогрессивную площадку для Ищущих Просветления. Будем щедро делиться Позитивом! - ответили ему. – В первую очередь, конечно, для себя. Но если кто-то к нам забредет – мы его, конечно, не прогоним, нам Позитива не жалко. Ну, разумеется, если этот «кто-то» будет соблюдать наши правила.

- А какие у вас правила-то? – не унимался пытливый Еж.

- Да, а какие у нас правила? – спохватились белки.

Правила были сформулированы быстро (белки вообще медлить не любили). Выглядели они так:

На Позитивной Поляне, безусловно, рады всем, невзирая на размеры, окрас, привычки и повадки и прочие параметры.
Это место для Добра, Позитива и Всеобщей Любви!
В этом позитивном месте каждый может рассчитывать на радушный прием, глубокое понимание и всеобщую приязнь.
Это единственное место в мире, где каждый может быть самим собой, не опасаясь осуждения, оценочности и неприятия!
- Звучит неплохо, — неуверенно сказал Еж. – Хотя… есть у меня кое-какие вопросы… Ну да ладно, поживем – увидим.

Белки скоренько взялись за дело, и вскоре состоялась торжественная презентация Позитивной Поляны.

Белки потрудились на славу: поляну украсили гирляндами лесных цветов, для музыкального сопровождения пригласили Сводный Полевой Хор Скворцов и Зябликов, а для сольных выступлений – местных певцов Соловья и Иволгу, на ветвях деревьев был развешен Позитив – повыше, чтобы всем хорошо было видно; Сорочья Экспресс-Почта тоже неплохую рекламу сделала: звери Волшебного Леса толпами повалили на поляну, посмотреть, как там и что. Белки приветливо здоровались с каждым новым посетителем и выдавали ему порцию Позитива, причем совершенно бесплатно. Скворцы-Зяблики заливались на весь лес, Сова довольно ухала, как большой барабан, цветы благоухали, так что презентация удалась, и лесной народ только диву давался – как это белкам такая замечательная идея в голову пришла, да какие они молодцы, и сколько тут дармового Позитива! Дятел только успевал строчить зарисовки для Нетленных Хроник, прославляя Позитивную Поляну на весь мир.

Но презентация закончилась, и через недельку поток любопытствующих иссяк, да и не мудрено: ведь беличья жизнь происходила в ветвях деревьев, и весь Позитив был складирован там же, а внизу – ничего особенного, поляна как поляна. Ни пасеки на ней нет, ни цветов красивых, ни даже трын-травы – только обычная… А белки, радушно поприветствовав с поднебесной высоты очередного гостя, трещали-верещали там, в ветвях, о чьем-то своем, для непосвященных непонятном, и кому это понравится? Так что вскоре поляна оказалась в полном их распоряжении – как, собственно, и задумывалось. Только Еж-Эзотерик к ним захаживал более-менее регулярно, по следующим причинам: потому что жил близко, потому что порой хотелось с кем-то пообщаться, и еще для выведения новых мировоззренческих обобщений.

- А не кажется вам, что вы как-то обособились от остальных обитателей леса? – заводил разговор он.

- Возможно, ну и что с того? – принимались втолковывать ему белки. – Мы же никого не гоним, как говорится, милости просим! Они сами не идут. Может, им наш Позитив вовсе и не нужен!

- Позитив-то всем нужен! Только это… как-то высоковато вы обустроились, оторвались от реалий! Не добраться до вас, вот и мне голову задирать приходится и орать во все горло…

- Кому надо – доберется, — отмахивались белки. – Не можем же мы приземляться? Мы уж тут, в ветвях! Тут и солнца больше, это для просветления очень полезно.

- Ну, просветляйтесь, просветляйтесь, дело хорошее, — вздыхал Еж и топал по своим делам.

А Сорочья Почта тем временем делала свое дело – распространяла информацию о Позитивной Поляне на весь белый свет. И вот однажды сороки принесли весть: одна белка из соседнего леса очень прониклась идеей позитива, разделяет и принимает все правила Позитивной Поляны и очень просится в гости. Разумеется, белки с радостью послали ей приглашение, и вскоре пришелица появилась в их дружном сообществе.

- Здравствуйте, дорогая, добро пожаловать, мы вас ждали, — заверещали белки, обнюхивая и оглаживая свою новую подругу.

- Вы из какого леса к нам прибыли, милая? – поинтересовалась Самая Активная Белка.

- Из Забабашенного, — охотно ответила новая белка, с восторгом озираясь по сторонам. – Ой, как у вас тут здорово, мне все нравится!

- Ну еще бы, — кивнула Активная Белка. – Нам тоже нравится. А что это за лес такой – Забабашенный?

- Лес как лес, мы привыкли, — сообщила пришелица. – Очень даже можно жить. Хотя у нас там все совсем по-другому.

- Ну, ладно, вы пока располагайтесь. Мы вам приготовили гостевое дупло, вам там хорошо будет.

- А можно не в дупле? Можно, я совью себе гнездо, как птица? На верхушке во-о-он той сосны?

- Но белки не живут в гнездах! – в изумлении воскликнула Активная.

- У нас – живут, — беспечно ответила Забабашенная. – У нас белки хоть в норе, хоть в берлоге – где кому нравится, там и живут.

- О-бал-деть! – выдохнула Активная. – Ладно, гнездо так гнездо…

Вечером местные белки обсуждали свои впечатления от новенькой. Все сошлись на том, что она немного странная, но выразили уверенность, что это пройдет – видать, просто с дороги устала, ничего, привыкнет.

Но наутро выяснилось, что вчера – это были еще цветочки, а настоящие странности – впереди.

Новенькая отлично переночевала в своем гнезде и выскочила из него с первыми лучами солнца и утренними птицами. И не просто встала, а еще и охотно включилась в утреннюю птичью спевку, перебудив все беличье сообщество. Затем она устроила физзарядку – носилась по самым верхушкам деревьев, которые гнулись и даже порою ломались, но она каждый раз успевала перескочить на следующую.

- Дорогая, осторожно, вы можете свалиться! – пытались вразумить ее новые подруги.

- Не упадешь – не вскочишь, не вскочишь – не возвысишься, не возвысишься – не вознесешься! – хохотала она и продолжала скакать, как безумная.

- Боже, что у них там за порядки, в их Забабашенном лесу? – тихонько ужасались белки-позитивки. – Она ведет себя совершенно отвязно, ну просто неразумное дитя! Неужели у них все такие??? Просто скачущее недоразумение, честное слово!

Неизвестно, все были такими в Забабашенном лесу или только эта белка, но только ее поступки продолжали шокировать, а порою и возмущать хозяек из Волшебного Леса. Вскоре за гостьей уже прочно закрепилось прозвище «Недоразумение». Да и как ее еще называть, если она верещала невпопад, металась не туда, куда все, а туда, где узревала что-то, на ее взгляд, интересное, объявляла Позитивом совершенно неподходящие вещи и радовалась тому, что радости вроде бы и не подлежало.

- Боже, как она меня раздражает! – по секрету шептала одна белка другой. – Я совершенно выведена из душевного равновесия!

- И не говори, подруга! Я и сама начинаю временами ощущать в себе что-то хищное. Так и хочется цапнуть ее за хвост и сдернуть с дерева, чтоб не мельтешила тут!

- Как бы она нам тут весь Позитив не перепортила, — беспокоилась третья. – Носится ведь, не разбирая дороги! И ни с кем не считается!

- Да, подруги, надо бы срочно употребить по лишней порции Позитива. А то мы уже, по-моему, негативить начинаем!

- Что-то вы, соседки, неважно выглядите, — заметил как-то Еж-Эзотерик, заглянувший на Позитивную Поляну.

- Мы неважно? Мы-то важно! Это она вот неважно! – наперебой стали жаловаться ему белки-позитивки. – Это Забабашенное Недоразумение, она совсем какая-то ошалелая. Все время носится, вопросы разные задает, регламенты нарушает…

- Разве это вашими правилами возбраняется? Честно говоря, не вижу я в этом ничего особенного! Я вот тоже вопросы задаю, вы ж не обижаетесь?

- Нет, ну ты-то другое дело! Ты – свой, наш, ты нас не раздражаешь!

- Ага, вы об меня не раздражаетесь, хоть я и колючий, — фыркал Еж. – А об нее – очень даже! Выходит, нашли повод…

- Да мы не находили! Она просто… не вписывается в наш дружный коллектив!

- Но вы ж, вроде, согласно вашим же правилам «безусловно, рады всем, невзирая на размеры, окрас, привычки и повадки и прочие параметры»? Или я чего-то путаю?

- Да нет, мы рады всем! Но вот ей – как-то не рады!

- М-да, незадача. И как это расценивать в разрезе Всеобщего Позитива? — простодушно вопрошал Еж.

- Ай, отстань! Не хотим мы ее никак расценивать, это Недоразумение! Скорее бы уже она упрыгала в свой родной лес, а мы бы зажили прежней жизнью, полной добра, позитива и всеобщей любви!

Но белка-забабашка вовсе не спешила куда-то упрыгивать. Напротив – она стремилась как можно больше узнать и увидеть в Волшебном Лесу, а по возможности – и поучаствовать. Самое интересное, что другие звери вовсе не напрягались этим фактом, а охотно принимали ее в свои компании. Медведь преподал ей пару-тройку уроков Тайного Пчелиного Языка, зайцы научили прыжкам в сторону и косить трын-траву, а птицы охотно пели с ней хором. Даже Дятел-Летописец время от времени прерывал свои труды, чтобы перекинуться с Недоразумением парой фраз.

- Это же нонсенс! – удрученно судачили белки-позитивки. – Она зачем-то лезет туда, куда даже мы себе не позволяем! Да и зачем ей все это??? Зачем ей Пчелиный Язык, скажите на милость??? Или эта дурацкая трын-трава???

Эта невыносимая Забабашка вносила такое возмущение в беличье сообщество, что уже никакой позитив не помогал. Напряжение росло, росло, и однажды не выдержало – лопнуло. Кто первый начал – уже никто не помнит, да и неважно.

- Ты просто невыносима! Ты – сплошное недоразумение! – высказывали ей. – Ты ведешь себя неправильно! Нам от тебя одни неприятности!

- Но я не понимаю – что «не так»? – растерялась белка-Забабашка. – Разве я кого-нибудь обидела? Или задела? Или принесла на вашу поляну негатив?

- Нет, нет… Ничего такого! Просто… ты все делаешь не так, как мы! Ты всех раздражаешь!

- Но чем??? Почему???

- Да потому! В общем, ты живешь как-то… забабашенно. Не так, как положено! Может, у вас там, в Забабашенном лесу, белки и вьют гнезда, и носятся выше всех, буквально по головам, и водятся с зайцами и медведями, но только у нас это не принято!

- Но ведь в ваших правилах сказано, что вы принимаете «всех, независимо от повадок и привычек», и каждый может рассчитывать на «радушный прием, глубокое понимание и всеобщую приязнь»! Разве я что-то путаю?

- Нет, нет, не путаешь… Мы тебя радушно приняли, глубоко поняли, и вообще… того… по-своему даже любим. Надеемся, ты получила Позитива столько, сколько хотела. И на дорогу мы тебе еще дадим. Ты когда отбываешь-то?

- Завтра утром, — ошеломленно ответила гостья. – Я вам очень благодарна, правда… Я ведь так мечтала побывать в «единственном месте в мире, где каждый может быть самим собой, не опасаясь осуждения, оценочности и неприятия». Ну вот, побывала…

- Вот и чудненько! Мы рады, что ты рада! Наверное, тебе выспаться надо на дорожку? Ну, спокойной тебе ночи!

И белки организованно повернулись и дружно поскакали прочь.

- Что это было? – в полном расстройстве обратилась она к Ежу, который как раз вылез из-под елки.

- Э-э-э… Извини, я тут уже давненько нахожусь и все слышал. А как ты сама думаешь, что это было?

- Я не знаю! – обиженно ответила белка. – Может, обман? Обещали одно, а на деле – совсем другое! Или предательство? Я им доверилась, а они меня, по сути, отвергли! Или я действительно какая-то забабашенная? Но я такая, какая есть! А может, это просто какое-то недоразумение?

- Скорее всего, последнее, — подумав, сказал Еж. – Именно недоРАЗУМение. Наши замечательные белки придумали себе свою Модель Мира, а ты – свою, и ваши Модели оказались слишком разными. Игры Разума – опасная штука! Напридумывать-то себе всякого можно, а вот потом… потом и начинаются всякие недоразумения.

- А что «потом»? Какие такие «недоразумения?». Я ведь и сейчас уверена, что не нарушила ни одного правила Позитивной Поляны!!! Я появилась здесь с открытым сердцем и чистыми намерениями, я хотела просто порезвиться в свое удовольствие и набраться позитива, и вовсе не думала, что могу этим кого-то напрягать!

- И они ничего такого не думали, — ответил Еж. – И они тоже приглашали всех на Поляну с открытым сердцем и чистыми намерениями, порезвиться и набраться. Видишь ли, главное недоразумение в том, что и ты, и они – большие фантазерки. Вам кажется, что вы уже поняли, что это такое – Безусловная Любовь. Только сдается мне, что вы пока научились безусловно любить только то, что приносит Позитив. Ну так это легко! А вот научиться добывать Позитив из того, что тебе не очень-то и нравится…

- Но разве Позитив – это не универсальное понятие?

- Думаю, что нет. Для меня вот Позитив – это уединение с редкими вылазками в общество. Для наших белочек – приятное общение и сбор Позитива. Для тебя, как я понимаю, познание нового и стремление жить «без правил». Или по своим правилам? Для Медведя, для Пчел, для Зябликов будет свой Позитив. И только один вид Позитива – по-настоящему универсальный…

- Что же это? Что?

- Безусловная любовь, — пояснил Еж. – Но этим искусством приходится овладевать всю жизнь, а некоторым и жизни не хватает. Вам, белкам, кажется, что любить безусловно – это просто: захотел – полюбил. Ан нет! Тут никакие правила, продиктованные Разумом, не помогут. Тут сердцу потрудиться надобно. Вот вы и получили хороший урок. Разве это не подарок?

- Еще какой, — подтвердила белка. – Есть над чем подумать, правда. Но как же мне быть? Неужели я вернусь в свой родной Забабашенный лес, так и оставшись в памяти местных белочек ходячим недоразумением?

- А какая тебе разница? – философски рассудил Еж. – Это же будут их проблемы, не твои! Для тебя главное, кем себя считаешь ты.

- Тогда будем считать, что тема закрыта, — решила белочка. – Мне действительно пора домой. Да, здесь меня не поняли, и я не вписалась в их Картину Мира. Но кто может мне помешать у себя, в родном лесу, устроить свою собственную Позитивную Поляну? Или, еще лучше – Поляну Безусловной Любви? А вы сможете меня потом навестить, если захотите!

- Ну, сейчас я Еж-Эзотерик, сознательный отшельник, — скромно напомнил Еж. – Но в будущем… Кто знает? Может, и соберусь… Уж очень тема привлекательная! Я ведь давно занимаюсь Универсальными Законами Мироздания. А что может быть универсальнее Безусловной Любви?

- Я буду вас ждать! – обрадовалась Белка. – А знаете что? Не буду я дожидаться утра! Я прямо сейчас отправлюсь домой. Кто сказал, что все важные дела надо обязательно начинать с утра? Если уж я «недоразумение», так буду пользоваться своими преимуществами! МНЕ МОЖНО ВСЕ! Я это прямо чувствую!

- Ага, точно! – с удовольствием подтвердил Еж. – Собственно говоря, любые недоразумения существуют только в нашем разуме. А чувства – это совсем другая история…

И он еще какое-то время слушал, как потрескивают ветки и шелестят листья под лапками Недоразумения, покидающего Позитивную Поляну.

- Из каждого недоразумения можно извлечь массу Позитива, и это Универсальный Закон, что следует обдумать, - подытожил старый Еж и посеменил в свою норку, желая белочке обязательно познать, что такое Безусловная Любовь.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Среда, 24.06.2015, 06:24 | Сообщение # 184
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
ЗОНТИК

В Ливеньбуль, столицу Дождляндии, юная Стефани переехала не по своей воле, а вместе со всей семьей, потому что тетушка, которую она и не видела-то никогда, сильно ослабела и нуждалась в уходе. Родители сочли, что нельзя оставлять ее одну в таком состоянии и надо переезжать, ведь других родственников у старушки не имелось, а тетушка уже не могла справляться с хозяйством в своем огромном доме. На старом месте и терять-то им было особенно нечего, поэтому они легко распродали имущество, быстро упаковали чемоданы, и вскоре уже всем семейством выходили из самолета в аэропорту Ливеньбуля.

За стеклами аэровокзала было серо, мрачно и лил дождь.

- У нас в Дождляндии это обычная погода, — проинформировал их еще на таможенном контроле офицер иммиграционной службы. – Здесь почти все время идет дождь, а хорошая погода – это когда просто пасмурно.

- А в какое время года все-таки солнце бывает? – спросила пораженная Стефани.

- Забудьте об этом. За солнцем у нас тут ездят в сопредельные страны, во время отпусков, — сообщил офицер. – Ничего, вы быстро привыкнете. Все привыкают.

- Не думаю, что я привыкну, — прошептала Стефани, но ее никто не услышал.

- А сейчас я попрошу вас сдать ваши зонтики. Таковы правила.

- Как – «сдать»? – всполошилась мамаша. – А как же мы – под дождь, и без зонтиков???

- Всем прибывшим таможенная служба выдает местные зонты, приспособленные к повышенной влажности и сильным ветрам. Зонтики качественные, услуга бесплатная, так что все тут у нас только ими и пользуются. Таковы правила.

И вместо маминого ярко-голубого, папиного коричневого и ее зеленого в белый цветочек всем им выдали местные зонтики – солидные, мощные, с красивыми резными рукоятками, но почему-то черные.

- А других расцветок нет? – робко спросила Стефани.

- А других и не бывает, — удивился офицер. – Всем – одинаковые, у нас тут равноправие и демократия… Таковы правила.

И правда: когда семейство вышло из здания аэровокзала, Стефани обнаружила, что куда ни посмотри – везде только черные зонты, сплошное равноправие. Но как-то ску-у-учно!!! А если поднять глаза на хмурое небо, на клубящиеся серые тучи, то кажется, что и там толкаются раскрытыми куполами черные зонты.

Тетушка действительно была слаба: по дому она передвигалась исключительно в кресле-каталке, на улицу без посторонней помощи и вовсе выехать не могла, да еще и речь потеряла в результате перенесенного инсульта. Разумеется, ей был тут же обеспечен должный уход, и Стефани вменили в обязанность ежедневно прогуливать тетушку на свежем воздухе хотя бы по полчаса.

Каждое утро Стефани спешила на занятия в школу, прячась от дождика под своим черным зонтом, а слева и справа, впереди и позади торопились по своим делам другие «чернозонтичные». Стефани иногда казалось, что над головой – два слоя туч: один из зонтов, другой – в небе. От такого двойного затемнения у нее настроение все чаще портилось.

- Мне тут не нравится, — недовольно бурчала она, придя из школы и стряхивая капли со своего черного зонта.

- Доченька, но теперь тут наш дом, — говорила ей мама. – Надо потерпеть, ты привыкнешь…

- Никогда я не привыкну к этому нескончаемому дождю и черноте над головой! – не соглашалась она, понимая, что ничего не в силах изменить. Несовершеннолетние дети должны жить со своими родителями и слушаться их, таковы правила…

И она со вздохом шла сначала делать уроки, а потом гулять с тетушкой. Это прогулочное время Стефани любила: можно было бесконечно кружить по саду, самостоятельно выбирая маршрут, а в сильный ливень – сидеть рядом с тетушкой на веранде, наблюдая за потоками воды и как дождь пузырится в лужах, и думать о своем. Но однажды…

- Почему ты плачешь, детка?

- Потому что мне грустно… Потому что дождь никогда не кончается, и на душе у меня так же пасмурно и сыро… Потому что мне кажется, что я скоро растворюсь, растаю, как кусочек сахара… Ой!

Стефани вскочила и во все глаза уставилась на тетушку.

- Это вы меня сейчас спросили?

- Тише, тише! Сядь на место и не шуми. Я хочу, чтобы меня и дальше считали неразговорчивой, — попросила тетушка. – Давай поговорим, как шпион со шпионом, шепотом и не разжимая губ.

- Почему как шпионы? – удивилась Стефани.

- Ну, во-первых, чтобы никто не догадался, что мы вообще разговариваем, — объяснила тетушка. – А во-вторых, мы обе чужие в этом дождливом городе, и я очень понимаю, почему нам здесь тоскливо.

- Мне-то понятно, почему… Но вы же прожили здесь всю жизнь? – уточнила Стефани.

- Да. Но вовсе не вся моя жизнь была такой дождливой. Город знавал и другие времена… Солнечные и счастливые!

- Расскажите! – попросила совершенно заинтригованная Стефани.

- На это потребуется не одна прогулка, — ухмыльнулась старушка. – Теперь у тебя будет дополнительный стимул гулять с твоей старой дряхлой тетушкой. А мне так приятно будет почувствовать себя престарелой Шахерезадой! Только, чур, между нами! Никому не слова! Тайна!

- Заметано! – с восторгом пообещала Стефани, которая очень любила тайны.

… Родители не могли нарадоваться на то, как прилежно их дочь выполняет свои обязанности по уходу за тетушкой. Стефани заботливо укутывала старушку теплым пледом и часами гуляла с ней по саду. Разумеется, они и не догадывались, что в эти часы Стефани получала от тетушки массу сведений, воспоминаний и жизненных наблюдений, и если бы было можно, эти прогулки вообще длились бы нескончаемо! И неудивительно: ведь Стефани узнавала от тетушки совершенно потрясающие вещи!

Оказывается, много лет тому назад Ливеньбуль был курортным городом, а Дождляндия еле успевала принимать нескончаемые потоки туристов, которые стремились попасть на Карнавал Жизни. Климат тогда был совсем другим – мягким и солнечным, поэтому Карнавал Жизни не прекращался круглый год. Песни и танцы, художники и музыканты, бродячие фокусники, представления под открытым небом, смех и радость – этим были наполнены все улицы городов Дождляндии, а Ливеньбуль (в те времена он еще носил название Сольбург – Солнечный Город) считался самым веселым городом в мире.

Но однажды правительство решило, что пора как-то упорядочить потоки туристов и ассортимент развлечений. Было создано сто комиссий, пять научно-исследовательских институтов и особая группа по разработке Правил Развлечений, и все они активно взялись за работу. Сначала жители даже обрадовались, потому что вечная суета на улицах и переполненность транспортных потоков их порою напрягали.

В самом скором времени стали вводиться многочисленные правила, регламенты и предписания, которые разъясняли, как следует правильно отдыхать. Теперь вроде бы стало понятно, что можно, а что нельзя, как себя вести и что делать, и можно было бы радоваться, но… Не сразу, но стало заметно, что Карнавал Жизни как-то поскучнел, а многие его моменты вообще увяли, потухли или вовсе сгинули. Затем и туристов стало поменьше – местные радовались, что теперь можно спокойно пообедать в ресторанчике или попасть на экскурсионный кораблик. А потом стали один за другим закрываться ресторанчики и уплывать в другие страны кораблики, уходить в дальние дали танцоры и музыканты, потому что клиентов было все меньше и меньше. Жизнь становилась все скучнее и скучнее…

- Неужели никто не пытался изменить ситуацию, вернуть в жизнь радость? – спросила ошеломленная Стефани.

- Ну как же, деточка… Разумеется, пытались! Но на все следовал один ответ: «Нельзя! Таковы правила!».

- Да, и нам это говорили, когда меняли зонтики на черные! Еще в аэропорту! – вспомнила девочка.

- О! Зонтики! Это было роковое решение, я думаю, что из-за них и начались дожди! – воскликнула тетушка.

- Но разве дожди могут появляться из-за зонтиков? По-моему, все как раз наоборот! Сначала дожди, а потом уж зонтики!

- Знаешь, дожди бывают везде, но они недолговечны. Прошли, обновили природу, отмыли деревья и тротуары – и снова солнышко сияет. И у нас было точно так же. А вот когда появилось новое правило – всем пользоваться одинаковыми зонтиками черного цвета, дожди стали постоянными. Словно черный цвет притягивает тучи!

- О, вы знаете, а я тоже что-то такое думала! – вспомнила Стефани. – Мне показалось, что хмурое небо отражает наши мрачные зонты…

- …а наши мрачные зонты отражают хмурое небо, — закончила тетушка. – Получается сплошно мрак. Порочный круг!

- А я вам еще пострашнее кое-что скажу, — призналась Стефани. – Я стала замечать, что и на душе у меня все чаще хмуро и мрачно. Мне кажется, что там начинает постоянно идти дождь. Меня это так пугает!

- Дождь – это слезы мира, — задумчиво ответила тетушка. – Плохо, когда у тебя внутри слезы… Мне кажется, что я оказалась в инвалидном кресле, потому что потеряла кураж, и внутри меня накопилось слишком много слез… Мне тоже стало неинтересно жить. Хорошо, что появилась ты – это меня взбодрило!

- Я вас тоже люблю, — сказала Стефани. – Но мне страшно! Ведь этой радости у меня внутри становится все меньше. А вдруг она и вовсе иссякнет, и тогда – что? Я тоже окажусь в инвалидном кресле???

- Ну что ж, по крайней мере, мы сможем устраивать гонки на скорость и соревнования по плевкам в длину, — округлив глаза, сказала старушка.

Они посмотрели друг на друга и разом прыснули – такая мысль показалась им очень забавной.

- Ах, как я скучаю по тем временам, когда Карнавал Жизни кипел вовсю, а зонтики были разноцветными! У меня был такой отчаянно-оранжевый зонтик, я его просто обожала! – мечтательно посмотрела в небо тетушка. Но неба она не увидела – только большой черный зонт, прилаженный к ее коляске от непогоды.

- Тетушка! А где он теперь этот ваш зонт? – вдруг спросила Стефани.

- Как где? Я не помню. Это же было очень давно! Пылится, наверное, где-нибудь на чердаке вместе со старыми вещами… Если его до сих пор никто не выбросил!

- На чердаке? Ага, понятно… — задумалась Стефани. – Ладно, что-то мы загулялись. Наверное, и ужин уже готов… Ну, раз, два, покатились!

В последующие дни Стефани имела вид крайне необычный и загадочный. Казалось, что она что-то задумала. Она сказала родителям, что приболела и не может пока гулять с тетушкой. Конечно, те всполошились и стали спрашивать, что да как. Но Стефани на все вопросы отмалчивалась или ссылалась на недомогание. Если бы родители присмотрелись повнимательнее, они бы сразу поняли, что что-то не так. Глаза ее блестели, а щеки разрумянились, словно она провела недельку где-нибудь на пляже, под палящим солнышком. Но никто не присматривался, и девочка могла спокойно выполнять задуманное.

Но вот через пару дней она объявила, что поправилась, и они снова могут гулять. Тетушка едва дождалась, когда Стефани пришла собирать ее на прогулку и по-шпионски, сквозь зубы, спросила:

- Что происходит?

Но Стефани только таинственно улыбнулась и молча повлекла коляску к выходу. Только углубившись в сад, она повернулась и уставилась на тетушку.

- Что, что случилось? – в нетерпении завозилась та.

- Скажите, а что вы готовы отдать, чтобы вернуться на Карнавал Жизни? – спросила девочка.

- Я? Да я бы все отдала, только у меня ничего уже нет, кроме моего бренного тела! – отвечала тетушка. – Да и Карнавал Жизни давно уже канул в Лету, его не вернуть…

- А вот и нет! – заявила Стефани. – Если вы мне пообещаете встать с этой коляски… ну, скажем, через три месяца! – то получите Карнавал в подарок. Согласны?

- Не торгуйся с отжившей эпохой, — строго сказала тетушка и не выдержала, засмеялась. – Ну давай уже скорее, давай! Что ты там придумала? У меня уже никакого терпения!

- Раз, два, три! – провозгласила Стефани и жестом заправского фокусника выдернула из зажима в спинке кресла черный зонт, а на счет «три» там оказался другой – ярко-оранжевый, очень позитивный, смешавший в себе краски апельсина, жаркого песка и яркого июльского солнышка.

- Мой зонтик!!! – в восторге вскричала тетушка. – Боже мой, любимый, ты вернулся! Ты снова со мной!

- И это еще не все! – объявила Стефани. – Представление продолжается!

Старушка глянула на нее – и обомлела. Стефани за несколько секунд переоделась в клоуна – в какие-то немыслимые одежды, в которых тетушка с удивлением узнала свои старые платья, кофты и шляпки, а на ногах у нее были открытые босоножки из тонких ремешков, в которых она затанцевала прямо по лужицам на садовой дорожке.

- Девочка моя! – прошептала тетушка, молитвенно сложив на груди сухие лапки. – Где ты все это откопала?

- На чердаке! – весело выкрикнула Стефани, продолжая отплясывать. – Оказывается, у вас на чердаке хранится столько памяти о солнечных днях!

- Карнавал жизни… — восхищенно шептала тетушка. – Тот самый Карнавал!!! И мой зонтик!!! Ах, если бы это могло не кончаться!

Но, конечно же, это вскоре кончилось – Стефани запыхалась, а ноги ее совершенно промокли. И к вечеру она расчихалась и затемпературила – на этот раз она заболела уже по-настоящему и вынуждена была целую неделю пролежать в постели. А когда она выздоровела…

Теперь уже у тетушки был вид крайне загадочный. Она, как обычно, помалкивала, но в глазах ее плясали чертенята. Стефани терялась в догадках и с нетерпением ждала, когда ей разрешат выходить на улицу.

И вот этот миг настал – они снова были вдвоем в саду.

- Стефани, дорогая! Я тоже приготовила тебе сюрприз! – торжественно объявила тетушка. – Я молила бога, чтобы ты поскорее выздоровела, чтобы показать тебе… раз, два, три! – и она с усилием поднялась и встала на ноги. Правда, секунд через десять она снова плюхнулась на место, но Стефани уже аплодировала в полном восторге.

- Это только начало, — скромно поклонилась тетушка. – Как видишь, я тоже времени даром не теряла. Это мое «пламенное спасибо» за возвращение в молодость! И за мой любимый Зонтик!

- Я полном отпаде! – сообщила Стефани. – Вы, тетушка, просто супервумен какая-то! За такое короткое время – и такие результаты! Я думаю, мы с вами всегда сможем время от времени устраивать себе Кусочек Карнавала. Ведь у нас-то в саду свои правила, кто нам запретит?

- Это да, конечно. Но погоди, я еще не все сказала, — перебила ее тетушка. – Пока ты болела, у меня было предостаточно времени на раздумья. И знаешь что мне в голову пришло?

- Что же?

- Подарить тебе мой зонтик!

- Нет, нет, он ваш!

- Да послушай же! Я его тебе дарю не просто так. Я вдруг подумала, что непогода начинается не снаружи. Она всегда сначала возникает внутри! Она состоит из глупых правил, и из нашего согласия с ними, из задавленных чувств и невыплаканных слез, из нашего равнодушия и страха быть «не как все». Мы становимся частью толпы и теряем себя. Но чтобы вернуть Карнавал Жизни, хотя бы в свою душу, нужно сделать что-то необыкновенное! Стать не «как все», а «как ты», понимаешь?

- Кажется, понимаю, — серьезно сказала Стефани. – Сначала ты приносишь в этот мир частичку солнца, потом еще кому-то захочется, а кто-то будет просто подражать, и через какое-то время света станет больше, чем тьмы, да?

- Именно так, дитя мое! Мы можем отвечать только за себя, за цвет своего мира! Да, иногда это выглядит дерзко и против правил, но как иначе-то? Так что бери зонтик – и дерзай! Пусть над тобой всегда будет оранжевое небо!

- Спасибо, — улыбаясь, ответила Стефани. – Пусть будет. Даешь Карнавал Жизни!

… Вы когда-нибудь бывали в столице Дождляндии — Ливеньбуле? Да, не самое солнечное место в мире, но многие туристы едут туда именно из-за дождей. Потому что именно в это время город расцветает множеством самых невероятных зонтиков самых невообразимых цветов! Здесь можно увидеть зонтики в стиле «ретро» и в стиле «модерн», украшенные кружевами и плетеные из соломки, однотонные, в цветочек, в полосочку, с набивным рисунком… Это какой-то Карнавал Зонтов, незабываемое зрелище! Постоянно проводятся конкурсы на самый оригинальный зонт, а в сувенирных лавках зонты разбирают, едва они появляются в витринах. В последнее время входят в моду и зонтики от солнца, которого в Ливеньбуле все больше и больше. Ходят слухи, что власти обсуждают законопроект о возвращении городу исторического названия Сольбург – Солнечный Город.

В общем, если соберетесь поехать, советую вам посетить самый популярный магазин — «Солнечный Мир». Узнать его легко, по торговой марке – над входом вы увидите стильный оранжевый зонтик. На кассе будет сидеть симпатичная расторопная старушка с озорным взглядом, с которой всегда приятно переброситься парой шуточек. А в торговом зале всем заправляет красивая молодая женщина по имени Стефани. Уж она-то точно подберет вам что-нибудь уникальное и удивительное, именно то, что подходит именно вам!

И знаете, что еще интересно в Ливеньбуле? Обратите внимание – даже когда идет дождь, над городом всегда синее небо. И если приглядеться, можно заметить, что в нем многочисленными радугами отражаются разноцветные зонтики.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 25.06.2015, 06:30 | Сообщение # 185
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
ПОДАРОЧЕК

Накануне рождества, пребывая в самом мрачном расположении духа, я возвращалась из магазина с покупками, на ходу пытаясь нащупать в кармане шубки ключи от дома. Вместе с ключами на коричневую плитку лестничной клетки выпало еще что-то. Я наклонилась и подняла, и тут же мне захотелось завыть на весь подъезд. Хотя это был всего лишь брелок – маленький чертик на колечке с замочком. Новогодний подарок, кстати. Если это можно подарком назвать…

- Да что же это такое! – горестно простонала я, решительно направляясь к мусоропроводу. – Выбросить и забыть!

- Нет, нет, нет! Не выбрасывай меня, я тебе пригожусь! – запищало у меня в руке.

- Ой! – вскрикнула я, роняя брелок вторично. – Черт, он еще и с музыкой!

- Не ругайся, — обиженно пропищал брелок. – Нас нельзя поминать всуе.

- Кого это тут нельзя поминать всуе? – пробормотала я, ставя сумку на пол, чтобы открыть мусоропровод.

- Выбросишь – пожалеешь, — пообещал голос. – Мало того что Новый год весь проревела, так еще и Рождество провоешь. Вот так некоторые и отказываются от главных подарков в своей жизни.

Я приостановилась. Новый год я и впрямь проревела. Только об этом никто, кроме меня, не знал. Так откуда же…

- Так я-то рядом был! В кармане шубы! Все слышал и даже частично видел!

- Кто это «ты»? – подозрительно спросила я, уставившись на брелок.

- Да посмотри же ты внимательно! – взмолился голос. – Я, я это говорю!

Тут я и впрямь разглядела, что чертик отчаянно подает мне знаки: машет ручонками, надувает и без того пухлые щечки и изо всех сил выпучивает глаза. Выглядел он так комично, что я невольно усмехнулась. Забавная игрушка…

- Я не просто игрушка, я инструмент! – обиженно сообщил чертик. – Меня использовать можно, между прочим!

- Ладно, — решила я. – Надо пойти домой и разобраться с этим пучеглазиком.

- Про «пучеглазика» я не услышал, — проинформировал чертик. – А домой – я «за». А то сразу «выбросить», «забыть»… Сумку не забудь, родная!

Я подхватила сумку и двинулась к родной квартире.

- Итак, приступим, — деловито предложила эта интерактивная фигурка, едва за нами захлопнулась дверь.

- Да погоди ты, дай хоть раздеться! – с досадой сказала я, не особо уже удивляясь тому, что выбрала такого странного собеседника. Впрочем, за неимением лучшего…

- Да лучшего для тебя и придумать невозможно, — сказал чертик. – По крайней мере, сейчас, когда все рухнуло…

- Откуда ты знаешь, что все рухнуло? – немедленно обозлилась я, кидая брелок на кухонный стол и начиная методично выгружать из сумки продукты.

- Так я же и есть тот подарок, который разбил тебе сердце!

Вот кто бы спорил… Что да, то да! А как бы чувствовало себя ваше сердце, если бы любимый мужчина (почти муж!) преподнес вам на Новый год дурацкий копеечный брелок для ключей, хоть бы и говорящий…

- Никакой и не «почти муж», все ты придумала, — тут же высказал свое мнение брелок. – «Почти мужей» не бывает. Да он и женихом-то тебе не был – предложения же не прозвучало?

- Я надеялась, что в новогоднюю ночь прозвучит, — созналась я. – Не случилось…

- И хорошо, что не случилось! – порадовался Пучеглазик. – Тем более что и ты теперь по-другому на все это смотришь…

- С некоторых пор – да, — мрачно подтвердила я. – Прозрение мне было. Так по-свински испортить мне праздник, которого я так ждала!!!

- Испортить? – удивился чертенок. – Да мы тебе жизнь спасли!

- Кто это «вы»?

- Твой бой-френд и его подарок. То есть я.

- Ну, знаешь! – возмутилась я.

…Нет, вы подумайте: ваш любимый мужчина за день до Нового года забегает к вам прямо на работу и радостно сообщает, что неожиданно уезжает на все праздники с друзьями в Домбай, на горных лыжах кататься, и вас, заметьте, с собой не зовет. А вместо ожидаемого новогоднего чуда в подарок на ходу сует вам дешевый брелок для ключей, поцелуй в щечку – и «до встречи, родная, счастливого Нового года!». А вы даже ответить адекватно не можете, потому что кругом коллеги, и вы еще ничего не сумели сообразить, и слезы подступают к горлу, и вообще… И вот это считать подарком?

- А представь себе, что он не уехал ни в какой Домбай. Вы встретили Новый год, он сделал тебе предложение, и подарил, скажем, кольцо с изумрудом, и ты согласилась…

- Ну, и..?

- Ну и мучилась бы всю жизнь! – напророчил мой собеседник. – Ведь если вспомнить все его привычки, то ты была у него далеко не на первом месте, согласись?

- Да уж, — не могла не признать я. – Это я как-то очень здорово осознала. Во втором десятке, между шахматами и баней… А в пятерке лидеров – работа, мама, собака, машина, спортзал. Правда, по телефону он мне 20 раз на дню звонит, контролирует, где я и что я. Но в остальном… Все-таки он своей жизнью живет. Я, можно сказать, по остаточному принципу.

- Вот-вот. Но тем не менее, он подарил тебе самый дорогой подарок, то есть меня! И уже за это стоит его поблагодарить.

- Вот уж спасибо так спасибо! – со всей возможной язвительностью сказала я, для убедительности взмахнув батоном колбасы. – Ничего дороже мне в жизни не дарили.

- Согласен, — подтвердил чертенок, не оценив моего сарказма. – Итак, поблагодарили, движемся дальше. Я тебе хочу сказать, что на каждое событие можно посмотреть с разных сторон. Если расценивать с точки зрения критики – конечно, все будет не очень хорошо, и даже совсем плохо! А вот если подойти с точки зрения подарочков…

- Это как? – уточнила я. – Тебе, можно сказать, пыльным мешком по голове, а ты – «ах, спасибочки, очень приятно»??? Ты мне это, что ли, назло говоришь?

- Именно так, — невозмутимо подтвердил Пучеглазик. – И тебе советую поступать так же. Что бы ни случилось – а для тебя это хорошо. Всем чертям назло!

- Ну-ка, ну-ка, — вдруг заинтересовалась я. – Разверни-ка мне эту концепцию! Вот черти – это разве хорошо? Ведь люди, говорят, по сути своей ангелы, и стремиться должны к Свету. А вы – нечистая сила, от вас надо подальше держаться.

- Ага, как же! – мигом развеселился чертенок. – Да вы без нас шагу ступить не можете! У вас тут как про зажигательную девушку говорят: «у нее чертенята в глазах пляшут», «черт, а не ребенок», «чертовски привлекательна». Скажешь, нет?

- Да, — признала я. – Говорят, причем с большим одобрением! А еще говорят «сам черт ему не брат» — это про отчаянных (кстати, по-моему, надо бы частицу «не» убрать!), «чем черт не шутит» — это когда тебя уговаривают что-то новое попробовать, и «не так страшен черт, как его малюют» — когда боишься, а делать надо. Ну, еще и про неприятности всякие: «черт меня дернул», «черт под руку толкнул», «послать ко всем чертям»…

- Вот я и говорю – хоть вы и Ангелы, а без черта никак не обходитесь. Кино, спектакли, книги!

- Ну да, и Пушкин про черта написал, «Сказка о попе и работнике его Балде»! – всплыло в памяти из моих детских книжек.

- А Гоголь, Гоголь! – мечтательно закатил глазки чертенок. – «Ночь накануне Рождества» — это ж просто волшебная песня. Как они там, с Вакулой-то, к царице за черевичками, а?

- Ну да, весело, — вспомнила гоголевский сюжет и я. – Только там Вакула, по-моему, вашего брата оседлал и как раз на нем и ездил?

- Хе-хе! А как же? Тут или ты черта оседлаешь, или он тебя, вариантов нет!

- Да ну? – весело изумилась я. – И что, на тебе тоже можно ездить?

- К вашим услугам, — скромно поклонился чертенок. – Во всяком случае, помочь тебе разобраться в твоих трудностях я готов. И научить тебя все рассматривать, как подарочки – тоже.

- Тогда давай! – вошла в азарт я. – Вот скажи мне, у меня 10 килограммов лишку по бокам – это подарочек?

- Обязательно! Греет, защищает, накормит в голодные времена! Если сядешь на диету, например…

- А если бы 10 кг недоставало, кожа да кости – это как?

- Хорошо! Легкость, гибкость, воздушность, сплошной подарок!

- А то, что живу в однокомнатной, и мне тут просто тесно – подарочек?

- А как же! Уборки меньше, и все пространство компактно уложено и насквозь просматривается.

- А если я в трехкомнатную перееду – тогда что?

- Простор для мысли, новизна впечатлений, новые повороты жизни и судьбы.

- Ох, и юлишь ты, черт! – погрозила ему пальцем я. – Ладно, давай дальше! Вот, предположим, я на милого обиделась, причем по делу. Это разве подарок?

- Ну а как же? – удивился чертик. – Повод задуматься, а хочешь ли ты связать жизнь именно с этим человеком. Заодно, к тому же, и обиды утилизировать поучишься.

- А если бы не обиделась, а молча все это проглотила?

- Тоже подарок! Считала бы себя такой ангельски-всепрощающей, благородной, кроткой, упивалась бы собственной добротой и жертвенностью. Это тоже приятное занятие!

- Слушай, ты меня как-то путаешь, — нахмурилась я. – У тебя получается, что все, что бы ни случилось, хорошо.

- А тебе больше нравится, когда все плохо? – поинтересовался Пучеглазик.

- Да нет, но есть же однозначно плохие вещи!

- Нету таких, — замотал головой чертенок.

- А болезни?

- Можно на работу не ходить, лежать в постели и предаваться томной неге.

- А если с температурой?

- Радоваться, что организм активно борется, изнутри все прогревает! Чай с малиной пить, малина – ненормировано!

- Хммм… Сомнительно, конечно, ну да ладно. Зарплату который год не повышают – это уж точно не подарок!

- А вот и подарок! Явный намек, что пора поискать новую работу. Если что-то не устраивает – значит, готова к чему-то другому!

- И смерть – подарок? Тут уж ты мне мозги не запудришь! Смерть – это всегда плохо!

- Для тех, кто остается – да. Страдают, переживают. А для тех, кто ушел – еще неизвестно. Ты ж не знаешь, как им там? Тем более что никому на Земле еще не удавалось миновать двух моментов – рождения и смерти. И то, и то следует расценивать как подарок!

- Ах, как ты вывернул! – подивилась я. – И ведь непонятно, что и возразить-то…Вот ведь черт!

- Спасибо за комплимент, — довольно ухмыльнулся мой мелкий собеседник. – Стараюсь изо всех сил. Гляжу, настроение у тебя повысилось. Здоровый блеск в глазах появился!

- Правда, повысилось, — с удивлением осознала я. – Так интересно же с тобой спорить!

- А ты, ангел мой дорогой, не бойся спорить, — посоветовал он. – С судьбой, с обстоятельствами, с ситуациями. Они с тобой случаются – а ты найди в них полезное зерно, прими подарочек и сделай по-другому – так, как тебе надо.

- А нельзя сразу как мне надо? Без поисков?

- Нельзя, — возразил Пучеглазик. – Подарок, он на то и дарится, чтобы пользу принести. Ты ж не хочешь, чтобы тебе раз за разом сердце разбивали?

- Не хочу, — подтвердила я. – Мне мое сердце дорого.

- Так и не терзай его тяжкими переживаниями! Тебе жизнь в подарок дали, а ты о всяких мелочах думаешь!

- Ты это о себе, что ли? – поддела его я. – Умничаешь тут, мелочь пучеглазая…

- Велика фигура, да дура; мал золотник, да дорог, — немедленно отбрил мой наезд литературно подкованный чертик.

- Без намеков, пожалуйста, — приказала я. – Так ты хочешь сказать, что мои одинокие новогодние каникулы – это тоже подарочек?

- А ты как считаешь?

Я ответила не сразу – думала. Еще утром я считала, что это просто невыносимо, и все праздники – псу под хвост. А теперь мне очень хотелось выписать на листок бумаги все негативные события, которые со мной когда-либо случались и даже через долгое время продолжали отравлять мне жизнь, и найти в каждом из них что-то полезное. Подарочек, так сказать! Мероприятие это, безусловно, требовало тишины, сосредоточенности и вдумчивости, и с этой точки зрения все складывалось как нельзя лучше.

- А я что говорил? – немедленно прокомментировал Пучеглазик. – Да ты порадуйся, что твой в Домбай укатил! А то бы сейчас то на телефон отвечала, то кормила его, то неслась куда-нибудь. А тут – столько времени для себя, любимой!

- Правда твоя, — не могла не признать я. – Слушай, а ты такой разговорчивый в честь праздничка или всегда?

- Я – твое «второе я», — доверительно сообщил Пучеглазик. – Со мной всегда разговаривать можно, и необязательно даже вслух.

- Мое «второе я» – чертенок? – не поверила я. – Но почему?

- Слушай, ну ты же умная женщина, должна понимать, — с укоризной ответил он. – Это – просто символ, чтобы не с пустотой разговаривать! На этом колечке мог болтаться кто угодно. Дракончик, ромашка, собачка, финтифлюшка какая-нибудь. А если болтаюсь я – так это значит, что именно такого подарочка тебе и не хватало! Я тебе добавлю огонька, энергии, драйва, перчика!

- Ну, спасибо, — сказала я – на этот раз вполне искренне. – Так значит, будем дружить?

- Будем. Мне, конечно, не очень нравится, что ты меня Пучеглазиком окрестила, но я, в принципе, уже привык.

- Отлично! – я мигом притащила ключи, сняла старый брелок – белого пластмассового котенка – и мигом прицепила Пучеглазика. – Вот видишь, я тебя признала, теперь мы с тобой неразрывно связаны и всегда будем вместе. По крайней мере, до конца этого года — точно.

- До конца года мы с тобой еще столько чудес натворим! – с воодушевлением пообещал мне Пучеглазик. – Это я тебе твердо обещаю.

- Но учти, я – не подарок, — честно предупредила его я. – У меня перепады настроения, депрессии, тяжкие сны, хвосты из прошлого, и все такое.

- Ничего, скоро ты забудешь об этой ерунде, — ничуть не испугался он. – И станешь ты, солнце, таким подарком, что каждый захочет тебя заполучить!!! Главное – не души своих порывов, делай то, что хочется.

- Ох ты ж! – восхитилась я. – Тогда за работу! Мне очень хочется отыскать подарки в том, что со мной происходило «до». А уж потом…

Я достала чистую тетрадку и ручку, расчертила лист повдоль и крупно написала слева – СОБЫТИЯ, а справа – ПОДАРОЧКИ.

- Счастливого Рождества! – пожелала я себе, Пучеглазику, домбайским горнолыжникам и вообще всем на свете. Такое уж у меня было лучезарное расположение духа!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Пятница, 26.06.2015, 06:07 | Сообщение # 186
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
КАТЕРИНА И ЕЕ КАНДИДАТСКАЯ

Вот и наступил он, первый день нового года, начало рождественской недели, когда небеса раскрываются навстречу людям, и на земле творятся самые невероятные чудеса.

Вечером в одной из обычных городских квартир девушка Катерина, устроившись на диване перед телевизором, с тихой грустью рассматривала большой цветной конверт «Почта Деда Мороза», куда в прошлом году сложила все свои мечты и желания, продуманные и записанные по всем правилам. Настроение ее было совсем не праздничным. По всему выходило, что Дед Мороз ее обошел, и ничего не сбылось. Ни-че-го!!!

Новый год она встретила одна. То есть не одна, конечно, а в компании друзей, но… Ей хотелось бы совсем, совсем по-другому, и именно об этом она просила Деда Мороза в прошлом году. Но вот год кончился, наступил новый, а подарка как не было, так и нет.

- И ведь не сказать, что я плохо себя вела! – с недоумением сообщила Катерина новогодней елке, которую к празднику так тщательно, с любовью нарядила. – Старалась изо всех сил! И заказы посылала по правилам, как в умных книжках написано. В настоящем времени, от первого лица… Тогда почему же все так несправедливо? Где они, подарки? Неужели я не заслужила???

- Заслужила… Не заслужила… — раздался ворчливый голосок из-под елки. – Что ты все торгуешься, как на базаре?

- Ой! – вскрикнула Катерина, роняя конверт. – Что такое?

- Да не кричи ты, ничего страшного, я это, я, твой ангел!

Только тут Катерина заметила, что ангелочек, которого она поставила под елку рядом с Дедом Морозом и Снегурочкой, каким-то образом вспорхнул и теперь сидит на нижней ветке, меланхолично болтая ногами.

- Обычное новогоднее волшебство, — объяснил он, поправляя крылья. – Можем поговорить.

- А вы… вы – живой? – испуганно пробормотала Катерина, тараща глаза на ангела.

- Живее всех живых. Только в обычное время не свечусь почем зря. А сейчас – можно. Рождественская неделя!

- Скажите… А я, случаем, не рехнулась?

- Нет, вы только посмотрите на нее, — возмущенно всплеснул маленькими ручками Ангел. – Когда у нее все плохо, и чудес не происходит – сомнений в здравости рассудка не возникает. А когда случилось такое ма-а-а-ленькое чудо – это да, повод для вызова психушки. И что это значит?

- А что это значит? – растерялась Катерина.

- Значит, так и запишем: НЕТ ИСТИННОЙ ВЕРЫ В ЧУДЕСА. Так, робкая надежда… «А вдруг?». Выходит, обыденность тебе куда привычнее и милее.

- Ну так конечно, я же и живу в обычном мире, — стала оправдываться Катерина. – Тут все по накатанной происходит, как положено. Вот и привыкаешь…

- Кем «положено»? Кто это, интересно, так положил? – тут же спросил Ангел. – И кто тебе — лично тебе! – мешает жить в Мире Чудес?

- Это был один из моих заказов Деду Морозу, — схватилась за конверт Катерина. – Вот, просьба №1 – послать в мою жизнь Чудеса.

- Да посылали, — с досадой дернул крылышком Ангел. – Только ты их за Чудеса не сочла. Не разглядела и не приняла.

- Почему???

- Потому что ты смотришь только вперед, куда накатанная дорожка ведет. А все интересности, между прочим, происходят за пределами дорожки, за обочиной. Обочина и есть граница обыденности, если хочешь знать! В общем, пишу: ПРЕДПОЧИТАЕТ ХОДИТЬ ПРОТОРЕННЫМИ ДОРОГАМИ.

- Погодите, что это вы там пишете? – обеспокоилась Катерина.

- Отчет, — охотно пояснил Ангел. – Ты же просьбы Деду Морозу писала? Так я теперь тоже должен отчитаться в Небесной Канцелярии, почему ты подарками недовольна.

- Подарками? Да какие там подарки? – ахнула Катерина. – Если бы хоть что-то сбылось! А так – ну ничего ведь не было!!!

- Да ну? – не поверил Ангел. – А давай-ка по твоим пунктам пробежимся!

- Давайте, — воинственно сказала Катерина, вытряхивая из конверта разноцветные бумажки. – Вот, пункт №2. «Я получаю повышение по службе и занимаю должность старшего менеджера». Не сбылось!

- Формулировка неправильная, — отозвался Ангел. – Если бы ты написала «Я – старший менеджер», тогда – да. А так – ну сама вслушайся! «Я получаю…» Ну вот ты и получаешь… получаешь… получаешь… И еще долго можешь получать.

- Ах, вон оно что? – озадачилась Катерина. – Стало быть, неправильно записано, и в этом все дело?

- Не только, — покачал головой Ангел. – Скажи, кто занял это место?

- Лепехина.

- И что, как ей там?

- По-моему, не очень, — подумав, ответила Катерина. – Она теперь должна первой приходить, последней уходить, за все отвечает, а под Новый год, когда отчеты – так и по выходным на работу выходила. Аж осунулась вся, и муж бунтует.

- Так это, между прочим, и был подарок – сохранили тебя от переутомления и эмоционального выгорания. Лепехина-то покрепче тебя будет, и то… А ты ей все-таки завидуешь? – поинтересовался Ангел.

- Пожалуй, нет. Но… это же такая весомая прибавка к зарплате!

- Ах, так тебе денег надо было? Ну и просила бы увеличения доходов! А то «менеджер, менеджер»…

- А как они увеличатся, если я на старом месте? – не поняла Катерина.

- Да какая тебе разница, как??? Ты ж подарок просишь! П-О-Д-А-Р-О-К! А как мы его оформим, то наша забота, не твоя. Записываю: НЕ ДОВЕРЯЕТ ВЫСШИМ СИЛАМ!

- Ой, ну погодите! – жалобно попросила Катерина. – Ну что вы сразу ябедничать?

- Я не чтобы наябедничать, а чтобы работу над ошибками сделать, — укоризненно сказал Ангел. – В Деде Морозе ты разочаровалась и подарков в этом году просить не стала, но впереди рождественская неделя, и еще не поздно исправить это.. Так вот чтобы на этот раз – как следует.

- А, ну тогда ладно, — успокоилась Катерина. – Насчет доходов я поняла. Теперь дальше…

- Еще не все! – остановил ее Ангел. – А зачем тебе повышенные доходы?

- Ну как??? – озадачилась Катерина. – Для повышения уровня жизни, разумеется.

- А что ты хочешь повысить в своей жизни?

- Я? – глубоко задумалась Катерина. – Да мало ли что! Ну, одеться там, съездить куда-нибудь… Не думала я как-то над этим. Лишних денег-то все равно пока нет!

- А лишних денег и не бывает, — проинформировал Ангел. – Вселенная отпускает ровно столько, сколько нужно для удовлетворения твоих потребностей. А у тебя они более чем скромные! Вот и бюджет выделен соответственный.

- И что же делать? – в который уже раз растерялась Катерина.

- Как «что»? По крайней мере, решить, на что ты хочешь пустить эти «лишние» доходы! И неплохо бы посчитать, сколько денег потребуется для воплощения твоих задумок.

- А если очень много? – усомнилась Катерина.

- Для Вселенной «много» — не категория, — авторитетно заявил Ангел. – Запишу-ка я: НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕБЕ ИЗОБИЛИЕ ВСЕЛЕННОЙ. В ней, между прочим, всем всего хватает, чтоб ты знала.

- Хорошо, буду знать, — пообещала Катерина. – А вот еще… Я писала Деду Морозу свою самую заветную мечту. Как я встречаю самого лучшего мужчину в мире!

- Ну, уж это желание выполнено, причем неоднократно, — деловито сообщил Ангел. – В чем проблема?

- Как??? – опешила Катерина. – Как выполнено? Проверьте, это какая-то ошибка!

- Никакой ошибки. Мужчины были. 365 раз, каждый день по одному лучшему мужчине.

- А…а…а…где же они? – наконец смогла выговорить абсолютно сбитая с толку Катерина.

- Кто где, — пожал плечиками Ангел. – Ты же ни на ком из них не остановилась, не познакомилась, отношений не завела.

- Да я их вообще не видела! – чуть не плача, завопила Катерина. – Ангел, миленький, где они прятались?

- Да нигде они не прятались. Ехали с тобой в автобусе. Обедали в кафе. В магазине рядом продукты выбирали.

- Но откуда же я знала, что они – самые лучшие??? И что, все, что ли? Разве так бывает?

- Каждый мужчина – лучший в мире. По определенным параметрам. А ты не уточняла, какой для тебя будет самым лучшим. Ну вот, мы тебе на выбор и посылали. Стоит записать: МУЖЧИН В УПОР НЕ ВИДИТ И НЕ ЗАМЕЧАЕТ. Потому и одна до сих пор…

- Но пялиться на человека в упор – это невежливо!

- Зато очень вежливо посмотреть открытым взглядом, улыбнуться, перекинуться парой фраз, обменяться телефонами, наконец… А как, по-вашему, еще можно познакомиться???

- Ох, ну как же это я! 365 мужчин – и я ни одного толком и не разглядела! Ну я и дура слепая!

- Это был заказ? – невинно поинтересовался Ангел. — «Дура слепая» — к исполнению?

- Нет! Нет! – испугалась Катерина. – Это я так, просто по привычке…

- Так и запишем: ИМЕЕТ ДУРНУЮ ПРИВЫЧКУ СЕБЯ РУГАТЬ.

- Да что вы все пишете и пишете! Это не работа над ошибками получится, а целая кандидатская диссертация!

- Зато когда защититесь – это же другой статус, другой уровень жизни!

- Да, я вспомнила: у меня там было еще и желание неземной любви! Вот ее-то точно не случилось!

- Вот она-то как раз точно случилась, — возразил Ангел. – Неземная любовь – это по нашей части. Знаешь, как мы тебя весь этот год любили? Сколько раз удержали от опрометчивых поступков? Сколько раз оградили от нежелательных воздействий? Сколько раз подстраховали в критических ситуациях? То, что с тобой за весь год ничего плохого не случилось – наша работа. Да и то, что я здесь на ветке сижу и план кандидатской разрабатываю – разве не говорит о том, что Небеса тебя любят?

- Ну-у-у-у… Если честно, то я весь год в этом сильно сомневалась, — призналась Катерина. – Иногда даже сердилась.

- Выходит, я должен записать: НЕ УМЕЕТ БЫТЬ БЛАГОДАРНОЙ.

- Не пишите! Не пишите! – всполошилась Катерина. – Я же не нарочно, я просто не знала!

- Тем более надо записать, чтобы не забывала, — строго сказал Ангел. – Впереди рождественская неделя, самое волшебное время в году. Любые чудеса возможны в это время. Сейчас ложись спать, а утром найдешь под елкой свой главный подарок. Пока, и счастья тебе в новом году!

- Но я не хочу спать… — начала Катерина, и тут же почувствовала, что очень, очень хочет – буквально веки слипаются.

… Катерина проснулась и не сразу открыла глаза. Там еще оставались волшебные сны, которые она видела ночью – новогодние огни городов с высоты птичьего полета, заснеженные лесные елки, пляшущие зайцы, окно, распахнутое на ночном небосклоне, а в нем ангел, считающий что-то на древних бухгалтерских счетах… Ангел?

Катерина ойкнула, резко открыла глаза и приняла сидячее положение.

- Я же во сне с Ангелом разговаривала! – вспомнила она. – И так ясно, как будто на самом деле!

Она спрыгнула с дивана, где вчера так неожиданно уснула, и подбежала к елке. Ангелочек смирно стоял там, где ему и положено быть, искусная китайская поделка из кристаллического пластика. А рядом с ним… Рядом с ним тот самый конверт «Почта Деда Мороза», который так не оправдал надежд Катерины в прошедшем году.

- Дело прошлое, надо выбросить! – решила Катерина, взяла конверт в руки, и… Оттуда выскользнул листочек мелованной бумаги, на котором затейливой вязью были выведены строки.

- Что это? – изумилась Катерина, поднимая лист.

Она прочитала заголовок: КАНДИДАТСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ. А ниже было написано: Соискатель – КАТЕРИНА. Научный руководитель – Ангел-Хранитель. Ниже лист был расчерчен на две колонки, и в левой были скрупулезно перечислены все ошибки Катерины,



ПРЕДПОЧИТАЕТ ХОДИТЬ ПРОТОРЕННЫМИ ДОРОГАМИ
НЕ ДОВЕРЯЕТ ВЫСШИМ СИЛАМ
НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕБЕ ИЗОБИЛИЕ ВСЕЛЕННОЙ
МУЖЧИН В УПОР НЕ ВИДИТ И НЕ ЗАМЕЧАЕТ
ИМЕЕТ ДУРНУЮ ПРИВЫЧКУ СЕБЯ РУГАТЬ
НЕ УМЕЕТ БЫТЬ БЛАГОДАРНОЙ


- Записал все-таки! – ахнула Катерина. – Ну, Ангел!

Но была и правая часть листа. Она была девственно чистая, и только на верхней строчке был заголовок: ГЛАВЫ ДИССЕРТАЦИИ. А дальше тоже шли цифры.

- Ага! Я догадалась! – сообразила Катерина. – Я должна поставить опыты и попробовать делать все с точностью «до наоборот»! А потом получить результаты и описать, как они получились! Вот это да! Ну и год мне предстоит, интересно-то как!!!

Катерина опустилась на колени перед елкой и нежно прикоснулась к маленькому ангелочку, смирно стоявшему под елкой.

- Я не знаю, приснился ты мне или по-настоящему сидел вчера вечером вот на этой ветке! Но мне это неважно – я хочу верить в чудеса! Хочу и буду! Я сделаю работу над ошибками и напишу кандидатскую диссертацию. И стану кандидатом Волшебных Наук! И у меня впереди целая рождественская неделя, чтобы поблагодарить мир за этот чудесный подарок. Счастливого Рождества!

И ей показалось, что пластиковый ангел на миг стал живым, улыбнулся и помахал ей легким крылышком.

- Благодарю, — шепнула Катерина, прижимая к себе свое будущее Счастье.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 28.06.2015, 17:37 | Сообщение # 187
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
ВАСИЛИСИНА СУДЬБА

«Что написано пером – не вырубишь топором» – слыхали такую поговорку? Вот одной девушке по имени Василиса какой-то безвестный графоман такую судьбу написал, что невольно думаешь: уж не топором ли писано? Или же царапал по канве жизни, как курица лапой, не украсил ее¸ а только покарябал…

Да ладно бы только Василисы касалось – а то у всех в ее семье жизненные сценарии получались какие-то несуразные. Дело в том, что их семейство счастье как-то стороной обходило, и было это делом привычным и даже обыденным. Неприятности сыпались сплошь и рядом, как из дырявого решета. Мужской пол женским бессовестно пользовался, или преступно игнорировал, или вовсе ноги делал, только его и видели. Денег бывало стабильно в обрез, болезни со всех сторон одолевали, при дележке всяких благ Василисино семейство последним оказывалось, если вообще к раздаче успевало. Зато уж когда плюхи да пендели раздают – тут они всегда в первых рядах и получают щедро, с довеском.

Объяснялось же это просто: «по судьбе написано». Так в ее семье все беды трактовались. Что ни случится в жизни плохого – только вздыхали тяжко да произносили многозначительно: «Дааа, ничего не попишешь, это судьба!». Или: «Ах, судьба-злодейка!». Или: «Ну, видать, так уж нам на роду написано!». Кем написано? Когда написано? Непонятно… Но ведь действует запись-то, действует! И Василиса, не взирая на молодость, уже в полной мере этот сценарий на себе ощутила.

Вот однажды рассердилась Василиса не на шутку: да что же это такое, почему у других по судьбе написан увлекательный роман, веселая комедия, или уж, на худой случай, добротная такая повесть, а у нее – тягомотина какая-то тоскливая? Ну, попался бы ей тот писатель, что ей судьбу сочинял – уж она бы ему все высказала! И решила она отправиться в путь, поискать этого бумагомараку и предъявить ему все претензии за ее жизненные коллизии.

Сказано – сделано. Первым делом она, конечно, к родственникам обратилась. Кто, мол, писал, зачем писал, кто первый начал? Отчего никто испокон веков сюжет поменять не попытался? А родственники, конечное дело, отпираются, говорят, что они тут ни при чем, мол, судьба – штука древняя, не ими писанная, не им текст менять. Махнула рукой Василиса и решила сама во всем разобраться. Для начала отправилась в церковь – вроде бы там первые записи о новорожденных делаются.

Батюшка с ней душевно поговорил и сказал, что записи, конечно, имеются – пол там, дата рождения, имя-фамилия, — но вот судьбы менять – не в людской компетенции. И что надо смириться и нести свой крест, потому как Бог терпел, и нам велел. Василиса, конечно, поблагодарила, но не успокоилась – что-то не очень ей хотелось такую тяжесть на себе волочь. И ведь должен же быть кто-то, кто за ее судьбу в ответе? Может, городской голова?

Голова был управитель внятный и большого ума человек. Он живо разъяснил Василисе, что власти радеют за сообщество в целом, а судьбы отдельных индивидуумов их волнуют мало, потому как их на общем фоне и различить трудно, а уж прописывать судьбу каждому – это никакого штата писцов не хватит, да и незачем.

Василиса и на этом не успокоилась. Выдвинулась она в стольный град, к царю – правды искать. Царь в их государстве был демократичный и на вопросы подданных еженедельно отвечал в прямом эфире – с балкона своего парадного терема. Так что Василиса при первом удобном случае ему вопрос насчет судьбы и задала. Кто, мол, судьбы людям прописывает, и почему не по справедливости?

- Для государства справедливость – это закон, — царь отвечает. – Кто по закону живет – у того и судьба в рамках приличий. А если не в рамках – ищите, какой закон нарушили. И имейте в виду: незнание закона не освобождает от ответственности.

Василиса долго соображала, какие законы ее семейство нарушить могло, да так ничего и не придумала – все тихие, законопослушные, сидят — не высовываются, какое там «за рамки»???

На счастье, ее вопрос бабусю какую-то заинтересовал, и она Василисе присоветовала сходить к одному мудрому человеку, что неподалеку от стольного града в деревеньке одной обретался.

Долго ли, коротко ли, а пришла Василиса в деревеньку и мудрого человека нашла. Он ее внимательно выслушал, головой покивал понимающе и говорит:

- Значит, интересует тебя, кто тебе такую судьбу состряпал? Ну, а если скажу – что делать будешь?

- Пойду и выскажу ему в лицо, какой он писатель липовый! – храбро сказала Василиса.

- А зачем это, какая тебе с этого польза выйдет?

- Польза какая? – задумалась Василиса. – Ну, не знаю… Хоть душу отведу! Не умеешь – не берись, я так понимаю. Нечего честным людям судьбу портить, если таланту нет.

- Талант-то у всех есть, вот умения порой не хватает, — посмеивается старик. – Но ты, я смотрю, девушка любознательная и не из робкого десятка, а умение – дело наживное. Так и быть, отправлю тебя к Мастеру. Может, он на твои вопросы ответит?

Поклонилась Василиса мудрому человеку и пошла в указанном направлении. Не день и не два идти пришлось, но все ж добралась и Мастера отыскала. Все, как старик говорил – огромная мастерская, где шум и гам, жужжание и гудение, много людей и каждый своим делом занят, а посреди всего этого улья Мастер расхаживает, за процессами присматривает.

- Это у вас тут судьбы творят? – спрашивает Василиса.

- Может, и у нас. А тебе на что?

- Да я выяснить пришла, что за писатель бесталанный мне судьбу прописал!

- А что с судьбой не так?

- Так он ее, литератор недоученный, почему-то решил злодейкой сделать. Ничего от нее хорошего не приходит, прямо не судьба, а вредитель какой-то! Мне надо с ним разобраться раз и навсегда и заставить его судьбу как следует переписать.

- Ох, вон оно что! Ну, ладно, пойдем, познакомлю тебя с автором… Может, и договоритесь.

Отправились они куда-то вглубь мастерской, а она ну просто ужас какая огромная! С виду и не скажешь, а внутри прямо необозримая, и творцов в ней видимо-невидимо. Привел ее Мастер к закутку, где сидит женщина, над какой-то работой корпеет, на них даже никакого внимания не обратила.

- Вот автор твоей судьбы, — говорит ей Мастер. – Работает не покладая рук. Можешь с ней пообщаться!

- Здравствуйте! – говорит Василиса. – Уделите мне пару минут, обратите на меня внимание! А то у меня к вам тут накопилось…

Поворачивается женщина – а Василиса дар речи потеряла. Да и остолбенеешь тут – это ж она сама, Василиса, собственной персоной! И лента в волосах, и сарафан с каемкой – все один-в-один!

- Не поняла… — говорит Василиса. – Это я, что ли?

- Ты, ты, — кивает Мастер. – Вернее, та часть тебя, которая Творчеством занимается. Сидишь, судьбу свою творишь неустанно.

- Ох, погодите… Это что же выходит, я – автор своей судьбы?

- А то кто же? – Мастер удивляется. – До того предки твои творили, родовую Книгу Судьбы писали, тебе в наследство передали, а теперь вот ты до самостоятельного творения доросла. Кто бы людям судьбы писал, как не они сами?

- Ну уж нет! – возмутилась Василиса. – Да если бы я сама писала, разве бы я запланировала для себя столько всяких неприятностей?

- Значит, запланировала. С тем, чтобы все их преодолеть и в приятности превратить. Знаешь, сколько счастья от преодоления бывает?

- Знать не знаю, ведать не ведаю. Потому что твердо усвоила, что если по роду написано, по судьбе завещано, ничего преодолеть невозможно. «Что написано пером – не вырубишь топором» – знаете поговорку?

- Слышал. Только я в другом уверен: «что посеешь – то и пожнешь». А если ты усвоила, что ничего уже не изменить – ну, как ты думаешь, что из этого произрастет? Ничего, кроме сомнений да неверия.

- А я с ней поговорить могу? – спросила Василиса.

- С ней? В смысле – с собой? Да что ж ты меня спрашиваешь, разговаривай на здоровье, кто ж тебе запретит?!

- Э-э-э… Девушка! То есть Василиса! Тьфу, запуталась совсем! Не знаю, как к себе обращаться, — растерялась Василиса. – Непривычно как-то… Короче, мастерица моя, что ж ты нам такую некачественную судьбу творишь?

- Какой материал, такая и судьба, — с готовностью отозвалась Василиса-мастерица. – Все твои верования, убеждения, помыслы и намерения ко мне стекаются, а я уж из них судьбу творю. Мне самой материал выбирать не дано, а тебе – да.

- Вот здорово! – озадачилась Василиса. – А из чего я выбираю?

- Из того, во что веришь, — Мастер говорит. – Поверила ты, что судьба твоя – злодейка, так Мастерица это тут же и фиксирует. Усвоила, что на роду тебе написано в несчастьях купаться – значит, так и будет вписано в Книгу Судьбы. Решила, что изменить ничего нельзя – и это мигом в сюжет вплетется.

- А если не согласная? – говорит Василиса. – Если я все переписать хочу и решительно переделать?

- Вон, с Мастерицей договаривайся, — кивнул он. – Как только объяснишь ей внятно, каким сценарий твоей судьбы должен быть, так она тут же его и в словах, и в красках, и в бисере, и в прочих творениях изобразит.

- А я знаю, каким он должен быть, этот сценарий? – опечалилась Василиса. – Я ж в родной семье, кроме несчастий, и не видела ничего… Такая жизнь тоскливая, аж противно!

- А ты «от противного»! – веселится Мастер. – Бери то, что не нравится, и меняй на прямо противоположное. Чего бояться-то? Не понравится – так еще раз переделаешь! Материал-то твой, и с Мастерицей ты теперь в контакте.

- Ой, и правда что! – обрадовалась Василиса. – Надо же, как удачно все складывается. Только вы мне скажите – если я здесь, у вас, за переписывание судьбы засяду, жить-то когда?

- А зачем тебе здесь сидеть? Мастерица сама справится. А ты будешь все это наяву воплощать, пробовать на зубок да сигналить ей – нужно тебе это или нет, нравится или не по вкусу. Так что иди, Василиса, и живи в свое удовольствие!

- Но я ведь не только за себя! – вспомнила Василиса. – У нас в роду все какие-то несчастные, всех судьба-злодейка не обошла. За них ведь тоже написать надо?

- Нет, за них не получится, — с сожалением покачал головой Мастер. – Тут каждый сам за себя трудится. А если чужие судьбы переписывать начнешь, так и свою запутаешь, и им не поможешь. Творческое начало, оно ведь у каждого свое! И материалы для творения каждый сам подбирает, по вере своей и разумению.

- Значит, по вере и разумению, — повторила Василиса. – Что ж, спасибо за науку. Пойду ума набираться да веру закалять. Ведь если я в хорошее верить начну, оно в судьбе проявится?

- Обязательно проявится, — подтвердил Мастер. – Может, не сразу, но с течением времени – непременно. А может, и в тот же миг. Это, девица-красавица, от силы веры зависит.

…«Что написано пером – не вырубишь топором» – слыхали такую поговорку? Вырубить-то не вырубишь, а вот переписать всегда можно! Бабушка Василиса эту мудрость не устает повторять и внучкам своим, и их подружкам. Если с верой да разумением, так постепенно и судьбу переписать можно. Старой Василисе все верят, да и как не верить – у нее и дети счастливые, и внуки, и сама она всегда светится, словно счастье внутри нее живет. И никакие жизненные невзгоды ей нипочем, потому что они – всего лишь материал для ее будущих творений. А веры и усердия ей не занимать!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Среда, 01.07.2015, 06:19 | Сообщение # 188
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
ДРЕВО СЧАСТЬЯ

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве, в одном забытом богом месте жили люди. Да не столько жили, сколько выживали. Им приходилось постоянно бороться с силами природы, с большим трудом возделывать скудную каменистую почву, отгонять от всходов жадных птиц, издалека носить воду для полива, а еще ураганные ветры и проливные дожди, летний зной и зимняя стужа… В общем, не позавидуешь!

И вот однажды шел через эти края Путник и остановился на отдых в этом самом селении. Приняли его со всем гостеприимством, накормили, чем могли, дали умыться и попить, а потом собрались, чтобы послушать истории о дальних странах. Много удивительного рассказывал Путник, и по всему выходило, что в других краях жители процветают, а тут… Местные только головой качали да языками цокали и жаловались Путнику, что у них все совсем не так, тяжело им тут живется, нерадостно, да ничего не поделаешь — родина… Жалко стало Путнику этих людей, и решил он им сделать подарок. Он достал из котомки коробочку, а из нее – семечко.

- Если вы его посадите и будете прилежно взращивать, через какое-то время из этого семечка вырастет Древо Счастья.

- Древо Счастья? – удивились селяне. – А что это за растение, мы никогда о таком не слышали? Наверное, оно приносит много плодов и может накормить всех досыта? Или его цветы дают нектар для пчел? А может, у него невероятно ценная древесина?

- О, это удивительное растение! – ответил Путник. – Нет, оно не приносит плодов, не распускается медоносными цветами, и у него самая обыкновенная древесина. Но оно приносит счастье. Никто не знает, как это получается, но факт остается фактом. Вы сможете теперь посадить его и убедиться, что это так.

- О! Здорово! Оно начнет разбрасывать семена, и у нас вырастет целая роща Деревьев Счастья! – обрадовались жители. – Тогда мы начнем продавать семена другим народам, и наша жизнь поправится!

- Даже не мечтайте об этом, — остановил их Путник. – Древо Счастья цветет только раз за всю жизнь, после чего дает одно, только одно семечко. И его обязательно нужно подарить кому-нибудь – вот, как я сейчас. Так что у вас будет одно-единственное на всех Древо, и вам придется его беречь.

- Но почему ты не посадил столь ценное семечко сам? – вдруг стали подозрительными селяне. – Наверное, в этом есть какой-то подвох?

- Никакого подвоха, — засмеялся Путник. – Я вырастил свое Древо Счастья, получил от него семя и понял, что мое счастье – в пути. Я больше не хочу быть привязанным к одному месту, к обыденным вещам и скучным будням. Я оставил своим потомкам могучее и цветущее дерево, и теперь пусть они ухаживают за ним и вдыхают пьянящий аромат счастья. А вы оказали мне уважение и проявили доброту, поэтому я с радостью дарю вам семечко. Надеюсь, в самом скором времени и вы станете процветать!

На следующий день Путник двинулся дальше, а люди выбрали место, посадили семечко и стали ждать. Долго ли, коротко ли, а выросло из него восхитительное дерево – раскидистое, тенистое, благоуханное, радующее глаз своей пышной сочной листвой. И уж так ли совпало, или так было предопределено, но вместе с ростом Древа росло и благосостояние поселян. Да и само селение как-то незаметно разрослось, похорошело и превратилось в город. А его жители распрямили спины, перестали испытывать нужду и стали часто улыбаться и много праздновать. И вот что странно: и природа, и погода, и климат, и почва остались теми же, а вот борьба за существование прекратилась, и началась полноценная жизнь. Появились науки и ремесла, развивалось искусство, наладилась торговля с соседями, а вода на поля теперь доставлялась с помощью искусно придуманной системы ирригации. А по вечерам у Древа собирались местные жители – устраивали пикники, водили хороводы, пели песни, любовались своим сокровищем.

Сокровище… Кто первый начал так называть Древо Счастья, уже и не вспомнить. Но, по сути, спорить с этим было нельзя – конечно, сокровище, а что же еще? А сокровища, как известно, нужно беречь. И поэтому в скором времени вокруг Древа возвели небольшой заборчик – так, чтобы травку вокруг не вытаптывали и корни ненароком не повредили. Конечно, многие были удивлены и даже возмущены, но потом привыкли. Из-за заборчика Древо тоже хорошо видно, и аромат доносится. Тени вот нет, но что тень? Не знали они одну вещь: стоит какой-нибудь процесс запустить, придать ему ускорение – и все, понеслось-поехало… Так и тут: нашелся кто-то умный, кто нашептал правителю, что Древо – не просто сокровище, а сердце города, его драгоценность, и надо бы оградить его от посягательств и случайных вандалов. Их, конечно, пока нет, но вдруг? Так возле заборчика была поставлена стража. Вскоре ее вооружили – а то что за стража, если у нее, кроме грозного взгляда, ничего больше устрашающего и нет?

По закону противодействия, кому-то непременно захотелось обмануть стражу и пролезть за ограду, находились такие смельчаки. Их, конечно, ловили и выдворяли, позже начали наказывать, но среди молодежи все равно даже каким-то удальством считалось пролезть к Древу Счастья, прикоснуться к стволу. Многие говорили, что им это удалось под покровом ночи, но им не верили. И кто-то из таких отчаянных в доказательство своего присутствия однажды вырезал на стволе «Здесь был…».

Что тут началось! Возмущены были все – и власти, и простые горожане. Поэтому решение о возведении купола над Древом было воспринято как должное. Действительно, такому кощунству надо было положить предел! Строительство закипело, и вскоре над Древом соорудили стеклянный купол. Вроде и видно всем, но в то же время недосягаемо. Надо ли говорить, что это положение сохранялось до первого камня, запущенного меткой и недоброй рукой…

Второй купол делали как следует – из желтого камня, которого в окрестностях было завались, с резьбой по бордюру и проходной будкой у входа. А чтобы на Древо не ходили пялиться от нечего делать, в будку посадили билетера и стали взымать плату за вход – хоть и небольшую, но все-таки…

Эта мера оказалась действенной, случаи вандализма совершенно прекратились. Но и счастья как-то поуменьшилось. Сначала незаметно, чуть-чуть, потом все больше и больше… Ведь мы помним – стоит только запустить какой-нибудь процесс, и…

Случилось так, что дорога Путника, что когда-то подарил семечко, вновь пролегла через эти края. А может, он вернулся для того, чтобы посмотреть, как распорядились местные его даром – кто знает? Еще издалека он увидел прекрасный город, дивные здания, зеленеющие поля вокруг, и обрадовался: видать, принес его подарок счастье.

Но когда он вошел в город, то его радость стала увядать: он видел пустые или озабоченные глаза, хмурые лица, напряженные шеи и спины – словно ничего и не изменилось, и жителям приходилось по-прежнему бороться за существование. И тогда он обратился к одному немолодому прохожему:

- Любезнейший, я прибыл из дальних краев, так как прослышал, что в этих местах растет Древо Счастья. Или это ложные слухи?

- Да нет, отчего же, — пожал плечами прохожий. – Вовсе и не ложные. Это наша драгоценность, достопримечательность и место паломничества. Во-о-он тот купол – иди на него, не ошибешься. Купишь билет, и будет тебе Древо.

Удивленный прохожий пришел к куполу, купил билет, прошел мимо бдительных стражей под каменные своды и вскоре вместе с другими паломниками попал к внутреннему стеклянному куполу. Дальше хода не было, и можно было только смотреть.

А там… Там еще был заборчик, за которым росло Древо Счастья. Оно было по-прежнему могучее и прекрасное, его листва была сочная и яркая, на него хотелось смотреть и трогать его морщинистый ствол руками, вдыхать его аромат… впрочем, какой там аромат – сквозь стекло?

Путник с недоумением посмотрел по сторонам и увидел множество людей, жадно тянущих шеи, чтобы разглядеть Древо, не пропустить ни одной краски, ни одной детали. Он увидел столик, на котором были разложены листья с Древа, с ценником – одна монетка за маленький, три – за крупный, пять – за амулет на шнурке. Торговля счастьем шла бойко.

Ему вдруг стало душно и грустно, и он поспешно выбрался на воздух. Тут, возле купола, было многолюдно. Он увидел поодаль группу детей, которые сидели возле белобородого старика и слушали его, приоткрыв рты. Наверное, это был учитель со своими учениками. К ним и направился Путник, пристроился рядом, стал слушать.

- … прошло уже много-много лет, и до сих пор мы все ждем, когда Древо выбросит свой единственный цветок, а потом подарит нам семя счастья, — повествовал старик. – Но годы идут, а Древо не спешит давать семя. Может быть, поэтому мы живем, не видя счастья…

- Но почему, дедушка? – спросил ученик. – Это же несправедливо! Можно ли что-то сделать, чтобы семечко поскорее появилось?

- Никто не знает, — покачал головой дед. – Если дело качается счастья, никто никогда ничего точно не знает.

- Я знаю, — вмешался Путник. – Простите чужеземца за вторжение в ваш разговор, но мне приходилось видеть Деревья Счастья в других местах. Там они растут свободно и дарят всем и свою тень, и свою красоту, и свои невероятные запахи, и просто свое присутствие. Не видит счастья тот, кто прячет его за семью замками. Свобода расти – это и есть счастье. И никогда не сможет быть плодородным Древо, которое растет в неволе.

- Но тогда… ведь тогда кто-нибудь сможет повредить или даже сломать нашу главную драгоценность? - неуверенно предположил ученик.

- Именно поэтому в какой-то момент мы и возвели над деревом двойной купол, — добавил старик. – Когда-то оно росло без защиты и охраны, и ни к чему хорошему это не привело. Это была вынужденная мера!

- Если эта драгоценность принадлежит всем – вряд ли кто-нибудь захочет лишать себя счастья, — возразил Путник. – Аромат счастья – это такая вдохновляющая штука… Впрочем, это ваш выбор и ваш путь, и я не вправе вмешиваться. Я могу только поделиться своим опытом. Думайте, решайте, действуйте так, как вам подскажет сердце.

И он поднялся и пошел своей дорогой, а старик и дети смотрели ему вслед.

- Скоро я вырасту, — проговорил один из старших учеников, — и я сделаю все для того, чтобы исчезли все преграды к счастью. Купола будут убраны, забор – снесен, и Древо Счастья снова станет расти для всех. И все желающие смогут каждый миг наслаждаться ароматом счастья!

- Что ж, внучек, силы тебе, веры и терпения, — пробормотал старик. – И в добрый час… в добрый час!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 02.07.2015, 15:37 | Сообщение # 189
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
ОТКУДА БЕРЕТСЯ БОГАТСТВО

Когда Творец создал Вселенную, он просчитал все: количество атомов и молекул, проектную мощность энергетических потоков, возможное возрастание численности населения, учел возможные погрешности и флюктуации…

- И на каждого человека будет отведено одинаковое количество Энергии Изобилия, — решил он. – Так будет справедливо! Ведь все они – порождения божьи, и я не обижу никого из своих детей. Я запущу неиссякаемый Поток Изобилия и устрою Вселенский Банк, в котором будет автоматически открыт счет на каждого новорожденного. К совершеннолетию там набегут неплохие проценты. Кроме того, каждый в течение жизни сможет пополнять свой счет добрыми делами, и для этого я наделю их свободой волеизъявления. Да, именно так: хотят – пополняют, хотят – пользуются процентами с основного вклада, то есть милостью божьей. В общем, я дарю им всем БОГатство! Все, за человечество я спокоен!

Он передал управление делами своим помощникам и занялся сотворением новых Вселенных, поэтому прошло много времени, прежде чем он нашел минутку посмотреть на предыдущий опыт.

На Земле кипела жизнь и бурно развивалась человеческая цивилизация. Сначала Творцу все показалось очень даже ничего, но вот он всмотрелся…

- Что такое? – удивился Творец. – Я же создал их мир так, чтобы все они были в равной степени обеспеченными! Почему же одни живут в достатке и изобилии, а другие – в бедности и недостаточности? Кого наказать за недосмотр?

- Да какой тут недосмотр? – смущенно почесал в затылке ответственный Архангел-Завхоз. – Следим исправно, утечки-усушки-утруски не допускаем, общее количество энергии поддерживаем на заданном уровне. А вот перераспределение средств – это уже не мы, это они сами, ведь свобода волеизъявления!

- Но как такое могло случиться? – не поверил Творец.

- Да все просто. Многие люди напрочь забыли о своем божественном происхождении и за всю жизнь ни разу не востребовали проценты с вкладов. И я вам больше скажу, Создатель: многие решили, что бедность – это хорошо и поощряемо, а богатство – все равно что бесстыдство. Ну, нам и пришлось отдавать скопившиеся средства тем, кто готов брать. Ведь иначе мировой баланс нарушится! Поток Изобилия неиссякаемый, нужно куда-то ресурсы девать, а то скоро Банк лопнет…

- Ага, понятно… — изумленно кивнул Творец. – Значит, баланс… Ну что ж, ничего не поделаешь, надо поддерживать. Только знаете что? Зажгите-ка вы для них Светоч Знаний. Чтобы каждый мог, если что, обратиться и изучить собственные права. Для меня они, конечно, все равны – и бедные, и богатые, и все они мои возлюбленные дети. Но вот так мне хочется, чтобы все они пришли к божественной гармонии! И чтобы все были БОГатыми…

И теперь Светоч Знаний освещает жизнь людей, и каждый может поднять глаза к небу и вспомнить, что Творец наделил всех равными возможностями, и наполнил Вселенную разными чудесами, и создал неиссякаемый Источник Изобилия, и что каждый может черпать из него столько, сколько позволит себе взять.

Автор: Эльфика. ИЗОБИЛИЯ И ПРОЦВЕТАНИЯ!


Нас только один
 
СторожеяДата: Пятница, 03.07.2015, 06:04 | Сообщение # 190
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
ПЕРВАЯ В СВОЕМ РОДЕ

На холотропное дыхание я потащилась не из праздного любопытства, а с тем, чтобы разобраться со своими детско-родительскими отношениями.

Дело в том, что я – недолюбленный ребенок. Мама относилась ко мне крайне сурово, доброго слова я от нее не слышала, только попреки и недовольство, никогда я для нее хорошей не была. А отец меня вообще не замечал. Он выпить любил, и трезвым я его редко видела, а потом и вовсе умер. И теперь у меня никак не получается личную жизнь устроить. А всем известно, что если ребенок любви в детстве недополучил, во взрослой жизни с этим тоже сложности будут, потому что самооценка ниже плинтуса. Я столько психологических книг на эту тему перечитала – ужас просто! Сама уже могу консультации давать…

Ну так вот, отправилась я на холотроп. Насколько я знала, это такое особенное дыхание под музыку, которое вводит в особенное состояние, где можно получить ответы на все твои неразрешимые вопросы. А у меня с моей хронической недолюбленностью таких вопросов – воз и маленькая тележка, они-то и мешают мне жить счастливой и полноценной жизнью.

Все так и случилось, как я читала. Объяснили нам, что и как тут будет, разбили на пары (один дышит, другой помогает), включили музыку – и в добрый час. Улеглась я и стала старательно дышать. Сначала долго ничего не было. Пыхчу, как паровоз, аж живот заболел, слева и справа – такое же сопение, музыка грохочет, мне аж тошно стало. Думаю, и чего это я сюда приперлась? Так-то я и дома, на диване могу упражняться… Только пока я так думала, вдруг что-то изменилось, словно переключилось что-то в голове, и оказалась я в странном месте. Вроде как сон мне снится, только не совсем сон, потому что мозги работают и все наблюдают.

Вдруг передо мной возникает свет, а из него – женщина, немолодая уже, полноватая, в длинной юбке и белом чепце, приветливая такая, уютная, глаза добротой светятся.



- Здравствуй, детка, — говорит, — ждала я тебя! Добро пожаловать!

- Здравствуйте, а вы кто? – спрашиваю.

- А я – прародительница твоя, первая женщина твоего рода. Имя мое затерялось в веках, а ты зови меня Матушкой.

- Вы – первая женщина моего рода? Это как же? Это же, наверное, давно было?

- Очень давно, — смеется она. – Да ты не считай века, ты спрашивай. Чего тебе надобно?

- Разобраться мне надобно. Проблемы у меня.

- Какие же, деточка?

- Я – недолюбленный ребенок, папа не замечал, мама шпыняла. И теперь не могу отношения построить, семью создать. И о себе я мнения крайне невысокого. Это потому что мама мне внушила, что я серость и никчемность. Я и решила, что я – последняя в крайнем ряду, дальше некуда.

- А сколько тебе лет, деточка?

- Тридцать на той неделе было. Молодость, можно сказать, уже прошла, а я все еще не разобралась со своим недолюбленным детством…

- А что ты уже сделала для того, чтобы разобраться?

- Ой, я много чего сделала. Книжек умных перечитала невероятное количество, к психологу ходила, тренинги посещала, родителей простить неоднократно пыталась, в общем, не сидела сложа рук.

- Родителей, говоришь, простить хотела… А за что?

- Ну как за что? За то, что любви недодали. А должны были!

- Вон оно что… А с чего ты взяла, что они тебе что-то задолжали?

- С чего? Да это же всем известно! Вон сколько уже про это написано! Что если родители своих детей любят, они вырастают полноценными и самодостаточными, в себя верят, будущего не боятся, и все у них в жизни складывается.

- Если бы… — говорит Матушка, и усмехнулась так невесело. – Знала бы, как ты ошибаешься! Иной раз и у любящих родителей такие детки вырастают, что слезы одни… Не в том дело. Я вот тебя спросить хочу: ты себя до сих пор маленькой считаешь?

- Да нет, мне рано повзрослеть пришлось. Выучилась, работать пошла, и живу отдельно. Самостоятельная я.

- Стало быть, родители тебя на свет произвели, выкормили, вырастили, выучили, на крыло поставили, а все еще чего-то должны остались?

- Я ж говорю, любви не было. Не хвалили, не ласкали, не поддерживали морально. Я до сих пор из-за этого страдаю!

- Страдалица, значит… А что ты о страданиях-то знаешь, деточка? О голоде, о войнах, о нищете, о потерях безвозвратных? Небось, только в книжках читала?

- Какие войны? И причем тут нищета?

- Смотри сюда, покажу тебе кое-что… Видишь? – и она достала откуда-то из складок одежды небольшой предмет. Я присмотрелась – это была шкатулка. Не особо красивая, простая, деревянная, потемневшая от времени, с какой-то незатейливой резьбой на крышке.



- Скажешь, неказистая на вид? А вот так? – и она подняла крышку шкатулки, а там… Оттуда такой несказанный свет хлынул, что я аж зажмурилась.

- Нравится?

- Да, очень… — я смотрела как завороженная, теперь шкатулка казалась мне невероятно прекрасной.

- Это не простая шкатулка, в ней хранится любовь нашего рода, — пояснила Матушка. – Стоит ее открыть – и она весь мир осветит и согреет. Я эту шкатулку своей любовью наполнила и дочери передала, а она – дальше по роду. Это наше родовое сокровище, неотчуждаемое наследство по женской линии.

- Но я никакой шкатулки не получала! – говорю я. – Да если бы я такое увидела, разве бы я забыла? Видать, затерялось наследство где-то в поколениях.

- Не может оно затеряться. Говорю же, неотчуждаемое оно. Только вот ее все время любовью полировать надо, тогда и вид у шкатулочки будет совсем другой. Заиграет, засияет, засветится!

- А кто же ее полировать должен?

- Тот, кто владеет ею сейчас, сию минуту. Кому она по роду досталась. Стало быть, сейчас ты и должна.

- Я должна??? Да я не против… Только откуда мне ее взять, если я сама ее в наследство не получила?

- Такого быть не может. Каждая девочка рода, появившись на свет, получает такую шкатулку. Она незримая, но вполне реальная. Только бывает так, что закрыта она на семь замков, да и свет в ней поиссяк, и задача женщины – открыть ее и добавить любви, чтобы передать своей дочери снова сияющей и наполненной.

- Это что же выходит? Что я наследство получила, но ничего о нем не знаю? Потому что шкатулка закрыта, да? Но тогда скажите, почему моя мама ее не открыла, не показала мне Свет Любви? Вы же сами говорите – у кого шкатулка, тот и должен это сделать!

- Не у всех на это сил хватает, — тихо сказала Матушка. – Глянь сюда, покажу тебе, что женщинам нашего рода перенести пришлось…

Я глянула – и обомлела. Она словно занавес откинула, и передо мной стали проноситься разные картины, как в кино, и в каждом эпизоде присутствовала шкатулка. Чего там только не мелькало! Война, беженцы, бабка шкатулку в лохмотья прячет, ими оборачивает, а у самой руки обмороженные, распухшие… А вот лесоповал, на ветру, под снегом, женщины в ватниках пилят сосны, все замученные, едва шевелятся, и шкатулка валяется в ледяной каше, раздавленная чьим-то сапогом… Вот молодая женщина – муж ее бьет, колотит, поносит на чем свет стоит, потом она, вся в слезах, на шкатулку, кровью запятнанную, амбарный замок прилаживает, а ключ потом – в глубокий колодец, только булькнуло… А вот вижу шкатулку в руках у девочки, замок по-прежнему висит, только, видать, много лет прошло, потому что ржавый уже, старый… Девочка пытается его сковырнуть, посмотреть, что там, в шкатулке, да ничего не получается, только палец порезала да ноготь сорвала. Тогда она ее бросает в угол, где всякий хлам пылится, и лежит шкатулка, только крови на ней добавилось. Вот мама моя – вся зажатая, озабоченная, замороженная будто, и глаза невеселые. Папу я тоже увидела, как холодно ему и неуютно, и он к бутылке тянется, чтобы забыться… И еще много чего я видела в этом «кино» — только вспоминать не хочется, уж очень грустно все это…



- Матушка, страшно-то как! – вырвалось у меня.

- Сама видишь – иная женщина такую судьбу проживает, что ей свою любовь не раскрывать, а прятать приходится. Кажется ей, что если она свою любовь надежно укроет да на семь замков запрет, то так лучше будет. Не так больно… Не все ведь ее принять и оценить умеют, любовь-то…

- Выходит, мама моя тоже не смогла шкатулку открыть? Наверное, она тоже любви в жизни недополучила, потому и мне ничего не передала…

- Вот именно, — кивает Матушка. – И я спросить тебя хочу. Тебе вот тридцать уже, а ты все еще веришь в мамины слова о том, что ты «серость и никчемность» и «последняя в крайнем ряду»?

- Выходит, так. Поверила я в это. Да и кому же верить, как не маме?

- А что ты за это время сделала, чтобы другой стать?

- Да я всю жизнь старалась ей доказать, что я другая! – пожаловалась я. – И дома, и в учебе, и на работе вообще все делаю на «пять с плюсом». Я всю жизнь из кожи вон лезу, чтобы доказать свое право на существование! И получить причитающуюся мне любовь!

- А зачем? Если ты появилась в этом мире, то твое право на существование бесспорно. То, что ты не серость и никчемность, уже давно всем понятно. Ты уже всем все доказала! А любовь… Она в этой шкатулке, которая по праву рождения твоя. Осталось только открыть ее, и Свет Любви хлынет в твою жизнь, осветит ее, согреет, еще и другим достанется.

- А как это сделать? Как мне шкатулку открыть?

- Есть к ней ключ, называется он «сочувствие». Когда ты перестанешь предков своих осуждать, что любви тебе недодали, а от всей души посочувствуешь им, что они сами ею обделены были, вот тогда и откроется шкатулка, и разольется Свет Любви.

- Сочувствие, говорите… А мне кто посочувствует? Кто меня пожалеет?

- Знаешь, пока ты будешь ждать жалости да сочувствия, не открыть тебе шкатулку. Разве ты дитя малое, чтобы сироткой прикидываться? Взрослый человек, владелица родового наследства. Пора бы тебе самой Свет Любви в себе открыть.

- Но мама…

- Мама твоя такая, какая есть, так уж жизнь ее сложилась. А ты так и будешь до пенсии чудес ждать, пока она изменится? Так может, этого никогда и не случится. Смотри, так и жизнь мимо пройдет… Давай-ка, решай прямо сейчас – берешь шкатулку или нет? А то мне пора…

И она действительно начала таять, исчезать.

- Беру! – закричала я. – Беру наследство!

- Ты будешь первой, кто возродит Свет Любви в твоем роде. Я была первой – и ты будешь первой. Первой по-настоящему счастливой за долгие годы, девочка, запомни это! – донеслось до меня из сияющей дымки.

Я ощутила, что шкатулка непостижимым образом оказалась в моих руках. Я ее как наяву чувствовала – теплую, угловатую, тяжеленькую. И вдруг такая музыка заиграла чудесная, что я заплакала. Я испытала его, это самое сочувствие… Словно на себе ощутила все то, что пережили женщины моего рода. Такая тяжесть на меня навалилась, что я просто взвыла! Я рыдала, как никогда в жизни, и со слезами из меня вышли все обиды, все претензии, все горе от непонимания и не-любви…

А потом я «выплыла» из своего сна-не сна, выплыла и очутилась в зале, где и начинала дышать, а надо мной склонилось обеспокоенное лицо моей напарницы.

- Ну ты и ревела, — проговорила она. – Думала, все тут зальешь… А что с руками?

Я взглянула – руки были сложены так, будто я все еще держала в них шкатулку. И на ощупь – словно она все еще там была.

- Наследство получила, — сказала я. – Неотчуждаемое…

Вот так я подышала на холотропе… Прошло совсем немного времени, но я чувствую себя совершенно другой. Не знаю, как это получилось, но теперь я все время ощущаю присутствие той шкатулки, что Матушка мне отдала. И слова ее помню – «ты будешь первой женщиной рода, по-настоящему счастливой». И я в это верю. Ну и что, что я в детстве что-то там недополучила? Мама – это мама, а я – это я. И я хочу передать родовую шкатулку своей дочери (а она у меня обязательно будет!), да не пустую, а наполненную Светом Любви. А кто же ее наполнит, если не я?



Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Суббота, 04.07.2015, 18:58 | Сообщение # 191
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
СКАЗКА “ШАХМАТНАЯ ССОРА”

Сказка для взрослых не очень сильно отличается от детских сказок. Та же ложь – да в ней намек…

В благородном шахматном семействе с самого утра разразился ужасный скандал. Как вы уже догадались, ссорились между собой две очень уважаемые фигуры – белый Король и его Королева.

Причина для выяснения отношений была до боли банальной и печальной. Царственная пара громкими голосами обсуждала, кто в доме хозяин.

Если вы думаете, что слово хозяин должно быть непременно мужского пола, то ошибаетесь. Так заявляла белая Королева, и ее железный тон не терпел никаких сомнений в правоте:

– Я днями и ночами веду шахматные бои! Без моих маневров и молниеносных атак не обходится ни одна шахматная партия!

– Вздор! – парировал белый Король, – Это я веду кавалерию и пехоту в бой! Я их вдохновляю и направляю!

– Что ты на поле делаешь?! Ты – управляешь? Не смеши меня. Твоего боевого настроения хватает на несколько первых минут боя, пока ты прячешься за спиной пешек.

Белый Король набрал в грудь воздуха, чтобы возразить своей супруге, но она оказалась более быстрой.

– А когда твоя пехота открывает тебя перед атаками черных, ты вообще теряешь последнюю хладнокровность!

– Ничего я не теряю, – нервно потер подбородок белый Король. – Я нахожусь в глубоком размышлении о возможных ходах противника.

– Так глубоко в них погружаешься, что не можешь даже двух шагов ступить? Топчешься на месте, как старый дед!

– Не топчусь, а делаю маневры, чтобы запутать черных.

– Твой единственный маневр – это рокировка. На большее ты не способен!

Король не мог далее выслушивать свою жену. Он покинул поле боя и отправился на конюшню. Оборонительным ходом это не назовешь, но это была единственная возможность больше не слышать укоряющих слов жены.

Но белая Королева не чувствовала себя победительницей. Ей было стыдно за мужа: даже дома, в разговоре с ней, он проявлял те же качества, что и на шахматной доске.

Королева еще по инерции ругала мужа, но потихоньку ее выступление сошло на нет. Она понимала, что ее муж – это мозговой центр шахмат. Она ведь только претворяла в жизнь его замыслы и маневры. Но он такой неуклюжий и косолапый на шахматном поле!

Как водится после ссоры, спать белый Король и Королева легли отдельно. Но сон, почему-то, им приснился почти одинаковый.

Белая Королева видела себя на шахматной доске в полном одиночестве перед строем черных врагов. Что же она сможет сделать одна? Ничего! Где ее мудрый Король?

Ей было безумно страшно, она растерянно оглядывалась по сторонам в надежде увидеть белые фигуры. Но никого из своих не было видно. Королева проснулась в слезах.

Королю тоже было не по себе, стоя на поле боя без единого солдата. Один в поле не воин! Где же ты, моя белая Королева? Кто же поддержит меня в трудную минуту?!

Пробуждение от сна было тягостным – на лице появился липкий пот. Король судорожно сжал кулаки, вспоминая подробности боя и свои ощущения.

– Пора заканчивать эти детские разборки, – бормотал Король себе в бороду, быстрыми шагами направляясь к спальне жены. – Милая моя, ты где? Я соскучился!

– Я здесь, мой король! – отвечала белая Королева, запахивая пеньюар.

Она уже встала с постели, смахнула слезы перед зеркалом и начала одеваться, чтобы пойти искать мужа, но он ее опередил.

Они обнялись, и держали друг друга в объятиях непривычно долго. Каждый из них думал о своем. Король снова почувствовал себя сильным и уверенным, а Королева обругала себя полной дурой за вчерашнюю ссору и пообещала себе никогда больше не критиковать мужа.

Вот такая вышла ссора короля и королевы.

Вам понравилась авторская сказка для взрослых?

Источник


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 09.07.2015, 06:18 | Сообщение # 192
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
ПАРАДНЫЙ ХВОСТ

Ненавижу первое апреля. В День Дурака все совершают какие-то дурацкие розыгрыши, словно стараются оправдать название праздника. Например, сегодня на работе пришлось утроить бдительность, чтобы не попасться в жертвы к местным острякам-самоучкам, но уберечься не удалось, все равно пару раз я «пропустила удар», и к вечеру мне было просто плохо. А когда мне плохо, я звоню моей подруге Надежде.

Меня из колеи много чего выбивает – и цены на рынке, и хамство в трамвае, и упадок культуры, и бестактность в отношениях. Я от всего этого сразу увядаю и прихожу в унылость. Надюха – не такая. Она легкая на подъем, любопытная и большая юмористка; на цены, хамов и даже на День Дурака ей глубоко начихать, она все это моментально обсмеет и в полный цирк превратит. Она вообще говорит, что все мои беды – от свирепой серьезности и что я очень уж тяжеловесно к жизни отношусь. Я ей верю и стараюсь исправиться, но не всегда получается. За мной всегда тянется хвост проблем, и с этим ничего не поделаешь. В общем, сегодня, видимо, груз проблем стал неподъемным. День Дурака, чтоб ему пусто было… Так что стала я звонить моей Надежде.

Не успела я и пары фраз сказать, как Надька мигом поставила мне диагноз:

- Ага! Слышу-слышу! Поздний декаданс и ранний депрессанс! Что это вдруг?

- Ну не так чтобы совсем, но около того, — нехотя подтвердила я. – День Дурака меня доконал, Надь! Так и хочется завопить: «А ну все с хвоста, и чтоб я вас больше не видела!».

- А что, это мысль, — задумчиво проговорила моя Надежда. — «Все с хвоста», говоришь? Ох, как точно сказано! Да тебе эти слова надо вышить сзади на юбке болгарским крестиком, чтобы новые проблемы на хвост не падали… Ладно, кончай кукситься и приезжай ко мне! Или нет – ты сиди, я к тебе сама приеду!

- Не разыгрываешь? – на всякий случай уточнила я.

- Отнюдь! – бодро ответила Надежда. – С тобой такие номера не проходят, я же знаю. Жди!

Я слегка приободрилась – Надежда известный массовик-затейник, обязательно придумает, как мое упадническое настроение поднять!

Когда она появилась на пороге, я по шкодному выражению ее лица сразу поняла, что День Дурака не закончился, а только начинается.

- А знаешь, почему за тобой тянется хвост проблем? – с порога выпалила она.

- Ну, почему? – настороженно спросила я.

- Потому что ты вообще не умеешь скидывать их с хвоста! – победно объявила Надя. – А это, между тем, целое искусство! И я тебе сейчас преподам Мастер-класс! Ну, держись, подруга!!!

- Надя, а нельзя поменьше восклицательных знаков? – попросила я. – А то у меня голова болит…

- Головные боли неизбежны, если хвостовая часть перетягивает, — отмахнулась Надежда. – Пройдет в самом скором времени, и не сомневайся! Конфеты у тебя имеются? А веревочка какая-нибудь?

- Ага. Конфеты есть, чайник вскипел, прошу к столу. А веревка тебе зачем? Что, вешаться будем?

- Нет, вешаться потом. И чай пить тоже потом. Я кое-что поинтереснее тебе предложу. Кстати, я еще полкило разных конфет по дороге купила, для пущего ассортимента, и его мы тоже задействуем. Ты пока что тащи аксессуары, а я конфеты разложу поживописнее.

Надюхе совершенно невозможно противостоять, и спорить с ней бесполезно. Поэтому я поскорее разыскала моток тонкой бечевки, ножницы, доставила их на кухню и преданно уставилась на Надю.

- И что дальше?

- А дальше мы тебе на талию повяжем вот этот замечательный хвост… — и Надежда, отхватив кусок бечевки, мигом соорудила мне что-то типа пояска. – Говори, какая проблема самая главная?

- Жить страшно, — призналась я. – Мир сошел с ума…

- Отлично! – обрадовалась Надюха. – Найди подходящую конфетку.

- В смысле?

- Которая похожа на страх жизни, чего непонятного?

- Ну, я не знаю, — озадачилась я, перебирая рассыпанные на столе конфеты. – Пусть будет вот эта, что ли…

- «Красная шапочка»? — удивилась Надька. – А чего в ней страшного?

- Серый волк за ней гонится, того и гляди съест! – объяснила я. – Одни охотятся, другие убегают, все как в жизни…

- А-а-а… Тогда конечно. Давай ее сюда!

Надежда откромсала сантиметров сорок бечевки, ловко привязала конфету и закрепила свободный конец бечевки на моем «пояске».

- Еще проблемы? – деловито спросила она.

- Еще? Вес набираю не по дням, а по часам. От вечной озабоченности своей жую что-нибудь постоянно, как корова на лугу…

- Найди «Коровку», там точно есть, я брала, — посоветовала Надежда. – Цепляем проблему номер два – бесформенную фигуру! Чего еще тревожит?

- Молодежь со второго этажа, — созналась я. – Побаиваюсь я их. По-моему, они травку курят. Наркоманы какие-то. Стоят, смотрят… Прямо хоть по водосточной трубе домой забирайся!

- Тебе на хвост упал «Красный Мак», — заржала Надька, выхватывая из кучки одноименную конфету. – Ого-го, какой хвостище получается! Шик-блеск-красота!

- Еще не все, — вошла во вкус я. – Вот зарплата маленькая, это какая конфета?

- Думаю, «Птичье молоко», — тут же сориентировалась Надежда. – Потому что тебе, подруга, только его по жизни и не хватает!

- На работе кручусь, как белка в колесе…

- «Белочка»!

- Любимый что-то не торопится предложение делать, прямо замучилась гадать, «любит-не любит»…

- «Ромашка»!

- По вечерам бывший названивает, своими проблемами грузит…

- «Вечерний звон!»

- Все на меня грузят и грузят, а я везу и везу…

- «Кара-Кум!»

- А причем тут «Кара-Кум»???

- Потому что ты верблюд! То есть верблюдица!

- А, ну да! Точно! Так, погоди, я сейчас еще вспомню… А, вот проблема – молния на сапоге полетела, причем уже в третий раз, пятьсот рублей за ремонт коту под хвост!

- Гы-гы-гы-ы-ы! – закатилась Надежда. – Ну это без разговоров — «Кот в сапогах!». Кстати, тебе давно пора бы обувку поменять, а то вид прямо дореволюционный!

- Ну, вроде все, — выдохлась я. – Кончились проблемы!

- Слава богу! – с чувством сказала Надюха. – И так хвостяра получился – по полу волочится. Иди, глянь!

Я подошла к зеркалу – да, хвост впечатлял… С полкило проблем на нем точно висело.

- Вот он, твой Хвост Проблем! – провозгласила Надежда. – Ты пока с ним походи, привыкни, зацени, а я себе такой же сооружу.

- А у тебя, что ли, проблемы есть? – изумилась я.

- А как же? Проблемы у всех есть, только одни их в виде хвоста за собой волокут, а другие по мере поступления скидывают. Но сейчас я их тоже визуализировать хочу, раз уж пошел у нас такой карнавал. Помогай-ка!

Я радостно включилась, и мы изобразили Надино плоскостопие «Мишкой косолапым», ее потолок, залитый верхними соседями, обозначили конфеткой «Озеро Рица», разбирательства по поводу вышеозначенного потолка – «Буревестник», а счастливое разрешение этой проблемы доверили «Золотому ключику». Тут я еще кое-какие проблемы вспомнила, а потом Надя свои, так что вскоре конфет на столе заметно поубавилось, зато хвосты у нас сзади болтались – на зависть обывателю!

- И что дальше? – поинтересовалась я, крутясь перед зеркалом.

- А дальше – самое интересное, — пообещала Надежда. – Собирайся, пойдем на улицу, хвосты выгуливать!

- Как? Куда? – всполошилась я. – В таком виде???

- Именно, — хладнокровно подтвердила Надька, настойчиво подталкивая меня в прихожую. – Надо же нам скинуть все это с хвоста? Вот и двинулись! Ножницы не забудь!

Сама не понимаю, как я ей дала себя уговорить. В другое время я бы ни за какие коврижки с этим даже в подъезд не высунулась, не то что на улицу. А тут как-то само все получилось, даже не знаю, как.

На втором этаже кучковались «красные маки». Опять от них пахло чем-то – может, и травкой.

- Ребята, у нас акция, всем по конфетке, — радостно сообщила Надюха. – Только, чур, не жадничать – по одной! Срезайте!

Ребята неуверенно заулыбались, но ножницы взяли и по конфетке срезали. А чего ж, на халяву-то сладеньким побаловаться…

Во дворе было пустовато, но стоило нам выйти за угол, как наша акция нашла отклик и понимание – там, у круглосуточного магазина, всегда народ имеется.

- Подходите, угощайтесь! Вкус жизни обеспечен всем без исключения! – с азартом голосила Надежда. – Акция «Сладкая Жизнь» набирает обороты!

- Надя, а это этично – свои проблемы другим передавать? – тихо спросила ее я. Что-то вдруг меня озаботил этот вопрос…

- Для них это не проблемы! – категорично замотала головой Надежда. – Для них это – радость!

- Вот так всегда, чужие проблемы кому-то даже в радость, — пробормотала я. – Знали бы они, что едят…

- Ничего, вот увидишь: слопают, переварят и выбросят в лучшем виде, — ободрила меня Надя. – Легко и с удовольствием!

И правда: все, кто к нам подходил, веселились, радовались, хвалили наши хвосты и конфеты и отходили с улыбкой. Ну еще бы: две взрослые тетки бесплатный цирк устроили, чем не счастье?

В общем, наши Хвосты Проблем вмиг полысели и полегчали – только пустые бечевки болтались.

- Слушай, прямо жалко как-то, — жалобно сказала я. – Вроде неуютно мне стало и одиноко… Ничего не понимаю!

- Скучно без проблем? – язвительно спросила Надежда. – Ничего за тобой не тащится? Смысл жизни исчез?

- Нет, не то чтобы без проблем скучно… Но все-таки хвосты такие красивые были… яркие, разноцветные!

- Ага… Поняла, о чем ты. А что? Есть идея! – мигом воодушевилась она. – А ну помчались в магазин!

- Зачем?

- За будущим! – рявкнула она. – Ать, два, левой! За мной!

Пока я покорно трусила за ней, Надя на ходу торопливо объясняла:

- С прошлым мы расстались – и правильно! Зачем нам Хвост Проблем? Но свято место пусто не бывает – если его позитивом не заполнить, проблемы мигом снова вернутся. Поэтому сейчас мы будем создавать себе яркое, разноцветное будущее. Но для этого нам понадобятся новые конфеты!

Я как-то сразу ухватила ее мысль. Ох, и выдумщица моя Надежда – это что-то! Действительно, если можно так с прошлым расставаться, то почему нельзя так будущее сформировать? Я подлетела к витрине с конфетами и стала торопливо читать ценники. Вот! Это то, что мне надо!

… Вскоре на моей кухне снова закипел творческий процесс. Я придумала себе в будущем «Южную ночь» с любимым, новую шубку через конфету «Северянка», невероятный взлет доходов со «Взлетными», путешествие в Париж (ну конечно, «Трюфеля»!), «Рафаэлло» должны были придать должную легкость и воздушность моему прекрасному телу, а «Малина со сливками» — это и вообще символ моей грядущей реальности!

Надюха не отставала, тоже выхватывала конфету за конфетой, и вскоре мы с ней снова гарцевали перед зеркалом со своими новенькими расчудесными хвостами.

- Это уже не какой-нибудь там Хвост Проблем… — с удовлетворением отметила я. – Совсем другое дело! С таким хвостом и на бразильский карнавал не стыдно поехать! Надь, как это чудо природы называется?

- Я думаю, это Парадный Хвост! – объявила довольная Надежда. – Можно и на карнавал, и на парад, и просто с песней по жизни.

- Знаешь, а я даже знаю, куда я его приспособлю! – решила я. – Пусть висит вот тут, на видном месте, как произведение искусства и напоминание, что Хвост Проблем всегда можно заменить на Парадный Хвост. Как думаешь?

- Одобряю, — согласилась Надежда. – Только не забывай про срок годности. Одна мечта сбылась – сразу заменяй на следующую. И не давай проблемам падать на хвост!

- Не дам, — пообещала я. – Знаешь, какое у меня сейчас классное настроение? Боевое и просто лучезарное!

- И у меня лучезарное! – широко улыбнулась она. – После таких подвигов каким ему еще быть?

В общем, никакого Хвоста Проблем у меня больше нет. Зато Парадный Хвост теперь украшает мою кухню, и я время от времени срезаю конфеты к чаю и угощаю ими гостей, но после сразу пополняю Парадный Хвост новыми мечтами – яркими и разноцветными. Так что если надумаете – можете повторить мой подвиг и собственноручно создать себе картинку Сладкого Будущего. И поверьте: этот способ ничуть не хуже, чем любой другой. Может, он и дурацкий, но зато очень украшает жизнь!

Автор: Эльфика


Нас только один
 
МилкаДата: Четверг, 09.07.2015, 08:57 | Сообщение # 193
Генерал-лейтенант
Группа: Житель
Сообщений: 822
Статус: Offline
:) :D Благодарю!
 
СторожеяДата: Воскресенье, 12.07.2015, 11:32 | Сообщение # 194
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
СКАЗКА ПРО ПУТИ-ДОРОГИ

Пути-дороги у них были разные.

Локомотив ездил исключительно по рельсам и строго по расписанию.

Маленький автомобильчик «Ниссан» катался по дорогам – в основном по асфальтовым, потому что посадка у него была низкая, а двигатель не очень мощный, и на проселочных дорогах он испытывал определенные трудности.

А огромный джип этих трудностей не испытывал, потому что был внедорожник, ездил где хотел и при необходимости пер напролом, как танк – хоть по колдобинам, хоть по болоту.

И вот однажды Локомотив задумался: так ли он живет? Почему его пути-дороги такие однообразные? Почему он следует предписаниям, инструкциям и никогда не смеет отклониться от курса? Неужели он обречен до конца жизни ехать по рельсам, которые для него проложил невесть кто и невесть когда?

Примерно в то же время маленький «Ниссан» с грустью размышлял о том, что его возможности сильно ограничены асфальтовыми дорогами. А они, куда ни отправься, везде примерно одинаковы – серая лента, убегающая под колеса. То ли дело Локомотив! Он летит, отсчитывая шпалы, по высокой насыпи, по блестящим рельсам, как стрела, уносящаяся вдаль, и ему машут вслед с полустанков. «Ниссанчику» никто и никогда не махал вслед…

И Джип не был доволен жизнью: его пути-дороги были трудны и порою даже опасны, ему постоянно приходилось напрягаться и работать на пределе возможностей, он не обладал свободой выбора, и казалось, что жизнь испытывает его на прочность. В этом ли было его предназначение? – этот вопрос он часто себе задавал.

И вот однажды они встретились на железнодорожном переезде – Локомотив¸ «Ниссанчик» и Джип. Впереди шли ремонтные работы, всем троим пришлось остановиться, и у них наконец-то появилась возможность познакомиться и поболтать. В самом скором времени речь зашла о предназначении.

- Иногда мне кажется, что я проживаю не свою жизнь, — пожаловался «Ниссанчик». – Езжу какими-то похожими дорогами, никакого разнообразия, сплошная серость. Там асфальт и здесь асфальт, а если его нет – то мне бывает нехорошо: буксую, кашляю и задыхаюсь. Завидую тебе, Локомотив: ты такой возвышенный, для тебя специально рельсы проложили, путь твой прям и определен, и никаких душевных метаний…

- Это я тебе завидую, — возразил Локомотив. – Ты такой мобильный, у тебя такая внутренняя свобода! Мне бы тоже хотелось поворачивать туда и тогда, когда в голову взбредет. Но я не могу – рельсы и расписание держат.

- Хм… А я вам обоим позавидовать могу, — сказал усталый, захлестанный грязью Джип. – Иногда так устаю! Вот попадешь в какое-нибудь безлюдье… Мотор надрывается, хрипит, колеса проворачиваются, брызги во все стороны, и понимаешь, что если сейчас не вывезешь – все, хана, никто тут не проедет и тебя не вытянет. Тягловая сила я, и больше никто! А может быть, у меня тонкая, ранимая душа! Устал, надоело. Мечтаю о том, чтобы прочно осесть где-нибудь на спокойном месте и тихо, вдумчиво выполнять свою работу – например, вот тут, на переезде транспортные потоки регулировать. Заодно и общения приятного будет – завались!

И как раз в это время над переездом пролетал Волшебник-Самоучка. Не добрый и не злой – а так, любитель. Он любил вмешиваться в разные ситуации и помогать исполняться чужим мечтам. Наверное, опытный Волшебник в данной ситуации призадумался бы, просчитал последствия и предусмотрел варианты. Но Волшебники-Самоучки, как правило, в изучении магических наук до этого предмета просто не доходят. Поэтому он проникся романтическими мечтами наших героев, махнул платочком, и…

- Ой, ой! Я на рельсах! – в восторге закричал «Ниссанчик», ощутив себя на месте локомотива. – Какое счастье, моя мечта сбылась!

- А я на дороге! – радостно загудел Локомотив. – Все, теперь я смогу ехать без расписания и сворачивать, куда захочу!

- Приезжайте, не забывайте, всегда буду рад с вами встретиться, — степенно говорил Джип, удобно устроившийся в будке регулировщика переезда. – А вот, кстати, и зеленый семафор, проезжайте, не задерживайтесь!

А Волшебник ничего этого уже не услышал – он вообще обычно не ждал результатов своей магии, ему сам процесс интересен был. Все счастливы – ну и замечательно. Так что Волшебник уже дальше полетел, творить добро на всей земле.

… Прошло совсем немного времени, и они встретились снова, на том же переезде – Локомотив и «Ниссан» подъехали, а Джип и так в будке постоянно пребывал. Встрече они обрадовались, но, как ни странно, ни один из них не выглядел счастливым.

- Со стороны все выглядело как-то не так, — признался Локомотив. – Оказывается, по дорогам ездить куда труднее, чем по рельсам. Тяжелый я, асфальт подо мной проседает, колеса проваливаются. Не мчусь, а ковыляю. Радости от этого, сами понимаете, мало. Если честно – то никакой! Стариком себя ощущаю.

- И мне трудно, — признался «Ниссанчик». – Во-первых, у меня размерчик с рельсами не совпадает, приходится колеса поджимать, чтобы на них попасть. А если одним колесом по шпалам – вообще неудобно ехать, сплошное «тыг-дык, тыг-дык»… Я-то думал, будет радость полета, невероятные скорости и все такое, а оказалось, сплошные проблемы. А уж когда сзади вагоны цепляют – вообще кранты! С места сдвинуться не могу. Джипу завидовать начинаю… Сидит тут в тепле, в сухости, встречает-провожает…

- А чего мне завидовать? – мрачно ответил Джип. – Ну, встречаю, ну, провожаю… Но впечатлений-то никаких! Я прямо чувствую, что ржавею, уже сыпаться потихоньку начал. Коробка передач барахлить стала – тренировки-то нет. Чистенький, конечно, теперь, но я бы лучше забрызганным был, да живым.

И все трое пригорюнились. Вот ведь как бывает: мечтаешь, мечтаешь, а когда мечта исполнится – удивительное дело, радоваться-то и не хочется!

На счастье, мимо пролетал Волшебник. Не тот, Любитель-Самоучка, а другой – настоящий. Ему оказалось достаточно беглого взгляда, чтобы уловить там, внизу, какую-то неправильность. Поэтому он круто изменил свой маршрут и вскоре увидел наших друзей.

- В чем дело? Откуда столько печали скопилось на этом переезде? – поинтересовался он.

- Да вот… случилось… сами не понимаем, как это нас угораздило… — наперебой стали жаловаться друзья.

- Да, незадача вышла… Но скажите на милость, зачем вы на это пошли? – выслушав их, спросил Волшебник.

- Мне казалось, что я все время езжу по накатанной дороге, — вспомнил Локомотив.

- А я считал, что рожден для чего-то большего, — пригорюнился «Ниссан».

- А мне казалось, что меня бессовестно используют, — сознался Джип.

- Что ж, понимаю… — задумчиво сказал Волшебник. – Люди тоже часто впадают в заблуждение, что идут не своей дорогой. Начинают метаться, мучиться, искать, страдать… И чем больше мечутся, тем больше страдают. Считают, что предназначение – штука сложная, и найти его непросто. А между тем у этой задачки очень простое решение и однозначный ответ.

- Какой? Какой? – наперебой загалдели «Ниссан», Локомотив и Джип.

- То, к чему ты наиболее приспособлен – это и есть твое Предназначение. Твое, могучий и мощный Локомотив – лететь по рельсам и таскать за собой вагоны, точно следуя расписанию. Твое, маленький шустрый «Ниссан» — перевозить людей и небольшие грузы в пределах наезженных трасс, развивая хорошую скорость и радуя глаз своим симпатичным тюнингом. Твое, сильный и смелый Джип-внедорожник – проходить там, где другим невозможно, открывать новые места и преодолевать неодолимые препятствия. А чтобы это занятие вам никогда не наскучивало, меньше смотрите себе под ноги и почаще оглядывайтесь по сторонам. То, что под ногами – и впрямь однообразно, а то, что слева, справа и над вами – меняется постоянно, оживляет жизнь и наполняет Радостью Перемен. А вот научиться находить радость в том, что вы делаете сию минуту (что бы вы ни делали!) – это ваша задача. В этом, собственно, и есть смысл жизни, для того и существуют пути-дороги…

- Выходит, мы потеряли много времени, пока жили не своей жизнью? Все впустую?

- Отнюдь! – покачал головой Волшебник. – Ничего «впустую» не бывает. Вы попробовали – и осознали, Кто Вы Есть На Самом Деле. А заодно и послужили примером для других Ищущих Свой Путь, и теперь им будет легче найти свои пути-дороги. Наверное, в этом тоже было ваше предназначение.

- А в чем ваше предназначение, уважаемый Волшебник?

- Исправлять неправильности и восстанавливать гармонию. Что я сейчас, кстати, и собираюсь сделать.

С этими словами Волшебник выдрал у себя пару волосков, дунул, плюнул – и вмиг вернулся привычный расклад: Локомотив оказался на рельсах, «Ниссан» — на шоссе, а Джип – на зеленой травке за переездом.

- Урррра!!! – просигналил «Ниссан» и завел мотор.

- Дуууууу! – прогудел Локомотив, пробуя колесами прочные, надежные рельсы.

- Эх, прокачусь! – зарычал Джип, радостно озирая пересеченную местность за переездом.

- До встреееечииии! – и каждый рванул в свою сторону, в соответствии с собственным предназначением.

Их ждали разные пути-дороги, и это было здорово.

А Волшебник какое-то время с удовольствием понаблюдал за делом рук своих и тоже полетел своей дорогой, выполнять свое предназначение – исправлять маленькие неправильности, которые все еще иногда встречаются в нашем мире.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
СторожеяДата: Воскресенье, 12.07.2015, 11:38 | Сообщение # 195
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16547
Статус: Offline
СТРАННАЯ ЖЕНЩИНА

Когда меня все достает, я иду к морю. Люблю море, волны, шум прибоя, и на берегу мне и думается лучше, и успокаиваюсь в раз, и важные решения приходят сами собой. Благо наш город приморский, и море – в шаговой доступности, хоть замедитируйся.

Вот и сегодня – села я в автобус №5, вышла на остановке «Портовая», спустилась по лестнице и побрела по берегу, туда, где большие валуны расположены. До купального сезона еще далеко, небо хмурое, холодно, ветерок пробирает, поэтому берег пустынный, только я, море и чайки. Устроилась я на плоском камне и воззрилась вдаль.

А подумать мне было о чем, да… Какое-то время назад в моей жизни произошли некоторые перемены. Они зрели давно, трудно, но вот свершилось – я уволилась с работы, чтобы открыть, наконец, свое дело и перестать работать «на дядю». Мне казалось, что этот шаг решит множество проблем – я успокоюсь, перестану разбрасываться, начну уделять больше времени семье, займусь спокойно творчеством, буду реализовывать свои проекты, но все вышло совсем не так.

Не знаю, смогу ли я объяснить свои ощущения словами, но если в общем – я как-то растерялась. Вроде бы все делала осознанно и не с бухты-барахты, продумывала и планировала, ощущала себя прямо капитаном на мостике, а вот свершилось – и как будто оказалась в утлой лодчонке, со щелями и дырами, все такое шаткое, ненадежное, того и гляди ко дну пойду вместе с этой посудиной. Тревожно, а где-то и страшно!

Я даже застонала от этой невыносимости бытия, и какая-то чайка, проносясь мимо, ответила мне протяжным криком. Словно посочувствовала… Не пойму, чего мне хотелось – не то поплакать, не то пожаловаться, не то совета спросить, только не у кого было. А я-то думала, что научилась ориентироваться в житейском море, что знаю все карты, лоции и подводные рифы. Может, так оно и есть, но тогда откуда тревога? Чего я мучаюсь?

В следующий момент я краем глаза заметила, как сбоку мелькнула какая-то тень, и тут же раздался голос:

- Пожалуй, я здесь приземлюсь. Не напугала?

На соседний валун присела женщина. Откуда она взялась, я не заметила, вроде бы по берегу никто и не шел… Странная она была – одета во что-то слишком легкое для такой промозглой погоды, да еще и чисто белое. Испачкается ведь о камень… Лицо у нее было смуглое, загорелое, а глаза быстрые и черные. Ну вот, посидела в одиночестве, называется…

- Я не смогу уделить вам много времени, поэтому спрашивайте, — сказала странная женщина.

- Не поняла? – в замешательстве переспросила я.

- Задавайте свои вопросы¸ — нетерпеливо дернула плечом она. – Я готова.

- У меня нет к вам вопросов, — холодно сказала я. – Я вообще пришла сюда посидеть в одиночестве, подумать, с морем пообщаться.

- А как, интересно, море с вами пообщается, если вы не знаете его языка, а оно не говорит по-вашему? Я – посредник. Считайте, что я – Посланец Моря. Учтите, другого не будет.

М-да, странная женщина, даже более чем…

- Ну, ты тоже явно не стандартный экземпляр, — насмешливо окинула она меня взглядом. – Мало кто в такую шальную погоду медитирует на волны, пытаясь разобраться в себе.

- Откуда вы знаете? – нахмурилась я.

- Знаю. Я же Посланец. А ты учись доверять миру, он ведь разговаривает по-разному, иногда через совершенно незнакомых персонажей. И чем меньше вы знакомы, тем больше пользы.

- Почему?

- Потому что взгляд непредвзятый. С чистого листа.

Странная женщина говорила странные вещи, но отнюдь не бессмысленные. Я любительница Ричарда Баха, Паоло Коэльо, а эта женщина словно выпорхнула из их книг. Может быть, поэтому я и решилась…

- Ладно, давайте поговорим. Посмотрите своим непредвзятым взглядом… Со мной вот что случилось. Какое-то время назад я вдруг почувствовала непреодолимое желание творить. Ну, в смысле творчеством заниматься. Я в это погрузилась с головой. Сначала сама, потом все семейство заразила. Это такое упоение было – словами не описать!

Я даже задохнулась от нахлынувших воспоминаний. Да, в самом начале так оно и было – парение и творение, свобода и восторг. Не то, что теперь…

- Ну вот. А в какой-то момент я поняла, что то, что было «до», мне уже не интересно. Я свою работу всегда любила, и сейчас люблю, но я ее словно переросла. Понимаете?

- Понимаю, — кивнула она. – Юнга когда-нибудь становится матросом, а матрос может впоследствии стать боцманом или капитаном. Так что понимаю.

- Да! И у меня было ощущение, словно я чему-то научилась и поднялась на следующую ступеньку, — подтвердила я. – И вот пришел момент, когда нужно было выбирать, работа или творчество. Это потому что по времени я уже не успевала, рвалась надвое. Я выбрала творчество, уволилась, пошла в свободное плавание. И тут началось…

- Естественно, началось! – развеселилась она. – Когда кончается что-то старое, всегда начинается что-то новое. Приливы-отливы, сезонные циклы, времена года, жизнь-смерть, и все такое. Ну, так поздравляю, интересные времена наступили!

- Спасибо… Наступили-то наступили, только вот непоняток много, — пожаловалась я. — Раньше было проще – я четко видела цель и шла к ней, а теперь… Ну, это как будто только зашла в воду, и очень тяжело сказать, какая в этой реке глубина, течение, куда меня вынесет? Хочу я плыть сама или на лодке? И еще много вопросов.

- Новорожденный ребенок проходит подобный опыт с первой минуты своей жизни. Все непонятное, незнакомое, неизведанное… Только научился ползать — уже ходить пора. И сколько раз шлепнешься, пока научишься, и больно будет, и синяки, и шишки. А ты как хочешь, ходить самостоятельно или всю жизнь в коляске ездить?

- Вы полагаете, я – новорожденная? — я уставилась на нее с неподдельным интересом.

- Не полагаю. Вижу. В определенном смысле – да. Ты встала на ноги! Теперь надо учиться ходить.

– Это вы к тому, что все для меня в новинку, и пока не попробую – не узнаю?

- Это удел всех первопроходцев. Ребенок, ученый, капитан корабля – каждый делает свои открытия, начиная с нулевой отметки. Главное – двигаться.

- Но куда??? Я внимательно смотрю, пытаюсь почувствовать, увидеть знаки, чтоб понять куда идти. Но я их не вижу! А раньше видела…

- Может, в этом новом пространстве приняты другие знаки?

- А откуда я узнаю, какие они?

- А откуда это узнавали те, кто впервые выходил в открытое море?

- Наверное, наблюдали, примечали, сравнивали…

- Ну вот! Наблюдай, примечай, сравнивай. Или придумывай знаки сама.

- Сама? Да кто я такая, чтобы придумывать знаки?

- Я не знаю, кто ты такая. Может, птица. Может, лодка на берегу. Может, матрос, списанный на берег. А может, сам океан. Ну и кто ты?

Я не знала, что мне отвечать. Странная женщина задавала странные вопросы. Действительно, а кто я?

- Ну, наверное, прежде всего, я – человек… — неуверенно начала я. – Как и вы, как и все.

- Я – человек? – удивилась странная женщина. – Да с чего ты взяла? Просто сейчас у меня тело человеческой формы, потому что так удобно.

- А кто вы на самом деле? – озадаченно спросила я.

- Я есть Бог, — просто сказала она и совсем по-птичьи склонила голову набок, искоса наблюдая за моей реакцией. Мне сразу вспомнилось из песни «что ж ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня…», вот оно, оказывается, как выглядит. – Когда-то я была человеком. Пока не эволюционировала.

- А давно вы… эволюционировали? – осторожно спросила я, прикидывая, насколько она нормальна и стоит ли ей вообще перечить.

- Раньше, чем ты. Я уже прошла «ползунковый период», научилась ходить и даже парить. А ты еще в начале пути. Ты есть Бог. Очень юный, но все равно – Бог. Разве ты еще не поняла?

- Не-а… — энергично замотала головой я. – Какой из меня Бог, вы что? Я и как человек-то совершенно растеряна. Все шатко, зыбко, тревожно. Во всем сомневаюсь. Никакой ясности, сплошной туман.

- Нормально. Материал для сотворения собственного мира. Потом отделишь свет от тьмы, твердь от хляби. Технология отработана.

- Да какая там технология? – махнула рукой я. – Какое «отделишь»? Я даже цель-то не могу определить, не то, что в деталях разобраться. Я не Бог, нет. Я всегда на него полагалась и получала помощь. Собственно, он меня и направил на тот путь, которым я сейчас иду. Но у меня впечатление, что больше он мной не руководит. Ни направления, ни подсказок, ни знаков.

- Значит, выросла, — пожала плечами она. – Сколько тебя можно за ручку водить? Другие малыши на подходе, им требуется водительство, а тебе пора в самостоятельное плавание.

- В самостоятельное плавание… Знаете, у меня такая картинка: набежала высокая волна, захлестнула меня, и я пока барахтаюсь, пытаюсь всплыть и забраться на доску для сёрфинга, чтоб понестись по волне… Но пока только барахтаюсь…

- Надо же, барахтается она, вот артистка, — хихикнула странная женщина. – Зачем же так напрягаться? Не приходило в голову, что есть другие способы передвижения?

- Не приходило… Трудно одновременно и тонуть, и рассуждать, — сердито сказала я. Я действительно капельку разозлилась – а чего она надо мной смеется???

- А не надо рассуждать. Надо перестать барахтаться.

- Так утону же!

- Если не выберешь утонуть – не утонешь. Стань рыбой. Или дельфином. Или морской звездой. И плыви! А когда захочешь летать, стань бабочкой, птицей, облачком. Ты можешь стать морем или небом, любой подходящей средой, и тогда ты найдешь опору в самой себе. Выбери то состояние, которое лучше всего подходит для текущего момента.

- Как?

- Просто. Начни думать, чувствовать, ощущать, как другое, и ты на время станешь им. Все по-сказочному!

- Я тоже пишу сказки, — неуверенно улыбнулась я. – Конечно, фантазия – это здорово, но…

- Почему «но»? – «и»! И используй ее для Творения! Хватит ждать, пока тебе подскажут цель, да и зачем она тебе? Твори, как творится! Может, пробовать разные способы Творения – это и есть цель?

- Знать бы наверняка…

- Ну ты и приземленная, — снова хихикнула женщина. – Ладно, так и быть, будет тебе знак. Смотри на море – там сейчас парус появится.

- Парус? – я напряженно стала всматриваться вдаль, лихорадочно прикидывая, насколько это вообще возможно – ранней весной, да при таком ветре.

Совсем рядом захлопали крылья, в небо с шумом взмыла чайка и закружила надо мной. Я резко обернулась – и обомлела: на камне никого не было. И берег был пуст. Странная женщина исчезла так же загадочно, как и появилась. Я ожесточенно потрясла головой. Чайка насмешливо крикнула, заложила лихой вираж и рванула в открытое море.

Никакого паруса на горизонте не было, да и быть не могло. Как и странной женщины-чайки. Привиделось, почудилось. Это все моя фантазия.

- Это все моя фантазия, — твердо сказала я. А потом встала и начала указательным пальцем рисовать на фоне моря белый парус. Ведь если у меня такая богатая фантазия, что я материализую себе собеседниц, что мне стоит нарисовать знак? Да раз плюнуть!

- Я – Творец, — сообщила я морю. – Моя цель – творение во всех его аспектах. Я еще не многое умею, но я быстро учусь.

- Шшшшшутишшшшь, — прошелестела волна.

- Не шшшшуршшшши! – посоветовала я на языке моря.

– Видишшшшь? – не унималась волна.

Я видела. На горизонте отчетливо маячил, качался на волнах белый парус. Невозможный и нереальный, которого совершенно не должно бы здесь быть. Знак, который я только что сотворила сама.

Наверное, я и правда меняюсь. Эволюционирую, как сказала моя знакомая чайка (то, что чайка и женщина – одно и то же творение, я теперь не сомневалась). Через какое-то время меня тоже станут считать «странной женщиной». Но я к этому, пожалуй, готова. В крайнем случае, прикинусь на время черепахой, рачком-отшельником или даже каким-нибудь пеньком. А может, прилечу белой чайкой к какой-нибудь растерянной девочке, чтобы рассказать ей, что она – Бог, и ей пора творить свои миры.

Автор: Эльфика


Нас только один
 
Форум » Поговорим о том о сем » Стихи, притчи и пр. » Сказкотерапия. Сказки Эльфики (Сказка-ложь, да в ней- намек...Да еще какой!!!!)
Страница 13 из 20«1211121314151920»
Поиск: