Логин:
Пароль:

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 5«12345»
Форум » Читаем » Книги » Тия Александер. Год 2150.
Тия Александер. Год 2150.
СторожеяДата: Вторник, 31.01.2012, 07:20 | Сообщение # 16
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Глава 6

Альфа Джона и Рана

Вновь услышав голос СИ, я сразу же прервал ее, чтобы узнать, как долго я спал. Но в этот раз СИ ответила, что не может предоставить мне эту информацию, так как стул в Альфа-комнате не производит «мониторинг тела и сознания», как стулья в библиотеке.

Но поскольку Кэрол еще не вернулась, я решил, что вернулся в 2150 год всего через несколько секунд после того, как ушел отсюда.

Я решил задать СИ вопросы, которые меня больше всего волновали.

— Ты знаешь, все эти перемещения во времени привносят в мою жизнь в 1976 году хаос. Мой брат считает, что у меня психическое расстройство. Когда он попытался мне это доказать, я вынужден был признать, что его аргументы звучат убедительно.

Мы решили окончательно разобраться со всем этим, проверив мир 2150 года на реальность. Если мне удастся развить в себе какие-то Макро-способности и продемонстрировать их в 1976 году, то мы с Карлом признаем ваш мир реальным. Если же нет, то мы признаем мои «сны» отдушиной, которую я нашел для снятия напряжения, вызванного долгими годами учебы.

Скажи мне, смогу ли я развить в себе какие-нибудь Макро-способности? И если смогу, то останутся ли они при мне в 1976 году?

СИ ответила на оба вопроса одним словом:

Да.

— А смогу ли я остаться в 2150 году навсегда? Да, когда ты достигнешь третьего уровня осознания.

— Когда это случится?

Это всецело зависит от твоего желания и веры в то, что это возможно.

— А когда я смогу развить в себе Макро-способности? — спросил я.

Ответ на этот вопрос был точным повторением предыдущего:

Это всецело зависит от твоего желания и веры в то, что это возможно.

Я предположил, что произошел какой-то технический сбой, и для проверки спросил у СИ, как меня зовут. Она ответила:

В 1976 году тебя зовут Джон Лейк. В 2150 году тебя зовут Джон 8-927, потому что до твоего появления в Дельте 927 было 7 других Джонов.

— Когда я смогу развить в себе Макро-способности? — повторил я свой вопрос.

Последовал все тот же ответ:

Это всецело зависит от твоего желания и веры в то, что это возможно.

Меня расстроило то, что я не получил четкого ответа' на вопрос о том, сколько мне потребуется времени для того, чтобы развить Макро-способности, но по крайней мере я знал, что смогу их продемонстрировать в 1976 году.

Я был очень рад узнать, что по достижении третьего уровня осознания смогу остаться в 2150 году навсегда. Но беспокоил еще один неразрешенный вопрос. Что произойдет с моим телом в 1976 году?

— Если я достигну третьего уровня осознания и останусь здесь навсегда, что случится с моим телом в 1976 году? — спросил я СИ.

СИ была немногословна:

Оно умрет.

Пока я обдумывал перспективу смерти и жизни одновременно, вернулась Кэрол с моим Макро-идентификаци-онным браслетом.

— Вот твой личный миб, Джон, — сказала она с улыбкой и надела браслет мне на руку.

Я удивился его невероятной легкости при таком обилии функций: ведь в браслете должны быть и часы, и монитор, записывающий ритмы моего сердца и мозга, и коммуникационный элемент (для тех, кто еще не развил в себе телепатические способности). Но он весил намного меньше моих наручных часов в 1976 году!

Кэрол объяснила, что миб водонепроницаем и практически неуничтожим. Когда я поинтересовался источником его питания, она ответила, что все их оборудование, от мибов до самых больших транспортных средств и сервомеханизмов, получает энергопитание от так называемой «Центральной энергопередающей станции».

Я спросил, не атомная ли это электростанция, и Кэрол твердо ответила отрицательно, объяснив, что отходы атомного топлива сыграли роковую роль в загрязнении окружающей среды микро-человеком. Она рассказала, что космическая радиация, соединяясь с силами, вызванными движением Земли, производит энергию, которая улавливается, накапливается и усиливается неким кристаллом, а затем «излучается» из Центральной энергопередающей станции.

Все механизмы «электроакустически настроены» на этот источник энергии.

В общем, человек перестал зависеть от других источников энергии, и мировая проблема загрязнения выхлопными газами благополучно разрешилась.

Я попросил Кэрол рассказать мне подробнее об этом кристалле. Она ответила, что наши туники представляют собой ту же кристаллическую структуру в миниатюре.

Затем она рассказала мне о том, как Макро-люди научились перерабатывать и утилизировать абсолютно все отходы. Теперь планета Земля находится в самом чистом состоянии за всю историю человечества. Я вспомнил необыкновенную ясность неба и свежесть воздуха в мире-2150 и попытался представить себе реки, озера и океаны, очищенные от мусора и жидких загрязнителей. Кэрол попросила СИ показать мне фотографии Земли в 2150 году.

Следующие несколько минут я рассматривал нашу планету, преображенную в райский сад. Морская вода больше не блестела отвратительными нефтяными полосами, расплывшимися по ее поверхности. Наша атмосфера больше не была пропитана невидимыми вредными газами. Больше не существовало огромных мегаполисов, этих планетарных клоак. Земля была полностью очищена от струпьев, оставленных на ней микро-человеком.

— Как вам удалось все это сделать? — спросил я у Кэрол. Она улыбнулась и сказала:

— Макро-человеку это было несложно. Так же как микро-человек неминуемо превратил бы Землю в выгребную яму, Макро-человек неизбежно сделает из той же самой планеты земной рай.

Видишь ли, душа микро-человека развивается в Макрочеловека. А затем взрослый начинает убирать за ребенком. Мы должны забыть о том, что когда-то были детьми, что были такими же микро-существами, которые воевали, загрязняли и уничтожали все вокруг, включая свои собственные микро-личности.

Мы не осуждаем микро-людей, потому что это означало бы осуждать свое собственное детство, что, в свою очередь, заставило бы нас забыть его. Мы не хотим забывать свое прошлое, потому что не хотим повторять его.

Я восхищался сильными убеждениями Кэрол о личной ответственности за все действия и мысли, но спросил о другом:

— Ты действительно помнишь свои прошлые жизни?

— Да, конечно, — ответила она спокойно. — В вашем двадцатом веке я была мужчиной. Загрязнение планеты стало главной причиной моей смерти в девятьсот девяностые годы.

Я начал еще что-то говорить, но она остановила меня, сказав, что, когда я буду готов помнить прошлые жизни. Служба Информации предоставит мне всю информацию о них, которой она обладает, и тогда я полностью осознаю истину реинкарнации и кармы.

Затем она сменила тему разговора и спросила, знаю ли я, что часы моего Макро-браслета работают в метрической системе времени.

Я ответил, что СИ упомянула об этом времяисчислении, отвечая на один из моих вопросов, но я не уверен, что все правильно понял. Следующие полчаса мы штудировали метрическое время, а СИ показывала мне иллюстрации и таблицы, облегчающие процесс обучения.

Я не буду описывать в этом дневнике все премудрости метрической системы времени. Скажу только, что их календарный год начинается с весеннего равноденствия и делится на десять месяцев, по 100 дней в каждом. Метрический день равняется примерно 8,6 часа нашего времени в 1976 году и делится на десять метрических часов, в каждом из которых по 51,8 минуты времени 1976 года.

Теперь мне предстояло привыкнуть к тому, что в часе 100 минут, а в минуте 100 секунд. Научив меня разбираться

со временем, Кэрол сказала, что мне пора лично познакомиться с другими членами Альфы. Она завела меня в общую комнату, где все они сидели в кругу — в креслах, стоявших в дальнем углу комнаты.

Когда мы к ним присоединились, меня смутило полное молчание членов Альфа-группы, потому что, не обладая Макро-способностью телепатии, я не слышал приветствия. Восемь умов начали исследовать мой собственный ум, и я не мог этому воспротивиться.

Я попытался ответить им взглядом, но несколько раз подряд от смущения опускал глаза.

Алан, наш Альфар, взял меня за левую руку и положил свою правую руку мне на щеку. Он несколько секунд пристально смотрел мне в глаза, а затем сказал:

— Добро пожаловать в нашу Альфу, Джон. Я — Алан Шестой. Извини, что мы так долго молчали. У нас принято вначале знакомиться с человеком глазами и умами, потом прикосновением, а уж затем начинать говорить, если это необходимо.

Вскоре ты разовьешь в себе Макро-способность телепатии, и тебе будет легче общаться с нами. Но даже тогда ты будешь чувствовать себя неловко, отвечая на наши традиционные нежные приветствия, пока не преодолеешь еще один серьезный барьер.

— Я заметил, — продолжил он, — что, когда я до тебя дотронулся, твоя аура отдалилась от меня. Значит, тебе неприятно мое прикосновение. Это может быть отражением архаичного табу вашего общества: «мужчины не должны прикасаться друг к другу». Кроме того, это может быть признаком того, что ты чуток к астрологическому влиянию. Я думаю, ты читал достаточно книг по астрологии, чтобы знать, что Девы предпочитают, чтобы люди держались от них на расстоянии. Такое обособляющее астрологическое влияние может нанести тебе большой вред. Ты должен преодолеть его с помощью практики контроля над мыслями.

Каким бы сильным ни было это влияние, мы сделаем; все возможное для того, чтобы помочь тебе его преодолеть. Сейчас мы представимся тебе, а ты помни о том, что мы не хотим причинить тебе вреда, и постарайся тоже вложить частичку себя в это приветствие. Представь себе, как атомы, из которых состоит твое тело, радостно, с любовью, тянутся к человеку, которого ты приветствуешь. Таким образом ты установишь с нами электро-молекулярную связь, что позволит нам легче с тобой общаться.

Начнем с моей Альфа-партнерши, Джон. И еще одно: ты увидишь, что здесь, в мире 2150 года, мы сами знакомимся, а не просим третье лицо представить нас друг другу. Мы считаем, что так честнее, понятнее и проще. Важнее всего, наверное, то, что это позволяет людям общаться друг с другом, когда они захотят, в любое время, в любом месте, по любому поводу, без обременительных архаичных формальностей. Мы просто смотрим друг другу в глаза, протягиваем друг к другу руки, произносим свои имена и обмениваемся мыслями телепатически или посредством слов.

С этими словами он повернулся к красивой девушке, сидящей рядом с ним, и жестом предложил ей начать. Ее лицо засветилось улыбкой, которая искорками сверкала в глазах.

Она сказала:

— Я — Бонни. Добро пожаловать в нашу Альфу, Джон. Сев передо мной на колени, она взяла меня за левую руку

и прижала свою теплую правую руку к моей щеке. Не успел я опомниться, как она уже опять сидела в своем кресле. Затем она жестом отправила ко мне красивого темноглазого молодого великана, который сидел рядом с ней.

Когда он подошел, я встал, смутившись тем, что не оказал Бонни этого знака внимания.

— Пожалуйста, не вставай, Джон. Я — Адам. Ты увидишь, что в 2150 году мы не отягощаем свою жизнь ненужными социальными правилами — такими, как «проявление уважения» или «оказание чести» другому человеку. Каждому известна его истинная значимость, и взаимоуважение у нас подразумевается само собой; его не надо формально провозглашать.

Не зная, как на это отреагировать, я решил прибегнуть к простому, проверенному способу.

— Спасибо, — сказал я, и это было первое произнесенное мной слово. — Ты очень добр. Видимо, мне еще очень многому надо научиться.

Я осторожно ответил на его знак внимания.

Затем передо мной присела и представилась Альфа-партнерша Адама, Нэнси, и я заглянул в ее глубокие ясные карие глаза.

Потом настал черед улыбающегося Дэвида с плечами Геркулеса и его Альфа-партнерши Дианы, которая, хотя и была из них самой «маленькой» (метр восемьдесят пять), обладала прекрасным женственным телом.

Затем я познакомился с Голиафом нашей Альфы, Стивом, рост которого был два метра шесть сантиметров. Его гигантское тело уравновешивалось лицом, излучавшим парадоксальную смесь озорства и терпеливого добродушия.

Последней представилась энергичная Джойс с чудными зелеными глазами и темно-каштановыми волосами — такими красивыми, что я пожалел, что в 2150 году не носят длинных причесок.

Пожалуй, общими (и самыми поразительными) физическими чертами были их всепроникающие, всезнающие глаза, короткие волосы, огромный рост (ведь я, при своих 190, был сантиметров на пять ниже самого малорослого из мужчин) и удивительная красота тел. Они были похожи на идеализированные греческие статуи — и женщины, и мужчины. Но в отличие от людей XX века, среди которых такая красота была редкой и желанной, они не обращали никакого внимания на свою внешность. Кэрол сказала мне, что они ценят красоту и силу ума больше, чем красоту и силу тела.

Однако я вспомнил слова СИ о том, что тело — отражение разума, а разум — отражение духа, и решил, что они не должны относиться равнодушно к физическому здоровью и красоте.

Я удивился тому, как тепло и дружелюбно они разговаривали со мной, а я — с ними. Я легко преодолевал свое отвращение к чужому прикосновению, типичное для 1976 года, — наверное, потому, что они действительно нравились мне. Это была не обычная поверхностная симпатия, которую я часто ощущал при первой встрече с человеком в XX веке, а глубокая личная привязанность к каждому из них. От них исходило такое доверие и такая положительная энергия, к которым невозможно было остаться безразличным. Я полностью расслабился в их компании, потому что они уже стали моими друзьями — лучшими друзьями!

Дверь отворилась, и в комнату вошел человек безупречного атлетического телосложения. Его туника была белоснежной с еле уловимыми намеками на игривые радужные переливы то в одном, то в другом месте.

Меня переполняла радость от того, что я просто смотрел на него и чувствовал его невероятную физическую и ментальную силу.

Он взял меня за руку и, положив свою огромную, но нежную руку мне на лицо, сказал:

— Я чувствую, о чем ты думаешь, Джон, и разделяю твою радость. Как приятно, что ты Наконец присоединился к нам. — Тут он с любовью сжал мою руку. — Желаю тебе приятного развития, Джон! Мы — едины!

И не успел я ответить на его слова, как он исчез.

— Что случилось? Куда он ушел? Кто это? — вопросы так и посыпались из меня.

— Это был Эли, наш Кейтар. Он, как и другие люди, достигшие десятого уровня осознания, перемещается с помощью мысли. Ему пришлось вернуться на планету, которую вы называете Ураном, где он помогает устранить неполадки с магнитным полем. Он очень занят и поэтому проводит

мало времени на Земле, но ему очень хотелось познакомиться с тобой и поприветствовать тебя здесь, в 2150 году. Я пытался найти объяснение тому, что услышал.

— Вы хотите сказать, что он вот так свободно перемещается с планеты на планету?

— Да, — ответила Джойс. — Люди, достигшие десятого уровня развития, проводят очень много времени вдали от Земли, помогая другим и духовно развиваясь дальше. Высокоразвитые души с других планет тоже много помогают нам здесь, на Земле.

Когда Алан предложил потанцевать, я решил, что неправильно его понял.

Однако его предложение было встречено радостными возгласами согласия. Он взял меня за руку, и мы побежали за всеми остальными в длинную гостиную

продолжение следует...


Нас только один
 
СторожеяДата: Вторник, 31.01.2012, 07:21 | Сообщение # 17
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Продолжение.

То, что произошло в следующие пятнадцать или двадцать минут, просто не укладывалось у меня в голове. Вдруг комната наполнилась звуками самой прекрасной музыки, которую я когда-либо слышал.

Представьте себе энергичных людей, танцующих нечто похожее одновременно на веселую польку, «GaTtParisi-enne» Оффенбаха, пляску дервишей, виргинскую кадриль и художественную гимнастику — нет, никакие сравнения все равно не смогут описать то, что у них называется «Макротанцем».

Они прыгали, кувыркались, бегали. Они сходились, расходились, а потом снова сходились; они ходили «колесом», строили пирамиды, помогая мне проделывать то же самое, пока мое сердце не начало выпрыгивать из груди и я не стал задыхаться. Тогда мы все сбросили с себя туники и побежали обнаженные по коридорам нашей Альфы к огромному бассейну на этаже нашей Беты.

Смеясь, мы нырнули в бассейн двадцати пяти метров в ширину и восьмидесяти в длину.

Я хотел спросить, зачем бассейн такой огромный, но вскоре сам это понял, когда к нам присоединились остальные члены нашей седьмой триады Бета-90, тоже обнаженные смеющиеся молодые люди лет по 18–20, которые только что закончили Макро-тане в своих Альфах.

Их физическая красота, радость и дружелюбие снова приятно поразили меня.

В этом бассейне не было мелких мест, поэтому мы плавали в воде трехметровой глубины, и все, казалось, чувствовали себя здесь уверенно, как стая морских львов.

Однако через несколько минут Кэрол сказала мне, что пора уходить. Мы вылезли из бассейна, и я увидел, что мы уходим одни. Когда я обернулся, чтобы посмотреть, не последуют ли за нами другие члены нашей Беты, то услышал восклицание:

— Добро пожаловать, Джон, добро пожаловать! Стройный мускулистый великан с пытливыми темными

глазами взял меня за руку и положил свою сильную, но нежную руку мне на щеку. Внезапно воцарилось полное молчание. Он был по крайней мере на десять сантиметров выше меня и килограммов на тридцать тяжелее, хотя на вид ему можно было дать не больше двадцати лет. Он долго смотрел мне в глаза, но в этот раз я не чувствовал себя неловко и с большой радостью и уверенностью взглянул ему в глаза.

— Добро пожаловать в седьмую триаду учебной Беты, Джон, — сказал он красивым низким голосом, каких я никогда раньше не слышал. — Меня зовут Лео. Я — Бетар нашего этажа. Когда я сказал, что мы рады твоему прибытию, я говорил за всех нас.

— Спасибо, — ответил я. Затем громко произнес, чтобы все могли слышать:

— Спасибо всем вам за такой теплый прием! Своими умами вы видите, как я счастлив быть здесь. Мою радость не выразить словами.

Затем к нам присоединились другие члены нашей Альфы. Мы побежали в свои комнаты, чтобы облачиться в свежие туники, а потом поспешили на ужин в столовую.

Это был неспешный ужин с разговорами и смехом, где я имел возможность оценить удивительную мудрость, широкий кругозор и разнообразие интересов членов моей Альфы. Мне также удалось попробовать новые блюда, которые показались мне очень вкусными, но я на всякий случай не стал спрашивать, из чего они сделаны. Все как будто чувствовали мои опасения и не заводили об этом разговор, не желая омрачать мое наслаждение ужином.

Наверное, самым приятным было то, что они понимали мое беспокойство о собственном психическом здоровье в 1976 году и подбадривали меня. Я рассказал им о разговоре с Карлом и о том, как мы договорились устроить моим приключениям в 2150 году проверку на реальность. Все единодушно одобрили это решение.

Алан сказал мне, что все Макро-общество знало о моем перемещении во времени и очень интересовалось, удастся ли мне навсегда остаться в 2150 году.

Затем Джойс, обладательница чудесных зеленых глаз и коротких каштановых волос, сказала, что, хотя в их мире я знаменитость, никто не будет вмешиваться в мою личную жизнь, как это бывает со знаменитостями XX века. Вся информация обо мне и эксперименте, важной частью которого я являюсь, содержится в СИ, а поэтому любой человек, желающий узнать обо мне или об этом эксперименте, может просто сделать запрос.

Я сказал им, что очень ценю их заботу, и добавил, что если бы я мог предоставить такую же услугу кому-нибудь из знаменитостей 1976 года, то быстро бы разбогател.

— Если ты не возражаешь, Джон, у нас есть к тебе масса вопросов, — сказал Алан.

— Конечно, не возражаю, — ответил я. — Я бы тоже, в свою очередь, хотел кое о чем вас расспросить.

Стив сказал, что для них нет запретных тем, а вот люди 1976 года предпочитают не затрагивать многие темы из-за чувства вины, которое с ними связано.

Я секунду подумал и сказал:

— Задавайте мне вопросы на любую тему, в какое бы смущение они меня ни приводили. Я хочу стать постоянным членом вашего Макро-общества, поэтому должен перестать стесняться самого себя и быть таким же непринужденным, как вы.

Они начали забрасывать меня вопросами о моей жизни в XX веке, о моем отношении к родителям, учителям, правительству, религиям и церквам. Их интересовали мои мысли о культурных, экономических, расовых, религиозных и языковых различиях — обо всем, что разделяло микро-людей.

Я непринужденно отвечал на эти вопросы, отметив, что они не спрашивают ничего такого, что могло бы меня смутить. Затем Дэвид предложил мне задать несколько вопросов им.

Я поблагодарил его и начал с общих вопросов об их отношении к Макро-обществу. Они были искренне удивлены тем, что я считаю их общество слишком жестко регламентированным и ограничивающим свободу личности. В конце концов Алан подытожил:

— В Макро-обществе человек имеет больше свободы наслаждаться собой и миром, чем в любом другом обществе, существовавшем за всю историю человечества. Что же касается регламентированности и ограничений, то у нас нет полицейских, вооруженных сил и правительства, принимающего глупые законы, которые людям хочется нарушать.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил я.

— Я хочу сказать, — ответил Алан, — что у нас нет законов, которые почти каждый нарушает. Например, законов, запрещающих алкоголь, азартные игры, определенные половые акты и наркотики. Вы, люди 1976 года, придумали столько замысловатых законов, противоречащих друг другу, что вам приходится нанимать адвокатов для защиты от соседей и от вашего собственного правительства. Посмотри хотя бы на законы о браке, разводе и налогообложении. Конечно, этих законов не существовало бы, если бы ваши юристы не были в них так заинтересованы.

— Законы необходимы, иначе наступит полный хаос, — ответил я.

— У нас нет законов и нет юристов, — ответила Нэнси, — и мы не живем в хаосе.

— У вас не может не быть законов, — настаивал я. — Они должны быть у всех. Как насчет краж? Что, если я украду что-то из вашего имущества?

Они все засмеялись, и красивая маленькая Диана (ростом «всего» метр восемьдесят пять) сказала:

— Да на здоровье! Ты можешь взять все, что у нас есть. Все материальное имущество бесплатно, поэтому мы будем рады отдать тебе все, что ты хочешь, и тебе не придется ничего красть.

— Хорошо, — сказал я, — а как насчет убийства? У вас же должны быть законы, карающие убийц.

Я думал, что этот вопрос застанет их врасплох, но Бонни улыбнулась, и на ее лице появились ямочки — небольшой очаровательный изъян ее ангельского лица.

— В вашем двадцатом веке не было законов, регулирующих полеты на другие планеты, потому что вы не верили в их возможность, — сказала она, на секунду замолчала и посмотрела на меня. Мне казалось, что я тону в ее небесно-голубых глазах. Затем она продолжила: — В двадцать втором веке мы не верим в то, что Макро-человек способен на убийство, поэтому у нас и нет соответствующих законов.

Ее слова о полетах на другие планеты привели меня в такое замешательство, что я забыл о законах и спросил у нее, могут ли люди, не достигшие десятого уровня осознания, летать на другие планеты.

Она объяснила, что Макро-люди для исследования Вселенной используют астральную проекцию.

Мне также напомнили, что в 2150 году нахожусь не весь я, а мое астральное тело и что некоторые люди на восьмом и девятом уровнях осознания и все, достигшие десятого Уровня, могут астрально путешествовать не только по нашей физической Вселенной, но и перемещаться в другие измерения, за четвертым измерением времени. Это уже было выше моего понимания, и я решил вернуться к законам.

— Хорошо, — сказал я, — как насчет законов об образовании? Все восемнадцати-, девятнадцати- и двадцатилетние юноши и девушки должны жить в седьмой триаде Беты, а до тридцати лет вы должны жить в здании «ученической» Гаммы. Как насчет этого?

Они снова засмеялись, и темноволосый статный Адам ответил:

— Никто не заставляет нас жить в здании «ученической» 1 Гаммы. Макро-общество устроено таким образом, потому что так лучше всего удовлетворяются наши нужды в дружеском общении, любви, образовании, тренировке, отдыхе и так далее. Мы можем уйти отсюда, когда захотим. Мы не мазохисты и редко идем против наших же собственных интересов.

Затем Алан встал из-за длинного обеденного, стола и сказал:

— Поскольку Макро-общество живет в соответствии с единым Макро-императивом — любовным принятием действительности, — то мы живем в согласии, и конфликт в нашем обществе невозможен. Вот на Микро-острове все еще живут микро-люди, которые не помнят о Макро-единстве всего сущего. Только сознательно забывая о своем Макропроисхождении, мы можем вести себя микро-эгоистично, нанося ущерб другим и себе.

— Но все равно, — сказал я, — у вас наверняка есть законы, запрещающие микро-человеку покидать этот остров-тюрьму.

— Вовсе нет, — ответил Алан. — Их держит там их собственное неверие и нежелание что-то менять. На самом деле мы даже проводим на этом острове учебные занятия для всех, кто хочет вспомнить свое Макро-происхождение и, таким образом, вернуться в Макро-общество. Мы не вмешиваемся в их жизнь и не делаем ничего, что ограничивало бы их действия на Микро-острове или наказывало за них.

Они могут жить там, как им хочется, мы не будем этому препятствовать. Они очень заняты принятием законов и воплощением их в жизнь — что ж, пусть живут в эгоизме и постоянном соперничестве друг с другом.

Я решил изменить тактику и задал очень личный вопрос:

— Вы выбрали Алана Альфаром, а Лео Бетаром, потому что считаете их самыми лучшими лидерами или потому, что СИ говорит вам, что они на шестом и на седьмом уровнях осознания?

Моя партнерша Кэрол молчала, пока другие задавали мне вопросы и отвечали на мои, но сейчас я смотрел прямо ей в глаза, дожидаясь ответа.

Она обвела всех остальных взглядом и, очевидно, получив молчаливое разрешение говорить за всех, сказала:

— Мы выбрали Алана и Лео своими лидерами, потому что за все время, что мы их знаем, с нашей первой и второй триады, они всегда демонстрировали превосходные Макрокачества. СИ отражает то, что мы и так уже знаем. Нельзя соврать другому человеку о своем уровне осознания, потому что цвета наших туник не могут ошибаться. Служба Информации лишь формально подтверждает то, что говорят наши туники.

— Понятно, — сказал я, оборачиваясь. — А как насчет ревности? Что, если кто-то из вас займется сексом с чужой Альфа-партнершей?

Мои слова были снова встречены веселым смехом, и великан Стив ответил за всю группу:

— Сексуальные отношения, очевидно, были главным и самым важным развлечением микро-человека. У мужчин вашего общества был «синдром одиннадцати часов вечера» — они дожидались позднего часа, чтобы сонное состояние, медленная музыка и вкрадчивая беседа уменьшили сопротивление женщины и можно было преодолеть ее внутренние запреты. Мы здесь обходимся без всего этого. У нас нет запретов, нет скрытности, а поэтому и нет желания использовать других людей как объекты удовлетворения своих собственных микро-желаний.

— Ты хочешь сказать, что ты бы не ревновал, если бы Адам или Дэвид начал заниматься любовью с твоей Джойс?

Стив улыбнулся доброй и терпеливой улыбкой и сказал:

— Во-первых, она не моя. Она никому не принадлежит. Во-вторых, я был бы очень удивлен, если бы Адам или Дэвид захотел начать сексуальные отношения с Джойс, потому что это шло бы в разрез с их жизненными принципами. Но я не стал бы ревновать, потому что если бы это принесло им радость и счастье, то я тоже был бы счастлив. Если бы это не принесло им счастья, то они бы получили ценный урок, и мы все радовались бы их новому росту.

— А почему бы тебя это удивило? — спросил я, не понимая этой части его ответа.

— Его бы это удивило потому, — ответила Джойс, — что в седьмой триаде мы фокусируемся на более глубоких межличностных отношениях со своими Альфа-партнерами. В первых пяти триадах мы уже исследовали сексуальные отношения с несколькими партнерами, и в седьмой триаде нас больше не интересуют детские шалости. Не потому, что они порочны, а потому, что мы их попросту переросли.

— Вы переросли сексуальное влечение друг к другу? — спросил я недоверчиво.

— Конечно, нет! — воскликнули они, смеясь. Затем Джойс объяснила мне, что восхищаться картиной или статуей и хотеть забрать ее к себе домой и спрятать, чтобы никто, кроме тебя, ее не видел, — это две очень разные вещи.

Я подумал о том, что ее аналогия не слишком мне помогла, и Диана тотчас сказала, что поскольку я не прошел ранних курсов их триады, то любая из девушек моей Альфы или Беты с удовольствием поможет мне решить мои сексуальные проблемы.

Я был ошеломлен.

— Ты хочешь сказать, что любая из девушек, живущих на этом этаже, захочет заниматься со мной любовью?

— Конечно, — ответила Кэрол. — Если ты обратишься к кому-нибудь с подобным предложением, но девушка будет чувствовать, что не получит удовлетворения и наслаждения от времени, проведенного с тобой, она тебе просто скажет: «Спасибо за предложение, но я чувствую, мы не сможем достичь гармонии». Однако во всей нашей Гамме или даже Дельте нет ни одной девушки, которая откажет тебе, поэтому страх перед отказом не должен останавливать тебя. И я уверяю тебя, что ни Лия, ни я не будем ревновать.

Я потряс головой, пытаясь привести в порядок мысли и чувства, а потом сказал, что со всеми моими сексуальными комплексами и чувством вины они будут ужасно себя со мной чувствовать. Это будет похоже на что-то вроде изнасилования.

— Но в Макро-обществе изнасилование невозможно, — сказала Бонни, — поскольку никто ничему не сопротивляется. Поскольку Макро-существа не могут. получить удовольствия от микро-секса, Макро-общество не удовлетворит извращенные сексуальные потребности микрочеловека.

— Невероятно, — заметила она, — как часто в двадцатом веке шантажи и политические скандалы были нацелены на обличение сексуального поведения человека. Ваши абсурдные общественные санкции против гомосексуальности и внебрачного секса скорее распространяли эти модели поведения, чем искореняли их.

— А вы хотите сказать, что вы не против гомосексуальности — любви между мужчинами или между женщинами? — спросил я с подозрением.

— Конечно, нет. Ты увидишь, что в 2150 году намного меньше гомосексуалистов, чем у вас, — по целому ряду причин. Во-первых, мы устранили социальные ситуации, которые часто вызывали гомосексуальность, такие, как одиночество, неудовлетворенные потребности, пагубные общественные мифы о том, что если тебе нравится дотрагиваться до человека твоего пола, то ты — гомосексуалист.

Во-вторых, когда душа попадает в физическое тело одного пола, которое все еще несет в себе эмоциональное, духовное или ментальное «я» другого пола, то, разумеется, победит преобладающий пол. Это нельзя назвать ненормальным или неприемлемым. Это правильно, естественно и логично.

В-третьих, мы переходим на все более высокие уровни осознания, и мужские и женские силы внутри нас становятся все более сбалансированными, пока мы Наконец не достигнем точки, когда снова будем эмоционально, духовно и ментально двуполыми. Ваше самоизолированное невежественное микро-общество назвало бы это состояние полной самодостаточности «болезнью».

— Не знаю насчет двуполости, а вот гомосексуализм — точно болезнь, разве нет? — спросил я.

— В некоторых случаях да, — объяснил Стив, — а в других нет. Так же как и гетеросексуальность в некоторых случаях, по-вашему, очень болезненна, а в других — нет. Как и все остальное, это полностью зависит от мотивации.

Мы еще немного поговорили о проблемах нашего микрообщества и о том, как решило эти проблемы Макро-общество. Затем Алан сказал, что он должен уходить на встречу со своим «ЛЭ-наставником». Кэрол посмотрела на свой миб и сказала, что пришло время Макро-консультаций, или же наставлений по Личной Эволюции (так расшифровывалось «ЛЭ»).

Все распрощались и разошлись на встречи со своими наставниками.

Я попросил Кэрол рассказать мне о наставлениях по Личной Эволюции. СИ уже говорила мне раньше, что в Макро-обществе это основа формального образования, но я не понял толком, что это значит.

Кэрол объяснила мне, что наставления по Личной Эволюции, или, короче, ЛЭ-наставления, предполагают обучающий процесс между наставником с более широкой жизненной перспективой и учеником, который желает свою более

узкую перспективу расширить. ЛЭ-наставников назначают всем триадам с седьмой по десятую. Наставниками становятся только самые мудрые члены Макро-общества, достигшие как минимум седьмого уровня осознания, поэтому по большей части им уже за 50 лет.

На одиннадцатом и двенадцатом этажах Гамма-корпуса находятся удобные учебные комнаты, предназначенные как для индивидуальной, так и для групповой работы. Там также есть спортивные залы и большая аудитория, в которой может разместиться вся Гамма.

Пройдя по многоцветным коридорам с ярко-белыми дверями, мы пришли к своей комнате для наставлений по Личной Эволюции.

Кэрол протянула руку, чтобы открыть дверь, но не успела она нажать на кнопку, как дверь сама собой тихо открылась. Мы вошли в комнату, пол которой был похож на ковер ярко-голубого цвета, контрастирующий со светло-желтыми стенами и тремя большими темно-зелеными креслами. Комната была большая, а из-за отсутствия другой мебели, кроме этих трех кресел, казалась просто огромной.

В одном из кресел сидела самая невысокая женщина из всех, кого я видел в 2150 году.

Когда мы подошли к ней, она встала и протянула нам руки. Кэрол тотчас упала в ее объятия, и они несколько секунд молча обнимали друг друга. Когда Кэрол отошла, я понял, что наша наставница ниже, чем мне показалось с первого взгляда. Ростом она была не больше метра семидесяти восьми.

Я попробовал оценить и возраст. Лицо и тело могли принадлежать здоровой и очень привлекательной женщине лет сорока, но по бледным голубым глазам я понял, что она намного старше.

Она прикоснулась к моему лицу и сказала:

— Добро пожаловать в Макро-общество, Джон. Я — Рана, и сразу отвечу на твой вопрос. Я живу в этом теле уже 125 лет.

Пока я переваривал этот факт, Кэрол сказала:

— А что касается твоего вопроса о том, почему дверь сама открылась, то Рана это сделала силой психокинеза. (ПК), прочитав перед этим телепатически мои мысли.

Туника Раны была такого же белоснежного цвета, как у Эли. Люди, достигшие десятого уровня осознания, были такими высокоразвитыми, что их туники отражали абсолютное равновесие всех цветов радуги, создавая иллюзию бесцветности.

Я ощутил благоговейный трепет, когда вспомнил, что в настоящее время в Макро-обществе есть только 127 человек, продемонстрировавших десятый уровень осознания. Я решил, что меня принимают здесь с особым почетом.

Рана улыбнулась и сказала:

— Нет, дело не в почете. Я была наставницей Кэрол задолго до твоего прибытия, а поскольку вы — Альфа-партнеры, ты тоже можешь выбрать меня своей наставницей. Но можешь и попросить кого-то другого.

— Я…я бы, наверное, выбрал вас… тебя, — сказал я, запинаясь.

— Тогда садись и давай расти! — ответила она весело. Мы сели в кресла, принявшие форму наших тел. Мне было очень интересно, что будет дальше.

Кэрол пришла ко мне на помощь и спросила Рану, сможет ли та заглянуть в будущее и сказать, сколько мне потребуется времени для того, чтобы стать постоянным членом Макро-общества.

Рана пристально посмотрела на Кэрол, потом перевела взгляд на меня и сказала:

— Я не могу четко увидеть будущее Джона, потому что ему еще предстоит принять очень серьезное решение, от которого будет зависеть его дальнейшая жизнь. Ему надо будет выбрать между микро-жизнью 1976 года и Макро-жизнью года 2150.

— Я уже сделал выбор, — твердо сказал я. — Я выбираю Макро-жизнь 2150 года.

Рана посмотрела на меня, и я почувствовал потрясающую силу ее терпения, понимания и смелости. Я вдруг осознал, что с того момента, как вошел в комнату, я физически и ментально чувствовал ее силу. Я пишу это, и меня охватывает чувство неудовлетворенности из-за того, что я не могу найти слов, чтобы получше ее описать. Наверное, меня переполняла и возбуждала волнующая энергия ее сущности. Вскоре Кэрол нарушила молчание.

— Ты думаешь, что он еще не сделал выбор? — спросила она у Раны.

Рана посмотрела на Кэрол, потом опять на меня и сказала:

— Я думаю, у Джона не было времени, чтобы заглянуть в себя. Он очень смущен, даже ошеломлен и считает, что мы слишком совершенны для того, чтобы он стал одним из нас.

Обдумав ее слова, я понял, что она права. Я действительно чувствовал, что все, кого я встречал в 2150 году, были невероятно совершенными по сравнению со мной, просто идеальными. Я не видел в них вообще никаких слабостей и изъянов. Я кивнул головой, печально согласившись с тем, что сказала Рана.

— Ты права, — сказал я. — Я чувствую себя первоклассником, который случайно попал в седьмой класс. Уроки невероятно сложные. Должно быть, другие ученики смотрят на меня свысока, потому что, будучи на много лет младше, они намного опередили меня в своем развитии.

— Но это неправда, Джон, — сказала Кэрол, глядя на меня умоляюще. — Мы все любим тебя и принимаем таким, какой ты есть. Мы не считаем себя выше или лучше тебя. Мы все равны. Мы все когда-то были на первом уровне, а потом перешли на второй, на третий и так далее.

Я ничего на это не ответил, и Рана сказала:

— Видишь ли, Кэрол, Джон думает, что ты относишься к нему снисходительно. Он не хочет быть карликом среди великанов. Он тоже хочет стать великаном, но считает это невозможным.

— А разве это возможно? Ваша система образования предлагает стимулирующее, любящее, терпеливое, идеальное окружение для развивающегося Макро-человека. Но я-то провел двадцать семь лет, учась быть микро-человеком!

Я остановился, чтобы осознать чудовищность того, что я говорю. Я сам признаю невозможность равенства в уровне осознания со своей Альфа-партнершей или с любым другим Альфа-членом, не говоря уже о Лии!

Пробуждаясь от своей милой фантазии о полном переходе в 2150 год в суровую реальность абсолютной невозможности этого, я начал чувствовать, как силы постепенно покидают меня. Моему телу было больно под собственным весом. Саднило горло. К тому же я разразился слезами и уже смутно видел Кэрол и Рану.

Рана сказала:

— Когда ты действительно попросишь помощи, а не жалости, ты всегда ее получишь.

Но я устал, очень устал.


Нас только один
 
MarinaДата: Вторник, 31.01.2012, 22:10 | Сообщение # 18
Мастер-Целитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 1376
Статус: Offline
Спасибо!
 
СторожеяДата: Среда, 01.02.2012, 07:22 | Сообщение # 19
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Глава 7

Безграничное «Я»


Запах жарящегося бекона; щелчок нашего тостера, когда он выталкивает хлеб; снег, лежащий на карнизе окна. Обычное утро. Почему же я чувствовал себя таким угнетенным и несчастным?

Потом я вспомнил, но лучше бы не вспоминал…

Несколько секунд я судорожно пытался стереть из памяти свой разговор с Раной. Но мне не удавалось это сделать. Я несколько раз его мысленно повторил, пытаясь найти какой-то изъян в своем доказательстве тщетности усилий, в своем чувстве полнейшего несовершенства.

Я начал анализировать систему образования Макрообщества, сравнивая ее со своими собственными ранними годами учебы. Я вспомнил невероятную живость, радость, красоту, ум, сверхчеловеческую осознанность, любовь, понимание, доброту и терпение, которые демонстрировали члены моей Альфы… А я был на семь лет старше самого старшего из них!

Лия ошиблась, подумал я. Она должна была поместить меня в тело новорожденного младенца. Тогда бы я начал с первой триады и через восемнадцать лет был на одном уровне со всеми остальными учащимися седьмой триады. Как она допустила такую ошибку, она — человек, достигший девятого уровня осознания? А что сказала Рана прямо перед тем, как я потерял сознание? Что-то о помощи… Если мне действительно понадобится помощь, а не жалость, я всегда получу ее.

Очевидно, Рана, достигшая в Макро-обществе высшего уровня развития, пыталась сказать мне, что нет ничего невозможного.

Как они с Лией могли так ошибаться? Разве я просил у них только жалости? Если нет надежды, то все, о чем можно попросить, — это жалость! Но как я смею надеяться? Они такие совершенные, а я — несовершенный. «И вместе им не сойтись…»

Но разве не смешно само это мое суждение? Я — прекрасный пример микро-человека, который считает себя ограниченным и неполноценным. И именно поэтому обречен на поражение.

Я искал надежды, выхода.

Один из самых великих наставников по Личной Эволюции всех времен сказал: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам»[7 - Матф. 7:7.].

Лучше и не сформулируешь. И он же говорил, что, если у нас есть вера с горчичное зерно, мы можем двигать горы[8 - См.: Матф. 17:20.].

Это все хорошо для Макро-великанов, подумал я. Но как таким чертовым микро-карликам, как я, набраться веры хотя бы для того, чтобы просто попросить помощи, не говоря уже о перемещении гор?

Если мне нужна помощь — действительно нужна помощь, — можно ли найти для меня лучшую среду, чем Макро-общество? Очевидно, они знают и понимают намного больше всего, чем я. Может быть, они даже знают, как мне помочь стать великаном, чтобы мы с ними оказались равны… Может быть.

Голос Карла из кухни перебил мои размышления: он требовал, чтобы я встал и позавтракал с ним.

Я посмотрел на часы и увидел, что уже почти 8:30.

— Слушай, Карл! — воскликнул я. — Почему это ты не на своей лекции?

Вначале в дверном проеме появилась буйная черная шевелюра, а затем уже показалось и лицо Карла:

— Ты, брат, совсем запутался, мотаясь каждую ночь на 174 года туда и обратно. В 1976 году сейчас воскресенье, а, как ты помнишь, твой микро-сосед по квартире не работает в воскресенье: весь день просто валяет дурака.

— Ладно, ладно, — сказал я. — Сегодня утром я буду очень смиренным. Во сне мне было явлено, какой я на самом деле микро. Сейчас составлю тебе компанию.

Через несколько минут я сидел за столом напротив Карла, рассказывая ему о своих последних похождениях в 2150 году. После разговора с Карлом у меня поднялось настроение, и я вновь исполнился надежды и энтузиазма.

Завтракали мы долго, потому что мне надо было очень много всего рассказать Карлу, а у него, в свою очередь, было ко мне больше вопросов, чем обычно. Его особенна заинтересовали другие члены моей Альфы и Рана. Он просил меня подробнее их описать, но я понял, что использовал весь свой запас прилагательных в превосходной степени и больше ничего сказать не смогу.

В конце концов Карл заявил:

— Ты знаешь, Джон, у меня такое впечатление, что ты описываешь богов и богинь, но не греческих или римских — у тех были слабости и недостатки, в отличие от людей, которых ты мне описал. Скажи мне, они действительно такие совершенные или у тебя просто не хватает Макро-осознания для того, чтобы их правильно воспринять?

— Ты прав, Карл, — признался я. — Именно в этом моя проблема. Они кажутся мне такими совершенными, такими сверхчеловеками, что я сомневаюсь, что когда-нибудь смогу на них походить. И не представляю себе, как можно быть счастливым, оставаясь всю жизнь карликом среди великанов.

— Другими словами, Джон, ты увидел змия в Райском саду… И этот змий — ты!

— Ну, — с неохотой ответил я, — я на это смотрю по-другому, но, наверное, ты прав. Яд моей собственной неуверенности в себе заставил меня бежать от 2150 года и его непосильных задач.

— Ты хочешь сказать, что готов отказаться от мира своих снов? — спросил Карл.

Я не хотел отвечать на этот вопрос, поэтому сказал:

— Не знаю, как ответить тебе прямо сейчас. Хочу просто напиться и забыть об этой проблеме.

— Что? — Карл был явно обеспокоен. — Неужели все настолько плохо, Джон?

Он-то знал, что я напился только один раз за всю свою жизнь. Это было во Вьетнаме.

— Да нет, Карл. Нет ничего хуже, чем жить в мире, где убийство женщин, стариков и детей считается патриотическим долгом. Нет, я не собираюсь напиваться. Я хочу все это записать. Может быть, это поможет мне прояснить ситуацию. А потом надо будет хорошенько все обдумать.

Остаток дня я провел наедине с самим собой, делая пометки в дневнике и размышляя.

К вечеру я лучше представлял силы своего микро-«я», которое повторяло, как попугай: «Не смогу, не смогу, не смогу».

Эти старые привычные ограничивающие мысли можно легко скрыть, проигнорировать или оправдать. И тем не менее в момент кризиса микро-человек (такой, как я) пожинает плоды своих ограниченных взглядов — то есть неудачи.

И, как ни странно, после этого долгого самокопания я вновь ощутил надежду. Я снова с радостью ждал своего возвращения в Макро-общество будущего. Я понял, что если быть честным с самим собой и не пытаться убежать от конфликтов, то рано или поздно увидишь уравновешенную картину, в которой будет и светлое, и темное. С микро-одно-бокой же точки зрения очень сложно увидеть обе стороны медали.

Перед тем как я лег спать, Карл прочитал записи в моем дневнике и, ни слова не говоря, подошел ко мне. На его глазах появились слезы, что очень поразило меня, так как я знал его нелюбовь к сентиментальным слабостям, в том числе и мужским слезам. Очевидно, чувства так переполняли его, что он не мог говорить, поэтому он взял мою левую руку в свою, немного поколебался, а потом мягко дотронулся правой рукой до моего лица.

Не успел я опомниться, как Карл закрылся в ванной и нас разделили запертая дверь и шум воды. Я подумал, как сложно в нашем микро-обществе открыто и честно выражать свои мысли и чувства. Нас научили стыдиться стольких проявлений нашего разума, что мы всю жизнь их отрицаем, таким образом лишая себя самых приятных радостей, которые даны человеку.

Уже засыпая, я услышал голос Карла в темноте.

— Удачи, — сказал он. А затем после паузы: — Я верю в тебя, Джон.

Я прошептал слова благодарности и подумал, что самая сложная вещь для микро-человека — поверить в себя. Но как можно в себя поверить, когда мы осуждаем такую большую часть себя?

Моим последним выводом перед тем, как я провалился в сон, было то, что надо поверить в возможность успеха, а уж потом просить о помощи. Это значит, что я должен поверить в то, что мое «Я» ограничено только моими же собственными мыслями.


Нас только один
 
MarinaДата: Среда, 01.02.2012, 20:41 | Сообщение # 20
Мастер-Целитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 1376
Статус: Offline
читаю,благодарю! :D
 
жасминДата: Среда, 01.02.2012, 21:06 | Сообщение # 21
1-я ступень Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 478
Статус: Offline
Благодарю, жду продолжения.
 
MarinaДата: Среда, 01.02.2012, 21:25 | Сообщение # 22
Мастер-Целитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 1376
Статус: Offline
читаю,благодарю!
 
СторожеяДата: Четверг, 02.02.2012, 07:27 | Сообщение # 23
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Глава 8

Макро-контакт

Я вновь проснулся в 2150 году с лицом, влажным от слез. И услышал голос Раны:

— Он возвращается. Открыв глаза, я прочитал на лице Кэрол беспокойство, тревогу, что меня очень удивило. Но, переведя взгляд на Рану, я увидел все то же удивительно спокойное и уверенное выражение лица, которое вступало в контраст с почти? электрическим радостным возбуждением, явственно исходившим от нее. Ее глаза еще сильнее заблестели, когда она мне улыбнулась.

— Вот видишь, — сказала она, — ты уже обнаружил, что, по крайней мере, твоя Альфа-партнерша не совершенна. Она волнуется, а это подтверждение того, что она еще не? достигла полного Макро-осознания.

Я повернулся к Кэрол и дотронулся до ее лица, на что Рана сказала:

— Ты быстро схватываешь наши обычаи. Вскоре ты увидишь маленькие изъяны и в других членах твоей Альфа-группы.

— А я смогу когда-нибудь найти их в тебе? Она засмеялась и сказала:

— Ты никогда не увидишь меня обеспокоенной такими проблемами, с какими ты борешься сейчас. Тем не менее, пока я не достигла полного Макро-осознания, мне всегда будет чему учиться.

— Ты имеешь в виду, — переспросил я, — что бывают проблемы, которые беспокоят даже тебя?

— То, что является проблемой для годовалого ребенка, уже не будет тревожить трехлетнего, — ответила она. — Но у трехлетки свои проблемы, многие из которых годовалому ребенку просто неведомы. И так везде: человеку на третьем уровне осознания неизвестны проблемы того, кто находится на седьмом уровне. Но запомни, что у каждого уровня свои испытания. Если считать их проблемами, то они покажутся более сложными и неразрешимыми. Если же смотреть на них как на возможности роста, то преодолевать их будет радостно и полезно.

— Но все это заканчивается, когда человек достигает полного Макро-осознания? — спросил я. Она засмеялась:

— Полное Макро-осознание — это совокупность всех проблем, всей печали, всех переживаний, всей боли, всего невежества, всего уродства, всех болезней и всех отрицательных энергий, которые существует в мире. Любому микро-человеку это покажется адом. Но с точки зрения абсолютного Макро-осознания эта отрицательная энергия полностью уравновешивается всеми положительными качествами, которые когда-либо были, есть и будут. И это — совершенство, то есть полная противоположность неприятному, скучному и бесполезному микро-существованию.

— Хорошо, — сказал я. — Я верю тому, что ты говоришь. А как мне можно побыстрее сдвинуться со своего микроуровня и начать расти?

— Мы растем, действуя, рискуя, терпя неудачи и в конце концов добиваясь успеха, — сказала она. — Мы учимся на своих ошибках и неудачах. Если не видеть, что провал необходим для достижения успеха, и избегать провалов, то тем самым ты будешь убегать и от успеха.

Я задумался:

— Значит ли это, что я должен как можно сильнее сближаться с другими людьми? Ведь это означает много риска и много провалов! Звучит страшновато.

— Есть только один страх, — возразила Рана, — страх перед неудачами. Это то же самое, что чувствовать себя не в состоянии сделать то, что тебе хочется.

— Ты должен искать помощи у своего Безграничного «Я», — вмешалась Кэрол. — Тогда тебе откроется более широкая перспектива, в которой провал и успех едины.

Обдумывая это, я заметил:

— Обратиться за помощью к своему Безграничному «Я» в понимании 1976 года означает обратиться к Богу. То есть молиться, а этого-то я никогда и не мог делать!

— Не удивительно, Джон, — ответила мне Рана. — Молитва, как ее сознательно применяют в твоем времени, — это жалобная просьба о том, чего, как человек сам чувствует, он не заслуживает. Поскольку наши доминирующие мысли материализуются и становятся нашей реальностью, люди обычно и не получают того, о чем они сознательно молятся. Ведь их доминирующая мысль — о том, что они не получат того, что хотят!

Тем не менее, с другой точки зрения, каждая наша мысль — это молитва, так как, оформившись в мысль, наша энергия становится постоянной частью Вселенной и обращается к макрокосмическому целому. Все молитвы и вообще все мысли выражают какие-то желания. Как бы ты ни называл это — мыслью или молитвой, — это одно и то же. Это инструмент, с помощью которого мы создаем весь свой жизненный опыт.

Поскольку твой разум — это неотделимая часть всеобщего разума, все твои желания всесильны. Ты получишь то, чего желаешь, если веришь в то, что это можно получить. Но если ты хочешь убежать от света Макро-осознания во тьму амнезии, или микро-осознания, то это желание тоже осуществится. Так что ты видишь, Джон, что молитва, если посмотреть на нее шире, приносит свои плоды. Молитвы обязательно будут услышаны. Просто нам не всегда нравится осуществление того, о чем мы молимся!

— Другими словами, — сказал я, — раз наши умы всесильны, то все, что необходимо, — это научиться использовать их для достижения положительных целей, а не отрицательных.

— Не совсем так, Джон, — ответила Рана. — Положительное существует только в единстве с отрицательным: без падений нет вершин, без провала нет успеха. Таким образом, нам надо научиться использовать свой разум в абсолютном равновесии, то есть с полным принятием всего сущего — и успехов, и неудач. Помня о том, что каждая неудача, каждый провал ведет к успеху.

— А как этого добиться? — спросил я.

— Нельзя получить полезный жизненный урок, — объяснила Рана, — не пройдя через ошибки и неудачи. А они у всех разные. Это зависит от того, через какие воплощения, развоплощения и многомерные переживания ранее прошел человек.

Увидев мой озадаченный вид, она пояснила:

— Душа, или подсознательный разум, не забывает ни одного переживания человека. Она накапливает в себе весь опыт. Смотри: ребенку нужно десять тысяч раз упасть для того, чтобы начать ходить, и чем быстрее он пройдет через все эти падения, тем быстрее научится стоять на ногах. Поскольку микро-человек не понимает этого накопительного эффекта, он легко падает духом и склонен думать, что 9999 неудач приблизили его к решению проблемы не больше, чем десяток неудач.

— Но, разумеется, это неверно, — вставила Кэрол, — потому что после 9999 неудач ему нужно сделать еще всего один шаг, и он добьется успеха.

— Но вы же вроде бы сказали, что каждый провал — это маленький успех? — спросил я. — И тем не менее говорите о 9999 провалах, а не 9999 успехах. Почему?

— Потому, — ответила Рана, — что микро-человека часто волнуют не успехи, а именно провал. Раз он не знает о накопительном эффекте, он не осознает, что каждый провал — это необходимый шаг к полному прозрению. Другими словами, каждый провал — это маленький успех-прозрение, который подводит человека чуть ближе к полному успеху-прозрению.

—' Хм, тут есть о чем подумать, — сказал я. — Но как мне конкретно приступить к развитию Макро-способностей?

Рана ответила:

— Ты начнешь развивать не Макро-способности, а Макро-осознание. Эти способности появятся у тебя с развитием Макро-осознания.

— Тем не менее, — добавила Кэрол, — тебе надо запомнить, что есть два фактора, необходимых для любого успешного обучения: достаточное желание и достаточная вера.

— Например, — пояснила Рана, — представь себе человека, который хочет научиться плавать, но не верит, что у него это получится, и поэтому боится утонуть. Разумеется, он не научится плавать, потому что не верит в то, что это возможно.

— Или наоборот, — подхватила Кэрол, — он верит, что сможет научиться плавать, но вместо этого предпочитает играть в теннис. Теперь ему не хватает желания, и он, опять-таки, не научится плавать.

— Таким образом, — подытожила Рана, — нет ничего невозможного при достаточном желании и достаточной вере.

— Оказывается, все так просто, — сказал я. Они обе засмеялись, и Рана сказала:

— Тебе это кажется простым, потому что ты уже начал развиваться: ты взглянул на мир шире. Вселенная устроена невероятно просто. Она кажется сложной только человеку с ограниченным углом зрения. НО! Для того, чтобы чему-то научиться, надо не только говорить, но и делать.

Поэтому идите в свою Альфу и желайте роста, и принимайте любой жизненный опыт как выбранную вами же возможность для этого роста. — Рана нежно улыбнулась и добавила: — Если человеку удалось совершить путешествие

во времени на 174 года вперед и получить новое тело, ему должно быть нелегко сомневаться в чем бы то ни было — особенно в своих будущих успехах!

Перед нашим уходом Кэрол с Раной несколько минут говорили о чем-то, непонятном для меня, а я лихорадочно пытался запомнить все, что сказала мне Рана, и сделать из этого правильные выводы.

Затем Кэрол дотронулась до моего плеча и мы молча пошли к двери. Уже у порога я взял Рану за руку и нежно прикоснулся к ее лицу в знак признательности. Затем мы вышли. Я навсегда запомнил электрические глаза Раны, приводившие в смятение что-то, скрытое очень глубоко в моем сознании.

По пути назад в Альфу я спросил у. Кэрол, почему Рана захотела выглядеть женщиной среднего возраста: ведь, насколько я понимаю, она обладает достаточной силой разума, чтобы принять любую телесную форму. Кэрол ответила, что задавала Ране этот же вопрос, но в ответ получила лишь одно слово — разнообразие.

Когда мы вернулись в нашу Альфа-комнату, Кэрол объяснила, что, хотя вечерние часы посвящаются Макро-наставничеству, самый последний час перед сном выделен для Макро-контакта. Она объяснила, что это освобождение от микро-личности и осознание всеобщего макро-космического единства.

После расслабляющей ванны мы легли обнаженные на кровать, и Кэрол попросила СИ предоставить нам «стимуляцию для Макро-контакта». На видеоэкране сразу же появились то расширяющиеся, то сужающиеся геометрические узоры. Комната наполнилась успокаивающими плавными звуками, которым, казалось, вторили все мое тело и разум.

Вначале я с подозрением пытался сопротивляться странным ощущениям, вызванным этими визуальными и слуховыми раздражителями. Но Кэрол зашептала: «Желай и верь… переживай и принимай… все отпусти, давай расти!» В конце концов я перестал сопротивляться и почувствовал, как плыву по нежной реке разнообразных ощущений, которая впадает в бесконечный океан непередаваемого единства, целостности и равновесия, наполняя меня чувством невообразимой гармонии.

Когда я вернулся к состоянию, которое теперь считал своим нормальным ограниченным осознанием, я услышал, как Кэрол сказала, что уже утро и что это был мой первый Макро-контакт. Когда я обернулся, чтобы посмотреть на ее красивое обнаженное тело, то увидел, что ее глаза все еще закрыты и она лежит так тихо, как будто все еще спит.

Я засомневался, действительно ли она со мной говорила, и вдруг, не открывая рта, она произнесла:

— Доброе утро, Джон. Вот ты и научился Макро-способности телепатии.

— Боже мой! — сказал я вслух. — Наверное, я сплю. Кэрол весело расхохоталась и радостно бросилась мне в

объятья. Таким образом я убедился, что она уже полностью проснулась.

— Ты не спишь, — сказала она, прижав свои губы к моим. — Ты просто начинаешь развивать свои Макроспособности. Теперь нажми на кнопку, чтобы мы увидели утренний свет.

Я начал подниматься, но она остановила меня словами:

— Сделай это своим разумом, Джон, а не телом.

— Как? — удивился я.

— Представь себе, как твой пале дотягивается до кнопки и нажимает ее, — ответила она.

Я сделал, как она сказала, и в комнату ворвался яркий утренний свет.

— Вот видишь, — засияла Кэрол, — это твой первый опыт психокинеза. Теперь снова нажми на эту кнопку.

Я так и сделал, и мы снова очутились в темноте.

— Получается! — сказал я, снова нажимая на кнопку и впуская утренний свет. — Но как я это делаю?

— У тебя когда-нибудь раньше был Макро-контакт? — задала Кэрол риторический вопрос и сама ответила: — Ну вот. Это произошло. Теперь ты больше никогда не будешь таким ограниченным.

— Ты хочешь сказать, что я развил в себе Макро-способности благодаря тому, что освободился от своей микро-личности этой ночью?

— Да, — ответила Кэрол. — Любой может осуществлять Макро-контакт, но микро-человек, добровольно обособляющийся от других людей и страдающий от этого, не помнит наяву своих ощущений и, таким образом, не извлекает из них пользы. Ты избрал другой путь: ты запомнил свое единство, а следовательно, и Макро-контакт. Твое Макро-осознание и силы, которое оно в себе несет, находятся в прямой зависимости от того, насколько ты помнишь свое Макро-происхождение.

— Я чувствую себя великаном! — воскликнул я и. покрыл ее поцелуями, которые вскоре привели к полному сближению наших тел. Потом Кэрол попросила СИ «еще раз дать индивидуальные ноты наших душ». Те же звуки, которые я слышал вчера вечером при подготовке к Макро-контакту, снова наполнили комнату.

— Как ты сказала? Индивидуальные ноты наших душ? Что это такое? — спросил я, и, явно под воздействием моего голоса, звуки затихли.

— Да, — ответила она, — у каждой души есть своя собственная уникальная вибрация. Ваши с Лией вибрации абсолютно одинаковы. Моя вибрация очень похожа на твою. Это одна из причин, по которым меня выбрали твоей первой Альфа-партнершей. СИ знает ноту, или вибрацию души каждого человека, и, проигрывая обе наши ноты одновременно, он может помочь нам достичь полного погружения друг в друга и почувствовать единство со всем, что есть, было и будет в мире.

— Это и есть Макро-контакт?

— Нет, — ответила она. — Макро-контакт достигается при полном слиянии наших сознаний, а не только тел. Секс, использованный как Макро-побуждение, помогает нам достичь Макро-погружения (слияния друг с другом) или Макро-контакта (слияния с Макрокосмом). Но если использовать его, как микро-побуждение, то получишь все микроразделения и несчастья, которые приносит микро-секс.

— Значит, секс сам по себе — не микро- м не Макро-явление? — спросил я.

— Все зависит от побуждения, — ответила Кэрол. — Секс — это такая же часть естественного ритма микрокосма, как все остальное. У нега есть масса полезных функций для людей всех возрастов. Его. можно использовать для расслабления, для снятия напряжения, для выражения любви или просто ради удовольствия, он обогащает жизнь. Если же использовать его для подчинения, принуждения другого человека делать что-то против его желания, то секс создает отрицательные вибрации, которые очень сложно уравновесить.

Будет ли секс либо любая другая мысль или действие «микро» или «Макро» — это зависит от побуждений данного человека в данное время и в данном месте Кэрол попросила СИ дать нам Макро-стимуляцию, и наша комната снова наполнилась волнующими звуками.: В этот раз одна и та же удивительная нота повторялась бесконечно, постоянно развиваясь, пока мое тело и разум не начали вибрировать в изумительной радости единства, которая постепенно нарастала, вновь вызывая у меня ощущение, что и я — могучая река. Но в этот раз я чувствовал себя единством двух рек, которые слились в одну. Будет не совсем точно, если я скажу, что мы влились в бесконечный океан, но по-другому сложно описать это потрясающее ощущение.

Когда наши бурные реки слились в одну огромную мощную волну, я крепко прижал Кэрол к себе и застонал в экстазе, а она вскрикнула. Звуки наших душевных нот постепенно затихали, пока в комнате вновь не воцарилась тишина.

Когда мы молча лежали в объятиях друг друга, я подумал о том, что теперь все время буду хотеть только Макро-сексуального союза. Я внутренне услышал слова Кэрол о том, что

теперь я, наверное, захочу вступать в сексуальные отношения только с женщинами, чьи душевные вибрации похожи на мои. Все другие союзы будут лишь жалкой имитацией настоящего.

— Но сколько может быть таких женщин? — спросил я.

— Из всех людей Макро-общества примерно тысяча могла бы достичь Макро-контакта с тобой. Здесь, в нашей Дельте, всего пять тысяч женщин. Из них только. у Лии, одной из твоих близнецовых душ, вибрации идентичны твоим, а у меня, семи других женщин и двух мужчин душевные ноты достаточно близки к твоей для достижения Макро-контакта.

— Двое мужчин? — Я не мог себе представить, что бы я делал, встретив здесь, в культуре 2150 года, мужчину, который вызвал бы у меня такие же чувства, как Лия и Кэрол.

— Конечно, Джон. Ты же знаешь, что мы можем воплотиться в женском или мужском теле. Но это не меняет нашей душевной вибрации. СИ тщательно проверяет Альфа-партнеров на сходство душевных нот. Окончательное же решение в выборе партнера остается за людьми.

Всегда можно узнать родственную или близнецовую душу[9 - Англ. a soulmate or a twin soul.] по гармоничным вибрациям. Тем не менее только с близнецовыми душами ты всегда можешь добиться полного гармоничного равновесия.

— А у тебя есть здесь близнецовая душа? — спросил я. Кэрол улыбнулась и сказала:

— Не волнуйся. Ты не отдаляешь меня от моей близнецовой души. Вообще-то близнецовые души редко воплощаются одновременно в одном и том же месте. Они обычно решают, что будут быстрее учиться в этом измерении, живя порознь. Разлука подталкивает их прилагать больше усилий для того, чтобы вновь воссоединиться.

Мне стало интересно, почему Лия, моя близнецовая душа, перевела меня в свое время. Разве то, о чем говорила Кэрол, на нас не распространяется?

— Вас это, конечно, тоже касается, — ответила Кэрол на мои мысли. — Вы находитесь вместе потому, что это лучший способ ускорить ваше развитие. Ты встретился с ней и знаешь, что не сможешь стать ее Альфа-партнером, пока не закончишь своего обучения в Макро-обществе. Чтобы полностью порвать телесную связь с 1976 годом, ты должен достигнуть третьего уровня осознания, и на это у тебя должно уйти не больше трех месяцев по вашему времени в 1976 году.

— Всего три месяца! Но это невозможно!

— Мы надеемся, что возможно, — ответила Кэрол. — Но тебе придется много работать над собой, и ты обязан пройти это развитие за три месяца.

— Почему? — спросил я. — Почему мне раньше никто ничего не сказал об этом?

— Ответ на второй вопрос прост, — ответила Кэрол. — Если бы тебе раньше сообщили об этом, то ты бы до своего первого Макро-контакта считал это абсолютно невозможным. Тебе надо успеть развиться до третьего уровня всего за три месяца, потому что Лия затрачивает очень много энергии не только для того, чтобы перемещать тебя сюда, но и чтобы удерживать тебя здесь. Этой ночью она впервые отдохнула после твоего прибытия сюда. Пока ты пребывал в Макро-контакте, ты был свободен от всех пространственно-временных ограничений, а потому не нуждался в помощи для поддержания твоего перемещения в пространстве-времени.

— Ты хочешь сказать, что когда я достигну третьего уровня осознания, то смогу помочь ей удерживать меня здесь?

— Правильно. И СИ расчитала, что без твоей помощи Лия сможет преодолевать пространственно-временные барьеры только в течение трех месяцев.

— Боже мой! Вот так задача! А что произойдет, если я не смогу достигнуть третьего уровня осознания за три месяца? — спросил я.

— Ты вернешься в свой временной период до конца нынешней инкарнации. Лия использует для тебя всю свою энергию этой инкарнации, какую только можно, чтобы не развоплотиться, то есть не умереть. Если же она будет продолжать преодолевать пространственно-временные барьеры в одиночку или попытается снова установить с тобой контакт позже, она умрет.

— Но разве кто-то на девятом или на десятом уровне осознания не может ей помочь? — спросил я.

— Ей помогают, — ответила Кэрол. — Все люди на девятом и десятом уровнях осознания, живущие на этой планете и на соседних, и даже несколько развоплощенных людей, помогают ей. Однако только близнецовая душа обладает последней связующей энергией, а пока ты воплощен, количество этой энергии ограничено. У тебя есть три месяца для того, чтобы продемонстрировать третий уровень осознания. Это всё.

— Я рад, что не узнал об этом раньше, — сказал я. — Моей первой реакцией на поставленную мне задачу была уверенность в ее невыполнимости. Но после того, что произошло сегодня утром, я понимаю, что нет ничего невозможного.

— Теперь ты знаешь, почему мы переместили тебя сюда, — сказала Кэрол. — Мы тоже считаем, что нет ничего невозможного.

Она посмотрела на свой миб и сказала, что через 15 минут в пересчете с метрического времени мы должны завтракать со своей Альфа-группой

Мы умылись, оделись и вошли в столовую нашей Альфы как раз в тот момент, когда остальные члены Альфа-группы садились за стол. Они посмотрели на нас и, не открывая ртов, сказали: «Поздравляем тебя, Джон, с новыми Макроспособностями».

За завтраком я спросил у Кэрол, откуда все остальные узнали о моих Макро-способностях. Она предложила мне самому у них спросить, но не успел я задать вопрос, как восемь пар глаз уже смотрели на меня, передавая ответ: «Все мы поддерживаем телепатический контакт, а теперь и ты присоединился к нам».

Затем они уверили меня, что сделают все, что в их силах, чтобы помочь мне достичь третьего уровня осознания за три месяца. Мы говорили о способах ускорения моего развития и увеличении количества и частоты моих уроков. Все это закончилось обсуждением того, как в обычные занятия седьмой триады включить больше возможностей для Макроконтактов. Алан изложил мне некоторые из требований для преодоления микро-мира.

Он начал с того, что, поскольку два основных фактора успешного обучения, желание и вера, развиваются благодаря накоплению опыта провалов и успехов, то чем больше будет у меня такого опыта, тем быстрее я буду учиться. А Макро-контакт настолько приятен для начинающих учащихся, что они склонны «цепляться» за него, чтобы убежать от неприятных микро-переживаний. В конечном счете это грозит прекращением собственно контакта на высших уровнях, потому что таковой возможен только при радостном восприятии всех жизненных уроков и их последствий, а не при убегании от них. Все люди будущего признали, что их Макро-контакты были очень ограниченными, так как это высочайшее переживание требует полного принятия всего, что происходит в мире: не только положительного, но и отрицательного.

Тут Кэрол сказала, что наш недавний Макро-контакт был только пятым в ее жизни после того, как она достигла этого уровня осознания, хотя она стремилась к нему каждый день с тех пор, как попала во вторую триаду в возрасте трех лет. Алан сказал, что, хотя он дошел до шестого уровня осознания и имел больше Макро-контактов, чем остальные члены нашей Альфы, даже он вступал в Макро-контакт всего десять раз в жизни.

Дело было в желании, а не в вере. Поскольку все они хоть по разу вступали в Макро-контакт, то уже не сомневались в том, что он возможен. Однако их желание было ограниченным и избирательным, а не всепринимающим, как требовалось. Как ни парадоксально, с каждым вступлением в Макро-контакт все сложнее было добиться следующего контакта. Чем ниже осознание человека, тем больше он стремится отхватить для себя — желательно навсегда — часть Макрокосма. Иногда нужно пройти через множество мелких провалов, чтобы добиться одного большого успеха.

— В общем, — сказал я, — если для того, чтобы продемонстрировать третий уровень осознания, требуется тысяча «провалов-успехов», а сейчас я прошел только через пятьсот, то мне остается пройти еще через пятьсот «провалов-успехов», причем быстро.

— Именно, — ответила Кэрол, — но речь на самом деле идет о тысяче градусов «провалов-успехов». Понимаешь, что это значит? Один большой «провал-успех» может равняться сотне мелких.

— Это внушает надежду. Я не думаю, что за эти три месяца успею пройти через пятьсот мелких провалов. Но я до самого конца не буду терять надежду на какой-нибудь гигантский провал, который полностью покроет мой долг.

Они все засмеялись и сказали, что чувство юмора — всегда признак расширенного осознания. Затем Алан сказал, что они обычно проводят утро в центре СИ или в своих собственных комнатах перед терминалами СИ и учатся. Днем они играют в игры с другими триадами, а вечера проводят со своими наставниками по Личной Эволюции.

Я узнал, что это расписание не было гибким, а строго соблюдалось всеми триадами. Однако старшие триады, в особенности восьмая, девятая и десятая, проводили больше времени с младшими триадами, в частности с первой и второй. Считается, что первые годы обучения — самые важные, так как в это время человек получает наибольшее количество развивающего опыта и полезных уроков.

Стив использовал в своем объяснении аналогию: чем выше здание, тем крепче должен быть фундамент. Таким образом, фундамент определяет высоту и надежность будущего строения.

Объяснение продолжила Джойс. Как она сказала, то, что микро-души выбирают для рождения микро-семьи и получа- 1 ют ранние микро-уроки, серьезно ограничивает их способности к обучению в дальнейшей жизни. Таким образом, для микро-человека, с его же собственной микро-точки зрения, нет буквально никакой надежды. Только Макро-взгляд на жизнь, который предполагает радостное принятие человеком полной ответственности за все, что происходит в его жизни, обеспечивает ему успех и надежду.

После завтрака Кэрол предложила прогуляться в центр СИ, где мы могли занять отдельные комнаты для работы над своими конкретными проблемами. Когда мы вышли из Гамма-корпуса, я увидел, что погода снова стоит прекрасная, и вспомнил, как СИ говорила мне, что она у них под 1 контролем. Мне стало интересно, могут ли тут быть дожди или идти снег, но я понял, что знаю слишком мало о нашем географическом положении и о новой географии мира 2150 года в целом. У меня еще столько незаданных вопросов, и мне еще стольким вещам надо научиться! Я завидовал тому, что Кэрол выросла в Макро-обществе и столько лет пользовалась Службой Информации.

Мы пришли в центр СИ, и я снова занял комнату с видом на озеро, а Кэрол — соседнюю. Следующие четыре часа я, забыв обо всем вокруг, с увлечением задавал СИ вопросы из самых разных областей знания. Я начал с географии и узнал, что одной из причин глобальных изменений карты мира 2150 года было смещение полюсов.

По словам СИ, вмешательство микро-человека в экологический и геологический баланс Земли привело к необратимым цепным реакциям, в результате которых огромные куски суши опустились на дно океана, а обширные участки океанского дна, наоборот, поднялись. Из-за этого сместились северный и южный полюса планеты, что, в свою очередь, вызвало глубокие климатические изменения. Дельта 927, в которой я жил, находилась в том месте, где раньше был север Канады, а теперь климат стал субтропическим; впрочем, температура контролировалась и удерживалась в пределах от плюс пятнадцати по Цельсию ночью до максимум тридцати днем.

Лия была права, когда сказала, что я не узнаю карту мира 2150 года. Все материки радикально изменились, и появилось даже два новых континента размером с Австралию — на севере Атлантического океана и на юге Тихого. Все эти глобальные перемены произошли в начале XXвека, и теперь я понял, почему как сильно уменьшилось население Земли. (Как уже упоминалось, в 2150 году Землю населяло лишь триста с небольшим миллионов человек.)

Однако я, как социальный психолог, больше всего интересовался вопросами общественной жизни. Меня удивило то, что в этом мире нет бизнеса в привычных мне формах. Поскольку Макро-общество превыше всего ценит развитие разума и расширение осознания, многие материальные ценности — такие, как тысячи видов мыла, туалетной бумаги, зубной пасты или корма для кошек и собак, — просто перестали существовать. (Кстати уж скажу, что Макро-человек не заводит домашних животных, потому что живет со всеми тварями в гармонии и не желает делать их рабами своей пищи, крова или дружбы). Люди здесь не нуждаются в продавцах и рекламе, потому что у них нет конкурентной экономики, загрязняющей окружающую среду и впустую растрачивающей ресурсы нашей планеты. А поскольку на всех заводах работу людей выполняют сервомеханизмы, то у них нет и разделения на рабочих и начальников; соответственно, нет и профсоюзов.

Поскольку в Макро-обществе нет законов, то нет ни юристов, ни судов. Поскольку нет болезней, неподвластных силе разума Макро-человека, то нет и необходимости во врачах и больницах. Поскольку все люди в Макро-обществе живут по принципам любви и сотрудничества, им не нужны и сложные бюрократические институты правительства.

Мысль об отсутствии правительства никак не укладывалась у меня в голове, пока я не осознал, что Макро-общество не нуждается в правительстве, выполняющем функции, свойственные микро-обществу. У них нет полиции и вооруженных сил, потому что нет микро-разделений и неравенства. У них нет денег и частной собственности, потому что все физические потребности удовлетворяются бесплатно. У них нет налогов, потому что каждый владеет всем и делает свой вклад в распределение материального богатства. У них нет правительственных учреждений, занимающихся социальным обеспечением жертв микро-конкуренции и безразличия. У них нет законодательных органов, члены которых в бесконечных язвительных дебатах отстаивают свои противоречивые микро-проекты. У них нет лоббистов, защищающих интересы большого бизнеса или рабочего класса. Им не нужны политики, ЦРУ, ФБР и вся микро-бюрократия в целом!

Затем я подумал о соперничестве между религиями и о своей собственной стране — США 1976 года, — которая исповедует христианство, но при этом практикует микро-разделение. Я вспомнил десятки тысяч церквей, построенных за огромные деньги, и сотни тысяч священников, которые пытаются помочь микро-человеку найти спасение и общественное признание — каждый в своей узкой религиозной секте. В мире 2150 года нет ни церквей, ни священников, ни раввинов.

Можно ли представить себе время, когда не будет больше религиозных фанатиков и сепаратистов? Время, когда не будет людей, заявляющих, что они «избраны Богом»? Микроразделения оказали наиболее разрушительное влияние на религию, которая играет такую важную роль в ценностях человека и его отношении к жизни. Только философия макрокосмического единства, радостно принимающая все сущее, способна надолго объединить людей.

Я знал, что Карла впечатлит рассказ СИ об уничтожении расовых различий. К 2150 году на Земле произошли глобальные физические изменения, что привело к глобальным погодным изменениям; это, в свою очередь, привело к глобальным экономическим изменениям; что в конце концов привело к глобальным социальным и духовным изменениям. В итоге произошло полное смешение всех рас, благодаря чему человек стал ментально и физически здоровее, сильнее и красивее. Итак, больше нет расовых различий, потому что нет значительных вариаций в физических характеристиках людей, включая цвет кожи. В мире 2150 года осталась только одна раса — Макро-человек, комбинация лучших генетических качеств всех предыдущих рас.

Я не удивился, когда узнал, что несколько видоизмененный английский стал единственным, универсальным языком Макро-общества, потому что уже в 1976 году образованные люди во всем мире изучали его. Макро-общество возникло на территории англоязычной Северной Америки в конце XX века. А большинство людей, выживших после глобальных катастроф конца XX — начала XXвеков, знали английский хотя бы как второй язык.

Макро-движение имело успех по двум причинам: оно привлекало к себе развитые души с Макро-потенциалом, а кроме того, микро-человек, отказавшийся жить в гармонии и сотрудничестве, практически вымер.

Раннее Макро-общество принимало в свои ряды людей курящих, пьющих и даже наркоманов, но те, кто хотя бы один раз сознательно вступал в Макро-контакт и, таким образом, обретал хоть какое-то Макро-осознание, больше не нуждались в своих допингах. Задача же максимум была — освободиться от любой физической зависимости. Но в Макро-обществе никто из поднявшихся выше второго Уровня осознания не осуждал никакую микро-зависимость и не пытался обратить других в Макро-философию. Их интересовало качество членов общества, а не количество.

Я подумал о провале всех утопических проектов, порожденных воображением человека, и вновь удивился невероятному успеху Макро-общества. СИ напомнила мне о том, что всему свое время, в том числе и Макро-человеку. С точки зрения Макро-общества, души людей эволюционируют обратно к полному Макро-осознанию. На микроуровне эволюции общество, живущее по принципам любви и сотрудничества, было невозможно. Но вскоре достаточное количество душ развило в себе Макро-потенциал, и Макро-общество стало возможным. Для душ, находящихся в 2150 году все еще на микро-уровне эволюции, существуют другие планеты, похожие на Землю, — как в физической Вселенной, так и в других, нефизических измерениях.

Основные проблемы, с которыми сейчас сталкивается j человек, находятся не в физической, а в различных измерениях нефизической Вселенной. СИ выдала мне много информации об этих измерениях, но я мало что понял и решил перейти к вопросам, которые касались моей собственной проблемы.

Я решил спросить у СИ, как мне достичь третьего уровня < осознания за три месяца, и тут Наконец-то наткнулся на область, в которой СИ была несведуща.

Оказалось, к моему вящему разочарованию, что никто еще не развивал свое осознание до третьего уровня всего] за три месяца. Однако СИ уверила меня, что о невозможности этого говорить не стоит, потому что сейчас появился совершенно новый фактор, которого не было раньше. СИ назвала его «перемещением близнецовой души в пространстве-времени», f По словам СИ, сам тот факт, что удалось перенести мое астральное тело в 2150 год и поместить его в специально;: созданное физическое тело, указывает на мой Макро-потенциал. Другими словами, этого не произошло бы, если бы я не был «достаточно развит по м-М (микро-Макро-космическому) эволюционному континууму».

Более того, поскольку Лия, моя близнецовая душа, уже продемонстрировала девятый уровень осознания, велика вероятность того, что я смогу вскоре развить осознание, по меньшей мере, до третьего уровня. Вопрос лишь в том, сколько времени у меня на это уйдет. СИ не может отодвинуть предельный срок моего перехода на третий уровень — три месяца. Но то, что я связан с Лией, а она, в свою очередь, — с ментальными силами всех остальных «девятых» и «десятых», было оценено как огромное преимущество в усилении моего желания и веры в Макро-контакт.

Кроме того, мой первый Макро-контакт произошел через очень короткое время, благодаря чему вероятность быстрого перехода на третий уровень значительно увеличивалась, и СИ посоветовала мне как можно скорее попытаться установить еще один Макро-контакт. С минуту я это обдумывал, а потом спросил, не считает ли она, что мне стоит попробовать прямо сейчас. Ответ был положительным. В этот момент в комнату вошла Кэрол.

Мне не пришлось ей рассказывать о предложении СИ, потому что она телепатически прочитала мои мысли и пришла помочь мне.

Она села рядом со мной и сразу же выразила желание осуществить попытку еще одного Макро-контакта. Я попросил СИ дать нам Макро-стимуляцию, и на экране вновь появились гипнотические линии и разноцветные узоры, а в комнате зазвучали очень волнующие, но при этом и расслабляющие ноты, которые, казалось, проникали внутрь меня, расширяли каждую клетку моего тела и каждую мысль моего ума.

Вскоре я вновь почувствовал себя бурной рекой, наполненной ощущениями мира, радости и удовольствия.

Вдруг волны начали откатываться в обратную сторону, течение ослабло, вода потемнела. Ноты стали отдаляться, как будто река уносила меня от них. Меня бросило в холодный пот страха, и я жадно ловил утихающие ноты. Но чем больше мне хотелось их слышать, тем быстрее они затихали.

Из какого-то укромного уголка моего сознания пришло воспоминание о конфуцианском определении любви: что-то о двух рыбах в одном озере. Озеро высохло, а две рыбы, соединившись вместе, переползли через сушу и нашли другое. Добравшись до воды, они отпуст


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 02.02.2012, 07:28 | Сообщение # 24
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Продолжение.

Зачем я подумал об этом? Какое это имело отношение к моему теперешнему состоянию? Может быть, способность отпустить другого человека — это в каком-то смысле принятие того, что есть, как совершенства? Это ведь характерный признак десятого уровня…

Я быстро терял уверенность в себе и понял, что скоро мне уже будет нечего терять. Я решил сосредоточиться, добровольно принять то, что происходит, перестать физически, умственно и эмоционально сопротивляться несущему меня потоку, расслабиться и возрадоваться абсолютному совершенству всего, что есть, было и будет.

Какая-то часть моего «я» смеялась надо мной: как я осмелился думать, что что-то в жизни можно удержать, отчаянно цепляясь за это? Этот смех расслабил меня. Я перестал сопротивляться потоку и начал любоваться его силой и красотой.

Он закружил меня на гребнях своих волн и понес вперед. Река снова стала спокойной, чистой, блестящей и сильной.

Так всегда раньше было? Мой разум играл со мной? Происходило ли это изменение только внутри моего собственного разума и было продуктом моей тревоги?

Я вновь почувствовал, как смеется мой разум. Я всегда любил философские загадки, но эта была — просто чудо!

Полностью подчиняясь эментальному движению, я с радостью плыл через бесконечное количество измерений.

Вскоре я попал в некий бескрайний океан и ощутил неописуемую радость Макро-контакта.

Когда я в конце концов открыл глаза, то увидел сияющее от счастья лицо Кэрол.

— Тебе только что удался второй Макро-контакт, Джон, меньше чем через день, — радостно констатировала она.

— Но у меня такое чувство, — сказал я, — что я чуть было все не испортил.

И тут я понял, что у самой Кэрол Макро-контакт не получился. Я был тронут ее радостью за меня.

— Всему свое время, Джон. Мы должны научиться понимать и принимать это. Нельзя торопить реку. Кстати, я ужасно проголодалась!

С этими словами она извлекла из своего миба две крохотные таблетки и протянула мне одну из них.

— Что это? — спросил я.

— Это наш ланч!

— Наше что? — недоверчиво переспросил я.

Кэрол подошла к стене и вернулась с двумя прозрачными, на вид невесомыми стаканами с водой.

— Это волшебные таблетки! Если ты проглотишь одну и запьешь целым стаканом воды, обещаю, что тебе до вечера не захочется есть.

Она проглотила таблетку и залпом выпила свой стакан.

Я последовал ее примеру и через минуту почувствовал себя таким сытым, как будто только что плотно поел. Кэрол объяснила мне, что вещество таблетки обладает питательной ценностью, которой хватит человеческому телу на шесть часов нормальной работы. Я спросил, зачем, имея такое вещество, они готовят такие сложные блюда, как бифштекс из морских водорослей, который мне так понравился. Она ответила, что, находясь в своих Альфах, они наслаждаются вкусом еды, а когда они чем-то заняты в других местах, то используют для удовлетворения голода эти таблетки.

— Кстати, о других местах и занятиях, — сказала она, — пора тебе познакомиться с другими триадами.

Мы вышли из здания, где находились библиотека и лаборатория, и неторопливо побрели в другой корпус, греясь на теплом приятном послеобеденном солнце. Мы сошли с тропинки и прошли под тенистыми деревьями в ученическую зону отдыха. Вдыхая душистый свежий воздух и восхищаясь пышной растительностью, которая меня окружала, я думал о том, как мне повезло, что я имею возможность наслаждаться такой красотой, спокойствием и радостью.

С помощью своего миба Кэрол поговорила с Аланом о том, какую зону отдыха нам посетить первой. Это натолкнуло меня на вопрос:

— Зачем ты пользуешься браслетом, если можешь общаться с другими телепатически?

Она засмеялась:

— С моими ограниченными телепатическими способностями я могу посылать и принимать только очень простые сообщения. Если человек, с которым я общаюсь, находится далеко от меня, моих сил недостаточно для того, чтобы поддерживать четкую телепатическую связь.

— Ты хочешь сказать, это все равно как настраивать радио или телевизор на определенную волну или канал? — спросил я.

— Да, это хорошая аналогия. Качество передачи зависит от того, насколько отправитель силен, а получатель чувствителен. — Кэрол помолчала, а затем продолжила: — Вообще-то только люди на девятом и десятом уровнях осознания могут общаться друг с другом полностью телепатически.

— А как насчет других Макро-способностей — таких, как ясновидение, предвидение, ретросознание и психокинез? — спросил я.

— Как правило, — ответила она, — на низких уровнях осознания Макро-способности ограничены. На самом деле даже люди, достигшие третьего и четвертого уровней, лучше

развивают в себе такие Макро-атрибуты, как любовь, лидерство и мудрость, чем семь Макро-способностей.

— Значит, придется подождать, — сделал я вывод, — достижения девятого или десятого уровня осознания для того, чтобы полностью овладеть всеми Макро-способностями?

— Правильно, — ответила она. — Теперь ты понимаешь, почему я не пыталась телепортировать стаканы с водой. Сами стаканы не представляют собой большой сложности для меня, но если их наполнить, мне приходится прикладывать много усилий, чтобы перенести их, не пролив воды. Это заняло бы много времени и сильно бы меня утомило.

— Я и не подозревал, что ты от этого устаешь, — удивился я.

— Ты уже усвоил, что в добровольном принятии действительности, желании и вере заключена истинная сила. Когда мы начинаем использовать Макро-способности, все мы, без исключения, верим, что у нас все получится, если мы будем лучше стараться. И эти безудержные старания отнимают очень много энергии.

— То есть, — сказал я, — все это вопрос практики. Она улыбнулась и сказала:

— Да, практики и эментальной дисциплины. Наша проблема в том, что мы живем слишком счастливой спокойной жизнью и не испытываем желания часто тренировать свои Макро-способности.

— Хм, — заметил я, — возможно, вы, выросшие в Макро-обществе и располагающие целой вечностью для достижения своих целей, можете позволить себе не спешить, но у меня есть только три месяца, за которые я должен либо добиться своего, либо вернуться в двадцатый век и прожить остаток своих дней там.

— Именно так, — ответила Кэрол. — И поэтому люди уровней девять и десять решили перенести тебя сюда. Ты потеряешь намного больше, чем мы, если потерпишь неудачу, а поэтому у тебя мотивация должна быть сильнее, чем у любого члена Макро-общества.

— Ладно, — сказал я, — я готов приступить к практике. С чего я должен начать?

— Замечательно! Этого я и ждала. Ты должен был сам это предложить, мы не можем заставлять тебя практиковаться.

С этими словами она сжала меня в объятиях и осыпала мое лицо поцелуями.

— Ну-ну, — поддразнивал я, — сам старина Б. Ф. Скиннер, отец теории оперантного кондиционирования, похвалил бы техники воздействия, которые ты используешь!

— Не знаю насчет Скиннера, но я рада, что ты чувствуешь себя вознагражденным, — сказала она. — А теперь давай приступим к работе над твоим ПК. Посмотрим, сможешь ли ты телепортировать камешек, который лежит у меня под ногами.

Я посмотрел на камешек, на который она указывала, и решил, что такой маленький передвинуть будет — плевое дело. Я представил себе, как мои пальцы поднимают его, но он не сдвинулся с места.

— Ты слишком стараешься, — подсказала Кэрол. — Расслабь свой ум, а для этого вспомни свой Макро-контакт.

Повспоминав пару минут о Макро-контакте, который едва не закончился неудачей, я перестал напрягаться и почувствовал, как блаженно-безмятежно мое сознание. Я спокойно дотянулся до камешка и с легкостью поднял его до уровня глаз. Затем я даже заставил его поплясать в воздухе перед нами. Меня переполняла неизвестная прежде радость: я так легко научился пользоваться психокинезом!

Я бы перешел и к более тяжелым предметам, если бы не усталость, которая вдруг охватила все тело. И в конце концов я уронил камешек.

Кэрол печально улыбнулась:

— Теперь ты понимаешь, что я имела в виду, когда говорила об усталости. Поскольку ты сравнительно недавно испытал Макро-контакт, ты, наверное, сможешь противостоять усталости, вспомнив о нем. Попробуй это сделать.

Я решил, что слишком устал для того, чтобы продолжать стоять, поэтому лег на мягкую, душистую траву и попытался последовать совету Кэрол. Вначале моя усталость явно мешала мне вспомнить Макро-контакт, но вскоре сосредоточенность на нем взяла верх и я ощутил мощный прилив сил.

Я медленно поднялся на ноги.

— Ладно, — подвел я итог, — вот я и усвоил свой первый урок: не переусердствуй с практикой Макро-способностей.

Кэрол пристально посмотрела на меня, а потом поинтересовалась:

— Как ты себя чувствуешь? Теперь, когда ты восстановил свои силы, хочешь попробовать еще раз?

— Нет, — покачал я головой, — лучше я малость повременю.

В этот момент я осознал: воспоминание о Макро-контакте было таким приятным и успокаивающим, что у меня пропало всякое желание продолжать тренировку Макроспособностей.

— Так и есть, — сказала Кэрол, телепатически прочитав мои мысли. — Воспоминание о Макро-контакте может восстановить твои силы, но оно же так приятно пресыщает тебя, что тебе уже не хочется прилагать какие-то усилия для улучшения Макро-способностей.

— Боже мой! — воскликнул я. — Вот почему вы сказали, что чем больше человек испытывает Макро-контактов, тем слабее его желание роста и перемен!

— Правильно, — ответила она, — но это справедливо только для низких Макро-уровней. Это правило едва ли касается девятого уровня, а на десятом ты будешь уже настолько свободен от микро-желания уклониться от «провалов-успехов», что ничто не будет препятствовать твоему росту и обучению.

Я вновь заставил себя взяться за камешек и начал подбрасывать его перед собой, пока мы шли по дороге.

Кэрол взяла меня за руку и нежно дотронулась до нее губами:

— Видишь, они оказались правы. У тебя действительно больше желания, чем у всех остальных. — Потом она засмеялась и сказала: — Ты так хорошо влияешь на меня, что я хочу помочь тебе в твоей практике. Тогда ты не будешь так быстро уставать.

С этими словами она начала перехватывать у меня камешек, продолжая подбрасывать его.

Следующие несколько минут мы продолжали эту простую расслабленную тренировку ПК, и, хотя я снова почувствовал усталость, она уже не подавляла меня так, как раньше. Поднявшись на невысокий пригорок, мы прекратили свою тренировку и прошли через живую изгородь из широколиственного кустарника. Мы оказались перед зоной отдыха первой триады, которая, как я потом понял, находилась прямо за Гамма-корпусом на расстоянии около четырехсот метров.

Огромная зона отдыха была окружена излучиной реки, на которой были и теснины с небольшими водопадами, и широкие заводи с песчаными пляжами. Тут и там виднелись детские игровые площадки с качелями, лестницами и горками, и мне сразу же захотелось уменьшиться раза в четыре, чтобы вновь ощутить давно забытую радость этих развлечений.

Меня очень удивили слова Кэрол о том, что в каждой Гамме есть подобные игровые площадки и для взрослых, потому что здесь придают особое значение наслаждению, которое взрослые получают от физических игр.

На площадках были также мячи, кубики и множество других развивающих игрушек различных форм и размеров, которых я никогда раньше не видал.

Здесь находилось около ста детей возрастом от шести не- J дель до трех лет, и я был удивлен тем, что взрослые численно превосходили детей почти в два раза.

Чувствуя мое удивление, Кэрол напомнила мне, что все : члены первых четырех триад имели старших «братьев и,

сестер», назначенных им старшими триадами. В третьей и четвертой триаде у Альфа-партнеров были одни и те же «брат и сестра», которые между собой обычно являлись Альфа-партнерами. Но в первой и второй триадах каждому ребенку назначалось пять старших братьев и сестер из восьмой, девятой и десятой триад или из старших неучащихся добровольцев.

Когда мы шли по игровой площадке, я вспомнил, что даже в середине XX века психологи знали, что для максимально здорового ментального и физического развития ребенку нужно хорошее питание. Тем не менее в нашем столетии от плохого питания страдал каждый третий ребенок. Однако, помимо еды, существуют и три психологические потребности: 1) восприятие ребенка с любовью таким, как он есть, 2) речевое стимулирование со стороны взрослых и более развитых старших детей и 3) неограниченные возможности для изучения мира. Последние две потребности обычно объединяли, называя их «богатым разнообразием ментальных и физических стимулов».

Да, подумал я, уже в XX веке были известны основные принципы Макро-развития, но микро-человек не верил или не хотел верить в его возможность. Даже психологи и психиатры не могли воспринимать своих собственных детей такими, как они есть. И все из-за того, что они беспрекословно принимали микро-теорию о том, что мы, взрослые, являемся заложниками своих ранних переживаний.

Я с улыбкой вспомнил наш университетский афоризм о том, что каждый человек, получивший степень доктора наук, должен по-настоящему ненавидеть себя, если был готов так долго хлебать дерьмо. Разумеется, человек у нас мог получить ученую степень, но так и не знать практически ничего о здоровой и уравновешенной жизни. Более того, получив степень доктора, можно было избежать не очень-то приятной психотерапевтической практики, до конца своей жизни читая студентам теорию. Я вспомнил еще одну крылатую фразу: «Кто может, тот делает; кто не может — учит делать».

Двадцать с лишним лет формального микро-образования заставили меня убедиться в ее истинности.

Бродя по игровой площадке, я получил телепатические приветствия от всех старших братьев и сестер. И изумился умственным способностям и физической ловкости учеников первой триады.

— Трудно поверить, — сказал я Кэрол, — что этим детям еще нет трех лет.

— Да, — кивнула Кэрол, — мы доказали, что при хорошем питании и полном удовлетворением трех психологических потребностей, о которых ты только что думал, ментальное и физическое развитие может происходить во много раз быстрее, чем полагал микро-человек. Теперь давай пойдем в зону отдыха второй триады, — предложила она.

Мы вновь пробрались. через густую живую изгородь, которая окружала игровую площадку первой триады, и прошли метров сто по парку, пока не очутились перед еще одной, казалось непроходимой, живой изгородью. Найдя вход, мы вошли в зону отдыха второй триады, которая была как минимум в два раза больше игровой площадки первой триады.

Меня вновь поразило количество различных игровых приспособлений, разбросанных по этой огромной зоне отдыха. Конечно, игрушки там были намного более замысловатыми, чем у первой триады. Особенно мне понравились разные конструкторы, из которых можно было построить все — от миниатюрных Гамма-корпусов до очень сложных кукол. Огромные рукотворные «джунгли» были усеяны детьми. Они ловко, как обезьяны, шастали по всем этим шестам, перекладинам и лестницам, уходящим ввысь метров на пятнадцать.

На столь обширной территории учащимся второй триады и двумстам их старшим братьям и сестрам с лихвой хватало места для игр. Прогуливаясь по этой игровой площадке, я был приятно удивлен тем, что на этот раз меня приветствовали не только старшие, но и младшие ученики.

— Почему так много детей могут общаться телепатически? — спросил я Кэрол, чувствуя себя отсталым по сравнению с этими одаренными детьми.

— За последние десять лет Макро-общество не приняло к себе ни одну душу, которая не продемонстрировала хотя бы второй уровень осознания к концу третьей триады.

(Значит, все девятилетние дети, без исключения, были на более высоком уровне, чем я!)

— А когда ты достигла третьего уровня осознания? — спросил я у Кэрол.

— Только к концу пятой триады, — ответила она. Затем, шаловливо улыбаясь, добавила: — Не волнуйся, я уверена, что при таком Альфа-партнере, как ты, я буду быстрее всему учиться и скоро достигну четвертого уровня.

— А есть люди, которые застревают на втором уровне до конца своей жизни? — спросил я.

— На самом деле, — ответила она, — за последние пятьдесят лет у нас не было ни одного человека, который бы не достиг третьего уровня к концу десятой триады.

— Значит, вы привлекаете к себе наиболее развитые души, — сказал я. Когда она кивнула в ответ, я указал на несколько групп детей, которые соревновались между собой индивидуально и в группах, и сказал:

— Не понимаю… я думал, что Макро-общество выступает против конкуренции и соперничества между людьми.

— Мы выступаем только против такого соперничества, которое наносит ущерб благу других людей.

— Но разве проигрыши в играх не сказываются отрицательно на их самооценке? — спросил я.

— Вовсе нет, — пожала плечами Кэрол. — На самом Деле для развития Макро-представлений просто необходимо научиться с радостью принимать все успехи и поражения. А вот микро-соперничество, которое разграбило природные Ресурсы и загрязнило планету в XX веке; которое позволило избранному меньшинству купаться в роскоши, а большинству населения Земли страдать от недостатка предметов первой необходимости, — это соперничество разрушительное. Это и есть то самое эгоистичное поведение, которое раз- рушило ваше общество и породило желание создать новое, лучшее Макро-общество.

Послушав разговоры между учениками старших триад! и победителями состязаний, я понял, что и победители, и проигравшие были одинаково поощряемы и любимы, но победители получали более позитивные психологические! стимулы.

— Мы признаем, — продолжала Кэрол, — что жизнь! была бы смертельно скучна, если бы мы отказывались отя успехов, боясь поражений. Это проблема микро-человека, J но не Макро-общества.

Пока я обдумывал ее последние слова, мы подошли к большому бассейну. Я сразу же обратил внимание, что все дети в бассейне прекрасно плавают, и сказал об этом.

— Все ученики первой триады, — объяснила Кэрол, к двум годам уже умеют плавать, а к тому времени, когда переходят во вторую триаду, они чувствуют себя в своей стихии! и в воде, и на суше. Каждый из них плавает хотя бы по разу ежедневно и круглый год, так что у них много практики.

— Всему учатся на практике, — прокомментировал я. Кстати, о практике: над какими еще Макро-способностями я могу начать работать?

— Раз уж ты спросил, — ответила Кэрол, — я думаю, при шло время начинать развивать твое Макро-видение — ясновидение. Посмотри на детей и скажи мне, видишь ли ты цветную ауру, которая окружает каждое из этих маленьких! голеньких тел.

Я поглядел по сторонам, проверяя свое восприятие, и сказал:

— Вроде нет, но, наверное, я просто не знаю, на что смотреть.

— Я думаю, ты не видишь ауру человека без туники,! которая ее отражает и увеличивает, — уточнила Кэрол, — и, вероятно, это потому, что тебе не хватает необходимой веры. Сейчас я тебе кое-что об этом расскажу.

Прежде всего надо сказать, что аура создается электрическими излучениями человеческой души, которые ясновидящий человек видит как цвета. По цветам ауры человека можно определить, какого уровня осознания он достиг и каков его эмоциональный баланс. Например, когда кто-то начинает смотреть на мир с микро-позиции, цвета его ауры смешиваются и мутнеют. Если человек сердится, его аура становится ярко-красной. Если он начинает завидовать или сознательно лжет ради каких-то эгоистичных целей, аура становится зелено-желтого болезненного цвета.

— Если ты видишь ауры, то, может быть, опишешь мою? — предложил я.

— Хорошо, Джон, — ответила Кэрол. — Твоя аура распространяется сантиметров на тридцать вокруг твоего тела. Это расстояние будет увеличиваться по мере того, как ты будешь развивать свое осознание. Сейчас твоя аура чудесного цвета морской волны с фиолетовыми, желтыми и зелеными переливами. Когда я увидела тебя в первый раз, до твоего первого Макро-контакта, цвета твоей ауры не были такими яркими и четкими, было больше серых и оранжево-розовых тонов. Теперь у тебя также начали появляться оттенки белого — основного цвета десятого уровня, который символизирует абсолютное равновесие.

— Интересно смотреть на себя твоими глазами. Спасибо. Так как же мне научиться видеть ауру без помощи отражающей ее туники? — спросил я.

— Вначале попытайся вспомнить свой последний Макроконтакт: это повысит твои вибрации, или уровень осознания, и ты сможешь использовать то, что древние мистики называли «третьим глазом». Он связан с шишковидной железой и позволит тебе увидеть высокочастотные вибрации, когда ты все еще находишься в низкочастотном физическом теле. Затем попробуй смотреть вокруг людей, а не прямо на них:

возможно, тогда ты увидишь цвета, которые излучают их головы и плечи.

Мне очень хотелось задать ей несколько вопросов, но Кэрол предложила мне узнать подробности у СИ, а сейчас посвятить время практике. Я послушался ее и начал вспоминать свой последний Макро-контакт.

продолжение следует...


Нас только один
 
СторожеяДата: Четверг, 02.02.2012, 07:29 | Сообщение # 25
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Продолжение.

Меньше чем через минуту я был готов тренировать ясновидение. Я повернулся к Кэрол и попытался смотреть! «вокруг нее», а не «на нее». Вначале все как-то расплывалось, но, присмотревшись, я увидел чудесные яркие цвета, которые она излучала.

— Ты права, — сказал я, — я вижу отблески вокруг твоей головы и плеч, но они то становятся четче, то снова угасают. \ Ты тоже их так видишь?

— Нет, Джон, — ответила она, довольная моим несомненным успехом, — но, немного попрактиковавшись, ты будешь видеть их четче.

— Понятно, — протянул я. Я выбрал старшего ученика,! плывущего рядом с одним из малышей, и попытался сфокусироваться на его ауре. Я смог достаточно четко увидеть основные тона его ауры. Затем, посмотрев на малыша, я описал Кэрол его ауру, чтобы проверить, правильно ли я их вижу.

— У тебя очень хорошо получается, — сказала она, — но! сейчас я хочу, чтобы ты попробовал что-то другое. Посмотри перед собой на расстоянии шести метров и скажи мне, что ты видишь.

Я пристально посмотрел в том направлении, которое она мне указала, но, несмотря на какое-то теплое приятное1! ощущение внутри, ничего не увидел.

— Снова вспомни свой Макро-контакт, — посоветовала j она, — но не отводи глаз.

Тридцать секунд я присматривался, и вдруг мне уда- лось навести резкость; я увидел ослепительно-белое марево, окружающее тело сильного красивого человека.

— Я его вижу! — воскликнул я взволнованно. — Это Эли. Почему я его сразу нормально не увидел?

Она засмеялась моему «нормально» и ответила:

— Потому что на этот раз он использует свое астральное тело, посещая тысячу Дельт своего Кейтона. Помнишь, когда ты прибыл сюда в первый раз, ты занимал только свое астральное тело, а затем вошел в физическое тело, которое для тебя специально приготовили?

— Да, — задумался я. — И некоторые из учащихся не видели меня, пока я не занял это физическое тело.

— На самом деле, — сказала Кэрол, — только девятые и десятые уровни всегда ясновидящи, а остальные члены нашей Альфы могут иногда и не заметить астрального путешественника.

— А в чем преимущества передвижения в астральном теле? — спросил я.

— Ну, — ответила Кэрол, — это единственный способ попасть в нефизическое измерение. Но высшие уровни так часто им пользуются, потому что оно требует значительно меньше энергии, чем передвижение физического тела. Астральное путешествие позволяет мгновенно перемещаться в любое место без особого напряжения.

— Позволь, Кэрол, — возразил я. — Я не помню ничего «мгновенного», когда в первый раз попал сюда. Хотя… когда мы с Лией бежали в центр исследований, я не мог за ней поспеть!

Кэрол засмеялась.

— Это потому что ты думал, что находишься в физическом теле, и твоя вера ограничивала тебя. Ты знал, что твое физическое тело не может быстрее бежать, поэтому ты и перемещался так медленно. Все очень просто.

— То есть, — рассуждал я, — если бы я понял, что нахожусь в своем астральном теле, то смог бы передвигаться быстрее?

— Намного быстрее! — ответила она. — Быстрее скорости света. Разумеется, если бы ты верил в то, что это возможно. Понимаешь, у астрального тела нет массы и поэтому оно не ограничено скоростью света. Другими словами, на астральном плане твоему разуму не препятствует неуклюжая плотная физическая материя, поэтому мысль моментально реализуется. Ты просто представляешь себе что-нибудь, и это моментально происходит. Десятые уровни делают то же самое с физическими телами, но это требует намного больше мыслительной энергии.

Я покачал головой и, повернувшись к Кэрол, воскликнул:

— Это удивительно! Мне бы очень хотелось этому научиться!

— Давай вначале освоим телепатию, — сказала Кэрол, глядя туда, где стоял Эли, а потом вновь на меня.

Я тоже посмотрел на то место, где только что был наш Кейтар, но он уже исчез.

— Куда он так быстро ушел? В другую Дельту?

— Тебе нужно еще потренироваться, Джон, — сказала она. — Ты не услышал его приветствия и не понял, что он идет на встречу с Лией.

Меня смутило то, что я не услышал слов Эли. Я думал, что у меня уже все хорошо получается, но этот инциденту поставил меня на место. «Я тоже очень хотел поговорить с ним. Думаю, мне действительно надо еще потренироваться», — пришел я к неприятному, но очевидному выводу.

В этот момент еще одна мысль мне пришла в голову, и я спросил:

— Слушай, ты сказала, что он Кейтар. Интересно, а все ваши лидеры — на десятом уровне осознания?

— Самые главные — да, — ответила Кэрол. — Три наших Мутара, то есть лидеры Мутонов, которые насчитывают по сто миллионов человек, и тридцать Кейтаров, лидеров Кейтонов, в которых по десять миллионов человек, — все на, десятом уровне. Остальные 127 «десятых» — Зитары.

— Это означает, — перебил я, вспомнив свой разговор с) СИ, — что они лидеры ваших Зитонов, состоящих из миллиона членов каждый, правильно? — Она кивнула, и я добавил: — А поскольку Зитаров триста, то остальные Зитары — на девятом уровне.

— Правильно, — подтвердила она, — а так как сейчас у нас 3 306 «девятых», то должности всех трех тысяч Эйтаров, или лидеров-стотысячников, занимают остальные «девятые».

— Из этого логически следует, что либо все Дельтары — на восьмом уровне, либо среди них есть несколько «девятых», которые еще не Эйтары.

— Да, — ответила она, — поскольку восьмого уровня достигло 39 000 человек, то их вполне хватает, чтобы заполнить остальные 30 000 мест Дельтаров и часть мест Гамма-лидеров.

— Но так как существует 300 000 Гаммаров, — увлекся я арифметикой, — то остальные Гаммары — «седьмые». — Я помолчал, давая мысли, пришедшей мне в голову, развиться и оформиться. — Хорошо, — продолжал я, — тогда скажи мне, пожалуйста, каков самый ранний возраст демонстрации девятого и десятого уровней осознания.

— Мне придется обратиться за помощью к СИ, — ответила Кэрол и забормотала что-то в свой миб. Через несколько минут она сказала: — Самый ранний возраст демонстрации десятого уровня — 39 лет, а средний возраст всех ныне живущих людей на десятом уровне — 107 лет. Что касается «девятых», то самому младшему человеку, достигшему девятого уровня осознания, было 33 года, а их средний возраст — 93 года. Самый ранний возраст достижения восьмого уровня — 27 лет, а средний возраст «восьмых» — 77 лет.

— Значит, — сказал я, — если я пройду три уровня за три месяца, это будет неплохой результат.

— Неплохой для новичка, Джон, — поддразнила меня она и добавила: — Я рада, что ты настроен оптимистически, потому что если ты не будешь верить в то, что это возможно, У тебя, разумеется, ничего не получится. Пойдем в третью и четвертую триады, чтобы ты познакомился со своими младшими братом и сестрой, — сменила Кэрол тему.

— А я не буду занимать чужое место — в смысле, разве у них еще нет старшего брата? — спросил я.

— Его здесь уже нет, — заверила меня Кэрол. — Это был мой предыдущий Альфа-партнер, но он ушел в другую Дельту, чтобы там заканчивать Альфа-обучение.

Я понял, что ничего не знаю о предыдущем партнере Кэрол прежде всего потому, что не хотел о нем спрашивать — боялся, что я кого-то вытеснил. Затем, когда я узнал Кэрол получше, я чувствовал легкую ревность при мысли о том, что кто-то был ее Альфа-партнером до меня. Теперь я тщательно проанализировал свое состояние и понял, что все еще чувствую остатки вины и ревности. Я спросил у Кэрол, не скучает ли она по нему.

— Не очень, — ответила Кэрол. — Видишь ли, ноты наших душ практически идентичны, поэтому я могу легко связаться с ним телепатически в любое время. Я очень рада, что он так же доволен своей новой Альфа-партнершей, как я тобой.

— Но я думал, что твоя сила телепатии очень ограничена, — сказал я, удивившись тому, что она может легко связаться с другой Альфой.

— Ты увидишь, Джон, что легче всего телепатически общаться с теми душами, чьи ноты близки к твоей. Возьмем, к примеру, Стива. Нота его души очень отличается от моей, поэтому мне бы пришлось приложить очень много усилий, чтобы получить от него сообщение даже через озеро. Но чем J ближе вибрации ваших душ, тем легче общаться с человеком и тем больше расстояние, на которое ты сможешь послать сообщение.

— Это звучит убедительно, — ответил я и добавил: — Скажи, а как получилось, что в вашей Альфе появилось свободное место, как раз когда я прибыл? Кто-то умер?

— Нет, — ответила она, — в седьмой триаде уже три года не было смертей. Но часто бывают добровольцы, желающие несколько месяцев поработать на Микро-острове. Тогда в Альфе освобождается одно или два места.

— Какую работу они там выполняют?

— Мы предлагаем микро-людям услуги наставников по Личной Эволюции, — ответила она. — Некоторые их дети, а иногда и взрослые, нуждаются в такой помощи.

— Если люди, населяющие ваш Микро-остров, похожи на микро-людей двадцатого века, то разве вы не рискуете, находясь там?

— Конечно, рискуем, — признала она. — По крайней мере, те из нас, кто еще не достиг высоких уровней осознания. Понимаешь, для «девятого» или «десятого» не проблема справиться с хулиганом, грабителем или убийцей, потому что их силы предвидения и телепатии предупредят их об опасности, а своим психокинезом они смогут телепортировать человека, который им докучает, на другую часть острова за долю секунды.

— Хороший способ решения проблем, — засмеялся я. — И часто они нападают на своих наставников?

— О да, — ответила Кэрол. — Тот, кто убьет члена Макро-общества, автоматически становится чем-то вроде героя для многих обитателей Микро-острова.

— И как вы с этим боретесь? — спросил я. — Как вы их наказываете? И вообще, почему им хочется вас убить?

— Вначале я отвечу на твой последний вопрос. Они ненавидят нас за то, что мы живем не так, как они. Что касается наказания, то, конечно, мы их не наказываем. Поэтому мы стараемся быть осторожными и посылать на Микро-остров только тех, кто достиг хотя бы второго уровня осознания, и даже тогда они защищены телепатическим общением с «девятым» или «десятым».

— Ты сказала, что последний раз член седьмой триады умер три года назад. Это произошло здесь или на Микроострове? — спросил я.

— На Микро-острове, — ответила она. — Время от времени это случается, но чаще со старшими учащимися, которые отказываются от защиты «десятых» и «девятых».

— Да ты что! — воскликнул я. — Но почему они это Делают?

— По той же причине, по которой великий Макро-философ и наставник Иисус позволил себя распять. Чтобы показать микро-людям, что душа человека больше его тела, — объяснила она.

Я покачал головой:

— Никогда не мог понять, как люди могут идти на смерть ради того, чтобы показать другим, что они ее не боятся.

— Я думаю, тут более глубокая идея, — ответила Кэрол, — но давай лучше поскорей найдем твоих младших брата и сестру.

Пока мы вышли к зоне отдыха третьей и четвертой триад, я думал о том, зачем вообще это нужно было — назначать малышам старших братьев или сестер.

Кэрол уловила мои мысли:

— Сейчас это, наверное, уже не так необходимо, потому что мы и без этого можем позаботиться обо всех. Но на заре Макро-общества было не так много развитых душ, которые могли телепатически почувствовать потребности других людей, поэтому, чтобы ни о ком не забыть, всем учащимся назначали братьев и сестер. Затем, по мере укрепления системы наставничества по Личной Эволюции, старших братьев и сестер стали назначать только первым четырем триадам.

— Кстати, о наставничестве, — сказал я, — как работает эта система? В чем разница между наставниками и учителями?

— Прежде всего, — объяснила Кэрол, — мы, люди 2150 года, не признаем древнюю форму обучения, когда учащиеся пассивно слушают или судорожно записывают то, что учитель пытается им внушить. Поэтому у нас нет учителей.

Мы считаем, что обучение должно быть активным процессом, когда один человек ищет знаний и берет их в ходе взаимного общения с человеком-источником.

— То есть вы тоже считаете, что «знания нельзя дать, их можно только взять», — подытожил я.

— Совершенно верно. Теперь идем дальше. Человек-источник — это специалист в какой-то конкретной области знания, — например, в сельском хозяйстве, экологии или биофизике. А наставник по Личной Эволюции занимается всем знанием и всеми человеческими проблемами.

— Звучит так, как будто люди-источники знают все о чем-то одном, а ЛЭ-наставники — все обо всем. Вы действительно полагаете, что такое возможно? — спросил я.

Кэрол мое скептическое отношение рассмешило.

— Это зависит от того, что для тебя значит «знать все обо всем». Поскольку наши наставники переживали моменты полного Макро-контакта и соответствующего осознания, постольку они знают все обо всем. Но знать ответы на все вопросы и жить по этим ответам — не одно и то же.

Даже Макро-человек не может жить абсолютно сбалансированной Макро-жизнью, — добавила она. — Мы еще не достигли состояния полного Макро-осознания. Когда мы дойдем до этого состояния, то перерастем потребность в каком бы то ни было физическом теле, даже Макро-теле!

— Хорошо, — сказал я, — ты хочешь сказать, что у вас есть наставники, которые знают ответы на все ваши вопросы, но настоящая проблема заключается не в том, чтобы знать все ответы, а в том, чтобы воплощать их в жизнь, жить в соответствии с ними. Эта проблема стара как мир.

Если у вас есть только 127 «десятых» и 3 306 «девятых», — продолжал я, — и если все они служат вашими лидерами, то у вас должна быть сильная нехватка наставников.

— Нет-нет, — успокоила меня Кэрол, — у нас нет никакой нехватки, потому что наставниками могут быть все, кто достиг шестого уровня и выше. А это тридцать миллионов «шестых», три миллиона «седьмых» и тридцать девять тысяч «восьмых»[10 - См. раздел «Из записей Джона».].

Я быстро сложил эти цифры в уме.

— Значит, у вас 33 039 000 наставников, и на каждого приходится, грубо говоря, по десять учеников. И если каждый ученик захочет встречаться со своим наставником каждый день, то у «шестых», «седьмых» и «восьмых» не останется; времени ни на что, кроме наставнической работы. И что это; за жизнь? Они не устают от всего этого?

— У вас это было бы действительно утомительно, — ответила она. — К счастью, все не так плохо. Только учащиеся видятся со своим наставником ежедневно, и даже это не; обязательно. Подавляющее же большинство членов Макро-общества встречается со своими ЛЭ-наставниками не чаще раза в неделю.

Когда она произнесла последнюю фразу, мы вошли в зону, отдыха третьей и четвертой триад. Я был просто потрясен; кипевшей в ней активностью. Тут было не менее тридцати: теннисных кортов, три футбольных поля, множество гимнастических снарядов, а еще беговые дорожки и плавательные;, бассейны, и везде проходили игры и состязания. Повернувшись к Кэрол, я заметил:

— Кажется, что тут намного больше триад, чем третья и; четвертая.

— Это потому что пятая и седьмая триады прикреплены к третьей, а шестая — к четвертой, — объяснила она.

— Ах да, система братьев и сестер, — ответил я. — Но почему к третьей прикреплены сразу две триады? Им что, по какой-то причине нужно оказывать больше внимания?

— На самом деле, — ответила Кэрол, — только две первые триады получают максимум внимания. Третья и четвертая триады помогают пятой, шестой и седьмой развивать умение заботиться о тех, кто младше их.

— Насколько я вижу, помощь другому человеку — это самое большое достижение Макро-общества, — рассудил я.

Кэрол кивнула и сказала:

— Вот почему ЛЭ-наставники занимают самое высокое положение в обществе и управляют им.

— В двадцатом веке, — сказал я, — мы, наверное, больше всего ценим людей шоу-бизнеса. У нас звезды кино, телевидения и спорта получают самое большое денежное вознаграждение и самую большую славу.

— Ведь жизнь микро-человека такая несчастная, что он ищет отдушину во всякого рода зрелищах, — объяснила Кэрол. — Естественно, звездам шоу-бизнеса и платят больше всех остальных.

— Ты знаешь, — подумал я, — это доказывает, как мы низко ценим образование. Учитель — это одна из самых низкооплачиваемых профессий.

— Это правда, Джон, — ответила Кэрол. — Микро-человек совсем не ценит образование. Поэтому в ваших школах часто работают некомпетентные преподаватели, которые учат детей запоминать ненужные факты и детали, а не творчески мыслить. Очень много времени тратится на изучение предметов, которые среднестатистический человек редко использует в жизни, — таких, как иностранные языки и высшая математика. Зато крайне мало внимания уделяется изучению человеческого поведения и философии жизни. Я соединяю их вместе, потому что поведение человека есть результат его убеждений или, иными словами, жизненной философии.

Когда Кэрол закончила свою мысль, подбежали мальчик и девочка и крепко обняли ее. Они выглядели сильными и здоровыми и, как все дети Макро-общества, невероятно красивыми физически. Я подумал, что им было лет по десять, но Кэрол телепатически сообщила мне, что им всего семь. Затем она телепатически же поддразнила меня, сказав, что я уже почти начал мыслить категориями 2150 года, а затем представила меня им как своего нового Альфа-партнера, а следовательно, их брата.

Когда наши взгляды встретились, я понял, почему члены Макро-общества приветствовали друг друга молча. Они используют это молчание для того, чтобы сосредоточиться на удивительных нюансах телепатического контакта, который исключает любую возможность страха и недоверия. Я узнал, что мальчика зовут Нил, а девочку — Джин, но. самое важное то, что я почувствовал невыразимую радость от нашей встречи, как будто они были моими закадычными друзьями, с которыми я долгое время был в разлуке. Кэрол объяснила это тем, что я знал их в предыдущих жизнях, где мы действительно были очень близкими людьми.

Джин продемонстрировала свое Макро-осознание, сказав, что теннис был моим любимым спортом до того, как я потерял ногу, и предложила всем нам сыграть «пара на пару»: Кэрол и Нил против меня и Джин.

Это была отличная мысль, только я никогда раньше не играл в теннис с детьми и боялся, что мой стиль игры покажется им слишком грубым. Но, уже приняв ответственность за роль старшего брата, я выразил свой восторг по поводу этой идеи, и, выбрав подходящие ракетки, мы направились к ближайшему свободному корту.

Вначале я старался избегать сильных ударов, но через пять минут самой лучшей в моей жизни игры понял, что f играю в теннис намного хуже, чем Кэрол и дети.

Потом я понял: дети не пропускают ударов потому, что используют психокинез. Значит, если я хочу быть хорошим партнером Джин в игре, я должен тоже задействовать свой ПК. Через полчаса я осознал, что ПК детей намного лучше развит, чем мой. Они все еще казались полными сил, как и в начале игры.

Я решил попросить их передохнуть. Когда мы уселись в тени дуба, я пригласил детей еще когда-нибудь поиграть со мной в теннис, потому что мне, похоже, требуется много практики. Они оба согласились.

Нил радостно улыбнулся и сказал:

— Мы почувствовали, что теннис сильно развивает наши Макро-способности, в особенности ПК.

— Вначале мы боялись, что ты еще недостаточно владеешь психокинезом и что мы нечестно играем с тобой, — добавила Джин. — Мы не используем ПК, когда играем в теннис с человеком, который еще не развил в себе эту способность.

Я засмеялся и ответил:

— А я боялся, что слишком хорошо для вас играю, но, используя свой ПК, вы подарили мне самую интересную и полезную игру в моей жизни. Я хочу поблагодарить вас за то, что вы дали мне возможность потренироваться в ПК.

Кэрол вскочила и сказала:

— Я пойду поплаваю, Джон. А ты останься здесь и отдохни, чтобы смог успеть прибежать в нашу Альфу как раз к Макро-танцу.

— Спасибо, — сказал я, — мне действительно надо бы отдохнуть. Этот тане требует не меньше энергии, чем ваш психокинетический теннис!

К тому времени, как дети и Кэрол дошли до ближайшего бассейна, мои глаза закрылись.


Нас только один
 
MarinaДата: Четверг, 02.02.2012, 22:15 | Сообщение # 26
Мастер-Целитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 1376
Статус: Offline
Благодарю!Особенно понрaвилосъ и запомнилосъ,что если на проблемы смотреть, как на возможности роста, то преодолевать их будет радостно и полезно.
 
СторожеяДата: Суббота, 04.02.2012, 06:54 | Сообщение # 27
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Marina, совершенно верно. Ты умничка.

Глава 9

Не попробуешь — не узнаешь


Я проснулся свежим и бодрым и обнаружил, что проспал почти десять часов. На столе лежала записка от Карла, где говорилось, что обедать дома он не будет, но во второй половине дня вернется пораньше. Я решил как можно скорее записать все в свой дневник.

Карл вернулся к четырем часам и первым делом спросил о моем сне. Я сказал ему, что он все может прочитать в моем дневнике, а я собираюсь прогуляться по свежему Воздуху, потому что весь день просидел взаперти. Он сказал, что это хорошая идея, и сел читать мой дневник, а я надел пальто сапоги, меховую шапку, обвязался теплым шарфом и был готов выйти на мороз и снег.

Пройдя несколько шагов по сугробам свежевыпавшего снега и задрожав от минусовой температуры, которая усугублялась приличным ветром, я понял, что никто в 2150 году так не оценит их «управляемый климат», как я. Затем я стал думать обо всех долгих веках, когда человек боролся со всякими капризами природы в поисках еды, крова и защиты от диких животных и своего же брата человека. Сколько еще нам потребуется времени для того, чтобы научиться сотрудничать и победить хотя бы эту проблему? Сотрудничество всегда было решением всех проблем, ответов на все вопросы. В узком микро-понимании мира человек может получить блага, только соперничая с другими людьми, — он должен выйти из этого соревнования победителем и оставить соперников в проигрыше. Этот конфликт, это соперничество, это отсутствие сотрудничества неизбежно влечет за собой разделение отдельных людей и целых стран на две группы — «имущих» и «неимущих».

Очнувшись от задумчивости, я увидел, что прошел дальше, чем планировал, и студенческий клуб остался в квартале позади. Я пересек улицу и пошел обратно. В клубе я отогрелся в компании сотни собравшихся здесь студентов. Большинству было от девятнадцати до двадцати двух лет, но было здесь и несколько моих ровесников, может быть, даже старше. Я подумал, как отличались эти студенты от «учащихся» 2150 года. Физические различия в росте и внешности были очевидны, но меня больше занимали различия психологические.

Лица студентов 1976 года выражали весь букет качеств, свойственных взрастившей их культуре: страх, подозрительность, агрессивность, невежество, отчужденность, безразличие… Тем не менее почти все они достигли в своем развитии такого уровня, что стали намного дружелюбнее и открытее своих родителей, и ауры у студентов тоже были ярче и четче, чем у взрослых американцев.

«Ух ты! Я вижу ауры!» — обрадовался я. Но тут же подумал, что, наверное, я со всеми моими внутренними тревогами и предубеждениями XX века выгляжу для людей 2150 года примерно так, как эти студенты для меня. Эта мысль вызвала у меня горькую ухмылку. Я отправился домой и зашел по пути в супермаркет — пополнить наш запас яи и бекона.

Несмотря на метель, в магазине было полно народу. В женщинах средних лет и в пожилых мужчинах уже не было энергии и веселости студентов. Те же страхи и неуверенность в себе, но здесь они не компенсировались радостью и дружелюбием. Эти люди были похожи на бесцветные изношенные автоматы, проложившие себе привычную узкую колею, которая с каждым годом все углубляется и вскоре станет их могилой.

Микро-человек создает себе узкие и жесткие жизненные рамки, чтобы избежать неудач. Но в итоге они лишь доказывают ему, что он не в состоянии справляться с миром за пределами его добровольной психологической тюремной клетки.

Я шел между полками, заставленными продовольственными товарами, погрузившись в свои мысли, и тут девочка лет четырех-пяти выбежала из-за угла, споткнулась о мою ногу и упала.

Не думая, я машинально поднял разревевшуюся малышку, взял ее на руки и начал утешать. Плач утих, и только тут я вполне осознал, что держу на руках тепло укутанную маленькую девочку. В ответ на мою широкую улыбку она тоже начала мне застенчиво улыбаться, но тут откуда-то набежала очень уставшего вида женщина с тонкими губами и прищуренными от злости глазами. Она грубо вырвала у меня ребенка и завопила:

— Как ты смеешь хватать мою девочку своими грязными руками! Ах ты маньяк!

— Но, мадам… — начал я, — я всего лишь…

— Я знаю, что ты «всего лишь», — громко объявила она, прижимая ребенка к себе. — Ты приставал к моей девочке! Это растление малолетних! Я все это видела. Но знай, что в этой стране на таких, как ты, найдется управа!

Ее пронзительный визг привлек внимание многих других покупателей, которые смотрели на меня с подозрением.

Мать девочки продолжала выкрикивать проклятия и угрозы в мой адрес, и я чувствовал, что уже не смогу сказать ничего разумного в свое оправдание. Все, что я мог делать, — это смотреть на нее и на ее отвратительную ауру, Аура была похожа на ужасный ярко-красный огонь, покрытый тошнотворными желто-зелеными пятнами.

В этот момент в зале появился менеджер магазина. Оценив ситуацию, он схватил меня за рукав и потащил в подсобные помещения. На ходу он обещал покупателям, что во всем разберется и отправит меня куда следует.

Когда мы оказались в его кабинете, я показал ему свой аспирантский билет и в который уже раз объяснил, что просто хотел успокоить ребенка. Тем не менее менеджер все еще смотрел на меня с подозрением. В конце концов, очевидно просто не желая связываться с полицией, он выпустил меня через черный ход, но предупредил, чтобы я здесь больше не появлялся.

Этот инцидент очень наглядно продемонстрировал разницу между 1976 и 2150 годами. В микро-мире 1976 года каждый незнакомец представлял собой потенциальную угрозу кражи, изнасилования, убийства или какого-нибудь другого страшного преступления. Поскольку микро-человек порой не понимал своих собственных мотивов, он всегда боялся злых намерений других людей. Если бы только они могли увидеть мою ауру или прочитать мои мысли, они бы поняли мои намерения и не стали бы меня бояться. Но, лишенные таких способностей, они судят о других только по внешним признакам и все видят через призму своих собственных страхов, тревог и вины.

Интересно, как бы повернулось дело, будь я длинноволос, бородат и одет в потертые джинсы, столь популярные среди нынешних студентов. Наверное, я бы уже сидел в тюрьме без всякой надежды убедить пожилого судью или жюри присяжных, что я не сексуальный маньяк, не анархист и не коммунист.

Я пошел домой так быстро, как только позволял мой протез, решив, что на сегодня с меня хватит микро-людей и их супермаркетов. Холодная горечь природы лучше дикой паранойи микро-человека.

Вернувшись домой, я автоматически закрыл за собой дверь на замок. Боже мой, подумал я при этом, мне ли говорить о «паранойе микро-человека»?

Увы… В 1976 году я не чувствовал себя в безопасности и безумно тосковал по чудесным девственным пейзажам, счастливому спокойствию и любящей доброте Дельты 927, от которой меня отделяло 174 года.

Когда я уселся на любимый стул с твердой спинкой, Карл отложил мой дневник и спросил, что случилось. Когда я рассказал ему о своих ощущениях в студенческом кафе и приключениях в супермаркете, он мрачно улыбнулся и сказал:

— Я смотрю, твои Макро-способности не так помогают тебе здесь, в 1976 году, как в твоем мире-2150. А может, — тут он сделал паузу и внимательно на меня посмотрел, — они вообще в 1976 году не действуют?

Это уже относилось к нашему договору о проверке на реальность всего, что со мной происходило в мире-2150. Смогу ли я, проснувшись в 1976 году, продемонстрировать Макроспособности, которым научился в «иллюзорном» будущем?

Я уже видел ауру, но совсем забыл о телепатии или избегал ею пользоваться.

Я посмотрел на свой дневник, лежавший на столе рядом с Карлом. Смогу ли я телепортировать его к себе, используя ПК? Может быть, стоит попробовать сначала какой-то более мелкий предмет? Нет, лучше не упрощать эту проверку — даже если я смогу только столкнуть дневник со стола на пол, это уже будет доказательством моего ПК.

Я представил себе, как мои руки дотрагиваются до дневника, — но ничего не произошло.

Что-то не так? Неужели мне лишь показалось, что я вижу ауру, в студенческом кафе и супермаркете? Неужели у меня не получится продемонстрировать свой психокинез — единственную физическую способность, которую можно показать другим людям?

Я удвоил усилия, отчаянно пытаясь толкнуть, потянуть на себя или сдвинуть дневник со стола, но, к моему все возрастающему беспокойству, тетрадь вообще не двигалась.

— Расслабься, — сказал Карл. — По твоему выражению лица я вижу, что ты не можешь воспользоваться своими Макро-способностями здесь, в холодной жестокой реальности 1976 года.

— Я вижу ауры, — уверял его я. — Даже твою!

— Ну хватит, Джон, ты прекрасно знаешь, что ни я, ни ты, ни любой другой человек из всех, кого мы знаем, не видит

аур; поэтому твои галлюцинации едва ли можно считать доказательством.

— Но, Карл, — запротестовал я, — это несправедливо. Может быть, мне просто надо больше времени. Я начал использовать только три из семи Макро-способностей. Возможно, придется развить их все, прежде чем я смогу их тебе продемонстрировать.

— Я согласен принять только две, — ответил Карл, — которые поддаются проверке. Это предвидение и психокинез, причем психокинез — самое убедительное доказательство. Джон, ты сам предложил продемонстрировать мне их в 1976 году. А теперь отказываешься от собственной идеи о проверке на реальность.

— Но я же развил в себе эти способности! Я их время от времени там использовал! Если бы ты только видел ту игру в теннис, Карл!

— Да знаю я, знаю, — ответил Карл. — Ты все это описал в своем дневнике. Но дело в том, что все это происходило в твоем мире грез, а не в реальности, в которой я живу.

— Мне нужно еще время, Карл, — повторил я.

— Хорошо, — согласился он, — не хочу показаться слишком требовательным, но это не только твоя, но и моя проверка. Ты устанавливаешь правила. Я — судья. Если тебе нужно больше времени — пожалуйста.

Карл почувствовал мои разочарование и подавленность, а я понял, что он искренне удивлен тем, что я не смог сдвинуть дневник со стола. Пытаясь мне помочь, он спросил, все ли я правильно делал и ничего ли не забыл важного.

— Нет, нет, нет, — ответил я. — Черт возьми, Карл, я все делаю, как раньше. У меня просто не получается!

Карл засмеялся:

— Слушай, псих, ты посмотри на меня! Я уже увлекся этим, не меньше, чем ты! — Он прошелся по комнате, потирая подбородок, затем повернулся ко мне, поднял указательный пале и сказал: — Кажется, у меня есть идея! Давай попробуем воссоздать «сцену преступления» и поискать твою оплошность. Смотри, в первый раз ты использовал свой ПК, когда вы с Кэрол подбрасывали камешек, идя по дороге… — Он осекся, плюхнулся на кровать и захохотал. — Я так глупо себя чувствую, Джон! Слава Богу, что никто из нашей профессуры не видит этого спектакля!

Представив себе эту картину, мы покатились со смеху.

Вдоволь насмеявшись, я сказал:

— Ладно, хватит. Вернемся к делу. У тебя была неплохая идея. Давай вернемся к тому моменту, когда я в первый раз использовал свой ПК.

— Ну, как я уже говорил, вы с Кэрол подкидывали камешек.

Я перебил его:

— Нет, Карл. Это был не первый раз. Это уже было после того, как я научился этому трюку. В первый раз я просто пытался поднять камешек с земли. У меня это не получалось, и Кэрол сказала, чтобы я вспомнил свой последний Макроконтакт. Я ее послушался, и после этого у меня вышло.

Карл сразу же спросил:

— Может, тебе и сейчас надо вспомнить этот Макроконтакт? Может, у тебя из-за этого не получается? А что это вообще такое?

— Что это вообще такое? — я обдумывал, как лучше всего описать его Карлу. — Ну, вернее всего будет сказать, что ты как бы останавливаешься на какое-то время и представляешь себя полностью, целиком, на молекулярном уровне, представляешь себе воздух вокруг себя и весь окружающий мир. Ты чувствуешь пространство между атомами, из которых создано твое тело, и понимаешь, что все совершенно и все едино. Я понимаю, что это не очень хорошее объяснение, но по-другому не скажешь.

— То, что ты описал, я бы лучше назвал Макро-ступором. ( Еще один термин 2150 года нам не помешает! — съязвил Карл.

Мне больше не хотелось соединять два наших мира словесными объяснениями, и я решил вместо этого предпринять еще одну попытку ПК.

— Ладно, Карл. Дай мне несколько минут, я хочу еще раз попробовать. Следи за моим дневником: если получится, я телепортирую его со стола к стулу, на котором я сижу.

Карл улыбнулся:

— Если у тебя сейчас получится ПК, это одновременно докажет, что ты развил в себе и предвидение.

Я пропустил его слова мимо ушей, потому что был занят воспоминанием о своем последнем Макро-контакте, которое уже начало наполнять меня спокойствием и безмятежностью. Страх и беспокойство, вызванные происшествием в супермаркете и неудачной попыткой продемонстрировать Карлу мои Макро-способности, утонули в океане мудрости, который снова наполнил меня радостной надеждой и добровольным принятием всего сущего.

Я представил себе, как мои руки с легкостью поднимают дневник на несколько дюймов над столом.

— Ах ты сукин сын! — воскликнул Карл. — У тебя получается, Джон! Боже мой, у тебя получается!

Я поднял тетрадь на добрых два фута над столом и начал притягивать ее к себе. Через несколько секунд дневник преодолел девятифутовое расстояние от стола до моего стула и теперь лежал у меня на коленях.

Карл вскочил. Явно сдерживая слезы радостного изумления, он схватил меня за плечи и закричал:

— Ты это сделал, Джон! Боже мой, у тебя получилось! Честно, Джон, я думал, что у тебя уже крыша съезжает, с ума ты сходишь от каких-то дурацких снов. Но у тебя это действительно получилось!

— Теперь я убедил тебя, Карл? — спросил я, глуповато Улыбаясь.

Карл ухмыльнулся мне в ответ и отпустил меня. Однако, когда он отошел от меня, его улыбка исчезла.

— Подожди минутку, — сказал он, потирая подбородок. — Может быть, у меня тоже галлюцинации, потому что мне очень хотелось увидеть то, что я увидел. То есть, может быть, мне так хочется, чтобы ты не сходил с ума, что я иду на любые крайности, лишь бы поверить, что это не так. Может, у меня галлюцинации. Может быть, этот дневник попал к тебе в руки каким-нибудь обычным способом, а я был в трансе и не понял этого. Может, ты меня загипнотизировал, Джон, или я — сам себя.

— Теперь ты начал сомневаться в нашей проверке на реальность, — начал подтрунивать над ним я. — Возможно, твоя идея пригласить сюда наших профессоров не была такой уж глупой. Может, нам действительно позвать сюда людей, чтобы я им это продемонстрировал?

— Нет, — сказал Карл, качая головой. — Если у тебя ничего не получится, то все решат, что ты рехнулся, а я, как твой брат, тоже попаду под подозрение. Но с другой стороны, если тебе удастся этот трюк, ты станешь скандально знаменитым, как будто у тебя две головы выросло. Кроме того, тебя все равно могут обвинить в гипнозе — только в массовом. Так что это не решение.

— Ну, что ты тогда предлагаешь? — спросил я. — Я выполнил наш уговор. Я продемонстрировал тебе свой ПК и даже предложил повторить это при других свидетелях. Что я еще могу сделать?

— Дай мне сообразить, — сказал Карл. — Сейчас что-нибудь придумаем, что-нибудь придумаем…

Через двадцать секунд он воскликнул:

— Эврика! Я все это сфотографирую. Да, господа, я сфотографирую все это во всех ракурсах, затем поднимусь наверх, ненадолго арендую у Снаффи Болдуина темную комнату и проявлю там пленку. Улавливаешь?

— Хм-м, — усомнился я, — а ты не думаешь, что Снаффи, захочет посмотреть на эти важные пленки, которые тебе так, не терпится проявить? Кроме того, я помню, как ты говорил ему, что твое время слишком ценно, чтобы самому возиться с фотографиями.

— Со Снаффи я разберусь, — заверил меня Карл. — Ты просто подзаряди свои батарейки, или что ты там делаешь, и подготовься к следующей демонстрации ПК перед объективным оком моего фотоаппарата.

С этими словами Карл извлек из шкафа фотоаппарат, который он когда-то купил за границей. Поначалу он все время что-то фотографировал, проявлял свои пленки и печатал снимки, иногда огромных размеров. Я тогда думал, что это для него что-то вроде компенсации за потерянный глаз. Однако его страсть к фотографии постепенно пошла на убыль, и за последние шесть месяцев он сделал всего несколько снимков, продал свой фотоувеличитель, а все химикалии и оборудование подарил нашему приятелю Снаффи Болдуину. Сейчас мне показалось, что в Карла снова вселился прежний энтузиазм.

Пока он возился с фотоаппаратом, я готовил еще одну демонстрацию ПК, сосредоточиваясь на чудесных воспоминаниях о Макро-контакте. Я почувствовал, как моя усталость растаяла в этом бесконечном океане энергии всесильного и всеведущего вечного разума. Я вновь чувствовал себя свежим и готовым телепортировать дневник.

— Все, — сказал Карл, настраивая лампу-вспышку, — я готов к съемке. Когда будешь готов, начинай поднимать.

Я посмотрел на дневник, лежащий у меня на коленях, затем мысленно представил, как мои руки поднимают его высоко, до самого потолка. Заблестели вспышки — Карл начал старательно снимать дневник со всех сторон. Я передвигал тетрадь в разные части комнаты, а Карл скакал за ней, оставляя за собой «хвост» использованных вспышек.

В конце концов я почувствовал, что слишком устал; тогда я ловко поднес дневник обратно к столу, где он изначально и находился. Я отпустил тетрадь, когда она была на расстоянии десяти дюймов над столом, и она упала с резким хлопком. Я вновь уселся на стул, чувствуя себя более обессиленным, чем после первого поднятого камешка в 2150 году. Теперь оставалось только надеяться на то, что фотографии получатся и докажут, что я действительно обладаю способностью психокинеза, а значит, все, что происходило со мной во сне в Макро-обществе 2150 года, — правда.

— Отдохни, — сказал Карл, — поешь чего-нибудь. А я пойду к Снаффи, проявлю фотографии.

Он вышел, а я в течение следующего получаса восстанавливал свои силы, вспоминая о Макро-контакте.

Затем я сделал себе пару бутербродов и медленно съел их, думая о том, как демонстрация ПК может повлиять на отношение Карла к моим приключениям во сне. Неужели даже эти фотографии не смогут переломить глубоко укоренившийся скептицизм Карла? В конце концов, подумал я, если он примет их как доказательство реальности моих перемещений в 2150 год, это подорвет его микро-убеждения о природе человека и действительности в целом.

Ему будет нелегко отказаться от своих психологических, социологических и антропологических убеждений, что человек — это лишь высокоразвитое животное, чье поведение определяется влиянием семьи, в которой он родился и воспитывался, и остального окружения.

Доев бутерброды, я решил дописать в свой дневник то, что со мной произошло здесь, в 1976 году. Описывая эти происшествия, я время от времени останавливался, чтобы подумать о том, как мне помочь людям с микро-взглядом на самих себя и на окружающий их мир. Я вспомнил, как некоторые из преподавателей психологии и социологии гордились своей научной объективностью. Тем не менее они отказывались рассмотреть любое доказательство парапсихологов, подтверждающее существование таких невероятных явлений, как ясновидение, телепатия, ПК и предвидение, которые бихевиористская наука 1976 года считала ересью. Можно ли переубедить этих людей, подумал я, или они должны умереть, а им на смену прийти более высокоразвитые души? СИ ответила именно так, но ждать, пока целое поколение вымрет, казалось мне кощунственным решением.

Когда я Наконец записал новые события в свой дневник, пора было опять ложиться спать. Мне было интересно, где это так задержался Карл. Может быть, он испортил пленку? Я уже собирался пойти к Снаффи, когда дверь открылась и в комнату вбежал Карл, размахивая ворохом фотографий.

— Вот доказательство, — выкрикнул он, качая головой. — Вот убедительное доказательство твоего психокинеза, а значит, как я полагаю, и реальности всего, что е тобой происходило во сне.

— Почему тебя так долго не было? — спросил я.

— К тому времени, как я напечатал все снимки, — сообщил Карл, — Снаффи ушел куда-то, и я мог посидеть в его квартире и спокойно поразмышлять. Кроме того, он мне оставил немного жареных цыплят. Так что я доедал его ужин, рассматривал фотографии и думал о том, должен ли я все так же скептически относиться к тому, что ты писал в своем дневнике.

. — И что же ты решил? — спросил я.

— Это самое сложное решение, которое мне нужно было принять за всю мою жизнь, — ответил он. — На самом деле, если я соглашусь с тем, что Макро-общество действительно существует и все, что с тобой происходило в 2150 году, — правда, то мне придется либо сменить профессию, либо тщательно скрывать свои убеждения от коллег-бихевиористов.

— Ты не думаешь, что я должен продемонстрировать свои способности перед другими учеными-бихевиористами? — спросил я.

— Ха! — фыркнул Карл. — Мне в голову могут приходить любые безумные идеи, но я не настолько безумен, чтобы рассчитывать, что кто-то другой поверит в них. Например, за последние двадцать пять лет из достаточно достоверных источников поступало множество убедительных доказательств существования НЛО, но уважаемые научные организации отказываются принимать их всерьез. А теперь я, без пяти минут доктор наук, всерьез рассматриваю еще более невероятные вещи, чем НЛО! Слушай, Джон, хреновые мои дела!

— Поздравляю, Карл! — сказал я. — Ты у меня еще станешь Макро-философом!

Стать Макро-философом означает верить в идеи, которые все остальные считают безумными? — спросил Карл.

Иногда да, — ответил я. — Но намного важнее то, = что Макро-философ ни на что не закрывает глаза. Он понимает, что осознание истины всегда зависит от угла зрения человека. Поэтому, чем шире твой угол зрения, тем скорее ты постигнешь истину.

Я ложусь спать. Подумаю в постели о твоих словах и об этих фотографиях, — помолчав, сказал Карл. — У меня был сложный день. Моей жизненной философии был нанесен серьезный удар, а может быть, она даже потерпела полный крах.

Я тоже отправился в постель, надеясь поскорее снова оказаться в 2150 году

Однако, лежа в кровати, я не мог не думать о сегодняшних происшествиях, в особенности в супермаркете. Как ни пытался, я не мог забыть свой страх, волнение и беспокойство во время столкновения с сердитой мамашей и менеджером магазина. Мне пришлось признать, что, если бы я действительно смотрел на мир с Макро-позиции, то; не испытывал бы этих отрицательных эмоций. Я бы принял данный негативный жизненный опыт с радостью. Как я могу; достичь третьего уровня осознания, если буду отвечать на угрозы так, как сегодня днем?

Я покачал головой и понял, что единственное настоящее доказательство высокого уровня Макро-осознания — способность принимать с любовью не только всех членов Макро-общества (это как раз было легко), но и всех микро-людей. Вот это — настоящий вызов!

Заповедь философа-наставника Иисуса о любви к ближнему и даже к врагу всегда казалась мне невыполнимой и абсурдной. Микро-человеку это было не под силу — только люди, достигшие высших Макро-уровней, могли так относиться к микро-людям, живя среди них. Теперь я понимал, почему многие члены Макро-общества добровольно соглашались миссионерствовать на Микро-острове. Может, мне тоже надо это попробовать? Я подумаю об этом позже, решил я, когда мой разум начал постепенно расслабляться и поддаваться сну.


Нас только один
 
MarinaДата: Суббота, 04.02.2012, 20:48 | Сообщение # 28
Мастер-Целитель Рейки
Группа: Житель
Сообщений: 1376
Статус: Offline
Спасибо! :D
 
СторожеяДата: Понедельник, 06.02.2012, 07:31 | Сообщение # 29
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
Глава 10

Прошлые жизни Джона


Я проснулся и увидел, что Кэрол и дети заходят в бассейн. Значит, в 2150 году прошло всего несколько секунд, а в 1976 я пережил целый день с утра до вечера. Интересно, пойму ли я когда-нибудь полностью законы субъективного синхронного времени?

К моему удивлению, несколько секунд сна в 2150 году сняли мою усталость. Я решил присоединиться к Кэрол и детям и тоже немного поплавать.

Подойдя к краю бассейна, я снял свою тунику и бросил ее в специальную воронку, ведущую, как мне уже рассказали, в подземную прачечную. Там тунику постирают, высушат, а затем вернут в эту же зону отдыха. Стоя обнаженный на краю бассейна, я был рад, что больше не стесняюсь своей наготы — даже перед детьми. Все плавали обнаженные, и я бы скорее чувствовал дискомфорт, будь я одет.

В бассейне, в ста метрах от меня, я увидел Кэрол. Я нырнул и поплыл к ней. Мне всегда больше нравилось бегать, чем плавать, но после потери ноги, когда бегать стало невозможно, я начал получать огромное удовольствие от плавания. Плавать же с двумя сильными здоровыми ногами было вдвойне приятнее, поэтому, подплыв к Кэрол, я чувствовал себя уже намного бодрее.

Я поиграл в салки с Нилом и Джин. Они были поразительно ловки в воде. Как два молодых морских котика, они одинаково хорошо плавали на поверхности и под водой, поэтому без помощи Кэрол я бы не смог справиться с ними в игре. После пятнадцати минут приятной физической активности я вылез из воды и лег на мягкие маты, разложенные возле бассейна. Вскоре ко мне присоединилась Кэрол, и мы лежали рядом под теплым ласкающим солнцем, глядя на неутомимую игру детей.

Вдруг я почувствовал покалывание и услышал легкий звон моего Макро-идентификационного браслета. Я посмотрел на него, потом на Кэрол, и она сказала:

— Тебя вызывает СИ.

Я приложил миб к уху. СИ сообщила, что мне нужно встретиться с Лией в информационной комнате с видом на озеро. Затем я услышал мягкий звучный голос Лии, говорящий, что она уже ждет меня в центре СИ.

— Сейчас буду, Лия, — сказал я, вставая, чтобы поскорее бежать в исследовательский корпус, но Кэрол остановила меня.

— Можно добраться туда быстрее, — сказала она, — пойдем со мной.

Мы остановились возле полки для свежей одежды, где Кэрол выбрала для нас подходящие туники. Мы оделись, и она повела меня к выходу из зоны отдыха.

По дороге я получил телепатические прощания детей и ответил, что счастлив был познакомиться и надеюсь увидеть их снова.

Кэрол сказала, что мы, наверное, будем с ними видеться каждый день. Когда мы подошли к выходу из зоны отдыха, она указала мне на красный трехметровый квадрат на земле — с виду металлический. Мы ступили на него, Кэрол с помощью ПК нажала на кнопку, и мы буквально провалились под землю.

При постройке всех зданий здесь не использовались ни металл, ни бетон. То, что походило на металл, бетон или мрамор, было на самом деле каким-то синтетическим материалом, которому можно было придать практически любую форму и огромную прочность. Наш красный квадрат оказался еще одним «проходом» и очень быстро опустил нас под землю на глубину около 100 метров.

Пока мы спускались, Кэрол успела сказать, что мы вос пользуемся двухместной подземной машиной, которая до мчит нас к исследовательскому корпусу, в пяти километрах отсюда, меньше чем за две минуты.

Мы подошли к пузырю торпедообразной формы, внутри которого было два удобных сиденья. Когда мы уселись, сиденья сразу же как-то обволокли нас. Кэрол повернула ручку управления на. отметку «СИ» и нажала на кнопку, после чего наша машина, казалось, поднялась на столбе воздуха и устремилась в туннель, открывшийся впереди. Затем в полной темноте я ощутил, как машина ускоряет, а затем замедляет ход, и через несколько мгновений мы уже из нее выходили.

Ступив на еще одну красную платформу, мы поднялись на поверхность земли прямо перед входом в учебный центр. Все произошло так быстро, что даже и рассказать-то о поездке мне больше нечего.

Кэрол сказала, что мы увидимся в нашей Альфе, а я поспешил войти в здание и поднялся в комнату СИ, которую уже считал «своей». Открыв дверь, я увидел у окна мою прекрасную близнецовую душу, которая, услышав, как я вошел, с улыбкой обернулась. Мое сердце сжалось, дыхание участилось, из глаз потекли слезы.

— Лия, — воскликнул я, — ты — самая чудесная, самая красивая женщина в мире! Я не могу найти слов, чтобы описать, что я чувствую по отношению к тебе!

— Ты — это я, Джон, — ответила она, — ты — моя близнецовая душа, поэтому тебе не надо мне объяснять, что ты чувствуешь. Я чувствую то же самое.

Мы стояли молча, затем мысленно протянули друг к другу руки и разделили удивительные ощущения ментального контакта.

Пока мы постепенно выходили из этого состояния, я пытался сравнить светлую красоту Лии и темную очаровательность Кэрол. Лия была похожа на солнце, а Кэрол — на луну. Они были разные, как солнце и луна, но я любил их обеих.

Видя танцующие огоньки в голубых глазах, глядящих на меня, я знал, что Лия разделяет мои чувства.

— Я рада, — сказала Лия, — что ты понял: Макро-любовь не ограничивается одним человеком.

— Я все еще не совсем понимаю, Лия, — ответил я, — как я могу так одинаково и вместе с тем так по-разному любить вас обеих. Я знаю, что ты чувствуешь, и не могу понять, как ты можешь спокойно смотреть, как я сравниваю твою физическую красоту с красотой Кэрол.

Лия кивнула своей красивой белокурой головой.

— Я знаю, — сказала она, — что ты бы не поверил в возможность этого, если бы не развил в себе телепатию. Близнецовым душам легче в этих вопросах — не могу же я ревновать саму себя.

— О Лия, — воскликнул я, заключая ее в объятия, — как я смогу все это проделать? У меня ведь всего три месяца. Я не выдержу, если потеряю тебя. Я больше не хочу жить в разлуке с тобой.

— Но, Джон, — тихо засмеялась она, — разве ты не слышал о том, что лучше испытать любовь и потерять любимого человека, чем вообще никого не любить?

— Как ты можешь так спокойно об этом говорить? — возмутился я.

— Джон, — ответила она, — я знаю, что разлука существует только на микро-, но не на Макро-уровне. Нас может разделять пространство-время, но в Макро-глубинах наших умов мы — едины.

— Хорошо, — подытожил я. — Пусть это будет моей самой сильной мотивацией для развития Макро-осознания — я не хочу больше жить в разлуке с тобой.

— Я позвала тебя сюда, — перевела разговор Лия, — потому что Рана и я считаем, что ты уже готов вспомнить несколько своих прошлых жизней.

— Замечательно! — обрадовался я. — Когда начнем?

— Прямо сейчас, — ответила она, — садись, и мы попросим СИ дать тебе стимуляцию для Макро-контакта.

Она уловила мои мысли и сказала:

— Макро-контакт можно установить без помощи сексуальной близости и прикосновений. Ведь если бы мы сейчас соединились сексуально, то это уменьшило бы твое желание следующего Макро-контакта и ты бы не смог достичь третьего уровня осознания за выделенные тебе три месяца.

— Ты хочешь сказать, что мы не сможем испытать Макро-погружение, пока я не достигну третьего уровня? — спросил я.

— Мы не сможем преодолеть временной барьер, который разделяет нас сейчас, — ответила она. — Но это значит только то, что нам надо подождать всего три месяца, а затем мы всю жизнь будем вместе в Макро-обществе.

Когда она произнесла эти слова, на экране появилась уже знакомая мне «видеостимуляция» и комната наполнилась звуками, которые помогали мне так значительно расширить свой разум. Вскоре я снова почувствовал, как я теку, словно река, через бесконечное пространство, затем как Лия присоединяется ко мне и мы становимся одним единым разумом и душой…

Вдруг я услышал слова Лии о том, что мы будем возвращаться назад во времени, пока не достигнем периода, когда моя душа жила в одной доисторической китайской культуре.

Я внезапно почувствовал себя в теле тридцатилетнего китайского работорговца и в то же время словно наблюдал за этим телом со стороны. Я знал, что я безжалостный и злой человек и мне доставляет наслаждение жестоко обращаться с рабами, которыми я владею и торгую. После нескольких отвратительных сцен бесчеловечного обращения с другими людьми меня переполняли стыд и ненависть к самому себе. Затем я умер и влачил жалкое существование на низшем астральном плане с такими же безнравственными людьми,

как и я сам, пока не воплотился снова в Древнем Египте, в эпоху одной из первых династий.

Я опять одновременно переживал лично и видел со стороны свою жизнь в теле огромного черного нубийского раба, работавшего в каменоломнях фараона. К несчастью, я был чрезвычайно крепок физически, поэтому прожил много лет, каждый день каторжно трудясь, а жестоким рабовладельцам, казалось, доставляло большое удовольствие беспощадно хлестать кнутами по моей мощной спине и плечам. В конце концов, к собственному великому облегчению, я умер.

Как мне показалось, между этой и следующей инкарнациями были и другие жизни, однако мы их пропустили, и я попал в более поздний период Древнего Египта. Я стал фараоном, которому за время правления удалось добиться освобождения рабов на своей земле. Я видел со стороны, как мудро я пытался править, но. мне постоянно мешали продажные и вероломные жрецы. В конце концов я уже не мог сдерживать свой справедливый гнев и казнил толстого напыщенного верховного жреца, а заодно и множество жрецов низшего ранга, которые попались мне под руку. Но эта кровавая расправа расколола страну, и меня самого убили в конце гражданской войны.

Затем мы снова пропустили несколько жизней, и я увидел себя в сутане кардинала Римской церкви эпохи раннего Ренессанса. Я был религиозным фанатиком и настаивал на том, чтобы человеческую плоть освобождали от грехов с помощью пыток. В экстазе «святого мщения» я разрабатывал новые, все более изощренные способы пыток, например отсечение по частям конечностей жертвы. Сожжение заживо я обычно оставлял для ведьм, то есть женщин, которые отказывали мне в интимных отношениях. Так как папа был слаб, а я богат и беспощаден, то я стал самым могущественным лицом в Церкви. К счастью для людей Италии, на которых я постоянно нагонял ужас, чума загнала меня в могилу раньше времени.

После той смерти последовал ужасный период существования на самом низком астральном уровне. Мои эгоистичные желания не позволяли мне подняться на более высокий уровень, поэтому пришлось сосуществовать с самыми мерзкими и уродливыми личностями.

Затем перед моим мысленным взором промелькнул целый ряд других жизней, и я очень ясно осознал свою инкарнацию в теле дочери испанского каменотеса, жившего в постоянном страхе перед произволом Инквизиции. Я была старшей дочерью в очень бедной, но большой семье, где, кроме меня, было еще семь дочерей. Я много работала, чтобы поддержать стареющих родителей и младших сестер, и, наверное, прожила бы долгую жизнь, кормясь монотонным низкооплачиваемым трудом, если бы не возникшая вдруг еретическая «одержимость»: я отказывалась принять идею вечного ада. В семье меня долгие годы уговаривали отречься от этой ереси, а затем, чтобы спасти мою бедную душу, сестры призвали на помощь Инквизицию. Моя одержимость была сильнее боли, доставляемой многими хитроумными изобретениями для пыток, и последней отчаянной попыткой церковников спасти мою душу было сожжение на костре у позорного столба, на глазах у сестер, которые молились за меня.

Боль и страх этой ужасной смерти так потрясли меня, что я проснулся в 1976 году с криком. Было четыре часа утра, и Карл спросил, все ли со мной в порядке. Убедив его, что теперь уже все нормально, я вновь уснул и проснулся в своем кресле в комнате СИ в 2150 году.

Лия склонилась надо мной, вытирая влажной тканью пот с моего лица. Увидев, что я открыл глаза, она наклонилась и поцеловала меня в губы. Затем произнесла:

— Теперь ты знаешь одну из причин, почему микро-человек не хочет помнить о своих прошлых жизнях.

— Господи, — воскликнул я, — если все они такие же ужасные, как мои, то как я могу винить людей за то, что они не хотят помнить!

• — Нет, они не все такие ужасные, — успокоила меня Лия. — ^ У тебя много жизней, которые прошли достаточно спокойно и не были богаты событиями. Но из них ты не извлек для себя никаких уроков. Те же пять инкарнаций, которые ты сейчас увидел, научили тебя тому, какие бывают последствия жестокого обращения с другими людьми. Твоя душа выбирает возможности для развития. Если ты не пользуешься выбранной возможностью в одной жизни, то душа компенсирует это противоположной возможностью в другой жизни.

— Жестокий способ обучения, — пожаловался я. — И что, все учатся так же круто?

— Все, кто выбирает духовную деволюцию, приводящую к иллюзорной амнезии. Они не помнят своего прошлого и, соответственно, у них нет Макро-осознания того совершенного порядка, который поддерживает душа, выбирая возможности для развития. Если ты не помнишь своего макрокосмического единства со всем сущим, тебе будет нужна микро-сила для облегчения страха перед одиночеством и слабостью. Микро-человек обращается жестоко и эгоистично с другими людьми для того, чтобы усилить ощущения власти, самодостаточности и уверенности в себе.

— Ладно, Лия, — сказал я, — надеюсь, что эти ужасы меня чему-то научили. Можно теперь увидеть приятные моменты из своих прошлых жизней?

— Разумеется, — ответила Лия, — тебе уже нет нужды обращаться за помощью к СИ. Мы открыли путь в прошлое. Впредь ты сможешь вспомнить фрагменты многих других своих прошлых жизней, войдя в состояние глубокой медитации. А сейчас расслабься в кресле, и я помогу тебе начать практиковать ретропознание.

Я последовал ее совету, и ее разум помог мне расслабиться и освободиться от всех умственных микро-тревог. Вскоре, с ее помощью, я вновь почувствовал, что плыву сквозь время мимо отдаленных вспышек других своих жизней. Лия не хотела, чтобы мы рассматривали их подробно, поэтому мы продолжили свое путешествие по могучей реке времени.

Вскоре я четко сфокусировался на жизни, которая прошла на теплом острове в Тихом океане. Я жил спокойно и мирно в немногочисленной полинезийской общине. Там прошло мое детство, там я вырос и стал взрослым мужчиной. Я женился на прекрасной темноволосой девушке, в которой сразу же узнал Кэрол, хотя выглядела она совершенно не так, как в 2150 году. У нас родилось несколько детей, из которых двое были очень похожи на Нила и Джин.

Жизнь на тихоокеанском острове строилась на принципах сотрудничества и любви. Нашу общину возглавлял очень мудрый и терпеливый человек, который, казалось, мог решать проблемы, когда они находились еще в зачаточном состоянии. К тому времени, как я достиг среднего возраста, он был уже очень стар, тем не менее я узнал в нем душу Раны. После его смерти мне предложили стать главой общины, и я прожил много счастливых лет до прихода белокожих торговцев.

Я был уже стариком, когда на наш остров приплыли огромные суда с жестокими и жадными белыми людьми на борту. Я пытался предупредить своих людей о злости, которая, как я чувствовал, переполняла этих незнакомцев, но островитяне, как любопытные дети, не могли устоять перед странной притягательностью этих существ.

Однако увлечение белыми людьми длилось недолго: уплывая, они начали забирать с собой наших молодых мужчин и женщин. Наступил день, когда, завидев вдалеке белые паруса, приближающиеся к острову, мы все старались спрятаться. Но наш остров был маленьким, а белые люди стали высылать отряды на поиски тех, кто прятался. Тогда я решил организовать побег на другой остров, но нас поймали, а меня, как зачинщика, казнили.

За этой жизнью последовало очень приятное пребывание на высших уровнях астрального плана, где я встретился со всеми своими старыми друзьями и на короткое время соединился с Лией. Мы вместе планировали новые воплощения, благодаря которым смогли бы продолжать борьбу с теми микро-желаниями, которые нас еще разделяли. Лия первой покинула нас и воплотилась мужчиной из британской знати конца XVIIвека. За ней и я покинул свое астральное пристанище, и моя душа воплотилась в североамериканского индейца, жившего в начале XIX столетия.

В той жизни я посвятил себя философии и целительству и стал уважаемым шаманом. Состарившись, я большую часть времени учил детей жить в любви и с благодарностью принимать весь отрицательный и положительный жизненный опыт. Несмотря на то что мое учение встретило сопротивление более воинственных членов племени, никто открыто мне не перечил, потому что моя репутация целителя была очень сильна. Я убежден, что в то время мог бы полностью изменить жизнь своего народа, если бы не помешали белые завоеватели. Однажды, когда почти все мужчины ушли на охоту, в наше поселение ворвались солдаты, которые убивали всех, кто попался им под руку, не жалея ни женщин, ни детей, ни стариков. Я погиб, защищая своих учеников (в некоторых из них та часть меня, которая была «посторонним наблюдателем», узнала членов моей Альфы в 2150 году.)

Когда мое сознание вновь вернулось комнату СИ, я спросил у Лии, почему я должен был перенести столько трагедий и разочарований. Она немного подумала, а затем ответила вопросом на вопрос.

— Из тех семи жизней, которые ты сейчас увидел, Джон, — спросила она, — какой самый важный урок ты вынес?

— Точно не скажу, Лия, — ответил я. — Рано или поздно все мои надежды и благие начинания что-то разрушало, и я умирал разочарованным и неудовлетворенным.

— Одно лишь твое микро-«я» было разочаровано и неудовлетворено, — подсказала Лия, — и только твои микронадежды и микро-начинания не находили воплощения в реальности. Другими словами, плохие семена, посаженные тобой, принесли урожай разочарований и горя, а семена хорошие и здоровые принесли тебе ощущение счастья и удовлетворения.

— Но в двух последних жизнях я умер, защищая других, — запротестовал я.

— Не в этом дело, — ответила Лия. — Твое разочарование было вызвано микро-сопротивлением. Ты чувствовал, что то, что происходит с твоим народом, плохо и несправедливо. Ты отказался принять это как опыт, необходимый для дальнейшего роста, который давался в нужное время в нужном месте и который сознательно выбрала каждая душа, с которой это произошло.

— Ты хочешь сказать, что я должен был приветствовать убийство своих соплеменников в этих жизнях? — спросил я.

— Только развив в себе Макро-осознание, ты смог бы принять микро-жестокость, похоть и жадность с пониманием и любовью.

— Но благородный человек должен бороться с несправедливостью, — настаивал я.

— В микро-перспективе, — пояснила Лия, — увидев несправедливость, ты должен с ней бороться. Но в Макроперспективе несправедливости не существует. С нами происходит только то, что мы сами для себя создали. Так чему же ты сопротивлялся, с чем ты боролся?

— Думаю, с уроками, которые я выбрал для собственного развития, — ответил я.

— Правильно, — улыбнулась она. — В Макро-перспективе космического единства мы ясно видим, что любое сопротивление оборачивается против нас. Мы понимаем, что нам придется принять последствия своих собственных мыслей и действий — как положительных, так и отрицательных. Только человеку, глядящему на мир с микро-позиции, кажется, что существует еще какая-то несправедливость или какой-то враг, кроме него самого.

— Человеку потребуется не одна жизнь для того, чтобы это понять, — сказал я.

— Да, для человека это сложно, — согласилась она, — но в нашем распоряжении неограниченное количество жизней. В отличие от микро-религии, мы не считаем, что есть некий вечный ад, где нас наказывают за наши бесконечные ошибки. Это действительно было бы ужасно несправедливо.

— Мне кажется, — сказал я, — что, пока я не контактирую с другими микро-людьми, у меня нет проблем.

— Кроме скуки, — кивнула Лия. — Но когда ты избегаешь других, ты медленно учишься, потому что не видишь своих собственных недостатков.

— Что ты этим хочешь сказать? — спросил я.

— Только то, что ты чувствуешь себя неловко и неуверенно с другими людьми, когда не знаешь, как себя с ними вести, то есть когда считаешь, что они представляют угрозу для тебя. К примеру, если бы в двух своих последних жизнях тебе удалось победить врагов или увести соплеменников в безопасные места, ты был бы доволен собой. Но это микроудовольствие только отдалило бы время, когда ты неизбежно должен был бы получить необходимый жизненный урок и продолжить свое развитие.

— То есть если бы это не произошло в одной жизни, то обязательно ожидало бы меня в следующей, — раздумывал я.

— В этой жизни, Джон, тебе не нравится видеть, как с людьми плохо обращаются и заставляют их страдать. Эволюционируя дальше, ты поймешь, что то, чего люди боятся или что ненавидят в других, — это всего лишь их собственное негативное прошлое. Ты, например, в своих прошлых жизнях жестоко обращался с рабами, а в этой жизни не терпишь жестокости в других людях, — объяснила Лия.

— Ты хочешь сказать, что мы чувствуем себя неловко с другими, боимся или ненавидим их только потому, что видим в них свое собственное прошлое «я».

Лия поцеловала меня и сказала:

— Ты очень быстро учишься, Джон.

— Ну, — проворчал я, — если бы ты смотрела на все это в Макро-перспективе, то была бы счастлива, даже если бы я был самым неспособным учеником в мире.

Лия звонко рассмеялась и признала:

— Ты прав, Джон. Я поддерживаю Макро-перспективу лишь в течение кратких промежутков времени. Но я помню об этих моментах, и это помогает мне бороться с микро-перспективой, которая может наполнить меня страданием и несчастьем.

— Значит, — сделал я вывод, — основная разница между микро- и Макро-человеком — это способность к ретропознанию, или способность помнить свое прошлое.

— Верно, — ответила Лия, — мы страдаем от страха, разочарований и неполноценности лишь настолько, насколько забыли о своем прошлом. Добровольная амнезия всегда является результатом наших отчаянных попыток отдалить уроки-испытания, которые нам не удалось пройти в прошлом.

— Значит, единственный выход — все помнить, — сказал я.

— А когда мы будем помнить обо всем, в том числе об иллюзорности своей обособленности, — пообещала Лия, — мы разовьем в себе полное Макро-осознание.

— Следовательно, согласно Макро-философии, учиться — это просто вспоминать, — подвел я итог.

— Так и есть, — ответила Лия, — но только в Макро-, а не в микро-перспективе. За сегодняшний день ты очень много всего вспомнил. Теперь тебе пора возвращаться в свою Альфу.

— Когда мы снова увидимся? — спросил я.

Лия улыбнулась, в глазах блеснули искорки, и она сказала:

— Мы снова увидимся, когда будем к этому готовы.

В этот раз мне было легче принять такой ответ. Я оставил Лию в центре СИ и пошел обратно в свою Альфу. Вначале я хотел воспользоваться тем же «метро», но ранний вечер был таким чудным, что я решил пройтись. Кроме того, прогулка давала возможность спокойно обдумать последние события.

Когда я пришел в нашу Альфу, другие ее члены уже заканчивали ужинать, то есть я пропустил Макро-тане и плавание. Они тепло приветствовали меня без назойливого любопытства и расспросов о том, что я делал. Я быстро выбрал себе блюдо и с удовольствием послушал рассказы членов Альфа-группы о посещении Микро-острова. Вскоре я узнал, что все они планировали добровольно поехать работать на Микро-остров. Они говорили о том, чему там можно будет научиться и в какой триаде или на каком уровне осознания лучше всего будет приобрести тот или иной опыт.

Я рассказал им о своих семи прошлых жизнях и о том, что узнал их в детях, которых пытался учить в одной из своих жизней. Они помнили не только эту, но и другие прошлые жизни, в которых мы знали друг друга, но тех воплощений я еще не вспоминал. Я с увлечением слушал рассказы своих товарищей о тех жизнях и о том, как им удалось развить в себе ретропознание до такой степени, что они уже видели эволюционный смысл не только своих отдельных инкарнаций, но и всей их последовательности.

Они напомнили мне о кривой Макро-обучения, которая то поднималась, то опускалась волнообразно, причем каждый пик и каждый спад были немного выше предыдущих. Микро-человек со своим ограниченным видением времени не замечает этого накопительного эффекта и потому часто падает духом и сокрушается о кажущейся тщетности и безнадежности своих усилий.

Вся Альфа оставалась за столом, пока я ел, чтобы составить мне компанию, а после ужина каждый пошел к своему ЛЭ-наставнику.

Здесь я хочу на время отвлечься и обратить внимание на то, что после каждого приема пищи мы промывали рты каким-то специальным водным раствором, который не только! очищал зубы, но и защищал их от гниения. В Макро-обществе нет стоматологов, как и других врачей. Освобождение от дискомфорта частых болезней и постепенного разложения тела показалось мне одним из величайших достижений Макро-общества. Мысль о том, что люди здесь умирают толькб по собственному желанию, приводила меня в трепет. После того, как все остальные ушли, Кэрол сказала, что сегодня вечером мы будем общаться не с Раной, а с другим наставником, Виктором. Пока мы шли на одиннадцатый 1 этаж, где находились комнаты для наставлений, Кэрол объяснила, что она видится с Раной только раз в три-четыре дня. Обычно же в Личной Эволюции ей помогает Виктор, а время от времени — и другие «Макро-советники», которых 1 Кэрол никогда не видела прежде и редко встречала потом.

Я не ожидал, что Виктор будет таким огромным. Он был самым высоким из всех, кого я видел в 2150 году. При росте 218 сантиметров и весе за 130 килограммов Виктор выглядел очень внушительно! В его тунике преобладали оттенки ярко-зеленого — цвета исцеления. Он был превосходно сложен, и его физическая красота представляла собой сочетание лучших черт всех членов Макро-общества, которых я до сих пор видел.

Я спросил его о возрасте и узнал, что ему 71 год, хотя на вид ему нельзя было дать больше 30.

Первую часть нашей встречи Виктор уделил обсуждению проблемы Кэрол, связанной с достижением Макро-контакта. Пока они говорили, я обратил внимание на терпение, юмор и доброту этого могучего гиганта. Я понял, почему его считали хорошим Макро-советником, — с ним было очень легко общаться. Он умел находить правильные слова и примеры, чтобы стимулировать ваш разум к активному поиску новых постижений.

Кэрол и Виктор обсудили разницу между желанием (определяемым как радостное и спокойное принятие того факта, что в твоей жизни происходит то, чего ты больше всего хочешь) и тревогой (страхом, что то, чего ты больше всего хочешь, не произойдет).

Затем я объявил о своем решении некоторое время пожить на Микро-острове, чтобы преодолеть барьер своего микро-прошлого и продолжить свое движение вперед, к Макро-будущему. Виктор это одобрил, но предложил мне получше развить Макро-способности, а уж потом отправляться на Микро-остров работать «человеком-источником» или наставником.

Мы обсудили, должна ли Кэрол ехать со мной, и решили, что ее присутствие поможет мне развиться намного быстрее, чем если я буду один. Сама Кэрол была в восторге от того, что я хотел взять ее с собой.

Когда мы уходили, я сказал Виктору, что наверняка встречался с ним раньше. Он засмеялся и ответил, что помнит, как я, будучи итальянским кардиналом-фанатиком, замучил его до смерти, но сразу же заверил меня, что мы встречались и в других жизнях при более приятных обстоятельствах.

Вернувшись в свою Альфа-комнату, мы с Кэрол искупались, а затем растянулись на нашей огромной кровати.

Мы обсудили наш день, и я выразил удивление тем, что попал именно в такое время, где живет столько моих друзей и врагов из прошлого.

Кэрол заверила меня, что это не случайность. Затем она объяснила, что все души путешествуют группами, попеременно меняясь ролями, как актеры в гастролирующей труппе. Они играют множество различных ролей в разных пьесах и разных городах, пока не закончится их контракт. Действующие лица разные, а актеры — одни и те же.

Я галантно заявил, что если бы Кэрол всегда была моей партнершей по роли, я бы подписал контракт навечно. Она расхохоталась, а я сгреб ее в объятия.

Затем Кэрол попросила СИ дать нам Макро-стимуляцию, и мы снова начали освобождать свой разум от всех микроволнений, чтобы принять макрокосмическое единство всего сущего.

Я вновь почувствовал себя могучей рекой, текущей через начало и коне бытия и впадающей в бесконечный макро-космический океан. Я летел вперед и вперед, но на этот раз чувствовал сопротивление своему движению. Вместо того, чтобы растекаться большими потоками, мое течение ослабевало, и это провоцировало во мне напряжение и тревогу. Я боролся со все растущим сопротивлением, но чем больше усилий я прилагал, тем сильнее было давление, пока мой разум не свело судорогой боли. В конце концов я вскрикнул, и Макро-стимуляция исчезла — вместе с давящей болью в моей голове.

Я посмотрел на Кэрол и увидел, что ее глаза были закрыты, но лицо орошено слезами. Тогда я понял, что мои глаза тоже мокры от слез.

— Что произошло? — спросил я. — Что было не так? Кэрол открыла глаза, посмотрела на меня, затем, печально и нежно улыбнувшись, произнесла:

— Извини, что я не смогла тебе помочь, Джон. Нам снова помешало мое беспокойство о Макро-контакте.

— Кто-то мне, кажется, говорил, что всему свое время. Нельзя торопить реку, — пошутил я, чтобы поднять ей настроение.

— Знать и делать — это две разные вещи! — ответила Кэрол и добавила: — Для того, чтобы применить на практике то, чему мы научились сегодня днем, мы должны освободиться от всех микро-желаний, за которые цепляемся для поддержания своего микро-эго.

Я покачал головой и сказал:

— Это звучит настолько невыполнимо, что я удивляюсь, как у меня получилось достичь хотя бы одного Макро-контакта, не говоря уже о двух.

— Тогда ты мог меньше потерять, чем сейчас, Джон, и тебе надо было от меньшего избавляться, — объяснила Кэрол. — Сейчас твои микро-удовольствия сильнее, и они перевешивают то удовольствие, которое тебе доставит Макро-контакт, а значит, и уменьшают твое желание установить его. Это, в свою очередь, увеличивает твою тревогу!

— Ничего себе! — простонал я. — Чем больше счастья мне приносят союз с тобой и жизнь в Макро-обществе, тем меньше мне хочется все это потерять. А чем меньше мне хочется все это потерять, тем сложнее мне установить Макроконтакт. Но если у меня больше не будет Макро-контактов, я не разовью своего осознания и все это потеряю!

Вдруг мы сплелись в страстном объятии, покрывая друг друга поцелуями и отчаянно пытаясь преодолеть страх перед возможной разлукой. Я попросил СИ дать нам еще раз Макро-стимуляцию, и вскоре комната наполнилась постепенно нарастающими вибрациями нот наших душ. Теперь мы могли сфокусировать сбои умы и тела на Макро-погружении, которое не требовало полного отказа от всего и благодарного принятия всего сущего, как Макро-контакт. Можно было сосредоточиться на слиянии наших двух бурных пульсирующих рек желания в одну великую реку мирного союза и удовольствия, что нам вполне удалось.

Когда мы тихо лежали рядом, отдыхая, я подумал про себя, что Макро-погружение, которого удалось достигнуть нам с Кэрол, было настолько приятнее любого физического союза, который я испытал за всю свою жизнь, что я бы ни за что от него добровольно не отказался.

Когда мне пришла в голову эта мысль, я услышал в своем уме голос Кэрол, который говорил:

— Но, Джон, ты же знаешь, что то, что доставляет нам сейчас удовольствие, — лишь временно и длится не больше нескольких минут, да хоть бы и часов! То же, к чему мы оба стремимся, — это бесконечная, непреходящая радость полного Макро-осознания. Наше беспокойство о возможной потере того, что у нас есть сейчас, только мешает нашему развитию.

Мы должны постоянно стремиться к тому, чтобы полностью наслаждаться сегодняшним днем, не надеясь, что завтра нас ждут те же самые переживания и ощущения. Не отказавшись от безопасности первой ступеньки лестницы, нога не сможет ощутить высоты и новой безопасности следующей ступеньки. Я вздохнул:

— Я знаю, ты права, Кэрол. Каждая маленькая девочка умом понимает, что когда-нибудь она подрастет и перестанет играть в куклы. Но ей все равно сложно представить себе, что когда-нибудь это действительно случится.

— Это самая приятная часть всего процесса. Необязательно отказываться от того, от чего тебе отказываться не хочется. Просто то, от чего тебе хочется отказаться, и то, что тебе хочется оставить, меняется в зависимости от уровня, которого ты достиг. Например, я знаю, что тебе больше не хочется вступать в сексуальные отношения с людьми, чьи душевные вибрации не очень похожи на твою. Но это же не потому, что тебе кто-то сказал: нужно от этого отказаться! Это естественное и неизбежное развитие твоей души. Только отказавшись от недоразвитой части своего «я», от микро-груза, мы сможем подняться на следующую ступень развития.

Мы снова страстно поцеловались, и в этом поцелуе был привкус грусти. Затем я мягко отодвинул от себя Кэрол и некоторое время мы просто лежали, глядя друг на друга. В конце концов я сказал:

— Кэрол, я не готов отказаться от тех чувств, которые испытываю к тебе. Я хочу обладать тобой и быть с тобой вместе. Я понимаю, что это не Макро-, а микро-чувства.

— Я ощущаю себя точно так же, — призналась она. — Я еще никогда в этой жизни не испытывала таких сильных чувств по отношению к другому человеку. Но это тоже очень развивает. Каждая любовь готовит нас к более острым ощущениям следующей любви, которая ждет нас впереди, если мы всего лишь достигнем такого уровня развития, когда захотим дальше рисковать и любить снова и снова до конца своих дней.

— Всего две жизни назад мы вместе жили на тихоокеанском острове и любили друг друга так же, как сейчас, — вспомнил я.

— Ты думаешь о том, что если бы ты не вспомнил эту свою прошлую жизнь, то твои чувства ко мне не были бы такими сильными?

— Да, — сказал я, — но я очень рад, что я вспомнил тебя, потому что та жизнь была самой счастливой из всех, несмотря на трагический конец.

— О Джон, — сказала она, — я очень сильно тебя люблю, но я помню жизнь много лет назад, когда я любила свою близнецовую душу, и я знаю, что когда-нибудь воссоединюсь с нею снова, так же, как ты когда-нибудь воссоединишься с Лией.

Я немного подумал и улыбнулся:

— Ты, как всегда, права. Когда я с Лией, я чувствую, что она для меня — абсолютное совершенство. Я знаю, что люблю ее всеми фибрами души, каждой мыслью разума и каждой клеткой моего тела. Но, Кэрол, я также знаю, что люблю тебя любовью такой же силы, если не такой же природы.

— Это та самая проблема, — ответила Кэрол, — решив которую ты сможешь достичь высших уровней осознания.

— Ты хочешь сказать, — ответил я, — что Лия уже решила эту проблему?

— Конечно, — кивнула Кэрол, — ее туника не была бы цвета морской волны, если бы она не отказывалась много раз от своих микро-желаний. Разумеется, способность отдать тебя мне, чтобы ты ощутил Макро-погружение и Макро-контакт со мной, а не с нею, свидетельствует об очень высокоразвитом осознании и большом равновесии.

Затем Кэрол вновь прильнула ко мне, и я заключил ее в свои объятия.

— Лия помнит, — продолжала она, — жизни, прожитые с тобой, которых ты еще не вспомнил. Когда она вела тебя по страницам твоих «хроник Акаши», то есть записей твоих прошлых жизней, было очень важно не показать тебе жизни, в которых вы с ней жили вместе.

— Почему же? — удивился я.

— А ты не понимаешь, что, если бы она показала тебе только счастливые моменты вашего слияния, ты бы не увидел микро-препятствий, которые тебе еще надо преодолеть?

— Например, отказ от желания быть с тобой?


Нас только один
 
СторожеяДата: Понедельник, 06.02.2012, 07:48 | Сообщение # 30
Мастер Учитель Рейки. Мастер ресурсов.
Группа: Администраторы
Сообщений: 16489
Статус: Offline
— Да, — ответила она, — если бы она показала тебе только те жизни, где вы были с ней вместе, ты бы не вспомнил своей прошлой жизни со мной и не испытывал этого непреодолимого желания обладать мной.

— Боже мой! — воскликнул я. — Значит, она намеренно усиливает мое желание быть с тобой. Она специально подстроила эту проблему.

— Точнее было бы сказать, что ты специально создал этот урок для себя, чтобы помочь себе избавиться от микроотношений и желаний, — поправила Кэрол. — Лия знает, что, если она не поможет тебе решить эту проблему, ты не достигнешь третьего уровня осознания и вы будете еще по крайней мере одну жизнь жить в разлуке. Она помнит радость Макро-погружения с тобой, со своей близнецовой душой. Тем не менее она предлочла отказаться от этого ради того, чтобы ты достиг высшей цели — союза с нею и пребывания в Макро-обществе до конца этой жизни.

— А если я не продемонстрирую третий уровень, — вздохнул я, — ее жертва окажется напрасной.

— Нет, Джон, не напрасной. Ради роста. Но не ради себя самой. Она потеряет всего несколько дней, недель или месяцев одной жизни. Она знает, что у нее есть еще много времени или, переводя с нашего синхронного времени на ваше линейное, у нее будет еще много времени. Кроме того, каждый провал — это успех, и я уверена, что Лия не забывает об этом.

Я кивнул:

— Даже если я потерплю поражение, она сможет воспринять его как то, что она смогла так близко подвести меня к

успеху. Я же, пока не достигну довольно высокого уровня осознания, так и не смогу спокойно принять свое поражение, хотя умом понимаю, что именно так и следует.

— Давай перед сном еще раз проговорим и тем самым эментально подтвердим план нашего жизненного роста, — предложила Кэрол.

— Хорошо, — согласился я. — Я понимаю, что мы получаем то, чего мы больше всего внутренне желаем, поэтому считаю полезным конкретизировать наши намерения.

— Во-первых, — начала Кэрол, — мы будем с радостью принимать все происходящее, зная, что это наше собственное совершенное творение.

Во-вторых, каждый день своей жизни мы будем проживать свободно, ни за что не цепляясь.

В-третьих, мы будем использовать каждую возможность для роста и стараться усваивать все предлагаемые нам уроки.

В-четвертых, мы будем жить в постоянной радости нашего макрокосмического единства со всем сущим — или, в вашем понимании времени, со всем, что было, есть и будет.

Давай будем, засыпая, радостно и легко помнить об этих намерениях и этом пути.

Засыпая, я надеялся, что Кэрол лучше, чем мне, удается убедить себя в том, что у нас достаточно сил и понимания, чтобы решить нашу общую проблему. Я хотел справиться с препятствием, но не хотел за это платить. Как ни убеждал себя, я не мог избавиться от беспокойства о том, что мне придется потерять Кэрол.

В конце концов, изнуренный внутренней борьбой, я заснул.


Нас только один
 
Форум » Читаем » Книги » Тия Александер. Год 2150.
Страница 2 из 5«12345»
Поиск: